17 C
Астана
18 июня, 2021
Image default

Банки Казахстана ужали в кредитовании – и, возможно, навсегда

Они вошли в полосу системного кредитного кризиса, из которого не могут выйти

«Мы, воз­мож­но, нахо­дим­ся в пред­две­рии соб­ствен­но­го саб­прайм-кри­зи­са, вызван­но­го ухуд­ше­ни­ем стан­дар­тов кре­ди­то­ва­ния», – заявил гла­ва груп­пы «Сен­трас» Ель­дар Абдра­за­ков (№35 рей­тин­га самых вли­я­тель­ных биз­не­сме­нов Forbes Kazakhstan) в нача­ле мар­та на полях CFO Summit, увя­зав ситу­а­цию с заре­гу­ли­ро­ван­но­стью кре­дит­ных орга­ни­за­ций, кото­рые боль­ше ори­ен­ти­ру­ют­ся на удо­вле­тво­ре­ние запро­сов регу­ля­то­ра, неже­ли на клиентов.

Конеч­но, гово­рить о нали­чии в Казах­стане всех пред­по­сы­лок для саб­прайм-кри­зи­са, веро­ят­но, непра­виль­но. Саб­прайм пред­по­ла­га­ет ситу­а­цию, когда жилищ­ные зай­мы сби­ва­ют­ся в пул, про­да­ют­ся инве­сто­рам на фон­до­вом рын­ке и в какой-то момент теря­ют кре­дит­ное каче­ство, опро­ки­ды­вая рынок. У нас секью­ри­ти­за­ция – пере­про­да­жа пула ипо­теч­ных обли­га­ций – едва начав­шись, пре­рва­лась в кон­це нуле­вых в свя­зи с миро­вым финан­со­вым кри­зи­сом, затро­нув­шим и Казах­стан. Тогда мест­ные бан­ки, бой­ко выда­вав­шие валют­ную ипо­те­ку, полу­чи­ли мас­су непла­тё­же­спо­соб­ных кли­ен­тов и осев­шие на балан­сах зало­ги. С замо­ра­жи­ва­ни­ем ипо­те­ки поте­ря­ли смысл и ипо­теч­ные облигации.

В чем дей­стви­тель­но, на мой взгляд, мож­но согла­сить­ся с Абдра­за­ко­вым, так это в том, что бан­ки вошли в поло­су систем­но­го кре­дит­но­го кри­зи­са, из кото­ро­го могут не вый­ти. Кри­зис свя­зан не толь­ко с пло­хи­ми порт­фе­ля­ми, о рас­чист­ке кото­рых в про­шлом году рапор­то­вал Нац­банк. Напом­ним, что доля про­сроч­ки сокра­ти­лась с 29,3% (по состо­я­нию на фев­раль 2015, из кото­рых 80% были уже «мёрт­вые» дол­ги) до менее 15%. Одна­ко каче­ство кре­дит­ных порт­фе­лей всё ещё под вопро­сом. По оцен­ке Standard&Poor’s, в дей­стви­тель­но­сти нера­бо­та­ю­щие зай­мы всё так же состав­ля­ют 30%. При этом коли­че­ство бан­ков сокра­ти­лось с 38 до 28. Ины­ми сло­ва­ми, рас­чист­ке спо­соб­ство­вал уход с рын­ка сла­бых игро­ков, и оче­вид­но, что про­цесс этот ещё не закончился.

- Основ­ная при­чи­на финан­со­во­го кри­зи­са – несо­от­вет­ствие сто­и­мо­сти акти­вов их денеж­ной оцен­ке. И когда мы руга­ем бан­ки, гово­рим, что вино­ва­ты ауди­то­ры, я, как инве­стор, все­гда заме­чаю, что у нас одна про­бле­ма – мы не зна­ем буду­ще­го. То, что сего­дня было хоро­шим акти­вом, зав­тра может ока­зать­ся пло­хим. В эти вещи всё упи­ра­ет­ся, – ука­зы­ва­ет эко­но­мист Алмас Чукин.

