13 C
Астана
23 июля, 2021
Image default

«Братья-мусульмане» за решеткой, теперь Таджикистан взялся за движение «Салафия». Что за этим стоит?

Спу­стя все­го несколь­ко недель после выне­се­ния при­го­во­ра почти 120 «чле­нам ячей­ки “Бра­тья-мусуль­мане”» в Таджи­ки­стане начал­ся суд над 18 пред­по­ла­га­е­мы­ми чле­на­ми запре­щен­но­го ислам­ско­го дви­же­ния «Сала­фия». Кри­ти­ки гово­рят, что пра­ви­тель­ство пре­уве­ли­чи­ва­ет угро­зы в попыт­ке пода­вить инакомыслие.

В Таджи­ки­стане начал­ся судеб­ный про­цесс за закры­ты­ми две­ря­ми над 18 подо­зре­ва­е­мы­ми чле­на­ми запре­щен­но­го дви­же­ния «Сала­фия», при этом обна­ро­до­ван­ной инфор­ма­ции о под­су­ди­мых или предъ­яв­лен­ных им обви­не­ни­ях прак­ти­че­ски нет.

Неза­дол­го до пан­де­мии гене­раль­ный про­ку­рор Таджи­ки­ста­на Юсуф Рах­мон заявил, что в Душан­бе за один год было заре­ги­стри­ро­ва­но более тыся­чи пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных с экс­тре­миз­мом и терроризмом.

Суд про­хо­дит спу­стя все­го лишь два меся­ца после выне­се­ния при­го­во­ра Вер­хов­ным судом о лише­нии сво­бо­ды почти 120 чело­век, при­знан­ных винов­ны­ми в при­част­но­сти к дру­гой запре­щен­ной ислам­ской груп­пи­ров­ке — «Бра­тья-мусуль­мане».

Таджик­ские вла­сти часто пре­ду­пре­жда­ют о «серьез­ных угро­зах», как они это сами назы­ва­ют, исхо­дя­щих от «рели­ги­оз­ных экс­тре­мист­ских групп, кото­рые стре­мят­ся сверг­нуть свет­ское пра­ви­тель­ство в Душан­бе и деста­би­ли­зи­ро­вать стра­ну Цен­траль­ной Азии с пре­иму­ще­ствен­но мусуль­ман­ским населением».

Одна­ко кри­ти­ки обви­ня­ют пра­ви­тель­ство в пре­уве­ли­че­нии угроз с целью пода­вить ина­ко­мыс­ля­щих и рядо­вых чле­нов оппозиции.

Рей­ды про­тив пред­по­ла­га­е­мых экс­тре­мист­ских яче­ек, арест подо­зре­ва­е­мых и после­ду­ю­щие судеб­ные про­цес­сы в Таджи­ки­стане часто про­хо­дят под покро­вом секретности.

Рай­он­ный суд на севе­ре Таджикистана.

Послед­няя груп­па подо­зре­ва­е­мых чле­нов дви­же­ния «Сала­фия» — жите­лей Бобод­жон Гафу­ров­ско­го рай­о­на на севе­ре Таджи­ки­ста­на — была аре­сто­ва­на в ходе поли­цей­ско­го рей­да в феврале.

Их род­ствен­ни­ки заяви­ли перед нача­лом суда 12 июня, что обви­ня­е­мые отри­ца­ют при­част­ность к дви­же­нию «Сала­фия» или любой дру­гой рели­ги­оз­ной экс­тре­мист­ской груп­пи­ров­ке. Они так­же обви­ни­ли поли­цию в пыт­ках задер­жан­ных с целью полу­чить при­зна­тель­ные показания.

Веду­щий адво­кат по пра­вам чело­ве­ка Ойни­хол Бобо­на­за­ро­ва заяви­ла, что в тече­ние пер­вых пяти дней после задер­жа­ния к обви­ня­е­мым не допус­ка­ли адвокатов.

— Это рас­про­стра­нен­ная прак­ти­ка, когда на пред­ва­ри­тель­ном след­ствии задер­жан­но­го сна­ча­ла под­вер­га­ют пыт­кам с целью полу­че­ния при­зна­тель­ных пока­за­ний, и лишь после это­го адво­ка­там раз­ре­ша­ет­ся встре­тить­ся со сво­им кли­ен­том, — ска­за­ла гла­ва пра­во­за­щит­ной груп­пы «Пер­спек­ти­ва +» Бобоназарова.

