fbpx

«Аппарат колбасит, он не знает, чьи указания выполнять»

Экс­пер­ты объ­яс­ня­ют, что изме­нит­ся в Казах­стане после рас­ши­ре­ния пол­но­мо­чий Назар­ба­е­ва

Пер­вый пре­зи­дент Казах­ста­на, гла­ва Сове­та без­опас­но­сти Нур­сул­тан Назар­ба­ев полу­чил пол­но­мо­чия, поз­во­ля­ю­щие ему кон­тро­ли­ро­вать прак­ти­че­ски все круп­ные кад­ро­вые реше­ния в стране. Если дей­ству­ю­щий гла­ва госу­дар­ства Касым-Жомарт Тока­ев захо­чет кого-то назна­чить или снять с долж­но­сти, теперь ему нуж­но будет согла­со­вать это реше­ние с Елба­сы. «Фер­га­на» опро­си­ла экс­пер­тов, что­бы узнать, кому это выгод­но и к чему может при­ве­сти.

При­ня­ли вчера,указали сего­дня

Указ Тока­е­ва опуб­ли­ко­ван на сай­те нор­ма­тив­ных актов, но на офи­ци­аль­ном сай­те Акор­ды доку­мен­та до сих пор нет, и пока никто не дал объ­яс­не­ний по это­му пово­ду. Если гово­рить о сути ука­за, то теперь пре­зи­дент будет назна­чать мини­стров (за исклю­че­ни­ем глав МИД, Мино­бо­ро­ны и МВД), а так­же аки­мов обла­стей, горо­дов рес­пуб­ли­кан­ско­го зна­че­ния и сто­ли­цы толь­ко после согла­со­ва­ния с пред­се­да­те­лем Сове­та без­опас­но­сти, то есть с Назар­ба­е­вым.

С гла­вой Сов­беза так­же будут согла­со­вы­вать кан­ди­да­ту­ры руко­во­ди­те­лей орга­нов, непо­сред­ствен­но под­чи­нен­ных и под­от­чет­ных пре­зи­ден­ту, — адми­ни­стра­ции и Управ­ле­ния дела­ми пре­зи­ден­та, Ген­про­ку­ра­ту­ры, КНБ, Нац­бан­ка, Рес­пуб­ли­кан­ской гвар­дии, Служ­бы внеш­ней раз­вед­ки, Служ­бы охра­ны гла­вы госу­дар­ства, Счет­но­го коми­те­та по кон­тро­лю за испол­не­ни­ем рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та и Агент­ства по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции.

Новость о рас­ши­ре­нии пол­но­мо­чий Назар­ба­е­ва вызва­ла резо­нанс. Что­бы успо­ко­ить обще­ствен­ность, люди из окру­же­ния пре­зи­ден­та высту­пи­ли с разъ­яс­не­ни­я­ми. Пресс-сек­ре­тарь Тока­е­ва Берик Уали заявил, что под­пи­са­ние ука­за про­дик­то­ва­но поло­же­ни­ем ново­го зако­на о Сове­те без­опас­но­сти, при­ня­то­го еще в июле 2018 года. Доку­мент преду­смат­ри­ва­ет уси­ле­ние пол­но­мо­чий кол­ле­ги­аль­но­го орга­на, во гла­ве кото­ро­го пожиз­нен­но нахо­дит­ся пер­вый пре­зи­дент, пояс­нил Берик Уали. И дей­стви­тель­но, в чис­ле функ­ций Сов­беза летом про­шло­го года про­пи­са­ли «обсуж­де­ние кан­ди­да­тур, реко­мен­ду­е­мых к назна­че­нию на долж­но­сти пер­вых руко­во­ди­те­лей цен­траль­ных и мест­ных испол­ни­тель­ных орга­нов обла­стей, горо­дов рес­пуб­ли­кан­ско­го зна­че­ния и сто­ли­цы, а так­же госу­дар­ствен­ных орга­нов, непо­сред­ствен­но под­чи­нен­ных и под­от­чет­ных пре­зи­ден­ту Рес­пуб­ли­ки Казах­стан».

