17 C
Астана
19 июня, 2021
Image default

Бастующие нефтяники дошли до Москвы

В Москве в редак­ции газе­ты The Moscow News пред­ста­ви­те­ли басту­ю­щих неф­тя­ни­ков Актау рас­ска­за­ли жур­на­ли­стам о про­тестном дви­же­нии в Ман­ги­ста­уской обла­сти Казах­ста­на. Рос­сий­ские и зару­беж­ные жур­на­ли­сты были нема­ло шоки­ро­ва­ны подроб­но­стя­ми кон­флик­та рабо­чих с работодателями. 

Автор: Кон­стан­тин ПУКЕМОВ

Уни­же­ние, с кото­рым столк­ну­лись мест­ные сотруд­ни­ки казах­стан­ских неф­тя­ных ком­па­ний, про­яв­ля­ет­ся не толь­ко в опла­те тру­да, но даже в устрой­стве быта сотруд­ни­ков казах­стан­ских неф­тя­ных ком­па­ний. Сто­ло­вые, бани и дру­гие обще­ствен­ные места на пред­при­я­тии «Кара­жан­бас» для казах­стан­ских рабо­чих, по их сло­вам, рази­тель­но отли­ча­ют­ся от тех, что пред­на­зна­че­ны для иностранцев.

Пред­ста­ви­тель «Проф­со­ю­за работ­ни­ков Кара­жан­бас» Игорь Сто­б­ва рас­ска­зал кор­ре­спон­ден­ту «Рес­пуб­ли­ки», что, напри­мер, меню в сто­ло­вой «для наших» в несколь­ко раз коро­че, чем в той сто­ло­вой, где обе­да­ют граж­дане КНР.

- Ника­ко­го выбо­ра тол­ком нет, — доба­вил он. — Так­же отли­ча­ют­ся и дру­гие общие места для нас и для ино­стран­цев. Все раздельно.

- Это же апар­те­ид, — неволь­но вос­клик­нул слу­чай­ный сви­де­тель беседы.

Кро­ме того, по сло­вам Сто­б­вы, зар­пла­ты мест­ных работ­ни­ков мень­ше, чем у ино­стран­ных сотруд­ни­ков в десят­ки раз.

- Мож­но было бы понять, если срав­ни­вать с зару­беж­ным ИТРов­ским соста­вом, с людь­ми, име­ю­щи­ми выс­шее обра­зо­ва­ние. Но пусть рабо­тя­ги полу­ча­ют хотя бы поло­ви­ну их денег, — при­звал нефтяник.

По идее, жизнь и рабо­та в усло­ви­ях дис­кри­ми­на­ции в соб­ствен­ной стране уже мог­ли послу­жить пово­дом для про­те­стов. Но заба­стов­ку, по сло­вам пред­ста­ви­те­лей басту­ю­щих, спро­во­ци­ро­вал набор дру­гих, еще более воз­му­ти­тель­ных несправедливостей.

- Наши тре­бо­ва­ния иска­жа­ют, пыта­ясь убе­дить всех, что мы тре­бу­ем какие-то боль­шие зар­пла­ты, — ска­зал рос­сий­ским жур­на­ли­стам пред­ста­ви­тель проф­со­ю­за «Озен­му­най­газ» Марат Жуси­п­ба­ев. — На самом деле мы хотим толь­ко того, что­бы нам выпла­ти­ли то, что при­чи­та­ет­ся по зако­ну: над­бав­ки за вред­ность, коэф­фи­ци­ен­ты, про­пи­сан­ные в зако­но­да­тель­стве. Зна­е­те, в каких усло­ви­ях мы рабо­та­ем? Под фон­та­на­ми неф­ти и в 60-гра­дус­ную жару, и про­мок­шие в 40 гра­ду­сов моро­за. Мы име­ем пра­во на спра­вед­ли­вое отно­ше­ние к себе.

Напом­ним, что кон­фликт в неф­тя­ной ком­па­нии «Кара­жан­бас­му­най» начал­ся еще в про­шлом году и изна­чаль­но был сосре­до­то­чен вокруг усло­вий тру­да и его опла­ты. Офи­ци­аль­ный проф­ком и мест­ные вла­сти сра­зу вста­ли на сто­ро­ну рабо­то­да­те­ля. К про­те­сту­ю­щим «Кара­жан­бас­му­най» ста­ли при­со­еди­нять­ся работ­ни­ки дру­гих компаний.

Был сфор­ми­ро­ван насто­я­щий проф­со­юз­ный коми­тет, кото­рый потре­бо­вал лик­ви­ди­ро­вать неспра­вед­ли­вость в отно­ше­нии мест­ных рабо­чих. И как толь­ко речь зашла о спра­вед­ли­во­сти, адми­ни­стра­ции ком­па­ний сра­зу раз­ре­ши­ли кон­фликт наи­луч­шим для себя обра­зом: уво­ли­ли разом недовольных.

- Соглас­но Тру­до­во­му кодек­су во вре­мя акции про­те­ста рабо­то­да­тель не име­ет пра­ва уволь­нять или при­ни­мать на рабо­ту людей. На «Озен­му­най­газ» уво­ли­ли 300 чело­век сра­зу. А еще есть люди с «Кара­жан­бас­му­най», «Ерсай». Уво­лен­ные попол­ня­ют ряды заба­стов­щи­ков, — рас­ска­зал Мак­сат Дос­ма­гам­бе­тов из «Озен­му­най­га­за».