Сла­бая оцен­ка каче­ства рис­ков – не един­ствен­ная про­бле­ма бан­ков­ской систе­мы. Бан­ки накры­ло сокра­ще­ние кре­дит­но­го биз­не­са, тогда как комис­си­он­ное воз­на­граж­де­ние всё ещё оста­ёт­ся для них основ­ным дохо­дом. Дело в том, что кре­ди­то­спо­соб­но­му кор­по­ра­тив­но­му кли­ен­ту, поми­мо бан­ков, все­гда рады и на дру­гих рын­ках – за гра­ни­цей и на мест­ных бир­жах. В самом бан­ков­ском сек­то­ре бит­ву за каче­ствен­ных заём­щи­ков, кото­рым нуж­ны день­ги на длин­ные про­ек­ты, дав­но выиг­ры­ва­ют гос­бан­ки (БРК и ЕАБР) и меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции в лице ЕБРР. Бан­ков­ское кор­по­ра­тив­ное кре­ди­то­ва­ние нахо­дит­ся в мину­се тре­тий год подряд.

«В систе­ме нако­пи­лась огром­ная лик­вид­ность в 5 трлн тен­ге, но пра­ви­тель­ство гово­рит о том, что нет дол­го­сроч­ных ресур­сов. По нашей оцен­ке, из этих 5 трлн тен­ге избы­точ­ных денег 1,5–2 трлн – это дол­го­сроч­ные сред­ства, из кото­рых мож­но давать ипо­те­ку или дол­го­сроч­ные инве­сти­ци­он­ные кре­ди­ты, – счи­та­ет финан­сист Мурат Темир­ха­нов.

Вопрос, кому давать эти сред­ства. По сло­вам Темир­ха­но­ва, кре­ди­то­ва­ние кор­по­ра­тив­но­го сек­то­ра упи­ра­ет­ся в струк­тур­ные про­бле­мы эко­но­ми­ки. Вклад МСБ в ВВП дол­жен состав­лять 50–60%, а не 27%, как сей­час. Гос­ком­па­нии и сырье­вые ком­па­нии игра­ют крайне важ­ную роль в эко­но­ми­ке, но они кре­ди­ту­ют­ся в основ­ном за рубе­жом либо их финан­си­ру­ет пра­ви­тель­ство. Бан­кам, име­ю­щим избы­ток лик­вид­но­сти, про­сто неко­му давать день­ги. Поэто­му они так актив­ны в роз­нич­ном сек­то­ре, что в прин­ци­пе может быть опас­но как для них самих, так и для насе­ле­ния, пола­га­ет эксперт.

Бесбашенная розница

Дей­стви­тель­но, ситу­а­ция с роз­нич­ным кре­ди­то­ва­ни­ем бьёт теку­щие рекор­ды. Так, по ито­гам 2018 роз­нич­ный порт­фель бан­ков при­рос на 17%, что не столь суще­ствен­но, напри­мер, по срав­не­нию с сере­ди­ной нуле­вых, когда рост был свы­ше 30% в год. Одна­ко роз­нич­ный рост суще­ствен­но опе­ре­жа­ет при­рост ВВП и кре­ди­то­ва­ние кор­по­ра­тив­но­го сек­то­ра. Воз­ни­ка­ют дис­ба­лан­сы с точ­ки зре­ния соот­но­ше­ния дохо­дов эко­но­ми­ки и ожи­да­е­мых дохо­дов населения.

Реаль­ные дохо­ды насе­ле­ния толь­ко недав­но пере­шли в неболь­шой рост, одна­ко потре­би­тель­ские кре­ди­ты рас­тут высо­ки­ми тем­па­ми, что вызы­ва­ет насто­ро­жен­ность, – гово­рит Темир­ха­нов. – С дру­гой сто­ро­ны, доля потре­би­тель­ских кре­ди­тов к ВВП, если срав­ни­вать с запад­ны­ми стра­на­ми, очень малень­кая. Но в любом слу­чае про­цесс надо контролировать.

