13 C
Астана
26 мая, 2022
Image default

Аттестат незрелости

После минув­шей пят­ни­цы Казах­стан боль­ше нико­гда не будет преж­ним. Впер­вые за послед­ние 25 лет в нашей стране в столк­но­ве­нии меж­ду госу­дар­ством и его граж­да­на­ми про­ли­лась кровь. Теперь при упо­ми­на­нии даты 16 декаб­ря все­гда при­дет­ся уточ­нять, какое собы­тие име­ет­ся в виду: мас­со­вые выступ­ле­ния сту­ден­тов в Алма-Ате 1986 года, Декла­ра­ция неза­ви­си­мо­сти 1991-го или побо­и­ще в Жана­о­зене в 2001‑м?

Автор: Вадим БОРЕЙКО

Чест­но гово­ря, глав­ный празд­ник — День неза­ви­си­мо­сти — казах­стан­цы, а осо­бен­но жите­ли Алма-Аты, все­гда встре­ча­ли с неко­то­рым напря­же­ни­ем: не будет ли реци­ди­ва декабрь­ских собы­тий? Опа­са­лись в обе­их сто­ли­цах и на этот раз, прав­да, дру­го­го — на фоне серии тер­ак­тов это­го года. Но рва­ну­ло совсем по ино­му пово­ду и там, отку­да не жда­ли. А ждать стоило.

О, как вне­зап­но кон­чил­ся диван!

Нам в Казах­стане очень повез­ло с тем, что от нас не зави­сит, — с недра­ми и миро­вой гео­по­ли­ти­че­ской конъ­юнк­ту­рой. Да, в девя­но­стые при­шлось неслад­ко: раз­рыв союз­ных свя­зей, вве­де­ние тен­ге, гипе­рин­фля­ция (хотя мне пер­вая поло­ви­на 1990‑х боль­ше запом­ни­лась сво­бо­дой сло­ва, мак­си­маль­ной за всю новей­шую исто­рию стра­ны; здесь есть связь, но о ней в дру­гой раз), в кон­це века — финан­со­вый кри­зис. Зато с нача­ла 2000‑х все пошло как по мас­лу. Да, была, конеч­но, «муд­рая эко­но­ми­че­ская поли­ти­ка» и все такое, но об этом пусть кто-нибудь дру­гой рас­ска­жет. Я сей­час — о внеш­них фак­то­рах наше­го везе­ния. Едва ли не каж­дый гло­баль­ный поли­ти­че­ский или при­род­ный ката­клизм — тер­ро­ри­сти­че­ская ата­ка на баш­ни-близ­не­цы в Нью-Йор­ке, втор­же­ние в Ирак, серия цуна­ми в Юго-Восточ­ной Азии — играл нам на руку, посколь­ку под­ни­мал цены на нефть. Нас же самих боль­шие беды обхо­ди­ли стороной.

И в какой-то момент мы уве­ро­ва­ли, что несмет­ные под­зем­ные богат­ства и бла­го­при­ят­ный для нас рас­клад на миро­вой арене — наша лич­ная заслу­га. А Бога мы прак­ти­че­ски дер­жим за боро­ду. В эти туч­ные годы с оппо­зи­ци­ей вопрос в, прин­ци­пе, реши­ли, мел­кие соци­аль­ные воз­го­ра­ния туши­ли день­га­ми, пар­ла­мент регу­ляр­но объ­яв­лял себя «тор­мо­зом», а на оче­ред­ных вне­оче­ред­ных выбо­рах неиз­мен­но побеж­да­ла «пар­тия высо­ких цен на нефть» (дефи­ни­ция жур­на­ли­ста Пав­ла Лоб­ко­ва). Народ — в осо­бен­но­сти отдель­ные его пред­ста­ви­те­ли — бога­тел и не хотел замо­ра­чи­вать­ся ника­ки­ми про­бле­ма­ми. Сло­вом, все было заме­ча­тель­но. Но такой фан­та­сти­че­ский фарт не мог длить­ся вечно.

Опа­сать­ся, что он иссяк­нет, я начал в сере­дине 2000‑х. Потря­хи­вать нас ста­ло в 2007 году, кото­рый стар­то­вал мно­го­ме­сяч­ным скан­да­лом с Раха­том Али­е­вым. Затем под­крал­ся вто­рой кри­зис, под­ня­лась вол­на доль­щи­ков и ипо­теч­ни­ков. И вот, когда мы срав­ни­тель­но бла­го­по­луч­но выка­раб­ка­лись из гло­баль­ных финан­со­вых пере­дряг, — «вне­зап­но кон­чил­ся диван».

2011 год ока­зал­ся для Казах­ста­на поис­ти­не чер­ным, чего уж там скры­вать. Серия тер­ак­тов — в Акто­бе, Аты­рау, Астане, Тара­зе. Бои с экс­тре­ми­ста­ми в Актю­бин­ской обла­сти и в Алма-Ате с поте­ря­ми сре­ди спец­на­зов­цев. Мас­со­вый само­под­рыв в бал­хаш­ской коло­нии. Ужа­са­ю­щий ура­ган, уни­что­жив­ший кра­су уро­чи­ща Медео. И, нако­нец, кро­во­про­ли­тие на Ман­гыш­ла­ке, на фоне кото­ро­го «блед­не­ют» даже декабрь­ские собы­тия 1986-го. По коли­че­ству жертв побо­и­ще в Жана­о­зене может срав­нить­ся раз­ве что с мас­со­вым рас­стре­лом рабо­чих в Темир­тау в 1959 году. Впро­чем, о том собы­тии у нас мало кто знает.

За что нам это все? И что это было — тра­ги­че­ское сте­че­ние обсто­я­тельств, нака­за­ние за нашу гор­ды­ню или зако­но­мер­ный итог пред­ше­ству­ю­щих лет?

Никто не отве­ча­ет ни за что

…С неко­то­рых пор я понял бес­смыс­лен­ность деле­ния стран на тота­ли­тар­ные, авто­ри­тар­ные и — демо­кра­ти­че­ские. Посколь­ку эти харак­те­ри­сти­ки все­гда зави­сят от того, кто гово­рит и о каком госу­дар­стве. Сомни­тель­на так­же клас­си­фи­ка­ция на капи­та­ли­сти­че­ские и соци­а­ли­сти­че­ские: рыноч­ная Шве­ция куда соци­аль­нее чучхей­ной КНДР.

Реа­ли­стич­нее, по мое­му мне­нию, ста­вить вопрос так: явля­ет­ся ли то или иное госу­дар­ство зре­лым или нет?

Как это узнать? Да запро­сто — по поступ­кам. Какой чело­век в нашем при­выч­ном пони­ма­нии незре­лый? Тот, кто как черт от лада­на бежит от ответ­ствен­но­сти. Не уме­ет и не жела­ет при­зна­вать свои ошиб­ки и неуда­чи (счи­тая такое при­зна­ние «поте­рей лица», хотя на самом деле это дефи­цит муже­ства). И посто­ян­но ищет, на кого бы их сва­лить. Пря­чет­ся от про­блем, вме­сто того что­бы повер­нуть­ся к ним лицом. Пуще огня боит­ся прав­ды о себе люби­мом. А при­пер­тый ею к стен­ке до послед­не­го врет и изво­ра­чи­ва­ет­ся. Не про­сто не ува­жа­ет, а не выно­сит тех, кто мыс­лит ина­че, чем он (не пони­мая, что враг не напро­тив тебя, а за тво­ей спи­ной). И убеж­ден, что «все траб­лы мож­но раз­ве­сти за бабло».

Нали­чие пере­чис­лен­ных качеств совсем не зави­сит от воз­рас­та: насто­я­щие мужи­ки попа­да­ют­ся и в 15 лет, а инфан­ти­лы быва­ют пре­ста­ре­лы­ми. И эти свой­ства, как вы пони­ма­е­те, нетруд­но экс­тра­по­ли­ро­вать на госу­дар­ствен­ные деяния.

Нач­нем с необ­хо­ди­мо­сти брать на себя ответ­ствен­ность. То, что для наших чинов­ни­ков (за ред­чай­ши­ми исклю­че­ни­я­ми) страш­нее кары нет, жур­на­ли­сты зна­ют как никто дру­гой. Любая прось­ба к сто­ло­на­чаль­ни­ку о самом пустяш­ном ком­мен­та­рии натал­ки­ва­ет­ся на бро­не­бой­ный ответ его пресс-служ­бы: при­сы­лай­те офи­ци­аль­ный запрос!

Несколь­ко лет назад меня допра­ши­ва­ли в одном бого­угод­ном заве­де­нии по пово­ду замет­ки, вышед­шей в газе­те и вызвав­шей повы­ше­ние тем­пе­ра­ту­ры в этой кон­то­ре. Опер все выпы­ты­вал, кто дал мне санк­цию на публикацию.

- Да никто, — гово­рю, — не давал.

- Как это? — не понял он. — У вас же есть руководство?

- Есть, — отве­чаю. — Но оно мне дове­ря­ет. И в сво­ей зоне ответ­ствен­но­сти я сам себе хозяин.

- Я могу напи­сать, — не уни­мал­ся опер, — что вы сами себе дали санкцию?

- Пиши­те на здо­ро­вье! - я еле сдер­жал­ся, что­бы не заржать в голос.

А у бед­ня­ги так и не поме­сти­лось в голо­ве — как это руко­во­ди­тель сред­не­го зве­на при живом началь­ни­ке спо­со­бен при­ни­мать само­сто­я­тель­ные решения?!

Не слу­чай­но 99 про­цен­тов кол­лек­тив­ных писем интел­ли­ген­ции, обра­ще­ний обще­ствен­но­сти и пар­тий­ных орга­ни­за­ций и баналь­ных жалоб на КСК адре­су­ют­ся пре­зи­ден­ту. Мол, ты глав­ный — тебе и решать. Пото­му что боль­ше никто решить не может.

В самом сло­ве «ответ­ствен­ность» кро­ет­ся риск отве­тить за свои дей­ствия. А кому это надо? Вот поче­му у нас никто ни за что не отве­ча­ет, а слу­чись что — вино­ва­тых не най­ти. И, раз такое дело, «край­них» обыч­но назначают.

За дол­гие годы рабо­ты мне ни разу не при­хо­ди­лось слы­шать не то что пока­я­ния — но даже кон­ста­та­ции допу­щен­ной тра­ги­че­ской ошиб­ки (кро­ме как со ска­мьи подсудимых).

Никто не при­знал­ся, допустим:

«Да, это мы, мест­ные вла­сти, винов­ны в том, что про­да­ли стра­те­ги­че­ский объ­ект — Кызы­ла­гаш­ское водо­хра­ни­ли­ще — в част­ные руки, а вла­де­лец ока­зал­ся хапу­гой и не спус­кал воду на поля: в резуль­та­те пло­ти­ну про­рва­ло, и в посел­ке погиб­ло 45 человек».

Или:

«Да, это я, началь­ник ДВД, несу ответ­ствен­ность за то, что про­тив боро­да­чей бро­си­ли непод­го­тов­лен­ных бой­цов, не объ­яс­нив для нача­ла, как с экс­тре­ми­ста­ми вое­вать, пото­му что объ­яс­нять неко­му. А бро­не­жи­ле­ты пули про­ши­ли из-за того, что на тен­де­ре мы из аму­ни­ции созна­тель­но заку­пи­ли самое деше­вое дерь­мо. Вот, зна­чит, из-за это­го их и убило».

Или:

«Да, это мы, чле­ны пра­ви­тель­ства, под­го­то­ви­ли сырой закон о доле­вом стро­и­тель­стве, оста­вив кучу лазе­ек для мошен­ни­ков, чем они и вос­поль­зо­ва­лись. И мы в отве­те за то, что десят­ки тысяч доль­щи­ков ока­за­лись обма­ну­ты, а госу­дар­ству при­шлось тра­тить мил­ли­ар­ды тен­ге на реше­ние этой про­бле­мы имен­но по нашей вине».

Кто край­ний? Мы — за вами!

Так что чисто­сер­деч­но­го при­зна­ния насчет Жана­о­зе­на не дождем­ся — и не надей­тесь. Тем более винов­ные уже назва­ны — хули­га­ны и маро­де­ры, кото­рые охму­ри­ли басту­ю­щих неф­тя­ни­ков. А те пря­мо овцы бес­сло­вес­ные, пошли за коз­ла­ми-про­во­ка­то­ра­ми.

Что-то до боли зна­ко­мое в этих «хули­га­нах и маро­де­рах», не нахо­ди­те? Да, имен­но так назы­ва­ли пона­ча­лу «декаб­ри­стов» 1986-го, кото­рые тоже гро­ми­ли вит­ри­ны и под­жи­га­ли маши­ны, хоро­шо это пом­ню. А неко­то­рые дея­те­ли, сего­дня пози­ци­о­ни­ру­ю­щие себя «духов­ны­ми лиде­ра­ми», добав­ля­ли тогда, что они еще и ман­кур­ты. Через пять лет ман­кур­ты ока­за­лись геро­я­ми. И про­дол­жа­ют ими оста­вать­ся. Квар­ти­ры вон к юби­лею полу­ча­ют. Отно­шусь к это­му спо­кой­но и бес­страст­но, так как наблю­дал и не такие «пере­обу­ва­ния». А вспом­нил те собы­тия к тому, что исто­рия цик­лич­на и я не исклю­чаю пол­но­го повто­ре­ния сюжета.

Еще, конеч­но, вино­ва­тят «тре­тью силу», куда ж без нее! А что, очень удоб­но: никто не зна­ет, что это такое, поэто­му страш­но и веришь. Хоть бы раз уж ее пока­за­ли, инте­рес­но же.

Без­услов­но, край­ни­ми ока­жут­ся и жур­на­ли­сты. Кол­ле­ги из оппо­зи­ци­он­ной газе­ты рас­ска­за­ли, что им сде­ла­ли тол­стый намек на ответ­ствен­ность по зако­ну о нац­без­опас­но­сти. Да, соб­ствен­но, четы­ре рос­сий­ских репор­те­ра успе­ли попасть под раз­да­чу. У нас ведь как: чуть какой кипеж — сра­зу прес­су к ног­тю. Это уже на уровне без­услов­но­го рефлекса.

Убей сво­их — чтоб чужие боялись

Дол­жен при­знать, что с инфор­ма­ци­он­ным опо­ве­ще­ни­ем дело нала­жи­ва­ет­ся. Ника­ко­го срав­не­ния с нынеш­ним летом: когда не уда­лось замол­чать Шубар­ши и Кен­ки­як, нам дол­го «гна­ли кино» про то, что в Казах­стане тер­ро­риз­ма нет и быть не может, и сала­фи­ты — не экс­тре­ми­сты, а баналь­ные неф­тя­ные воры. А тут в пер­вый же день целый ген­про­ку­рор бри­финг дал. Спи­кер над­зор­но­го орга­на Нур­дау­лет Суин­ди­ков — тот вооб­ще нон-стоп веща­ет. Толь­ко инфор­ма­ция эта — в одни воро­та. Я до сих пор не слы­шал ни одно­го, к при­ме­ру, уво­лен­но­го неф­тя­ни­ка. А любо­пыт­но было бы послу­шать — для пол­но­ты кар­ти­ны мас­лом: все-таки не послед­няя сто­ро­на в конфликте.

Но пони­маю, что это — вряд ли. И по фак­ту вме­сто инфор­ма­ци­он­но­го освЕ­ще­ния собы­тий мы име­ем инфор­ма­ци­он­ное освЯ­ще­ние любых дей­ствий властей.

В начав­шей­ся про­па­ган­дист­ской кам­па­нии отме­тил бы еще два кли­ше, кото­рые актив­но внед­ря­ют­ся в мас­со­вое созна­ние. Пер­вое — не сто­ит сме­ши­вать тру­до­вой спор с бан­дит­ски­ми про­яв­ле­ни­я­ми. Разум­но. Но про­из­вод­ствен­ный кон­фликт когда начал­ся — вче­ра или семь меся­цев назад? Сто раз его мож­но было решить. Да, види­мо, не было жела­ния, раз джин­на загна­ли в кув­шин — в надеж­де, что там он сам собой рас­со­сет­ся. И кто-нибудь внят­но объ­яс­нит: поче­му защи­ту прав неф­тя­ни­ков сочли «раз­жи­га­ни­ем роз­ни», за кото­рое юрист Ната­лья Соко­ло­ва полу­чи­ла шесть лет коло­нии? И по какой при­чине госу­дар­ство в этом спо­ре одно­знач­но вста­ло на сто­ро­ну работодателя?

Да и заод­но пусть ска­жут: раз уж дошло до стен­ки на стен­ку, в мире суще­ству­ет куча «неле­таль­ных» средств подав­ле­ния вол­не­ний: водо­ме­ты, све­то­шу­мо­вые гра­на­ты, сле­зо­то­чи­вый газ, рези­но­вые пули. Зачем было уби­вать бое­вы­ми?! Ниче­го более гуман­но­го в арсе­на­ле не нашлось? Или убей сво­их — чтоб чужие боялись?

Дурац­кие вопросы…

Золо­та слиш­ком мно­го не быва­ет, глу­пое животное!

Дру­гой трю­изм, про­па­ган­ди­ру­е­мый, в част­но­сти, ано­ним­ны­ми ана­ли­ти­ка­ми из неко­е­го цен­тра «Пара­сат»: заба­сто­вав­шие неф­тя­ни­ки полу­ча­ли гигант­ские по сред­ним мер­кам зар­пла­ты — 150—300 тыс. тен­ге — и со сво­и­ми тре­бо­ва­ни­я­ми повы­ша­ю­ще­го коэф­фи­ци­ен­та про­сто с жиру взбе­си­лись. Во-пер­вых, за такую рабо­ту (летом до 50 гра­ду­сов жары и зимой — столь­ко же моро­за) одна-две тыся­чи дол­ла­ров — не такие уж и боль­шие день­ги. Осо­бен­но в срав­не­нии с окла­да­ми и бону­са­ми топ-мене­дже­ров «РД «КМГ», сидя­щих в офи­сах. А во-вто­рых, на Ман­гыш­ла­ке все завоз­ное, отче­го цены серьез­но выше, чем даже в сто­ли­цах. При­чем в день получ­ки у неф­тя­ни­ков они име­ют обык­но­ве­ние под­ска­ки­вать и потом не падать.

Горь­ко сей­час созна­вать, но этот кон­фликт дей­стви­тель­но мож­но было «раз­ве­сти за баб­ло». В отли­чие, ска­жем, от про­бле­мы тер­ро­риз­ма, где у оппо­нен­тов совсем иные цен­но­сти. Увы, рабо­то­да­тель не поже­лал делить­ся. Руко­вод­ству­ясь запо­ве­дью маха­ра­джи из муль­ти­ка про анти­ло­пу: «Золо­та слиш­ком мно­го не быва­ет, глу­пое живот­ное!» Но это в осталь­ном мире ску­пой пла­тит два­жды. А у нас за ску­по­го пла­тит госу­дар­ство. Про­тестные стра­сти в реги­оне теперь навер­ня­ка нач­нут гасить бюд­жет­ны­ми день­га­ми. И цена вопро­са вырас­тет сто­крат про­тив преж­ней. Кро­ме того, за жад­ность уже запла­че­на самая страш­ная цена — 15 жизней.

В общем, все при­зна­ки пубер­тат­но­го пове­де­ния вла­сти, кото­рые я при­вел выше, нали­цо. Но, судя по все­му, при­выч­ные под­хо­ды к реше­нию про­блем никто менять не соби­ра­ет­ся, и атте­стат незре­ло­сти всех устра­и­ва­ет. Одна­ко, если власть сроч­но не «повзрос­ле­ет» и не нач­нет вести себя по-муж­ски, ситу­а­ция может пой­ти враз­нос — так, что мало нико­му не пока­жет­ся. На этот счет в этом году было столь­ко пре­ду­пре­жда­ю­щих звон­ков, что у меня в ушах зве­нит. А у вас?

Вадим БОРЕЙКО, жур­на­лист, Алматы

More here:
Атте­стат незрелости

архивные статьи по теме

Исследование Transparency Kazakhstan о коррупции на таможне стало поводом для депутатского запроса

Editor

Детдома не получат денег Мадинова

За кого угодно — только не за «Нур Отан»!..