-1 C
Астана
1 марта, 2021
Image default

«Антикитайские настроения» и «тенденция нулевой терпимости» в Казахстане?

«РАСТУЩЕЕ НЕДОВОЛЬСТВО»

На англо­языч­ном сай­те Eurasianet.org в ста­тье «Казах­стан: анти­пра­ви­тель­ствен­ные митин­ги сиг­на­ли­зи­ру­ют о повы­ше­нии про­тестных настро­е­ний» пишут о про­шед­ших в несколь­ких горо­дах пер­во­май­ских митин­гах, «закон­чив­ших­ся аре­ста­ми и изо­ли­ро­ван­ны­ми слу­ча­я­ми при­ме­не­ния агрес­сив­ных так­тик кон­тро­ля тол­пы со сто­ро­ны полиции».

Акции про­шли в Алма­ты, Нур-Сул­тане, Кара­ган­де, Шым­кен­те. «Спус­ко­вым крюч­ком для этой вол­ны фруст­ра­ции ста­ло сфор­ми­ро­вав­ше­е­ся [у насе­ле­ния] вос­при­я­тие, что важ­ные наци­о­наль­ные реше­ния при­ни­ма­ют­ся без кон­суль­та­ции с наро­дом», – пишет автор.

«Мы, казах­стан­цы, чест­но гово­ря, сыты по гор­ло режи­мом и тем, что про­ис­хо­дит в Казах­стане. Мы хотим демо­кра­тии. Мы хотим сво­бо­ды сло­ва. У нас нико­гда не было демо­кра­ти­че­ских выбо­ров», – при­во­дит Eurasianet.org сло­ва одно­го из участ­ни­ков митин­га в Алма­ты – 52-лет­не­го Дар­ха­на Кире­ева. 15-лет­няя школь­ни­ца Диля­ра, при­сут­ство­вав­шая на акции про­те­ста вме­сте с мате­рью, гово­рит: «Мы при­шли, пото­му что хотим перемен».

Мы, казах­стан­цы, чест­но гово­ря, сыты по гор­ло режи­мом и тем, что про­ис­хо­дит в Казах­стане. Мы хотим демо­кра­тии. Мы хотим сво­бо­ды сло­ва. У нас нико­гда не было демо­кра­ти­че­ских выборов.

«Про­те­сты 1 мая, пред­по­ло­жи­тель­но, были созва­ны бази­ру­ю­щим­ся в Евро­пе ово­дом режи­ма и опаль­ным бан­ки­ром Мух­та­ром Абля­зо­вым, кото­ро­го казах­стан­ские вла­сти разыс­ки­ва­ют в свя­зи с раз­лич­ны­ми уго­лов­ны­ми обви­не­ни­я­ми. Одна­ко труд­но уста­но­вить, при­шли ли демон­стран­ты из почте­ния к Абля­зо­ву или исполь­зо­ва­ли ред­кую воз­мож­ность пока­зать свое недо­воль­ство вла­стью, лишив­шей их любых дру­гих воз­мож­но­стей для про­яв­ле­ния ина­ко­мыс­лия», – отме­ча­ет издание.

Толь­ко неко­то­рые из участ­ни­ков ска­за­ли Eurasianet.org, что раз­де­ля­ют взгля­ды Абля­зо­ва, дру­гие заяви­ли, что их побу­ди­ло «стрем­ле­ние к пере­ме­нам», а неко­то­рые сооб­щи­ли, что про­сто про­яви­ли любо­пыт­ство, слу­чай­но про­хо­дя мимо.

«Недав­ние аре­сты про­дол­жа­ют тен­ден­цию нуле­вой тер­пи­мо­сти к обще­ствен­ным про­те­стам, дав­но уста­нов­лен­ную при [экс-пре­зи­ден­те Нур­сул­тане] Назар­ба­е­ве и про­дол­жен­ную с пер­вых дней пре­зи­дент­ства [дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Касым-Жомар­та] Тока­е­ва, начав­ше­го­ся с аре­стов демон­стран­тов», – пишет Eurasianet.org.