Ситу­а­ция усу­губ­ля­ет­ся, если взять кре­ди­то­ва­ние с уча­сти­ем осталь­ных игро­ков кре­дит­но­го рын­ка. По дан­ным «Пер­во­го кре­дит­но­го бюро» (ПКБ), выда­чу зай­мов уве­ли­чи­ли все круп­ные кре­ди­то­ры: бан­ки, на кото­рые при­шлось 92% зай­мов, МФО (их доля вырос­ла за год с 4,6 до 5,2%) и онлайн-ком­па­нии: зако­но­да­тель­ные огра­ни­че­ния став­ки в 100% годо­вых спо­соб­ство­ва­ли росту доли PDL-зай­мов «до зар­пла­ты» с 1,7 до 2,5%.Сово­куп­ная задол­жен­ность граж­дан перед кре­дит­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми вырос­ла в 2017 на 613 млрд тен­ге, до 5,2 трлн тен­ге, и ещё на 800 млрд в 2018, пре­вы­сив 6 трлн тен­ге. Было выда­но 7,2 млн роз­нич­ных кре­ди­тов, в 1,3 раза боль­ше, чем в преды­ду­щем году.

Потре­би­тель­ское кре­ди­то­ва­ние рас­тёт как в бан­ках, так и в МФО, что опас­но для насе­ле­ния и кос­вен­но для бан­ков­ско­го сек­то­ра, пола­га­ет и гла­ва Ассо­ци­а­ции финан­си­стов Казах­ста­на Еле­на Бахму­то­ва. Она отме­ча­ет, что онлайн-кре­ди­то­рам огра­ни­чи­ли став­ки через Граж­дан­ский кодекс, одна­ко вопрос мони­то­рин­га и испол­не­ния дан­но­го реше­ния не все­гда воз­мо­жен. Рис­ки сосре­до­то­че­ны в том, что насе­ле­ние не отли­ча­ет­ся высо­кой финан­со­вой гра­мот­но­стью и не при­вык­ло оце­ни­вать свои воз­мож­но­сти. Если мож­но полу­чить кре­дит без предо­став­ле­ния допол­ни­тель­ных доку­мен­тов, то никто не дума­ет о послед­стви­ях. После чего у заём­щи­ков начи­на­ют­ся про­бле­мы и рост соци­аль­ных ижди­вен­че­ских настро­е­ний. Для бан­ков это может обер­нуть­ся поте­ря­ми, так как внешне выгля­дев­ший хоро­шим заём­щик по фак­ту ока­зы­ва­ет­ся пло­хим, посколь­ку набрал ещё кучу кре­ди­тов в дру­гих местах.

Соглас­но дан­ным Нац­бан­ка, уро­вень про­блем­ных кре­ди­тов у МКО за послед­ний год вырос на 46%, с 9 до 13 млрд тен­ге. Рас­тёт про­сроч­ка свы­ше 90 дней – с 4,5 млрд до 7 млрд тен­ге в абсо­лют­ных циф­рах. Про­сроч­ка есть и в систе­ме онлайн-зай­­­мов «до зар­пла­ты», одна­ко све­жих дан­ных по ним нет. За 2016 про­сроч­ка у отдель­ных ком­па­ний мог­ла дохо­дить до 40%.

