-9 C
Астана
30 ноября, 2021
Image default

Бизнес на кредитах ЕБРР в Казахстане: Шведский стол, который оплачивает государство. Расследование

«Авторам этого проекта абсолютно все равно, как народ будет рассчитываться за этот полигон, эта проблема точно будет решаться уже другим акимом. А цель текущего руководства области − освоить выделяемые ЕБРР на строительство деньги со всеми свойственными казахстанской действительности коррупционными «рисками»».

Максут Нигметов

бывший директор государственной фирмы, смещенный за отказ подписывать договор кредита с ЕБРР

l ЧАСТЬ — Экспозиция

Крупнейшим кредитором Казахстана является не Россия, входящая в общие с ним экономические структуры. И не Китай, который в последние годы проявляет все больший интерес к Центральной Азии. А, как бы это странно ни прозвучало, — финансовые структуры Европейского союза.
В списке должников Европейского банка реконструкции и развития (далее – ЕБРР) Казахстан (сравнительно небольшое государство) находится на 10 (!) месте.

В исчислении на душу населения Казахстан за последние 3 года занял почти вдвое больше (1,560 миллиардов евро на 18 миллионов населения), чем Турция (3,675 миллиардов евро на 82 миллиона населения). Это означает, что каждый казахстанец должен ЕБРР вдвое больше, чем каждый житель сравнительно экономически благополучной Турции.

«За период деятельности ЕБРР в Казахстане профинансировано 280 проектов на общую сумму свыше $9,4 млрд (на первый квартал 2021-го года). 66% из них — в частном секторе. Инвестиции были направлены на реализацию проектов в приоритетных отраслях экономики, таких как инфраструктура, энергетика, сельское хозяйство, IT, финансы, ЖКХ, а также малый и средний бизнес…»

Аскар Мамин (Премьер-министр РК)

Казахстан предпочитает жить в кредит. Может даже возникнуть ощущение, что европейские банки давно уже превратились в Казахстане в дойную корову… Но ощущение это обманчиво.

Европейцы всегда получают назад свои деньги.

Проанализировав свыше шестидесяти кредитов ЕБРР мы пришли к выводу , что в Казахстане сформировалась устоявшаяся модель коррупционного освоения кредитов ЕБРР в провинции. Состоит она из трех элементов, по которым мы сразу видим, что кредитом собрались воспользоваться в целях личного обогащения.

ll ЧАСТЬ- Бунт марионеток на полигоне ТБО

30-го марта 2021 года в Восточном Казахстане прогремел скандал. Максут Нигметов, и.о. директора МЭП «Келешек», отказался подписывать многомиллиардный договор с ЕБРР по займу на модернизацию системы управления твердых бытовых отходов (ТБО) в городе Семей.
Произошло это на глазах акима области Даниала Ахметова и руководства ЕБРР во главе с президентом казахстанского представительства этого банка Агрисом Прейманисом.

«… грубо прерывать мое выступление, на повышенных тонах бесцеремонно стали требовать от своих подчиненных моего немедленного увольнения, дежурившим сотрудникам полиции публично дали указание вывести меня из здания акимата. После этого я был вынужден покинуть мероприятие как какой-то правонарушитель в сопровождении сотрудников полиции на глазах у всех присутствующих…»

Максут Нигметов (Бывший директор ГКП «Многоотраслевое эксплуатационное предприятие «Келешек» ГУ «Отдел жилищного-коммунального хозяйства и жилищной инспекции г. Семей ВКО» на ПХВ)

Нужно знать казахстанскую специфику, чтобы понимать, что на самом деле произошло. Максут Нигметов в трехстороннем договоре между администрацией Восточно Казахстанской области, ЕБРР и МЭП Келешек был подставной фигуройМарионеткой.

МЭП «Келешек» характеризуется как «малое предприятие», численность штата — 21-30 человек. Оно никогда не работало в сфере переработки мусора. До 2020 года у фирмы на протяжении шести лет не было налоговых отчислений, а в 2020 году их количество резко возросло до 3,5 миллионов тенге.

