11 C
Астана
5 октября, 2022
Image default

Апрельское турне Назарбаева: экономика как приоритет?

Пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев на этой неде­ле нанес визи­ты в Иран и в Тур­цию и завер­ша­ет турне в Узбе­ки­стане. Казах­стан­ские инфор­ма­ци­он­ные агент­ства сооб­щи­ли, что высо­кий гость уже встре­тил­ся с пре­зи­ден­та­ми Ира­на и Тур­ции Хаса­ном Роуха­ни и Редже­пом Тайи­пом Эрдо­га­ном, с духов­ным лиде­ром Ира­на Али Хаме­неи, и с мно­го­чис­лен­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми биз­нес-кру­гов этих стран.

Мил­ли­ар­ды из Ира­на и Турции?

Что пре­ва­ли­ру­ет в ходе этой поезд­ки — поли­ти­ка или эко­но­ми­ка? Немец­кий экс­перт по Цен­траль­ной Азии Беа­те Эшмент (Beate Eschment) исхо­дит из того, что сей­час, когда Казах­стан охва­чен серьез­ным эко­но­ми­че­ским кри­зи­сом Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву необ­хо­ди­мы ино­стран­ные инве­сто­ры, про­ек­ты с ино­стран­ным участием.

“Иран после сня­тия меж­ду­на­род­ных санк­ций — это про­стран­ство новых эко­но­ми­че­ских воз­мож­но­стей, к нему сей­час обра­ще­ны взгля­ды мно­гих эко­но­ми­стов в мире. Бла­го­да­ря это­му визи­ту Казах­стан в боль­шей мере попа­да­ет в зону вни­ма­ния меж­ду­на­род­ных эко­но­ми­че­ских струк­тур. Тем более, что сооб­ща­ет­ся об очень круп­ных кон­трак­тах, о кото­рых деле­га­ция из Аста­ны дого­во­ри­лась в Теге­ране. Речь идет о более чем мил­ли­ар­де дол­ла­ров, и о надеж­де, что эта сум­ма уве­ли­чит­ся до 3–4 мил­ли­ар­дов, а эко­но­ми­че­ские свя­зи с Ира­ном вый­дут на уро­вень отно­ше­ний с Тур­ци­ей”, — отме­ча­ет собе­сед­ни­ца DW.

Беате ЭшментБеа­те Эшмент

Кро­ме того, как сооб­ща­ли СМИ, пре­зи­ден­ты Казах­ста­на и Тур­ции дого­во­ри­лись в ходе встре­чи в Стам­бу­ле уве­ли­чить това­ро­обо­рот меж­ду дву­мя стра­на­ми до 10 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Что каса­ет­ся поли­ти­че­ской состав­ля­ю­щей, то визи­ты в Иран и в Тур­цию под­чер­ки­ва­ют линию Аста­ны на мно­го­век­тор­ность поли­ти­ки, ука­зы­ва­ет Беа­те Эшмент. “Эта линия доста­точ­но успеш­на. Теперь к тра­ди­ци­он­ным направ­ле­ни­ям — будь то Рос­сия, Тур­ция, Китай, при­об­ща­ет­ся иран­ское”, — гово­рит она.

Иные при­о­ри­те­ты…

“Я бы при­о­ри­те­ты рас­ста­вил ина­че. На пер­вое место я бы поста­вил не поли­ти­че­ский, не эко­но­ми­че­ский, а пси­хо­ло­ги­че­ский аспект. Нур­сул­тан Назар­ба­ев вооб­ще любит меж­ду­на­род­ную дея­тель­ность как тако­вую: визи­ты, встре­чи с миро­вы­ми и реги­о­наль­ны­ми лиде­ра­ми, выдви­же­ние раз­лич­ных гло­баль­ных ини­ци­а­тив”, — счи­та­ет казах­стан­ский обо­зре­ва­тель Петр Своик.

По его мне­нию, в нынеш­ней ситу­а­ции, когда отно­ше­ния меж­ду Тур­ци­ей и Рос­си­ей очень напря­жен­ные, кто-то из лиде­ров стран-сосе­дей воз­мож­но, поосте­рег­ся бы ехать в Стам­бул сра­зу после сам­ми­та по ядер­ной без­опас­но­сти в США (31 марта‑1 апре­ля. — Ред.), где у Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва была воз­мож­ность пооб­щать­ся с Редже­пом Эрдо­га­ном, но для казах­стан­ско­го лиде­ра рис­ки сто­ят на вто­ром месте, а на пер­вом — само уча­стие. “Может быть, из Стам­бу­ла что-нибудь Вла­ди­ми­ру Пути­ну пере­дать, поучаст­во­вать в боль­шой поли­ти­ке. Воз­мож­но, тут и скры­тый афронт Москве, мол, вы там реша­е­те свои дела, не осо­бен­но сове­ту­ясь с нами, так мы можем и свои дела тоже так решать”, — рас­суж­да­ет он.