В свою оче­редь, министр юсти­ции Марат Беке­та­ев под­черк­нул, что речи об ослаб­ле­нии пре­зи­дент­ской вла­сти не идет, но отме­тил, что во вре­мя кон­суль­та­ции «все раз­но­гла­сия долж­ны быть сня­ты» и «послед­нее сло­во — за Сове­том без­опас­но­сти».

Прав­да, позд­нее Берик Уали назвал ком­мен­та­рий Беке­та­е­ва некор­рект­ным, под­черк­нув, что Касым-Жомарт Тока­ев может сове­то­вать­ся с Елба­сы, но кад­ро­вые реше­ния при­ни­ма­ет само­сто­я­тель­но.

Без Назар­ба­е­ва никак

Но зачем нуж­но было изда­вать отдель­ный указ, если кан­ди­да­ту­ры руко­во­ди­те­лей клю­че­вых госор­га­нов и так обсуж­да­ют­ся с Сов­без­ом?

«Обсуж­де­ние кан­ди­да­тур в руко­во­ди­те­ли цен­траль­ных госор­га­нов в Сов­бе­зе хоть и вве­де­но зако­ном еще в про­шлом году, но при назна­че­нии гла­вы адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та и аки­мов у Сов­беза, насколь­ко я пом­ню, никто не спра­ши­вал. Вве­де­на внут­рен­няя про­це­ду­ра, но тех­ни­че­ски она необя­за­тель­на. Дан­ный указ, види­мо, резуль­тат опре­де­лен­но­го ком­про­мис­са и сде­лан в раз­ви­тие зако­на «О Сове­те без­опас­но­сти», учи­ты­вая ста­тус пер­во­го пре­зи­ден­та. Его мне­ние как бы запра­ши­ва­ет­ся, но за послед­ние пол­го­да на Сов­бе­зе нико­го (из кан­ди­да­тов) не обсуж­да­ли», — рас­ска­зы­ва­ет поли­то­лог Дани­яр Ашим­ба­ев.

После сво­ей ина­у­гу­ра­ции Тока­ев успел сме­нить несколь­ких мини­стров и аки­мов. При­чем в его кад­ро­вой поли­ти­ке про­сле­жи­вал­ся акцент на «омо­ло­же­ние». К при­ме­ру, мини­стром обра­зо­ва­ния и нау­ки он назна­чил 37-лет­не­го Асха­та Айма­гам­бе­то­ва, а сто­ли­цу дове­рил моло­до­му аки­му Алтаю Куль­ги­но­ву (41 год).

По мне­нию ряда экс­пер­тов, поли­ти­че­ские тяже­ло­ве­сы мог­ли пожа­ло­вать­ся на то, что новый пре­зи­дент меня­ет их на моло­дых. Одна­ко дирек­тор Цен­траль­но­ази­ат­ско­го фон­да раз­ви­тия демо­кра­тии, кан­ди­дат поли­ти­че­ских наук Толга­най Умбе­та­ли­е­ва счи­та­ет, что в вопро­се назна­че­ния на руко­во­дя­щие долж­но­сти «моло­де­жи» логи­ка Тока­е­ва понят­на. Экс­перт, про­ана­ли­зи­ро­вав послед­нее заяв­ле­ние Назар­ба­е­ва об отсут­ствии двое­вла­стия в стране, пола­га­ет, что, воз­мож­но, появи­лись новые обсто­я­тель­ства, заста­вив­шие экс-пре­зи­ден­та и его бли­жай­шее окру­же­ние поме­нять мне­ние. «С одной сто­ро­ны, мно­го тяже­ло­ве­сов ока­за­лись вне игры, зани­мая вто­ро­сте­пен­ные долж­но­сти. С дру­гой — что будет с Nur Otan, и как пар­тия без Назар­ба­е­ва будет вклю­че­на в поли­ти­че­скую борь­бу? Я гово­рю сей­час не о пар­ла­мент­ских выбо­рах, а о внут­ри­э­лит­ных играх. У пар­тии поло­же­ние было вне игры, и у Бай­бе­ка (пер­во­го заме­сти­те­ля гла­вы Nur Otan), не хва­ти­ло бы поли­ти­че­ских сил и воз­мож­но­стей быть в цен­тре без допол­ни­тель­ных власт­ных инстру­мен­тов. Ведь лидер пар­тии — Назар­ба­ев — уже не ока­зы­вал вли­я­ния на кад­ро­вый состав пра­ви­тель­ства и руко­во­ди­те­лей обла­стей, — про­дол­жа­ет Умбе­та­ли­е­ва. — Поэто­му было инте­рес­но, как теперь поли­ти­че­ская кон­струк­ция будет рабо­тать. Была надеж­да, что Бай­бек смо­жет исполь­зо­вать те воз­мож­но­сти, кото­рые откры­ва­лись, как для уве­ли­че­ния сво­е­го веса внут­ри эли­ты, так и для изме­не­ния поли­ти­че­ской кон­струк­ции, создав для себя поли­ти­че­ское про­стран­ство для роста, изме­нив поло­же­ние пар­тии. Но вме­сто это­го вве­ли опять Назар­ба­е­ва, поста­вив в зави­си­мость от него кад­ро­вые вопро­сы».

