3 C
Астана
20 сентября, 2021
Image default

АФГАНИСТАН – ЭТО спланированный процесс

Тема ислам­ско­го дви­же­ния «Тали­бан» ста­ла глав­ным трен­дом миро­вых ново­стей послед­ней неде­ли. Экс­пер­та­ми озву­чи­ва­ют­ся раз­лич­ные вер­сии раз­ви­тия собы­тии, вклю­чая потен­ци­аль­ные угро­зы для стран Цен­траль­ной Азии и Казахстана. 

Не остал­ся в сто­роне и быв­ший пре­мьер-министр Казах­ста­на Аке­жан КАЖЕГЕЛЬДИН, дав­ший аргу­мен­ти­ро­ван­ное интер­вью жур­на­ли­сту укра­ин­ско­го теле­ка­на­ла Espreso Арка­дию БАБЧЕНКО, тек­сто­вый вари­ант кото­ро­го пред­ла­га­ем нашим читателям.

Аке­жан Кажегельдин

– Здрав­ствуй­те ува­жа­е­мый гос­по­дин пре­мьер – министр, рад Вас при­вет­ство­вать в сту­дий теле­ка­на­ла Espreso.

Тали­бан – это не свет­ское дви­же­ние, и не поли­ти­че­ская сила. Эта сила, кото­рая бази­ру­ет­ся на очень чет­ких, поли­ти­че­ски – рели­ги­оз­ных док­три­нах. Речь идет о постро­е­нии эми­ра­та. Мы пони­ма­ем, что на самом деле они будут стро­ить в гра­ни­цах ислам­ской уммы, с помо­щью авто­ма­та Калаш­ни­ко­ва. Тако­ва базо­вая пара­диг­ма. Это не сооб­ще­ство бор­цов за демо­кра­тию, у них дру­гая цель и дру­гое виде­ние мира. Насколь­ко я пони­маю, Афга­ни­стан может стать плац­дар­мом для сосед­них госу­дарств Сред­ней Азии, кото­рые не отли­ча­ют­ся осо­бой силой. Речь идет о Таджи­ки­стане, пере­жив­ший кро­ва­вую вой­ну, и Узбе­ки­стане, кото­рый так­же слаб.

– Дело в том, что за послед­ние 20 лет, как реги­он мы полу­чи­ли огром­ную пере­дыш­ку. Втор­же­ние войск НАТО на тер­ри­то­рию Афга­ни­ста­на, спо­соб­ство­ва­ло сохра­не­нию режи­мов в быв­ших совет­ских рес­пуб­ли­ках Сред­ней Азии, вклю­чая Казахстан.

Это предо­ста­ви­ло воз­мож­ность этим режи­мам кап­су­ли­ро­вать­ся, сохра­нить­ся и потра­тить послед­ние 20 лет на фор­ми­ро­ва­ние внут­рен­них стра­те­гии. Ниче­го не изме­ни­лось, кро­ме того, что сей­час про­ис­хо­дит. Потен­ци­аль­ное вли­я­ние конеч­но огром­ное. То, что вы гово­ри­те – это абсо­лют­ная прав­да. Тали­бан – это воен­но-поли­ти­че­ская орга­ни­за­ция, в идео­ло­ги­че­ской осно­ве кото­рой лежит Ислам. Это исла­ми­сты, объ­явив­шие о созда­нии эмирата.

Вер­нем­ся в 1996 – 2001 годы. Тогда «Тали­бан» встре­тил огром­ное сопро­тив­ле­ние внут­ри соб­ствен­ной тер­ри­то­рий, а имен­но в север­ных и севе­ро-восточ­ных про­вин­ци­ях. Сего­дня повто­ри­лась та же ситу­а­ция. Тер­ри­то­рия, насе­лен­ная этни­че­ски­ми узбе­ка­ми, таджи­ка­ми, осо­бен­но в Пан­джер­ском уще­лий, Гера­те, где живут дорий­цы, турк­ме­ны и хаза­рий­цы, будут с боль­шой тре­во­гой и подо­зре­ни­ем наблю­дать, что будет делать новая власть, после того, как она полу­чит её леги­тим­но, из рук в руки. В этот раз Тали­бан дей­ству­ет очень гра­мот­но. Они хотят избе­жать про­бле­мы ваку­у­ма вла­сти, путем её пере­да­чи в Ката­ре и под­пи­са­ния дого­во­ра с любым пред­ста­ви­те­лем ухо­дя­щей и пред­ста­ви­те­ля при­хо­дя­щей власти.

Такая быст­рая отстав­ка Ашра­фа Гани свя­за­на с тем, что его и его груп­пу не устра­и­ва­ет фор­му­ла пере­да­чи вла­сти. Его побег из стра­ны не был попыт­кой избе­жать кро­во­про­ли­тия, как он объ­яс­нил. Его не устра­и­ва­ла фор­му­ла пере­да­чи и раз­де­ле­ния вла­сти. Сей­час вопрос пере­да­чи вла­сти явля­ет­ся самой боль­шой внут­ри афган­ской про­бле­мой, хотя о ней мало гово­рят. Все заост­ри­ли вни­ма­ние на кабуль­ском аэро­пор­ту, и на том, как ведут себя тали­бы, хотя всё это вопро­сы вто­ро­го плана.

На самом деле про­ис­хо­дит дра­ма в пере­го­вор­ном про­цес­се. Хамид Кар­зай ста­но­вит­ся очень вли­я­тель­ной фигу­рой, пото­му что он при­знан­ный лидер пуштун­ской эли­ты, кото­рый в свое вре­мя, убе­гая от совет­ско­го втор­же­ния спа­сал­ся на тер­ри­то­рии Паки­ста­на. Он был одним из тех, кого после бер­лин­ской кон­фе­рен­ций 2001 года Запад при­вез в Афга­ни­стан для уча­стия в про­цес­се пере­да­чи вла­сти. Это был чело­век, кото­рый вме­сте с аме­ри­кан­ца­ми при­вез быв­ше­го коро­ля Афга­ни­ста­на их эми­гра­ции. Он очень зна­чи­мая фигура.

Дру­гой клю­че­вой фигу­рой после смер­ти «пан­джер­ско­го льва» стал Абдул­ла Абдул­ла. Мы еще не зна­ем, какую пози­цию зай­мет Гуль­бед­дин Хекм­ма­ти­яр и Абдул-Рашид Достум.

– Поче­му про­изо­шел скач­ко­об­раз­ный пере­во­рот вла­сти? Ведь США и Запад­ное сооб­ще­ство выде­ли­ли огром­ные день­ги, были сфор­ми­ро­ва­ны раз­ные струк­ту­ры. Быть может они были мерт­во­рож­ден­ны­ми, кото­рые не учли мест­ной спе­ци­фи­ки и все рух­ну­ло слиш­ком быст­ро. Те люди, кото­рые долж­ны были сохра­нить дей­ству­ю­щую власть, про­сто сло­жи­ли ору­жие и при­со­еди­ни­лись к Талибану.

– Хочу обра­тить ваше вни­ма­ние, что­бы вы посмот­ре­ли на эту ситу­а­цию с ретро­спек­ти­вой на 20 лет. Азия – это сооб­ще­ство, кото­рое рабо­та­ет сле­ду­ю­щим обра­зом: как быст­ро Тали­бан стал рас­ти, за счет коли­че­ства людей с авто­ма­та­ми, их ста­ло в два раза боль­ше за какие-то две неде­ли. Эта ситу­а­ция, когда к побе­ди­те­лю при­мы­ка­ют мас­сы людей. Тоже самое было и в 2001 году. Когда Север­ный аль­янс насту­пал вме­сте с сила­ми НАТО, сопро­тив­ле­ние тали­бов было подав­ле­но на шесть недель. Затем была пар­ти­зан­ская вой­на, в кото­рой люди уми­ра­ли не в сра­же­ни­ях, а от дорож­ных мин и взры­вов смерт­ни­ков. Это – Азия! Люди, кото­рые пошли в афган­скую армию после 2001 года, это те, кто про­сто пошел на рабо­ту. Малое коли­че­ство людей нахо­ди­лись в казар­мах. В основ­ном, воен­но­слу­жа­щие по вече­рам ухо­ди­ли к себе домой, а утром наде­ва­ли фор­му и бра­ли в руки авто­ма­ты. Они край­нее ред­ко участ­во­ва­ли в насто­я­щих воен­ных опе­ра­ци­ях, огра­ни­чи­ва­ясь уче­ни­я­ми. Не нуж­но думать, что коман­ду­ю­щие со сто­ро­ны НАТО вери­ли в них. Они пре­крас­но пони­ма­ли, что это армия может стать, а может и не стать арми­ей. Когда нача­лось т.н. наступ­ле­ние тали­бов, по боль­шо­му сче­ту это были те же люди, из этих же пле­мен и тер­ри­то­рий. Они про­сто сме­ни­ли фла­ги, поэто­му и не было вой­ны. К Афга­ни­ста­ну нуж­но отно­сить­ся с этой точ­ки зре­ния. Для нас с вами, Тали­бан и мест­ное насе­ле­ние труд­но назвать граж­да­на­ми. Это насе­ле­ние одной стра­ны, кото­рые отно­сят себя к под­дан­ны­ми Афга­ни­ста­на. Это не кон­фи­ден­ци­аль­ное граж­дан­ство. Там не было инсти­ту­та при­ся­ги или обя­за­тель­но­го при­зы­ва на воин­скую служ­бу, через кото­рое про­шли мы. Афга­ни­стан – это совер­шен­но дру­гой образ и постро­е­ние госу­дар­ства. Это госу­дар­ство, кото­рое два­дцать лет пыта­лись выстро­ить по Запад­но­му образ­цу, но безуспешно.

Напри­мер, паки­стан­ским лиде­рам нынеш­няя фор­ма устрой­ства Афга­ни­ста­на более импо­ни­ру­ет, посколь­ку она понят­на для них. Сам Паки­стан дер­жит­ся на двух боль­ших китах. Это шты­ки и тра­ди­ции. Все госу­дар­ствен­ные слу­жа­щие Паки­ста­на, верят, не верят, ходят в мече­ти. Тоже самое, сей­час про­ис­хо­дит в Афганистане.

Если вдруг в Афга­ни­стане запа­лит­ся граж­дан­ская вой­на, это ста­нет боль­шой голов­ной болью для всех круп­ных госу­дарств, как Рос­сия и Китай. Это так­же кос­нет­ся все рес­пуб­ли­ки Цен­траль­ной Азии, вклю­чая Казахстан.

– Про­шу про­ана­ли­зи­ро­вать вас воз­мож­ные сце­на­рии. Мы пони­ма­ем, веру­ю­щие люди с авто­ма­та­ми в руках – это очень серьёз­но. Диф­фуз­ное про­ник­но­ве­ние идей и их носи­те­лей на Север, в первую оче­редь в Таджи­ки­стан и Узбе­ки­стан, будет озна­чать, что гово­ря на одном язы­ке, и исполь­зуя одну идео­ло­гию будут раз­ра­ба­ты­вать сце­на­рии, кото­рые сме­ни­ли власть в Афганистане.

– Я хочу ска­зать, что воору­жен­ные авто­ма­том люди, ходят с ними не из-за денег. Их глав­ная идея – ислам­ское госу­дар­ство. Что может про­изой­ти в Афга­ни­стане из того, что уже про­ис­хо­ди­ло? Могут повто­рить­ся собы­тия, кото­рые про­изо­шли в Ира­ке и Сирии. Это сра­зу повли­я­ет на Таджи­ки­стан, как это было в 2001 году.

Как вы помни­те, в сен­тяб­ре 2001 года до вхож­де­ния НАТО в Афга­ни­стан, отря­ды «Ислам­ско­го дви­же­ния Узбе­ки­ста­на» нахо­ди­лись совсем рядом с Таш­кен­том. Это те же люди, что и нынеш­ний Тали­бан. Это люди на мото­цик­лах и вело­си­пе­дах с авто­ма­та­ми и гранатометами.

Лиде­ры этих рес­пуб­лик сде­ла­ли свои выво­ды. Но луч­ше всех это сде­лал Узбе­ки­стан. Это един­ствен­ная рес­пуб­ли­ка в Сред­ней Азии, кото­рая име­ет серьёз­ную армию и спе­ци­аль­ные силы, кото­рые в состо­я­нии защи­щать свою неза­ви­си­мость. В Таджи­ки­стане с этим вопро­сом намно­го слож­нее. Еще хуже в Турк­ме­нии. Мы ниче­го не зна­ем, что у них про­ис­хо­дит. Извест­но лишь то, что за послед­ние два года на гра­ни­це Афга­ни­ста­на и Турк­ме­нии про­ис­хо­ди­ли стыч­ки с воору­жен­ны­ми афган­ски­ми турк­ме­на­ми, кото­рые более ста лет про­жи­ва­ют на тер­ри­то­рии Афга­ни­ста­на. Они осе­ли там после уста­нов­ле­ния совет­ской вла­сти. Вот такая ситуация.

– В Крем­ле актив­но заиг­ры­ва­ют с Тали­ба­ном. Воз­мож­но они его боят­ся, то ли пыта­ют­ся исполь­зо­вать в сво­их поли­ти­че­ских инте­ре­сах. С дру­гой сто­ро­ны, у Китая так­же есть огром­ный инте­рес, речь идет о зале­жах ред­ко­зе­мель­ных метал­лах на тер­ри­то­рии Афганистана.

– С точ­ки зре­ния эко­но­ми­че­ско­го про­ник­но­ве­ния Китай про­дви­нул­ся боль­ше всех. У Китая огром­ная инфра­струк­тур­ная про­грам­ма, т.н. кори­дор с гра­ни­цей Паки­ста­на и Китая до выхо­да в Индий­ский оке­ан. Но там име­ют­ся серьёз­ные анти­ки­тай­ские настро­е­ния. Были несколь­ко слу­ча­ев напа­де­ния на город­ки и посел­ки, в кото­рых про­жи­ва­ли китай­ские работники.

Вто­рое очень серьёз­ное вли­я­ние будет ока­зы­вать ситу­а­ция в Синьц­зяне. Осо­бен­но внут­рен­няя поли­ти­ка китай­ской ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии в отно­ше­нии ислам­ских мень­шинств. Этот фак­тор будет играть свою роль. Не сто­ит забы­вать про­стую вещь – так­же как в слу­чае с ИГИЛ, захват вла­сти в свои руки Тали­ба­ном, будет ока­зы­вать огром­ное воз­дей­ствие на все поко­ле­ния моло­дых граж­дан ислам­ских стран, с точ­ки зре­ния полу­че­ния вла­сти и реви­зии запад­ной демо­кра­тии, кото­рая с пози­ции исла­ми­стов кор­рум­пи­ро­ва­на и про­гнив­шая, а ислам­ская демо­кра­тия более справедливая.

Хочу обра­тить ваше вни­ма­ние на сле­ду­ю­щее. Куда и на каком само­ле­те поле­те­ли лиде­ры Тали­ба­на, кото­рые были в эми­гра­ции более два­дца­ти лет? Они лета­ли на само­ле­тах НАТО в Дже­ла­ла­бад, кото­рая кон­тро­ли­ру­ет­ся пушту­на­ми. Теперь они поедут в Кабул. Посмот­рим, что будет про­ис­хо­дить дальше.

Я убеж­ден, что про­ис­хо­дя­щее ника­кой не хаос. Это спла­ни­ро­ван­ный процесс.

– В чем заклю­ча­ет­ся суть это­го сце­на­рия? Это изме­не­ния внут­ри афган­ской эли­ты или раз­ви­тия госу­дар­ства? Ведь про­тив­ни­ки Бай­де­на актив­но исполь­зу­ют эту ситу­а­цию для критики.

– Я думаю, что Джо Бай­ден и его адми­ни­стра­ция дела­ют все, что­бы кар­ти­на выво­да войск не выгля­де­ла так, как её рису­ют их оппо­нен­ты. Мы все пони­ма­ем, что оппо­нен­ты Бай­де­на гото­вят­ся к выбо­рам 2022 и 2024 г.г.

Любые оплош­но­сти будут исполь­зо­ва­ны в поли­ти­че­ской плос­ко­сти. Это внут­ри аме­ри­кан­ская повест­ка дня. Граж­дане Аме­ри­ки пони­ма­ют, что выхо­дить из Афга­ни­ста­на нуж­но было дав­но. Ситу­а­ция заклю­ча­ет­ся в том, что в свое вре­мя из Афга­ни­ста­на хоте­ли вый­ти Барак Оба­ма и Дональд Трамп. Но если вновь при­шед­ший к вла­сти пре­зи­дент не может выве­сти вой­ска в пер­вый год, то, как пра­ви­ло, осталь­ные четы­ре года сде­лать это он уже не может.

Поэто­му Джо Бай­ден пошел на реши­тель­ный шаг, но подуш­ка и усло­вия для это­го были сде­ла­ны еще при Дональ­де Трам­пе. Это абсо­лют­но дого­во­рен­ный про­цесс. Поэто­му не было сопро­тив­ле­ния, никто не вою­ет с НАТО. Вопрос толь­ко в том, что­бы НАТО вывез­ли всех, кого они обе­ща­ли вывез­ти. То что оста­лось из обо­ру­до­ва­ния и воору­же­ния, это всё в рам­ках про­то­ко­ла. Серьёз­но­го воору­же­ния там никто не оста­вит, они выве­зут их любой ценой.

Кто будет заме­щать место? Это сде­ла­ют Паки­стан и стра­ны зали­ва, как Катар, Сау­дов­ская Ара­вия и Эми­ра­ты, кото­рые явля­ют­ся спон­со­ра­ми пере­го­вор­ных процессов.

– Напо­сле­док. Если гово­рить о рус­ском сце­на­рии, как это может повли­ять на Рос­сию, и как Рос­сия может сыг­рать в дан­ной ситу­а­ции, с уче­том ее анти­аме­ри­кан­ской позиций?

– Я думаю, что у Рос­сии появи­лась хоро­шая воз­мож­ность вновь собрать рес­пуб­ли­ки Цен­траль­ной Азии. Един­ствен­ное я хотел бы посо­ве­то­вать, если меня кто-то будет слу­шать, что­бы это не было про­сто как ОДКБ. Нуж­но нечто похо­жее, но в дру­гом фор­ма­те. Мы все ста­ли сви­де­те­ля­ми, как ОДКБ пока­за­ла свою недее­спо­соб­ность в кон­флик­те меж­ду Арме­ни­ей и Азер­бай­джа­ном. Дого­вор преж­де все­го дол­жен касать­ся реги­о­на кол­лек­тив­ной без­опас­но­сти. Если смо­гут дого­во­рить­ся, то это будет хоро­шо, с точ­ки зре­ния обес­пе­че­ния без­опас­но­сти граждан.

– Бла­го­да­рю вас за откро­вен­ный разговор!

– Спа­си­бо! Оста­вай­тесь здо­ро­вы, бере­ги­те себя!

Текст видео-интер­вью подготовил

Аза­мат ШОРМАНХАНУЛЫ

«DAT». 26.08.2021.

архивные статьи по теме

Банк Утемуратова оценили в S&P

Пришел конец эпохи стабильности?

Glencore International идет намеченным путем