Нац­банк, конеч­но же, роз­ни­цу регу­ли­ру­ет. Есть жёст­кие пра­ви­ла, по кото­рым бан­ков­ско­му заём­щи­ку в слу­чае, когда у него нет дока­зан­ных дохо­дов, не выда­ёт­ся кре­дит. Либо когда слиш­ком боль­шая доля дока­зан­ных дохо­дов заём­щи­ков долж­на будет ухо­дить на опла­ту зай­ма. Свои огра­ни­че­ния по рабо­те с роз­ни­цей есть у МКО и онлайн-ком­па­ний. В целом регу­ля­тор пока спо­ко­ен и не стре­мит­ся сде­лать высо­ко­ри­с­ко­вые кре­ди­ты менее инте­рес­ны­ми для бан­ков. И дело не толь­ко в том, что роз­нич­ные зай­мы обла­да­ют высо­кой мар­жей, дают БВУ воз­мож­ность зара­ба­ты­вать и пока­зы­вать поло­жи­тель­ную кре­дит­ную дина­ми­ку. Госу­дар­ство само ста­ло глав­ным кре­ди­то­ром эко­но­ми­ки и не хочет выпус­кать из рук кре­дит­ный калькулятор.

Вертолётные деньги

Боль­ше 10 лет назад круп­ные бан­ки, поде­лив внут­рен­ний рынок, ста­ли актив­но про­дви­гать­ся в ближ­нем зару­бе­жье, откры­вая «доч­ки» и ску­пая акти­вы. Сей­час по это­му пути пошёл Народ­ный банк, создав «доч­ку» на открыв­шем­ся для ино­стран­цев пер­спек­тив­ном узбек­ском рын­ке. Вопрос в том, что делать дру­гим бан­кам, не обла­да­ю­щим воз­мож­но­стя­ми груп­пы Halyk.

В Казах­стане биз­нес выдох­ся, роста нет. В 90‑х и в нуле­вых рост обес­пе­чи­ва­ли при­ток внеш­них денег и уве­ли­че­ние внут­рен­не­го спро­са. Рынок осво­и­ли, и сей­час мы наблю­да­ем отсут­ствие идей: все ниши для биз­не­са заня­ты. Выхо­да два – либо боль­ше экс­пор­ти­ро­вать, либо рас­ши­рять внут­рен­ний рынок, счи­та­ет Чукин.

Пра­ви­тель­ство высту­па­ет за эко­но­ми­че­ский рост, кото­рый в этом году дол­жен быть не ниже 5%. Нюан­сы тако­вы, что в этом вопро­се у него соб­ствен­ный взгляд на дости­же­ние эко­но­ми­че­ских резуль­та­тов. Как пока­зы­ва­ют собы­тия, пра­ви­тель­ство вновь опи­ра­ет­ся на госу­дар­ствен­ный коше­лёк – доста­точ­но мас­штаб­но и не при­бе­гая к день­гам част­но­го сектора.

В про­шлом году Нац­банк запу­стил госу­дар­ствен­ную ипо­теч­ную про­грам­му «7–20–25» для льгот­но­го кре­ди­то­ва­ния насе­ле­ния через ипо­теч­ную гос­ком­па­нию «Бас­па­на». Одно­вре­мен­но госу­дар­ствен­ный Жил­стройсбер­банк кре­ди­ту­ет насе­ле­ние под льгот­ные 5%. На эти цели ЖССБ полу­чил из бюд­же­та пяти­лет­ний, до 2021, заём в 120 млрд тен­ге. Сред­ства, предо­став­лен­ные ЖССБ, будут обо­ра­чи­вать­ся в после­ду­ю­щие 15 лет три раза, что поз­во­лит обес­пе­чить выда­чу зай­мов допол­ни­тель­но 6 тыс. вкладчиков.

За счёт сни­же­ния ста­вок ипо­те­ка вырос­ла за 2018 на 20%, до 1,3 трлн тен­ге. Внут­рен­ний спрос на жильё рас­ши­ря­ет­ся, одна­ко он обес­пе­чи­ва­ет­ся иска­же­ни­ем рыноч­ных отно­ше­ний. Не понят­но, как бан­ки будут раз­ви­вать рыноч­ную ипо­те­ку, если рядом под 5–7% день­ги выда­ёт государство.

Даль­ше – боль­ше. С 2019 пра­ви­тель­ство рас­ши­рит пере­чень про­из­во­ди­мых внут­ри стра­ны това­ров народ­но­го потреб­ле­ния под лозун­гом «эко­но­ми­ка про­стых вещей». На эти цели напра­вят 600 млрд тен­ге, кото­рые в виде семи­лет­них кре­ди­тов бан­ки-опе­ра­то­ры нач­нут выда­вать пред­при­я­ти­ям под конеч­ные 15%, где номи­наль­ная став­ка воз­на­граж­де­ния для заём­щи­ка соста­вит 8% годо­вых за счёт суб­си­ди­ро­ва­ния со сто­ро­ны госу­дар­ства. В каче­стве «выхло­па» ожи­да­ет­ся созда­ние к 2025 16 тыс. посто­ян­ных рабо­чих мест, поступ­ле­ние нало­гов в раз­ме­ре 1,1 трлн тен­ге, сни­же­ние импор­та и при­рост ВВП на 2,4%.

В нача­ле мар­та преж­ний гла­ва Нац­бан­ка Дани­яр Аки­шев сооб­щил, что цен­тро­банк готов опе­ра­тив­но раз­ра­бо­тать и финан­си­ро­вать про­грам­му кре­ди­то­ва­ния на при­об­ре­те­ние насе­ле­ни­ем авто­мо­би­лей оте­че­ствен­но­го про­из­вод­ства. Под­черк­нув, что про­грам­ма будет выстро­е­на на рыноч­ных прин­ци­пах кре­ди­то­ва­ния через бан­ки с меха­низ­мом секью­ри­ти­за­ции кре­ди­тов по при­ме­ру про­грам­мы «7–20–25» и на базе её инфра­струк­ту­ры. После сме­ны руко­вод­ства Нац­бан­ка уточ­не­ний по это­му пово­ду от ново­го гла­вы Ербо­ла­та Доса­е­ва не посту­па­ло, что на сего­дняш­ний день мож­но рас­смат­ри­вать как пре­ем­ствен­ность пози­ции регулятора.

- В эко­но­ми­ке так мало драй­ве­ров, кото­рые бы поз­во­ля­ли ей обес­пе­чи­вать ста­биль­ный и посту­па­тель­ный рост, и сей­час госу­дар­ству неко­то­рые драй­ве­ры при­хо­дит­ся выду­мы­вать, как искус­ствен­ные, так и реаль­ные, – оце­ни­ва­ет ситу­а­цию биз­нес­мен Айдан Карибжа­нов (№22 рей­тин­га бога­тей­ших биз­не­сме­нов и №24 рей­тин­га самых вли­я­тель­ных биз­не­сме­нов ‑2018Forbes Kazakhstan). – Что каса­ет­ся ипо­те­ки, то, мне кажет­ся, это умная и обос­но­ван­ная про­грам­ма с уча­сти­ем Жил­стройсбер­бан­ка и госу­дар­ства. Уде­шев­ле­ние ста­вок – как раз вещь непло­хая. Что каса­ет­ся авто­кре­ди­то­ва­ния для отвёр­точ­ной сбор­ки авто­мо­би­лей и потре­би­тель­ско­го кре­ди­то­ва­ния, на мой взгляд, это ско­рее дело част­ных финан­со­вых инсти­ту­тов — участ­во­вать в тако­го рода про­ек­тах, посколь­ку дол­го­сроч­ная поль­за от это­го доста­точ­но ограничена.