Кто в доме хозя­ин

Про уси­лив­ше­е­ся вли­я­ние ново­го пре­зи­ден­та на кад­ро­вый состав высо­ко­по­став­лен­ных чинов­ни­ков заго­во­ри­ли минув­шим летом. Боль­шой шум вызва­ло уволь­не­ние адми­ни­стра­ци­ей Тока­е­ва аки­ма Шым­кен­та Габи­дул­лы Абдра­хи­мо­ва после видео­об­ра­ще­ния из Лон­до­на, где тот напут­ство­вал, как нуж­но тра­тить зара­бо­тан­ные в Казах­стане день­ги. «Воз­ник­ли момен­ты, когда Тока­ев пытал­ся выхо­дить за крас­ные флаж­ки. Нагляд­ным при­ме­ром была ситу­а­ция с аки­мом Шым­кен­та, кото­ро­го отпра­ви­ли в отстав­ку. Но через какое-то вре­мя он был назна­чен заме­сти­те­лем пре­мьер-мини­стра, что явно и чет­ко пока­зы­ва­ло, что в таких кад­ро­вых вопро­сах послед­нее сло­во оста­ет­ся за Назар­ба­е­вым», — ком­мен­ти­ру­ет поли­то­лог Досым Сат­па­ев.

Нынеш­ний указ, счи­та­ет экс­перт, был пуб­лич­но озву­чен не для обще­ства, а для все­го гос­ап­па­ра­та, что­бы в оче­ред­ной раз пока­зать всем, кто в доме хозя­ин. «Если бы Назар­ба­ев хотел не при­да­вать вопро­су пуб­лич­но­сти, что­бы сохра­нить Тока­е­ву некую репу­та­цию серьез­но­го игро­ка, эта инфор­ма­ция и не рас­про­стра­ни­лась бы. Но ее демон­стра­тив­но выда­ли даже те, кто не выда­ет инфор­ма­цию без согла­со­ва­ния с окру­же­ни­ем пер­во­го пре­зи­ден­та. Повто­рюсь, инфор­ма­ция была пуб­лич­но рас­про­стра­не­на, что­бы и в обще­стве, и в эли­те зна­ли, кто в доме хозя­ин и что у Тока­е­ва ста­ло боль­ше крас­ных флаж­ков и бетон­ных ограж­де­ний», — рас­суж­да­ет поли­то­лог.

«Демон­стра­тив­ное пози­ци­о­ни­ро­ва­ние пер­во­го пре­зи­ден­та в каче­стве хозя­и­на дома уда­рит по репу­та­ции Тока­е­ва в гла­зах в первую оче­редь бюро­кра­ти­че­ско­го аппа­ра­та, кото­рый будет пони­мать, что клю­че­вые вопро­сы не зави­сят от нынеш­не­го гла­вы госу­дар­ства, — про­дол­жа­ет Сат­па­ев. — А нали­чие воз­мож­но­сти вли­ять на кад­ро­вые пере­ста­нов­ки — мощ­ный рычаг, авто­ма­ти­че­ски повы­ша­ю­щий ста­тус любо­го пред­ста­ви­те­ля вла­сти. Когда у Тока­е­ва демон­стра­тив­но забра­ли этот ста­тус, то он в гла­зах части бюро­кра­ти­че­ско­го аппа­ра­та поте­рял­ся как клю­че­вой игрок. Эли­та будет счи­тать, что все вопро­сы в окон­ча­тель­ной вер­сии будут зави­сеть от пер­во­го пре­зи­ден­та».