Как отме­ча­ет про­фес­сор Уни­вер­си­те­та наци­о­наль­ной обо­ро­ны в Вашинг­тоне поли­то­лог Эри­ка Марат, вопрос о борь­бе с пуб­лич­ны­ми про­яв­ле­ни­я­ми ина­ко­мыс­лия ста­вит ново­го пре­зи­ден­та перед дилем­мой. «Если пуб­лич­ные про­те­сты по-преж­не­му будут доми­ни­ро­вать в обсуж­де­ни­ях в соци­аль­ных сетях, они могут уча­стить­ся, стать более эмо­ци­о­наль­ны­ми и охва­тить всё более широ­кие слои насе­ле­ния. Стра­те­гия пра­ви­тель­ства – предот­вра­ще­ние и целе­на­прав­лен­ные аре­сты – может стать неэф­фек­тив­ной. Тока­е­ву при­дет­ся либо вооб­ще запре­тить акции про­те­ста, как в Узбе­ки­стане, либо вза­и­мо­дей­ство­вать с про­те­сту­ю­щей обще­ствен­но­стью и пытать­ся отве­чать [на ее тре­бо­ва­ния]», – пишет Эри­ка Марат.

«НЕПРИЕМЛЕМАЯ» СИТУАЦИЯ

В южно­ко­рей­ском онлайн-жур­на­ле International Policy Digest в ста­тье «О пра­вах чело­ве­ка в Казах­стане» опи­сы­ва­ют мно­го­чис­лен­ные нару­ше­ния в этой сфе­ре в стране. В част­но­сти, отме­ча­ют «сла­бость» неза­ви­си­мых инсти­ту­тов, кор­руп­цию, «зако­ны, пол­ные лазе­ек», нару­ше­ния сво­бо­ды собра­ний, подав­ле­ние оппо­зи­ции, пре­сле­до­ва­ние акти­ви­стов и жур­на­ли­стов, а так­же при­ме­не­ние пыток.

«Казах­стан дав­но стре­мит­ся при­со­еди­нить­ся к миро­вой эли­те. Но меж­ду сло­ва­ми и дела­ми режи­ма суще­ству­ет огром­ный раз­рыв. До тех пор, пока вла­сти не решат свои про­бле­мы с пра­ва­ми чело­ве­ка и огром­ным дефи­ци­том демо­кра­тии в стране, Казах­стан оста­нет­ся поли­ти­че­ской пери­фе­ри­ей», – пишет онлайн-издание.

International Policy Digest ссы­ла­ет­ся на доклад Human Rights Watch, сде­лан­ный в 2015 году, в кото­ром «быв­ше­му пре­зи­ден­ту Назар­ба­е­ву про­стым язы­ком разъ­яс­ни­ли: ситу­а­ция с пра­ва­ми чело­ве­ка в стране непри­ем­ле­ма и необ­хо­ди­мы дале­ко иду­щие изме­не­ния. И всё же пере­ме­ны, что неуди­ви­тель­но, идут мед­лен­но». «В луч­шем слу­чае мож­но гово­рить, что ситу­а­ция не изме­ни­лась. В худ­шем – что стра­на еще глуб­же погру­зи­лась в про­пасть», – пишет International Policy Digest.

КИТАЙ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

В аме­ри­кан­ском жур­на­ле National Interest пишут о про­шед­шем в кон­це апре­ля в Пекине сам­ми­те, посвя­щен­ном мас­штаб­ной меж­ду­на­род­ной ини­ци­а­ти­ве Китая «Один пояс – один путь» (ОПОП), и отме­ча­ют, что «отно­ше­ние к мусуль­ман­ским мень­шин­ствам, при­об­ре­та­ю­щее всё более угне­та­ю­щий харак­тер» пока не вызва­ло ника­ких нега­тив­ных послед­ствий для Китая, даже со сто­ро­ны стран, где мусуль­мане состав­ля­ют большинство.

Но National Interest, тем не менее, усмат­ри­ва­ет «при­зна­ки анти­ки­тай­ских настро­е­ний» в Цен­траль­ной Азии, при­чи­ну кото­рых изда­ние видит в «рас­ту­щем обще­ствен­ном воз­му­ще­нии отно­ше­ни­ем Пеки­на к мусуль­ман­ским мень­шин­ствам», кото­рое соче­та­ет­ся с «обес­по­ко­ен­но­стью аспек­та­ми инве­сти­ци­он­ной моде­ли ОПОП».

По мне­нию авто­ра, тема пре­сле­до­ва­ния мусуль­ман­ских мень­шинств в Китае – уйгу­ров, каза­хов, кыр­гы­зов – при­вле­ка­ет всё боль­ше вни­ма­ния в стра­нах реги­о­на. «Изна­чаль­но Казах­стан стре­мил­ся заглу­шить сооб­ще­ния о том, что про­ис­хо­дит в Китае, но посколь­ку в 2018 году появ­ля­лось всё боль­ше сви­де­тельств оче­вид­цев об усло­ви­ях содер­жа­ния в лаге­рях для интер­ни­ро­ван­ных [создан­ных в Синьц­зяне], про­бле­ма ста­ла более замет­ной», – пишет National Interest.

По мне­нию онлайн-изда­ния, арест акти­ви­ста «Ата­жұрт ерік­тілері» Сери­к­жа­на Била­ша, под­ни­мав­ше­го, в том чис­ле на меж­ду­на­род­ном уровне, вопро­сы прав этни­че­ских каза­хов в Китае, по обви­не­нию в «раз­жи­га­нии расо­вой нена­ви­сти», гово­рит о том, что вла­сти Казах­ста­на «пони­ма­ют чув­стви­тель­ность вопро­са», но «упря­мо пыта­ют­ся пода­вить дис­кус­сию». Это, как счи­та­ет National Interest, может «стать топ­ли­вом для новых анти­ки­тай­ских акций про­те­ста в Казахстане».

Изда­ние счи­та­ет, что пре­сле­до­ва­ние этни­че­ских каза­хов нику­да не уйдет с повест­ки в дву­сто­рон­них отно­ше­ни­ях с Кита­ем, посколь­ку у мно­гих из почти полу­то­ра мил­ли­о­нов про­жи­ва­ю­щих в Синьц­зяне этни­че­ских каза­хов есть род­ствен­ни­ки в Казахстане.

Анти­ки­тай­ские настро­е­ния в Казах­стане, пишет National Interest, «осо­бен­но про­яви­лись в 2010 году, еще до ина­у­гу­ра­ции ОПОП». «С тех обще­ствен­ное недо­воль­ство таки­ми про­бле­ма­ми, свя­зан­ны­ми с ОПОП, как китай­ская тру­до­вая мигра­ция и пере­да­ча в китай­ское вла­де­ние казах­стан­ских ресур­сов и акти­вов, про­дол­жа­ет рас­ти. Опрос, про­ве­ден­ный в 2018 году и касав­ший­ся отно­ше­ния насе­ле­ния к ОПОП, пока­зал, что око­ло чет­вер­ти респон­ден­тов очень нега­тив­но отно­си­лись к этой ини­ци­а­ти­ве, еще 27 про­цен­тов выра­жа­ли ско­рее нега­тив­ное отно­ше­ние», – сооб­ща­ет National Interest, отме­чая, что схо­жие настро­е­ния при­су­щи и насе­ле­нию сосед­не­го Кыргызстана.

БОРЬБА ЗА ВЛИЯНИЕ

В аме­ри­кан­ском жур­на­ле Wall Street Journal ана­ли­зи­ру­ют кон­ку­ри­ру­ю­щее вли­я­ние Китая и Рос­сии в Цен­траль­ной Азии.

«Мно­гие запад­ные наблю­да­те­ли счи­та­ют, что выход Китая на гла­вен­ству­ю­щие пози­ции в Цен­траль­ной Азии, где тра­ди­ци­он­но доми­ни­ру­ет Рос­сия, неиз­бе­жен. Эко­но­ми­ка Рос­сии нахо­дит­ся в состо­я­нии стаг­на­ции. Одно­вре­мен­но от Моск­вы к Пеки­ну стра­ны реги­о­на оття­ги­ва­ют при­вле­ка­тель­ность обшир­но­го рын­ка Китая, его деше­вые потре­би­тель­ские това­ры и его мно­го­мил­ли­ард­ное обя­за­тель­ство [ОПОП] охва­тить желез­но­до­рож­ной и авто­мо­биль­ной сетя­ми весь реги­он», – пишет Wall Street Journal.

Президент России Владимир Путин (в первом ряду второй слева), китайский лидер Си Цзиньпин (в первом ряду в центре) и экс-президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (в первом ряду второй справа) на саммите ОПОП в Пекине, апрель 2019 года.
Пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин (в пер­вом ряду вто­рой сле­ва), китай­ский лидер Си Цзинь­пин (в пер­вом ряду в цен­тре) и экс-пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев (в пер­вом ряду вто­рой спра­ва) на сам­ми­те ОПОП в Пекине, апрель 2019 года.

Тем не менее авто­ры отме­ча­ют, что свя­зи Цен­траль­ной Азии с Рос­си­ей оста­ют­ся очень тес­ны­ми, и при­во­дят в при­мер Кыр­гыз­стан, око­ло 10 про­цен­тов насе­ле­ния кото­ро­го, по оцен­кам, рабо­та­ет на рос­сий­ской тер­ри­то­рии и отправ­ля­ет день­ги сво­им род­ствен­ни­кам в Кыргызстане.

Поми­мо это­го, как счи­та­ет WSJ, Рос­сия про­дол­жа­ет под­дер­жи­вать креп­кие свя­зи с кыр­гыз­ски­ми воен­ны­ми и служ­ба­ми без­опас­но­сти, а инве­сти­ции Китая в Кыр­гыз­стан «не лише­ны про­ти­во­ре­чий». Изда­ние, в част­но­сти, ссы­ла­ет­ся на кор­руп­ци­он­ные скан­да­лы. Вопрос пре­сле­до­ва­ния мусуль­ман­ских мень­шинств в Синьц­зяне так­же спо­соб­ству­ет «повы­ше­нию анти­ки­тай­ских настро­е­ний» в Цен­траль­ной Азии, пола­га­ет WSJ.

«Пер­спек­ти­вы Китая в Цен­траль­ной Азии могут быть зна­чи­тель­но сла­бее, а у Рос­сии – ярче, чем счи­та­ют мно­гие», – пишет жур­нал и добав­ля­ет, что для аме­ри­кан­ской внеш­ней поли­ти­ки это может пред­став­лять проблему.

«Мно­гие аме­ри­кан­ские ана­ли­ти­ки наде­ют­ся, что Рос­сия в конеч­ном ито­ге при­со­еди­нит­ся к коа­ли­ции во гла­ве с США для балан­си­ро­ва­ния Китая в Евразии. 

Но чем проч­нее пози­ции Рос­сии в Цен­траль­ной Азии, тем мень­ше веро­ят­ность того, что страх перед Кита­ем заста­вит Моск­ву вос­ста­но­вить свои свя­зи с Западом. 

Если китай­ские эко­но­ми­че­ские инве­сти­ции вдоль Шел­ко­во­го пути не затро­нут поли­ти­че­ское пер­вен­ство Рос­сии, то парт­нер­ство Пеки­на и Моск­вы про­тив США может ока­зать­ся еще более проч­ным, чем совет­ско-китай­ский союз 1950‑х годов», – пишет Wall Street Journal.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Наблюдатели дали оценку Жанаозеню

Барак Обама миссию выполнил?

Парижские апартаменты главного винодела Казахстана

Editor