По пово­ду поли­ти­че­ских рис­ков, свя­зан­ных с визи­том в Стам­бул, Беа­те Эшмент ука­зы­ва­ет на то, что офи­ци­аль­ной целью Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва была объ­яв­ле­на не встре­ча с пре­зи­ден­том Тур­ции, а уча­стие в сам­ми­те орга­ни­за­ции Ислам­ской кон­фе­рен­ции. “Но все рав­но в Москве сле­дят за этим визи­том. Я уве­ре­на, что Аста­на под­стра­хо­ва­лась там зара­нее, что­бы излишне ее не нер­ви­ро­вать. Что вовсе не озна­ча­ет, буд­то Нур­сул­тан Назар­ба­ев берет на себя роль посред­ни­ка меж­ду Пути­ным и Эрдо­га­ном”, — про­дол­жа­ет она.

Гло­ба­ли­за­ция и регионализация

Петр Своик

Петр Сво­ик

Петр Сво­ик видит в нынеш­ней серии визи­тов в первую оче­редь поли­ти­че­скую состав­ля­ю­щую. “Если 1990‑е и 2000‑е мож­но назвать деся­ти­ле­ти­я­ми гло­ба­ли­за­ции, то пере­жи­ва­е­мое нами вре­мя — это реги­о­на­ли­за­ция. Это и про­ект “Шел­ко­во­го пути”, и “тюрк­ское един­ство”, и ЕАЭС, и ком­плекс про­блем с исла­миз­мом и терроризмом.

На меж­го­су­дар­ствен­ном уровне это пока в основ­ном поли­ти­че­ские про­ек­ты, даже если неко­то­рые из них назы­ва­ют­ся эко­но­ми­че­ски­ми. Казах­стан объ­ек­тив­но ока­зы­ва­ет­ся вовле­чен в эти про­ек­ты, и его роль там доста­точ­но замет­на. Осо­зна­ни­ем этой роли и под­чер­ки­ва­ни­ем мно­го­век­тор­но­сти поли­ти­ки и обу­слов­ле­ны в первую оче­редь его послед­ние поезд­ки по всем воз­мож­ным век­то­рам”, — про­дол­жа­ет Петр Сво­ик. Что же каса­ет­ся эко­но­ми­че­ской состав­ля­ю­щей визи­тов в Иран и Тур­цию, то экс­перт не согла­сен с теми казах­стан­ски­ми СМИ, кото­рые пода­ли их, как потря­са­ю­щий успех.

“Я попы­тал­ся поис­кать, в чем же кон­крет­ные резуль­та­ты, и не нашел ниче­го ося­за­е­мо­го, кро­ме про­ек­та раз­ви­тия желез­ной доро­ги из Китая через Казах­стан и Турк­ме­нию в Иран, кото­рый явля­ет­ся частью китай­ско­го про­ек­та “Шел­ко­во­го пути”. В Тур­ции тоже были про­из­не­се­ны заме­ча­тель­ные сло­ва об успеш­но­сти сотруд­ни­че­ства и о нали­чии инве­сти­ци­он­ных про­ек­тов на два мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Но по сути всем ясно, что Казах­ста­ну сей­час ост­ро необ­хо­ди­мы день­ги, кото­рые он ищет по миру”, — под­чер­ки­ва­ет казах­стан­ский эксперт.

ЭКСПО-2017

Он ука­зы­ва­ет еще на один аспект — это все­мир­ная выстав­ка “ЭКСПО-2017”. “Для Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва — это “лич­ный” про­ект. Пока для инсай­де­ров совер­шен­но оче­вид­но, что ЭКСПО-2017 рис­ку­ет ока­зать­ся пустыш­кой. И пре­зи­дент вся­че­ски ста­ра­ет­ся ком­пен­си­ро­вать сла­бый инте­рес Евро­пы к выстав­ке вер­бов­кой гостей из дру­гих реги­о­нов, в част­но­сти, из Тур­ции”, — гово­рит он.

В отно­ше­нии посе­ще­ния Узбе­ки­ста­на Петр Сво­ик счи­та­ет, что ини­ци­а­то­ром оста­нов­ки пре­зи­ден­та Казах­ста­на в Таш­кен­те высту­пил Ислам Кари­мов. “Воз­мож­но, для этой поезд­ки есть более весо­мые при­чи­ны, но я бы назвал евразий­ский про­ект. Исла­му Кари­мо­ву надо опре­де­лять­ся с направ­ле­ни­ем раз­ви­тия стра­ны. И наи­бо­лее под­хо­дя­щим собе­сед­ни­ком для него явля­ет­ся Нур­сул­тан Назар­ба­ев, хотя они не очень любят встре­чать­ся”, — пола­га­ет он. Беа­те Эшмент в свою оче­редь исхо­дит из того, что глав­ны­ми тема­ми для раз­го­во­ра лиде­ров Казах­ста­на и Узбе­ки­ста­на ста­нут эко­но­ми­че­ский кри­зис и угро­за со сто­ро­ны “Ислам­ско­го госу­дар­ства” (ИГ) для Цен­траль­ной Азии.
Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan

архивные статьи по теме

Зачем приезжал в Астану Бердымухамедов?

Editor

Как нам обустроить Северный Казахстан

От протеста к смуте: Казахстан в борьбе за справедливость и лучшую жизнь

Editor