Кста­ти, в СМИ пери­о­ди­че­ски появ­ля­ют­ся пуб­ли­ка­ции о воз­мож­ном кон­флик­те меж­ду коман­да­ми Тока­е­ва (адми­ни­стра-
цией пре­зи­ден­та) и Назар­ба­е­ва (кан­це­ля­ри­ей пер­во­го гла­вы госу­дар­ства). Напри­мер, катар­ский теле­ка­нал «Аль-Джа­зи­ра» обра­тил вни­ма­ние на уго­лов­ное дело, кото­рое было воз­буж­де­но по про­ек­ту лег­ко­рель­со­во­го мет­ро в Нур-Сул­тане, — оно каса­ет­ся близ­ко­го окру­же­ния Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, счи­та­ют жур­на­ли­сты кана­ла. Во вре­мя сове­ща­ния в нача­ле октяб­ря нынеш­ний гла­ва госу­дар­ства ска­зал, что «нуж­но углу­бить» рас­сле­до­ва­ние это­го дела. «Хотя Тока­ев не назвал имен [кого нуж­но при­влечь к рас­сле­до­ва­нию], его при­каз мог озна­чать, что он наце­лен на быв­ших и нынеш­них чле­нов окру­же­ния его патро­на и пред­ше­ствен­ни­ка Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва», — пола­га­ет «Аль-Джа­зи­ра».

Власть в одних руках. Но в чьих?

Появ­ле­ние ука­за, рас­ши­ря­ю­ще­го пол­но­мо­чия Назар­ба­е­ва, поро­ди­ло новый виток раз­го­во­ров о суще­ство­ва­нии двое­вла­стия в Казах­стане. Одна­ко экс­пер­ты, опро­шен­ные «Фер­га­ной», скеп­ти­че­ски отно­сят­ся к такой поста­нов­ке вопро­са. Руко­во­ди­тель офи­са Инсти­ту­та миро­вой эко­но­ми­ки и поли­ти­ки Аскар Нур­ша убеж­ден, что ника­ко­го двое­вла­стия в рес­пуб­ли­ке нет. «Гово­рить о двух баш­нях в Казах­стане нет осно­ва­ний. Тем более сам Тока­ев себя не отде­ля­ет от Елба­сы и пози­ци­о­ни­ру­ет себя как чело­ве­ка, кото­рый нахо­дил­ся в одной с ним коман­де, и гово­рит о про­дол­же­нии пре­ем­ствен­но­сти кур­са пер­во­го пре­зи­ден­та», — счи­та­ет он.

Более того, сло­жив­шу­ю­ся ситу­а­цию экс­перт видит частью сце­на­рия по тран­зи­ту вла­сти. «Сама ситу­а­ция, я думаю, была сре­жис­си­ро­ва­на Елба­сы, то есть сам про­цесс тран­зи­та. Это часть сце­на­рия, соглас­но кото­ро­му у нас изби­ра­ет­ся новый пре­зи­дент, но на пери­од его ста­нов­ле­ния быв­ший пре­зи­дент сохра­нит свои пози­ции как клю­че­вая фигу­ра в поли­ти­че­ском поле и зако­но­да­тель­но сохра­нит гаран­тии того, что клю­че­вые реше­ния будут с ним согла­со­вы­вать­ся. Поэто­му ситу­а­цию не надо вос­при­ни­мать как сопер­ни­че­ство, речь по боль­шо­му сче­ту о покро­ви­тель­стве. Елба­сы таким обра­зом обес­пе­чи­ва­ет пре­ем­ствен­ность и ста­биль­ность гос­ап­па­ра­та. И покро­ви­тель­ство сле­ду­ет оце­ни­вать не в кон­тек­сте демо­кра­тии, а в кон­тек­сте того, что это есть инстру­мент для предот­вра­ще­ния тако­го сопер­ни­че­ства», — резю­ми­ру­ет Нур­ша.