До 2020 года на протяжении семи лет руководителем был другой человек, а сама организация базировалась в Шульбинске — поселке Восточно-Казахстанской области.

По словам местного депутата, МЭП “Келешек” состояло из одной штатной единицы: директора — самого Максута Нигметова, который должен был просто молча поставить свою подпись под договором, подписание которого готовилось главой Восточно-Казахстанской области более четырех лет.

Первый явный элемент коррупционной схемы при освоении кредитов в Казахстане − подставное предприятие, глава которого ничего не решает и нужен только для того, чтобы принять на себя удар после провала проекта. Такие предприятия, как правило возникают незадолго ДО распределения денег. И уходят в тень сразу ПОСЛЕ их освоения.

«… цель текущего руководства области − освоить выделяемые ЕБРР на строительство деньги со всеми свойственными казахстанской действительности коррупционными «рисками»».

Максут Нигметов (Бывший директор ГКП «Многоотраслевое эксплуатационное предприятие «Келешек» ГУ «Отдел жилищного-коммунального хозяйства и жилищной инспекции г. Семей ВКО» на ПХВ)

Максут Нигметов выдвинул в адрес составлявших проект чиновников ряд обвинений.
Смету строительства полигона он посчитал намеренно завышенной почти вдвое.
Тариф на переработку, указанный в проекте, он оценил как грабительский и невозможный для Семея.

Здесь мы встречаем второй признак коррупционной схемы при освоении кредитов ЕБРР: на этапе принятия решения представителям ЕБРР предоставляется недостоверная/ложная информация.

На сайте ЕБРР у проекта по строительству мусорного полигона в Семее указан статус «Подписано». В качестве контактного лица до сих пор указан Максут Нигметов. ЕБРР конфликт не комментирует.

ЕБРР конфликт не комментирует.

III ЧАСТЬ- В Зазеркалье ложных данных

Для того, чтобы получить кредит ЕБРР – в банк нужно предоставить реалистичный план того, как проект выйдет на окупаемость, а деньги будут возвращены заемщику.
На этом этапе чиновники имеют возможность подтасовывать информацию таким образом, чтобы повлиять на принятие решения.

Пример: проектом по созданию полигона ТБО в городах Семей и Усть-Каменогорск предусмотрено повышение взимаемого с населения тарифа за вывоз мусора в 2,4 раза.

При этом уровень доходов населения обоих городов не позволяет им массово платить даже действующий тариф. (В Семее вывоз мусора оплачивает всего 30% населения, в Усть-Каменогорске — около 50%.) На 2020 год накоплены огромные долги. Многоэтажные дома отказываются заключать договора на вывоз мусора. Сотни тысяч людей в городе сваливают отходы в обход действующей системы вывоза мусора на окраинах.

https://kursiv.kz/news/obschestvo/2019-01/v-semee-za-vyvoz-musora-potrebiteli-ne-platyat-celymi-domami-v-techenie

Проблема неуплаты и отказа от заключения договоров на вывоз мусора не
сиюминутная. Она не сформировалась в 2019-2020-м годах. Публикации о массовых неплатежах и огромной задолженностях мы встречаем в 2012, 2015, 2016, 2019, 2020-м годах.

То есть обоснование для ЕБРР по выводу двух городских полигонов ТБО на самоокупаемость основано на предположении, что жители Семея и Усть-Каменогорска, которые массово (до 50% населения города) не платят действующий тариф – сразу начнут его платить после повышения тарифа в 2,4 раза?

Ситуация с опорой на ошибочные оценки при выделении кредитов – не единична. В 2015 году была начата инициатива по созданию Казахстанского фонда по энергосбережению (KAZSEFF). В рамках её двум казахстанским банкам было выделено $75 млн. Идея на тот момент провалилась. Среди бизнесменов почти не нашлось желающих осуществить невыгодную модернизацию.