Она доба­ви­ла, что один из под­су­ди­мых заявил суду, что его при­зна­тель­ные пока­за­ния были полу­че­ны под давлением.

Радио Сво­бод­ная Евро­па / Радио Сво­бо­да не уда­лось полу­чить пол­ную инфор­ма­цию о том, что инкри­ми­ни­ру­ют 18 обви­ня­е­мым, и о судеб­ном про­цес­се над ними в север­ной Сог­дий­ской области.

Зда­ние суда в Согде, горо­де на севе­ре Таджи­ки­ста­на, где про­хо­дит закры­тый судеб­ный про­цесс над 18 обвиняемыми.

Обви­не­ния по преды­ду­ще­му делу, в кото­ром фигу­ри­ро­ва­ли подо­зре­ва­е­мые, пред­по­ло­жи­тель­но при­част­ные к ячей­ке «Бра­тья-мусуль­мане», вклю­ча­ли созда­ние экс­тре­мист­ской груп­пы, финан­си­ро­ва­ние тер­ро­ри­сти­че­ской дея­тель­но­сти и про­па­ган­ду экстремизма.

Про­цесс, завер­шив­ший­ся 8 апре­ля, был озна­ме­но­ван самым боль­шим коли­че­ством обви­ня­е­мых за послед­ние годы по одно­му-един­ствен­но­му, свя­зан­но­му с экс­тре­миз­мом делу. Обви­ня­е­мые были при­го­во­ре­ны к лише­нию сво­бо­ды сро­ком от пяти до 23 лет.

В ходе несколь­ких рей­дов по все­му рай­о­ну в нача­ле 2020 года были аре­сто­ва­ны про­фес­со­ра уни­вер­си­те­тов, школь­ные учи­те­ля, вра­чи, юри­сты, сту­ден­ты и рели­ги­оз­ные дея­те­ли. Все они отри­ца­ли выдви­ну­тые про­тив них обвинения.

БОРЬБА ПРОТИВ ТЕРРОРИЗМА И ЭКСТРЕМИЗМА

В спис­ке запре­щен­ных в стране тер­ро­ри­сти­че­ских и экс­тре­мист­ских орга­ни­за­ций — 18 груп­пи­ро­вок, в их чис­ле «Ислам­ское госу­дар­ство», «Ислам­ское дви­же­ние Узбе­ки­ста­на», «Тали­бан» и «Аль-Каи­да».

Кро­ме того, сре­ди запре­щен­ных орга­ни­за­ций — Пар­тия ислам­ско­го воз­рож­де­ния Таджи­ки­ста­на (ПИВТ), круп­ная оппо­зи­ци­он­ная пар­тия, насчи­ты­вав­шая на пике сво­е­го раз­ви­тия око­ло 40 тысяч чле­нов. При­об­ре­тав­шая всё боль­шее вли­я­ние пар­тия, ранее вхо­див­шая в состав коа­ли­ци­он­но­го пра­ви­тель­ства, была объ­яв­ле­на тер­ро­ри­сти­че­ской и запре­ще­на в 2015 году.

Пред­ста­ви­те­ли пар­тии утвер­жда­ют, что у нее нет «тер­ро­ри­сти­че­ских» или «экс­тре­мист­ских» связей.

Свет­ское оппо­зи­ци­он­ное дви­же­ние «Груп­па 24» было запре­ще­но как «экс­тре­мист­ское» в 2014 году после при­зы­ва к анти­пра­ви­тель­ствен­ным протестам.

ПИВТ и «Груп­па 24» обви­ня­ют пра­ви­тель­ство авто­ри­тар­но­го пре­зи­ден­та Эмо­ма­ли Рах­мо­на в пре­сле­до­ва­нии поли­ти­че­ских оппо­нен­тов, жур­на­ли­стов и акти­ви­стов под пред­ло­гом борь­бы с экс­тре­миз­мом и терроризмом.

Кри­ти­ки так­же гово­рят, что мно­гие мир­ные после­до­ва­те­ли исла­ма ста­ли жерт­ва­ми пра­ви­тель­ствен­ной кам­па­нии про­тив терроризма.