Досым Сат­па­ев, в свою оче­редь, осо­бо ука­зы­ва­ет, что после ухо­да с поста пре­зи­ден­та Нур­сул­тан Назар­ба­ев сохра­нил за собой один из клю­че­вых меха­низ­мов кон­тро­ля элит — кад­ро­вые вопро­сы. «Когда Назар­ба­ев выби­рал Тока­е­ва в каче­стве сво­е­го пре­ем­ни­ка, есте­ствен­но, он оце­ни­вал его с раз­ных пози­ций. В первую оче­редь есть ли у него коман­да, сеть людей, кото­рые рабо­та­ли бы в госу­дар­ствен­ной вер­ти­ка­ли, в реги­о­нах, нац­ком­па­ни­ях. У Тока­е­ва таких людей не было. Вто­рое — то, что Тока­ев не был оли­гар­хом, сле­до­ва­тель­но, физи­че­ски не обла­дал боль­ши­ми ресур­са­ми для веде­ния соб­ствен­ной поли­ти­че­ской игры. Тре­тий момент — отсут­ствие у Тока­е­ва поли­ти­че­ских амби­ций, что­бы бро­сить вызов пер­во­му пре­зи­ден­ту. Но опыт дру­гих стран пока­зы­ва­ет, что у чело­ве­ка, полу­чив­ше­го хотя бы немно­го вла­сти, рано или позд­но появ­ля­ют­ся амби­ции», — раз­мыш­ля­ет Сат­па­ев.

С его слов, хоть Тока­ев и стал демон­стри­ро­вать в опре­де­лен­ных направ­ле­ни­ях боль­ше само­сто­я­тель­но­сти, ника­ко­го двое­вла­стия в Казах­стане не было и нет. «С само­го пер­во­го дня после 19 мар­та (сво­ей отстав­ки) у пер­во­го пре­зи­ден­та оста­лись серьез­ные рыча­ги как у пред­се­да­те­ля Сов­беза, пред­се­да­те­ля пар­тии Nur Otan и по кон­тро­лю сило­вых струк­тур», — отме­ча­ет Сат­па­ев.

Какие ожи­да­ния у эли­ты и насе­ле­ния

Аскар Нур­ша напо­ми­на­ет, что, неза­ви­си­мо от того, как друг к дру­гу отно­сят­ся пер­вый и вто­рой пре­зи­ден­ты Казах­ста­на, никто не отме­нял аппа­рат­ные игры, из-за кото­рых мог­ло сло­жить­ся оши­боч­ное мне­ние о двое­вла­стии. «Когда Путин был пре­мьер-мини­стром, а Мед­ве­дев пре­зи­ден­том, окру­же­ние Мед­ве­де­ва тоже уго­ва­ри­ва­ло уво­лить Пути­на с поста пре­мье­ра. Тогда тоже были раз­го­во­ры о двух баш­нях, о сопер­ни­че­стве, кото­рое в ито­ге не под­твер­ди­лось. Мед­ве­дев был и остал­ся лоя­лен к Пути­ну. То, что Мед­ве­дев до сих пор на посту пре­мье­ра, озна­ча­ет, что Путин оце­нил его лояль­ность. Поэто­му понят­но, что у нас есть «Биб­лио­те­ка» (офис Назар­ба­е­ва. — Прим. ред.), есть Акор­да. И нель­зя исклю­чать напря­жен­ность меж­ду аппа­ра­та­ми, поли­ти­че­ски­ми кла­на­ми. Но все­гда суще­ству­ют кла­ны, кото­рые будут стре­мить­ся заме­нить Тока­е­ва сво­им пре­тен­ден­том, у кото­ро­го своя линия, свой курс», — рас­суж­да­ет экс­перт.