IV ЧАСТЬ- Павлодарские трамваи

Павлодар, центр одноименной области. Город с населением 340 000 человек.
В 2016 году Европейский банк реконструкции и развития предоставил кредит Трамвайному управлению города Павлодара на 2 миллиарда тенге или примерно 4,7 млн долларов (ещё почти 2 миллиарда было выделено государством; то есть всего на кону оказалось 4 миллиарда тенге — около 9,4 млн долларов США).

Уже на этапе подготовки проект демонстрирует основной признак коррупционной схемы. Сначала компания-владелец трамвайного управления СПК “Павлодар» обвиняет областную администрацию в попытке взять под контроль процесс распределения средств кредита ЕБРР. Обе стороны конфликта желают представить ЕБРР свой вариант требований к потенциальному поставщику (т.к. именно за счет требований, подходящих только для 1-го поставщика, отфильтровываются все нежелательные компании).

Для освоения кредитных средств практически одновременно с конкурсом создается консорциум «Kazakhstan tram consortium Ltd». Компания фактически возникает на ровном месте. Ее нет в реестре электронного правительства и в базе Комитета государственных доходов РК.
Туда входят белорусский производитель трамваев «БЕЛКОММУНМАШ» и две неизвестные казахстанские фирмы – «Софтлайн Сервисез» и «АЗ Коммерц».

Там две организации — «Софтлайн Сервисез» и «АЗ Коммерц». Они входят в консорциум с белорусским заводом «БЕЛКОММУНМАШ». Мы много про них не знаем. Узнали впервые, когда они приехали от лица консорциума на наш конкурс. Насколько мы знаем, они не старые компании с небогатой историей…

— Ян Марина (Председатель правления национальной компании СПК «Павлодар», которая владеет на тот момент трамвайным управлением):

Благодаря подогнанным под консорциум требованиям – «Kazakhstan tram consortium Ltd выигрывает конкурс, обходя две китайские компании и россиян. Два малоизвестных участника консорциума получают по 5% от суммы, снимают сливки и устраняются от дальнейшего участия в поставке трамваев, переложив все на плечи белорусов.

Как следствие – поставки затягиваются и срываются.

Практически одновременно (в 2017 году) ТОО «АЗ Коммерц» реализует схему по обновлению системы уличного освещения Павлодара.

В ходе работы её создатель «АЗ Коммерц» Фарат Амраев и его брат Рабин Амраев обвинены в покушении на мошенничество в группе лиц по предварительному сговору в особо крупном размере. Вместо 12 000 контроллеров для светильников и 70-ти шкафов управления ими они устанавливают 2000 светильников и 20 шкафов управления. Но деньги получают в полном объеме.
Ситуация с отсутствующим уличным освещением тянется около двух лет.
После того, как назначается внешний аудит– братья Амраевы объявляют о том, что отсутствующее оборудование вышло из строя и его спешно пришлось демонтировать.

Суд не принимает во внимание этих доводов, и создателей «Аз Коммерц» приговаривают к 3 годам и 9 месяцам лишения свободы условно.

«Белкоммунмаш», в свою очередь, подал на казахстанские компании в суд.

Из материалов суда

V ЧАСТЬ — О роли посредников (Восточный Казахстан, кредит ЕБРР на обновление системы уличного освещения)

В 2020-м году осветительные сети Семея и Усть-Каменогорска были переданы АО «Региональный центр ГЧП ВКО». Оно получило право (методом закупа из одного источника,) сдавать в аренду обоим городам системы освещения. Обоснована эта передача была оформлением кредита ЕБРР, который готовили более 4-х лет. Важным моментом здесь является то, что для удобства работы в цепочку было введено две дополнительные структуры — посредники.

Давайте разберем эту схему.

По информации портала Inbusiness, на цели аренды в бюджете было заложено в 2020-2022 годах суммарно 3,5 млрд тенге. Это составляет 1,16 млрд в год на оба города и в 1,6 раза больше того, что тратилось на эти же услуги в предыдущие годы.