Сохранить баланс

Мас­штаб­ное и быст­рое насы­ще­ние эко­но­ми­ки день­га­ми через гос­про­грам­мы – доволь­но спор­ный плюс. Втор­же­ние бюд­жет­ных денег в эко­но­ми­ку дефор­ми­ру­ет рыноч­ные отно­ше­ния и остав­ля­ет у част­но­го сек­то­ра недо­воль­ство и тре­во­гу за буду­щее. Появ­ля­ют­ся рис­ки и для госу­дар­ствен­ных инсти­ту­тов, преж­де все­го для Нац­банка. Ранее финан­со­вый регу­ля­тор пуб­лич­но и на деле ста­рал­ся при­дер­жи­вать­ся чет­ко­го направ­ле­ния в денеж­но-кре­дит­ной поли­ти­ке (ДКП), поста­вив целью тар­ге­ти­ро­ва­ние инфля­ции и сдер­жи­ва­ние цен. Одна­ко наме­чен­ные изъ­я­тия из Нац­фон­да сверх запла­ни­ро­ван­ных нега­тив­но ска­жут­ся на эффек­тив­но­сти ДКП. На рын­ке появят­ся допол­ни­тель­ные день­ги, кото­рые надо будет как-то ней­тра­ли­зо­вать, что­бы избе­жать уско­ре­ния инфля­ции. У Нац­бан­ка уси­лят­ся про­ти­во­ре­чия меж­ду сдер­жи­ва­ни­ем инфля­ции и жела­ни­ем пра­ви­тель­ства уско­рить экономику.

- Ста­рое руко­вод­ство Нац­бан­ка, хотя и сла­бо, но всё же сопро­тив­ля­лось навя­зы­ва­е­мой поли­ти­ке, когда регу­ля­тор дол­жен ещё и сти­му­ли­ро­вать эко­но­ми­че­ский рост. Мы бес­по­ко­им­ся, что новое руко­вод­ство Нац­бан­ка всё же пой­дёт по тако­му пути. Сей­час уже есть раз­лич­ные льгот­ные госу­дар­ствен­ные про­грам­мы. Если ко все­му это­му регу­ля­тор нач­нет выда­вать допол­ни­тель­ные дешё­вые день­ги, то появит­ся серьёз­ный риск повы­ше­ния инфля­ции. Ито­ги янва­ря и фев­ра­ля, когда гово­рят, что у нас всё хоро­шо в плане инфля­ции, были достиг­ну­ты адми­ни­стра­тив­ным путём – за счёт умень­ше­ния тари­фов. На самом деле инфля­ция на про­дук­цию и про­до­воль­ствие выше, чем ранее. Мы с бес­по­кой­ством ждём, куда же все-таки пой­дёт Нац­банк, и наде­ем­ся, что он не будет рас­ши­рять финан­си­ро­ва­ние эко­но­ми­ки за счёт печат­но­го стан­ка, – гово­рит Темирханов.

Про­бле­ма в том, что если Нац­банк зани­ма­ет­ся тар­ге­ти­ро­ва­ни­ем инфля­ции, то он не дол­жен зани­мать­ся ростом эко­но­ми­ки. Ина­че теря­ет­ся дове­рие к моне­тар­ной поли­ти­ке регу­ля­то­ра, посколь­ку он гово­рит одно, а дела­ет дру­гое. Воз­ни­ка­ет про­бле­ма в дирек­ти­вах пре­зи­ден­та, кото­рый воз­ло­жил на регу­ля­то­ра ответ­ствен­ность за рост эко­но­ми­ки. Тар­ге­ти­ро­ва­ние ВВП как раз поз­во­ля­ет избе­жать кон­флик­та меж­ду инфля­ци­он­ным тар­ге­ти­ро­ва­ни­ем и ростом эко­но­ми­ки. Одна­ко, что­бы перей­ти на новую поли­ти­ку, Нац­банк дол­жен фор­маль­но утвер­дить её, дабы у рын­ка не воз­ни­ка­ло вопросов.

Об авторе:

Ори­ги­нал ста­тьи : FORBES.KZ

архивные статьи по теме

Тор Халворссен: «Назарбаев гораздо хуже Путина»

Жанаозен восстал, люди выходят на улицы

Согреет ли зимой Европу AGRI?