В сло­жив­шей­ся ситу­а­ции эли­ты хотят чет­ких пра­вил игры, кото­рые на дан­ный момент кон­крет­но не сфор­му­ли­ро­ва­ны, счи­та­ет Дани­яр Ашим­ба­ев. «Без­услов­но, сама ситу­а­ция дает мно­гим воз­мож­ность поиг­рать на ней, и ею поль­зу­ют­ся тре­тьи и чет­вер­тые силы. Понят­но, что у них (Назар­ба­е­ва и Тока­е­ва) могут быть опре­де­лен­ные так­ти­че­ские раз­но­гла­сия, но гово­рить о систем­ном кон­флик­те поко­ле­ний, кла­нов не при­хо­дит­ся. Про­сто есть раз­ни­ца в сти­лях, под­хо­дах. Но жест­ко­го про­ти­во­сто­я­ния на дан­ный момент я не вижу. У вто­ро­го пре­зи­ден­та, воз­мож­но, есть жела­ние что-то поме­нять. У пер­во­го — сохра­нить курс. Но курс этот им самим неод­но­крат­но под­вер­гал­ся реви­зи­ям. Так что, ско­рее все­го, идет при­вы­ка­ние обо­их поли­ти­ков к новой моде­ли. Дру­гое дело, что из-за это­го (бюро­кра­ти­че­ский) аппа­рат кол­ба­сит, он не зна­ет, чьи ука­за­ния выпол­нять. И плюс со сто­ро­ны ряда чинов­ни­ков есть опре­де­лен­ное непри­я­тие Тока­е­ва. Его функ­ция — заста­вить их себе под­чи­нять­ся, не нару­шая кон­такт­ность с пер­вым пре­зи­ден­том. Да, у обо­их, может быть, есть кри­ти­ка друг к дру­гу. Но эта кри­ти­ка рабо­чая», — уве­ря­ет Ашим­ба­ев.

Он доба­вил, что сей­час выра­ба­ты­ва­ют­ся новые пра­ви­ла игры, и пока это про­ис­хо­дит, воз­мож­но «мас­со­вое недо­по­ни­ма­ние». «Насе­ле­ние, с одной сто­ро­ны, хочет ста­биль­но­сти, с дру­гой — пере­мен. Но, оли­це­тво­ряя Тока­е­ва с пере­ме­на­ми, не нуж­но забы­вать, что он был выдви­нут офи­ци­аль­ным пре­ем­ни­ком Назар­ба­е­ва, кото­ро­му после 30 лет нахож­де­ния во вла­сти очень слож­но при­нять изме­не­ния без сво­е­го кон­тро­ля. Повто­рюсь, что сей­час оба пре­зи­ден­та выстра­и­ва­ют модель вза­и­мо­дей­ствия. Нико­гда эта модель ни у нас, ни у кого в пост­со­вет­ском про­стран­стве не отра­ба­ты­ва­лась», — под­чер­ки­ва­ет Ашим­ба­ев.

В чем сла­бость Тока­е­ва?

Аскар Нур­ша, в свою оче­редь, отме­ча­ет, что часть обще­ства демон­стри­ру­ет опре­де­лен­ную уста­лость от преж­ней кон­струк­ции вла­сти. «Люди хоте­ли бы видеть в лице Тока­е­ва про­вод­ни­ка пере­мен. И понят­но, что они ждут эти пере­ме­ны, и когда это не про­ис­хо­дит быст­ро, и когда под­твер­жда­ют­ся, с их точ­ки зре­ния, не самые луч­шие ожи­да­ния, это вызы­ва­ет опре­де­лен­ное разо­ча­ро­ва­ние. Но надо пони­мать, что поли­ти­че­ский тран­зит с уче­том хоро­ше­го физи­че­ско­го состо­я­ния Елба­сы — это более дол­го­сроч­ный про­цесс, и ожи­дать быст­рых пере­мен рес­пуб­ли­ке не сто­ит», — пре­ду­пре­жда­ет поли­то­лог.

Мно­гие в эли­те пони­ма­ют, что Назар­ба­ев — «хозя­ин дома», но они так­же пони­ма­ют, что био­ло­ги­че­ские часы рабо­та­ют про­тив него, и все, что про­ис­хо­дит сей­час, будет длить­ся недол­го, счи­та­ет Досым Сат­па­ев. «Сей­час идет не тран­зит, а полутран­зит вла­сти. Насто­я­щий тран­зит нач­нет­ся, когда Назар­ба­ев совсем уйдет из поли­ти­че­ско­го поля. Тогда Казах­стан попа­дет в инте­рес­ную ситу­а­цию, когда внут­ри эли­ты нач­нет­ся про­цесс пере­рас­пре­де­ле­ния сил и ресур­сов и появят­ся вари­ан­ты раз­ви­тия. Но сей­час мы видим игру про­тив Тока­е­ва», — заклю­ча­ет поли­то­лог.