«Раньше опоры уличного освещения были в коммунальной собственности города, на балансе отдела ЖКХ. В связи с тем, что у нас идет реализация проекта модернизации систем уличного освещения, мы эти опоры передали в ГЧП (АО «Региональный центр ГЧП ВКО».). Мы им платим за аренду».

Асан Дюсембаев (Заведующий сектором благоустройства отдела ЖКХ Семея)
Портал Госзакуп

Почему отделу ЖКХ понадобилось платить так дорого за аренду системы уличного освещения, которая ранее принадлежала ему, а вернее городу?

К сожалению, попытка изучить договор аренды попытка изучить договор аренды не вносит ясности в этот вопрос, т.к. про саму аренду там ничего и нет.

Портал Госзакуп

Единственное, что мы понимаем — по какой-то причине Отдел ЖКХ замаскировал выплату денег на обслуживание системы уличного освещения под договор аренды (пустив их по статье Услуги по аренде оборудования и электроустановок, электрических сетей и подстанций).

Как выглядела схема с оплатой раньше?
В предыдущие годы системой уличного освещения Усть-Каменогорска занималось ТОО “Горсвет”. Оно получало за эти услуги около 500 миллионов и обслуживало около 23000 источников света.

2018 год . ТОО «Горсвет» получает 600 миллионов за обслуживание 20 000 точек
https://goszakup.gov.kz/ru/egzcontract/cpublic/show/6886542
Это составляет 30000 тенге за обслуживание световой точки.

2019 год. ТОО «Горсвет» получает 520 миллионов за обслуживание 23 000 точек.
https://goszakup.gov.kz/ru/egzcontract/cpublic/show/9155451
Это составляет 22 608 тенге за обслуживание 1 точки.

В 2020м году Региональный центр ГЧП получает 2, 191 миллиарда за обслуживание 16 603 точек.
https://goszakup.gov.kz/ru/egzcontract/cpublic/units/11731303
Сумма эта делится на 3 года.
Таким образом, ежегодно АО «Региональный1 центр ГЧП» получает 730 миллионов за 16 000 точек.
В пересчете это составляет 43967 тенге за 1 точку.

При этом на сегодняшний день ТОО «Горсвет» продолжает получать деньги за обслуживание 12 000 точек уличного освещения Усть-Каменогорска. Технические требования, предъявляемые к ТОО и АО — одинаковы. Световые точки обеих организаций находятся на одних и тех же улицах, рядом.
Разница здесь только в цене.

То есть согласно логике чиновников АО «Региональный центр ГЧП ВКО» получает сотни миллионов в год за то, что разрешает двум городам пользоваться системой уличного освещения, которая раньше этим городам принадлежала без всяких посредников?
Обновляет эти фонари за отдельные деньги (кредит ЕБРР) Everlight Electronics Co., Ltd.
Обслуживает — ТОО «Горсвет».
Даже электричество для них оплачивается отдельно, отделами ЖКХ.
В чем же вклад АО «Региональный центр ГЧП ВКО»? В том, что оно служит хабом на пути следования денег от заказчика к исполнителю?

VI ЧАСТЬ- Подводя итоги

Кредитные средства ЕБРР не дают Казахстану базы для развития.
Скорей они еще больше усугубляют существующий экономический кризис. И виновата в этом казахстанская политическая элита.

Объем реального ВВП Казахстана с 2014 года (момента девальвации и первой резкой просадки национальной экономики) упал на 33%. Для сравнения — ВВП Турции (чемпиона по займам среди ЕБРР) за этот же период вырос на 26,8% и ни разу не продемонстрировал отрицательной динамики роста. То есть чем больше Казахстан занимает, тем хуже обстоят дела в национальной экономике.
Фактически, мы говорим о том, что в стране сформирована нефтяная клептократия, использующая зарубежные кредиты как средство личного обогащения.

Источник: https://longreads.cabar.asia/

архивные статьи по теме

Почему Киргизия денонсирует соглашения с США

Editor

«Импотенция» власти, Назарбаев и Токаев, модель «лояльные, но не умные»

Editor

Назарбаев уволил третьего зятя