Кон­фликт наби­рал силу, а вла­сти про­дол­жа­ли решать его с помо­щью при­выч­ных способов.

- Про­слу­ши­ва­ют, угро­жа­ют, изби­ва­ют людей, — пере­чис­лил власт­ные мето­ды раз­ре­ше­ния тру­до­во­го спо­ра Жусипбаев.

Лиде­ры про­те­стов под­вер­га­ют­ся насто­я­щим репрес­си­ям. Так, юрист проф­со­ю­за работ­ни­ков Кара­жан­ба­са Ната­лья Соко­ло­ва аре­сто­ва­на по обви­не­нию в «раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни» и орга­ни­за­ции «несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных» акций про­те­ста. 5 июня в Актау была жесто­ко разо­гна­на мир­ная демон­стра­ция 500 басту­ю­щих и голо­да­ю­щих неф­тя­ни­ков и чле­нов их семей, рас­ска­за­ли рос­сий­ским жур­на­ли­стам казах­стан­ские нефтяники.

Пред­при­ни­ма­ют­ся и более изощ­рен­ные попыт­ки сло­мить сопро­тив­ле­ние неф­тя­ни­ков: аги­та­то­ры ходят по домам несо­глас­ных и пыта­ют­ся воз­дей­ство­вать на тех через бли­жай­ших род­ствен­ни­ков. Они гово­рят, что яко­бы хотят вос­ста­но­вить на рабо­те басту­ю­ще­го, если семья уго­во­рит того отка­зать­ся от про­те­стов. Спе­ци­аль­но обу­чен­ным для про­из­не­се­ния таких речей людям мало кто верит. Но эффект от их слов все же есть. Если в самом нача­ле борь­бы было мно­го постра­дав­ших, то после таких визи­тов появи­лись жертвы.

- Есть погиб­шие. Напри­мер, при­шли к жен­щине и рас­ска­за­ли, что ее сына уво­ли­ли, пред­ста­ви­ли все непри­ят­но. Бабуш­ка скон­ча­лась от сер­деч­но­го при­сту­па, — рас­ска­зал «Рес­пуб­ли­ке» Досмагамбетов.

При этом экс-работ­ни­ки, несмот­ря на жест­кое и непри­ем­ле­мое отно­ше­ние к ним, мож­но ска­зать, сохра­ня­ют сдер­жан­ность, и на вопрос «Хоти­те ли вы рас­про­стра­нить свое про­тестное дви­же­ние на дру­гие обла­сти?» отве­ча­ют, что не лезут в поли­ти­ку: «У нас чисто тру­до­вой спор, акции, протесты».

Впро­чем, мест­ные вла­сти уже дове­ли ситу­а­цию до того, что неко­то­рые заба­стов­щи­ки начи­на­ют выдви­гать и яркие поли­ти­че­ские тре­бо­ва­ния, напри­мер, о рена­ци­о­на­ли­за­ции неф­тя­ных ком­па­ний под кон­тро­лем работников.

Цель визи­та в Моск­ву про­те­сту­ю­щие объ­яс­ни­ли тем, что в Казах­стане слож­но заявить о себе не то что на весь мир, а даже на одну область.

- Мы хотим, что­бы весь народ знал, что про­ис­хо­дит. У нас, напри­мер, могут пока­зать толь­ко дирек­то­ра ПФ «Озен­му­най­газ» Ишма­но­ва, кото­рый гово­рит, что мы неза­кон­но здесь сто­им и хотим боль­шую зар­пла­ту, — ска­зал Досмагамбетов.

Уда­лось ли про­те­сту­ю­щим досту­чать­ся до вла­стей рес­пуб­ли­ки через Моск­ву — пока неяс­но, но до рос­сий­ских и дру­гих ино­стран­ных жур­на­ли­стов инфор­ма­цию они донесли.

- Меня шоки­ро­ва­ло, что все работ­ни­ки в Казах­стане име­ют как в выс­шей сте­пе­ни экс­тре­маль­ные усло­вия жиз­ни, так и низ­кую зар­пла­ту, — при­знал­ся «Рес­пуб­ли­ке» после встре­чи с неф­тя­ни­ка­ми глав­ный редак­тор The Moscow News Тим Уолл. Он доба­вил, что это осо­бен­но стран­но для круп­ных ком­па­ний, зани­ма­ю­щих­ся нефтью, кото­рая сей­час в боль­шой цене.

Участ­ни­ки дви­же­ния наме­ре­ны про­дол­жать заба­стов­ку и доби­вать­ся пол­но­го выпол­не­ния требований.

- Назад доро­ги у нас нет, — ска­зал один из казах­стан­ских проф­со­юз­ных деятелей.

Он уве­рен, что в ито­ге в ситу­а­цию «вме­ша­ет­ся кто-нибудь дей­стви­тель­но силь­ный и раз­ре­шит кон­фликт». Но тут воз­ни­ка­ют неко­то­рые сомне­ния: дей­стви­тель­но ли вме­ша­ет­ся? И кто он — этот сильный?

 

Read More:
Басту­ю­щие неф­тя­ни­ки дошли до Москвы

архивные статьи по теме

Зачем нам дублировать друг друга?

Нефтяные платформы под угрозой

Баллада о Нурсултане