В сло­жив­шей­ся ситу­а­ции минус для Тока­е­ва — то, что пока не про­сле­жи­ва­ет­ся его соб­ствен­ный поли­ти­че­ский стиль, добав­ля­ет Аскар Нур­ша. «В демо­кра­ти­че­ских госу­дар­ствах, где про­ис­хо­дит более частая сме­на вла­сти, при­ход ново­го лица (на пост гла­вы госу­дар­ства) дает воз­мож­ность для сме­ны поли­ти­че­ской тра­ек­то­рии. Здесь минус в том, что жест­кая при­вяз­ка Тока­е­ва к кур­су Елба­сы не дает воз­мож­но­сти Казах­ста­ну менять поли­ти­че­скую тра­ек­то­рию. Для само­го Тока­е­ва вопрос заклю­ча­ет­ся в том, что люди про­дол­жа­ют его оли­це­тво­рять с преж­ним кур­сом, и это не дает ему сфор­ми­ро­вать соб­ствен­ное поли­ти­че­ское лицо. Ведь для любо­го поли­ти­ка как раз нуж­но имен­но нали­чие поли­ти­че­ско­го почер­ка», — напо­ми­на­ет поли­то­лог.



Вик­тор КОВТУНОВСКИЙ, Поли­то­лог

ПОД ТЕКСТ

Указ №184, кото­рый пресс-сек­ре­тарь пре­зи­ден­та назвал «дежур­ным», вызвал серию резо­нанс­ных пуб­ли­ка­ций и несколь­ко не очень убе­ди­тель­ных ком­мен­та­ри­ев высо­ких долж­ност­ных лиц. Все это пере­да­ет атмо­сфе­ру заме­ша­тель­ства, кото­рая царит сей­час в управ­лен­че­ской эли­те.

Окру­же­ние Касым-Жомар­та Тока­е­ва силь­но обес­по­ко­е­но послед­стви­я­ми и пыта­ет­ся сде­лать хоро­шую мину: мол, речь идет толь­ко о фор­маль­ном закреп­ле­нии сло­жив­ших­ся пра­вил игры. Но кого убе­дит дет­ское оправ­да­ние «оно так и было»?

Все уве­ре­ния Елба­сы, дескать, он «толь­ко сове­ту­ет», а реше­ния новый гла­ва госу­дар­ства при­ни­ма­ет само­сто­я­тель­но — не более чем лукав­ство. Посту­пать вопре­ки «сове­там» для Тока­е­ва озна­ча­ет пой­ти на кон­фрон­та­цию, к кото­рой он пока не готов. На самом деле, не сло­ва, а поступ­ки Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва сви­де­тель­ству­ют о том, что вер­хо­вен­ство Тока­е­ва он при­зна­вать не хочет. Начи­ная с
20 мар­та и далее вез­де он демон­стри­ру­ет свое ста­тус­ное пре­вос­ход­ство. Экс-пре­зи­дент появ­ля­ет­ся на пуб­ли­ке толь­ко в том фор­ма­те, когда он будет зани­мать трон, вос­се­дать на самом почет­ном месте. На лич­ной встре­че с Тока­е­вым в Назар­ба­ев-Цен­тре дуум­ви­ры рас­по­ла­га­лись друг про­тив дру­га, но пер­вый сидел на крес­ле, а вто­рой на сту­ле. И это не слу­чай­ность, а чет­ко про­ду­ман­ные дей­ствия.

Сопер­ни­че­ство уже пере­ме­сти­лось на меж­ду­на­род­ную аре­ну. Поезд­ки Назар­ба­е­ва на все­тюрк­ский сам­мит, на интро­ни­за­цию импе­ра­то­ра Нару­хи­то — нагляд­ное дока­за­тель­ство его стрем­ле­ния пока­зать свое пер­вен­ство даже во внеш­ней поли­ти­ке.

Похо­же, вла­сте­дро­би­тель­ный эффект ука­за ока­зал­ся настоль­ко мощ­ным, что даже в «Биб­лио­те­ке» почув­ство­ва­ли явный пере­бор. Дру­же­ствен­ные семье Елба­сы СМИ отстре­ля­лись сери­ей пуб­ли­ка­ций о высо­кой попу­ляр­но­сти пре­зи­ден­та Тока­е­ва, снаб­жая их его отре­ту­ши­ро­ван­ны­ми порт­ре­та­ми. Но это тоже нико­го не успо­ко­и­ло.