Но пра­ви­тель­ство наста­и­ва­ет на том, что угро­за рели­ги­оз­но­го экс­тре­миз­ма в Таджи­ки­стане реаль­на и в послед­ние годы она быст­ро растет.

Прак­ти­че­ски перед нача­лом пан­де­мии гене­раль­ный про­ку­рор Юсуф Рах­мон заявил, что в 2019 году в Таджи­ки­стане было заре­ги­стри­ро­ва­но 1029 пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных с экс­тре­миз­мом и тер­ро­риз­мом, что на 30 про­цен­тов боль­ше, чем в преды­ду­щем году.

Чинов­ник так­же сооб­щил, что вла­сти воз­бу­ди­ли уго­лов­ные дела про­тив 395 граж­дан Таджи­ки­ста­на, подо­зре­ва­е­мых в свя­зях с ино­стран­ны­ми тер­ро­ри­сти­че­ски­ми орга­ни­за­ци­я­ми или в уча­стии в бое­вых дей­стви­ях на сто­роне тер­ро­ри­сти­че­ских груп­пи­ро­вок за рубежом.

По сло­вам Рах­мо­на, в отно­ше­нии подо­зре­ва­е­мых после­до­ва­те­лей дви­же­ния «Сала­фия» было воз­буж­де­но еще 214 расследований.

Он так­же рас­ска­зал о тер­ро­риз­ме и свя­зан­ной с экс­тре­миз­мом дея­тель­но­сти в таджик­ских тюрь­мах. Не вда­ва­ясь в подроб­но­сти, Рах­мон сооб­щил, что 29 лиде­ров экс­тре­мист­ских яче­ек в тюрь­мах «пред­ста­ли перед судом».

В отдель­ном заяв­ле­нии в нача­ле 2020 года министр внут­рен­них дел Рама­зон Рахим­зо­да сооб­щил о задер­жа­нии в про­шлом году 161 подо­зре­ва­е­мо­го в уча­стии в экс­тре­мист­ских и тер­ро­ри­сти­че­ских движениях.

По сло­вам мини­стра, 81 из них име­ли свя­зи с «Ислам­ским госу­дар­ством» (ИГ), а 54 — с дви­же­ни­ем «Сала­фия».

Пра­ви­тель­ство заяв­ля­ет, что око­ло двух тысяч таджи­ков при­со­еди­ни­лись к ИГ в Сирии и Ира­ке. Десят­ки дру­гих участ­ву­ют в бое­вых дей­стви­ях на сто­роне аффи­ли­ро­ван­ных с ИГ и дру­гих бое­вых груп­пи­ро­вок в Афганистане.

ИГ взя­ло на себя ответ­ствен­ность за два кро­во­про­лит­ных мяте­жа в таджик­ских тюрь­мах Худ­жан­да и Вах­да­та, кото­рые про­изо­шли в нояб­ре 2018 года и мае 2019 года соот­вет­ствен­но. Вла­сти заяв­ля­ют, что в ходе бес­по­ряд­ков было уби­то более 50 заклю­чен­ных и пять тюрем­ных охранников.

Экс­тре­мист­ская груп­пи­ров­ка так­же заяви­ла, что она сто­ит за тер­ро­ри­сти­че­ской ата­кой, в резуль­та­те кото­рой в июле 2018 года на юге Таджи­ки­ста­на погиб­ли четы­ре ино­стран­ных велосипедиста.

Одна­ко таджик­ские вла­сти отвер­га­ют это утвер­жде­ние и обви­ня­ют сто­рон­ни­ков ПИВТ. Пар­тия кате­го­ри­че­ски отри­ца­ла свою при­част­ность к напа­де­нию, заявив, что утвер­жде­ние пра­ви­тель­ства было «бес­со­вест­ной и лишен­ной вся­кой логи­ки клеветой».

При под­го­тов­ке ста­тьи были исполь­зо­ва­ны мате­ри­а­лы Таджик­ской редак­ции Азаттыка.

Пере­ве­ла с англий­ско­го язы­ка Али­са Вальсамаки.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Горсуд не дал свободу лидеру «Алги»

Налоги европейцев перетекают в Грецию

Смотрите видеозапись онлайна с Ускембаевой