Кон­спи­ро­ло­ги, веря­щие во «вто­рое при­ше­ствие» Назар­ба­е­ва или его доче­ри, нахо­дят в 184‑м Ука­зе под­твер­жде­ние сво­е­го тези­са: Назар­ба­ев нику­да не ухо­дил, ника­ко­го тран­зи­та не было. Вме­сте с тем имен­но сей­час ста­ло оче­вид­но, что пре­зи­дент­ская вер­ти­каль не рабо­та­ет. Быв­ший пре­зи­дент про­дол­жа­ет оста­вать­ся самой вли­я­тель­ной фигу­рой, но его власть реа­ли­зу­ет­ся по «серым схе­мам»: через Совет без­опас­но­сти, Сенат, Мажи­лис и пар­тию «Нур Отан». И совер­шен­но понят­но, что «Биб­лио­те­ка» будет вся­че­ски уси­ли­вать свои струк­ту­ры. Бла­го, пока Тока­ев не в состо­я­нии поль­зо­вать­ся пре­зи­дент­ски­ми пол­но­мо­чи­я­ми, такая воз­мож­ность есть.

Одна­ко Касым-Жомарт Тока­ев мно­го раз давал пово­ды не вос­при­ни­мать его как послуш­но­го место­блю­сти­те­ля. Уязв­лен­ное само­лю­бие может быть силь­ным триг­ге­ром для тако­го пове­де­ния. Дру­гое дело, он не напа­да­ет напря­мую на сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка. Кри­ти­ке под­вер­га­ют­ся наи­бо­лее оче­вид­ные про­ва­лы в назар­ба­ев­ском насле­дии и пер­со­ны из его ближ­не­го кру­га. Осто­рож­ность новых хозя­ев Акор­ды ока­зы­ва­ет­ся бес­по­лез­ной, посколь­ку Елба­сы любую кри­ти­ку при­ни­ма­ет на свой лич­ный счет.

Уже сам факт сопер­ни­че­ства на медий­ном поле откры­то демон­стри­ру­ет, что Назар­ба­ев не отно­сит­ся к сво­е­му «пре­ем­ни­ку» хоть с толи­кой дове­рия. Надо пола­гать, инту­и­ция позд­не­со­вет­ско­го пар­тап­па­рат­чи­ка застав­ля­ет его чув­ство­вать надви­га­ю­щу­ю­ся угро­зу. В резуль­та­те пат­ри­арх, на склоне сво­их лет, не почи­ва­ет на лав­рах «отца осно­ва­те­ля», а вынуж­ден про­яв­лять дав­но неви­дан­ную актив­ность. И это понят­но. Вре­мя пло­хой для него союз­ник. Тем более что сиг­на­лы из Крем­ля — гаран­та и моде­ра­то­ра казах­стан­ско­го тран­зи­та — ниче­го хоро­ше­го ему и его окру­же­нию в пер­спек­ти­ве не сулят.

Суще­ствен­ный при­знак про­ти­во­сто­я­ния в том, что нет ника­ких види­мых зна­ков сотруд­ни­че­ства дуум­ви­ров. После казу­са с аки­мом Шым­кен­та они, судя по все­му, тет-а-тет не встре­ча­лись. Сомни­тель­но, что Тока­ев будет тер­пе­ли­во ожи­дать «есте­ствен­но­го» хода собы­тий. Ему теперь нуж­но дока­зы­вать сво­е­му окру­же­нию, тем, кто в него пове­рил, что он дей­стви­тель­но гла­ва госу­дар­ства.

И тут еще одно важ­ное заме­ча­ние. Тока­е­ву, как выяс­ня­ет­ся, внут­ри стра­ны не на кого опе­реть­ся. Кро­ме обще­ствен­но­го мне­ния. Но это уже дру­гая тема для поли­ти­че­ско­го ана­ли­за.

Автор: Баг­дат АСЫЛБЕК, «Фергана.ру»
Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан