-28 C
Астана
26 ноября, 2022
Image default

Алтынбек Сарсенбаев: “Куда мы идем?”

Сего­дня, 12 сен­тяб­ря, испол­ни­лось бы 50 лет со дня рож­де­ния Алтын­бе­ка Сар­сен­ба­е­ва, кото­рый был едва ли не глав­ным госу­дар­ствен­ни­ком во вла­сти и самой круп­ной фигу­рой в оппо­зи­ции. Неза­дол­го до тра­ги­че­ской гибе­ли в фев­ра­ле 2006 года он дал интер­вью газе­те «Вре­мя», послед­нее в жиз­ни. Оно было опуб­ли­ко­ва­но 16 фев­ра­ля, на сле­ду­ю­щий день после похо­рон Алтеке. 

 

Автор: Вадим БОРЕЙКО

 

Со дня убий­ства Сар­сен­ба­е­ва про­шло боль­ше шести с поло­ви­ной лет. Но пере­чи­ты­ва­ешь его сло­ва — и кажет­ся, что они напи­са­ны слов­но вче­ра, настоль­ко до сих пор акту­аль­ны. И пони­ма­ешь, кого мы потеряли.

Казах­стан­цы не гото­вы к борь­бе за справедливость

- Алтын­бек Сар­сен­ба­е­вич, после про­шед­ших пре­зи­дент­ских выбо­ров в стране насту­пи­ло некое зати­шье. С чем это, на ваш взгляд, связано?

- Воз­мож­но, это свя­за­но с мораль­но-пси­хо­ло­ги­че­ской уста­ло­стью обще­ства, кото­рое ста­ло сви­де­те­лем самой напря­жен­ной за всю исто­рию изби­ра­тель­ной кампании.

Для основ­ной мас­сы казах­стан­цев выбо­ры были бес­пер­спек­тив­ны­ми, пото­му что за этот пери­од обще­ствен­ные инсти­ту­ты не вырос­ли, а граж­дан­ское обще­ство не про­дви­ну­лось впе­ред. Граж­дане не смог­ли полу­чить отве­та на прин­ци­пи­аль­ный вопрос: какой будет поли­ти­че­ская систе­ма в бли­жай­шей перспективе?

Не было сколь­ко-нибудь серьез­но­го осмыс­ле­ния век­то­ра раз­ви­тия стра­ны, реаль­но­го стра­те­ги­че­ско­го кур­са госу­дар­ства на бли­жай­шие 20 и более лет, циви­ли­зо­ван­но­го выбо­ра казах­стан­цев, места и роли Казах­ста­на в эпо­ху гло­ба­ли­за­ции. Вме­сто это­го наблю­да­лись незна­чи­тель­ные, несу­ще­ствен­ные тор­ги по раз­ме­рам пен­сий и зара­бот­ной пла­ты, кото­рые, прав­да, уже съе­ли инфля­ция и рас­ту­щие цены. Поэто­му сра­зу после объ­яв­ле­ния ито­гов выбо­ров насту­пи­ло то самое апа­тич­ное «зати­шье», о кото­ром вы говорите.

- А что смог­ла пред­ло­жить обще­ству дру­гая сто­ро­на, то есть демо­кра­ти­че­ская оппозиция?

- Мы пред­ло­жи­ли обще­ству про­ект новой Кон­сти­ту­ции Казах­ста­на. Раз­ра­бо­тан­ную на его осно­ве циви­ли­зо­ван­ную демо­кра­ти­че­скую аль­тер­на­ти­ву «Путем спра­вед­ли­во­сти — к достой­ной жиз­ни». Это кон­цеп­ту­аль­но выве­рен­ный про­грамм­ный доку­мент. Одна­ко из-за отсут­ствия досту­па к теле­ка­на­лам его содер­жа­ние ста­ло досто­я­ни­ем доволь­но узко­го кру­га изби­ра­те­лей. Если в двух сло­вах, то мож­но ска­зать, что про­шед­шие выбо­ры с точ­ки зре­ния осмыс­ле­ния буду­ще­го все­рьез наше обще­ство даже не «заце­пи­ли».

- Ну а кто в этом виноват-то?

- Конеч­но, лег­че все­го было бы ска­зать, что вино­ва­та власть, но это лишь часть вопро­са — види­мая и оче­вид­ная. Без­услов­но, есть вина и самой оппо­зи­ции. Я имею в виду не толь­ко дея­тель­ность дви­же­ния «За спра­вед­ли­вый Казах­стан», а всей демо­кра­ти­че­ской оппо­зи­ции неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на за весь пери­од ее суще­ство­ва­ния. Об этом надо пря­мо гово­рить и извле­кать для себя уро­ки. Осо­бен­но нам, кто сего­дня воз­глав­ля­ет демо­кра­ти­че­ские орга­ни­за­ции, необ­хо­ди­мо про­во­дить не толь­ко круп­ные обще­ствен­но-поли­ти­че­ские меро­при­я­тия, митин­ги и пресс-кон­фе­рен­ции (то есть быть в цен­тре обще­ствен­но­го вни­ма­ния), но и сосре­до­то­чить­ся на каж­до­днев­ной, кро­пот­ли­вой, рутин­ной рабо­те, как это мы дела­ли, когда нахо­ди­лись на госу­дар­ствен­ной служ­бе или зани­ма­лись биз­не­сом. Толь­ко тогда демо­кра­ти­че­ским силам не надо будет зано­во будить обще­ство перед оче­ред­ны­ми выборами.

Казах­стан­цы не гото­вы актив­но бороть­ся про­тив неспра­вед­ли­во­сти. За все годы неза­ви­си­мо­сти они не научи­лись отста­и­вать свой выбор, доби­вать­ся пра­виль­но­го под­сче­та голо­сов. В этом тоже есть вина демо­кра­ти­че­ских сил. Но это, соглас­но нашей Кон­сти­ту­ции, послед­ний срок Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. И имен­но поэто­му нам, демо­кра­ти­че­ским силам, надо ломать оши­боч­ные пред­став­ле­ния и сте­рео­ти­пы о том, что судь­ба стра­ны, обще­ства зави­сит толь­ко от судь­бы пра­вя­ще­го режи­ма. Мы долж­ны отда­вать себе отчет в том, что все непра­виль­ные шаги и дей­ствия, кото­рые осу­ществ­ля­ют­ся сего­дня нынеш­ней вла­стью в сфе­ре госу­дар­ствен­но­го стро­и­тель­ства, зав­тра будут нега­тив­но отра­жать­ся на стране и ее жителях.

Нужен диа­лог внут­ри общества

- Казах­стан­цам надо думать сей­час, а не тогда, когда насту­пит вре­мя мучи­тель­ных дилемм. Поэто­му в бли­жай­шие годы судь­ба наше­го госу­дар­ства долж­на решать­ся не в тес­ных кори­до­рах и каби­не­тах, а внут­ри само­го обще­ства. В этой свя­зи исто­ри­че­ская ответ­ствен­ность лежит на наи­бо­лее мобиль­ной и актив­ной части обще­ства: биз­не­сме­нах, науч­ной и твор­че­ской интел­ли­ген­ции, госу­дар­ствен­ных слу­жа­щих, пред­ста­ви­те­лях обще­ствен­ных объ­еди­не­ний, НПО и дру­гих. При­чем я далек от того, что­бы при­зы­вать их на бар­ри­ка­ды, при­ни­мать чью-то сто­ро­ну, пого­лов­но ста­но­вить­ся чле­на­ми оппо­зи­ци­он­ных пар­тий. Доста­точ­но будет того, если каж­дый,  делая свою рабо­ту, зани­ма­ясь тем делом, кото­рое он любит, обра­тит вни­ма­ние на обще­ство, нач­нет в меру сво­их сил под­дер­жи­вать обще­ствен­ные ини­ци­а­ти­вы и  непра­ви­тель­ствен­ный сек­тор, пуб­лич­но выска­зы­вать­ся и арти­ку­ли­ро­вать вни­ма­ние обще­ства на пра­виль­ные вещи и цен­но­сти. С тем что­бы все клет­ки и поры обще­ства смог­ли вздох­нуть и зады­шать пол­ной грудью.

Демо­кра­ти­че­ским силам нуж­но воз­гла­вить эту рабо­ту, ини­ци­и­руя инфра­струк­тур­ные про­ек­ты для обще­ствен­но­го раз­ви­тия. И мы долж­ны стать ини­ци­а­то­ра­ми дли­тель­но­го и обсто­я­тель­но­го диалога.

- С кем имен­но? С властью?

- Не толь­ко. Я имею в виду диа­лог внут­ри само­го обще­ства. Напри­мер, о том, куда мы идем, насколь­ко пра­виль­но мы выбра­ли свои ори­ен­ти­ры и что будет с нами зав­тра, когда это самый режим закон­чит свой путь, отме­рен­ный Кон­сти­ту­ци­ей. О том, каким дол­жен быть пере­ход­ный пери­од. Одним сло­вом, нель­зя сбра­сы­вать со сче­тов нико­го, ни одной воз­мож­но­сти для раз­ви­тия обще­ствен­ной ини­ци­а­ти­вы и про­яв­ле­ния граж­дан­ской позиции.

Если власть пой­дет навстре­чу по пути созда­ния устой­чи­во­го обще­ства, то мож­но пой­ти с ней на заин­те­ре­со­ван­ный диа­лог, отбра­сы­вая при этом вся­че­ские идеи и про­ек­ты о “пре­ем­ни­ках”.

Будем ли стро­ить госу­дар­ство, ори­ен­ти­ро­ван­ное на стан­дар­ты стран Евро­пей­ско­го сою­за, либо наце­лим­ся на воз­рож­де­ние визан­тий­ства, про­да­вая его как “осо­бый путь” раз­ви­тия стра­ны? А еще есть при­мер наших более южных сосе­дей с тео­кра­ти­че­ски­ми фор­ма­ми правления.

Что же будет с Роди­ной и с нами?

- А как же заяв­ле­ния о необ­хо­ди­мо­сти вхож­де­ния стра­ны в тече­ние деся­ти лет в чис­ло 50 кон­ку­рен­то­спо­соб­ных стран мира?

- Мне кажет­ся, что это пра­виль­ный ори­ен­тир. Толь­ко зада­чи по дости­же­нию этой цели сфор­му­ли­ро­ва­ны не до кон­ца. Что зна­чит вой­ти в чис­ло этих 50 стран? И, глав­ное, за счет чего? Из нынеш­не­го кур­са, озву­чен­но­го гла­вой госу­дар­ства, понят­но, что ста­вит­ся зада­ча за счет уси­ле­ния роли госу­дар­ства в эко­но­ми­ке (отсю­да и мно­го­чис­лен­ные замыс­лы вро­де созда­ния авиа­ци­он­ной про­мыш­лен­но­сти в Казах­стане, актив­ной капи­та­ли­за­ции гос­бан­ков, жела­ния адми­ни­стри­ро­вать част­ным сек­то­ром и дик­то­вать усло­вия бан­ков­ско­му капи­та­лу, стро­и­тель­ства атом­ных элек­тро­стан­ций и про­чее) и трех­крат­но­го уве­ли­че­ния добы­чи и экс­пор­та неф­ти и дру­го­го сырья добить­ся уве­ли­че­ния ВВП.

Но что­бы добить­ся это­го, пра­ви­тель­ство может ниче­го не делать. Оно может, как это про­ис­хо­дит, зани­мать­ся лишь стро­и­тель­ством тру­бо­про­во­дов и про­да­жей новых место­рож­де­ний. Таким обра­зом мож­но даже вой­ти в «Клуб-50».

Но что будет с Роди­ной и с нами, если зав­тра закон­чит­ся нефть и дру­гое сырье? Если мир перей­дет на более деше­вые, менее поли­ти­зи­ро­ван­ные источ­ни­ки энер­гии? Опять воз­вра­щать­ся в ряды сла­бо­раз­ви­тых стран с отста­лой струк­ту­рой эко­но­ми­ки, арха­ич­ной поли­ти­че­ской систе­мой, раз­ва­лен­ным обра­зо­ва­ни­ем и здравоохранением?

Про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, что власть пыта­ет­ся сде­лать Казах­стан респек­та­бель­ным госу­дар­ством за счет про­да­жи сырья.

Если доста­точ­но при­леж­но про­ана­ли­зи­ро­вать исто­рию, то мож­но сде­лать вполне про­стые и логич­ные выво­ды. Основ­ной при­чи­ной успеш­но­сти или неуспеш­но­сти стран с сырье­вой эко­но­ми­кой яви­лось то, какая поли­ти­че­ская систе­ма ими выби­ра­лась. Те стра­ны, кото­рые выби­ра­ли обще­ствен­но-поли­ти­че­ское устрой­ство, в кото­ром обще­ствен­ные инсти­ту­ты ока­за­лись в жест­ком под­чи­не­нии и услу­же­нии режи­мам, моно­по­ли­зи­ро­вав­шим власть в одних руках, неиз­мен­но при­хо­ди­ли к одно­му и тому же резуль­та­ту — упад­ку эко­но­ми­ки и дегра­да­ции общества.

«Лег­кие день­ги», кото­рые как ман­на небес­ная сып­лют­ся из неф­тя­но­го «рога изоби­лия», ока­зы­ва­ют плохую услу­гу наро­дам этих стран, неф­те­дол­ла­ры тор­мо­зят пол­но­цен­ное раз­ви­тие обще­ства. Мни­мое мате­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие, осно­ван­ное на экс­пор­те,  сни­жа­ет зна­че­ние и роль чело­ве­че­ско­го капи­та­ла, отри­ца­тель­но ска­зы­ва­ет­ся на его каче­стве по наи­бо­лее зна­чи­мым пока­за­те­лям, кото­рые, соб­ствен­но, и опре­де­ля­ют успеш­ность и кон­ку­рен­то­спо­соб­ность госу­дарств в тре­тьем тысячелетии.

Мож­но сколь­ко угод­но вос­тор­гать­ся суперо­те­ля­ми и небо­скре­ба­ми, кото­рые воз­дви­га­ют­ся шей­ха­ми, но они не смог­ли раз­вить у себя высо­ко­тех­но­ло­гич­ные, инно­ва­ци­он­ные отрас­ли эко­но­ми­ки. А поче­му? Пото­му что в тех обще­ствах отсут­ству­ет реаль­ная кон­ку­рен­ция, сна­ча­ла в эко­но­ми­ке, и как след­ствие — во всех осталь­ных сфе­рах обще­ствен­ной жизни.

Бороть­ся за иде­а­лы — тяже­лая ноша

- Сего­дня уже пого­ва­ри­ва­ют о неми­ну­е­мом рас­ко­ле, оче­ред­ном раз­ме­же­ва­нии внут­ри демо­кра­тов… Кто-то уходит…

- Я бы не стал дра­ма­ти­зи­ро­вать ситу­а­цию. Како­го-то мас­со­во­го исхо­да, спо­соб­но­го обес­кро­вить демо­кра­ти­че­ские силы, не было и, наде­юсь, не будет. При­чем если исход дума­ю­щих и трез­вых людей из вла­сти стал прак­ти­че­ски зако­но­мер­ным и обыч­ным явле­ни­ем, то «уход» каж­до­го пред­ста­ви­те­ля демо­кра­ти­че­ских сил встре­ча­ет­ся вла­стью на ура, как экс­тра­ор­ди­нар­ное событие.

Теперь отно­си­тель­но «ухо­дя­щих». Если вы име­е­те в виду тех, кто с нача­ла 90‑х годов нахо­дил­ся в рядах демо­кра­ти­че­ских сил, а сего­дня вынуж­ден «уйти», то я бы не стал их осуждать.

Бороть­ся за демо­кра­ти­че­ские иде­а­лы — тяже­лая ноша, нелег­кий труд. Кро­ме того, за дол­гие годы борь­бы у людей может ско­пить­ся физи­че­ская и мораль­ная уста­лость. И если кто-то в таких усло­ви­ях под дав­ле­ни­ем обсто­я­тельств ухо­дит из рядов оппо­зи­ции, то мы долж­ны отне­стись к это­му с пони­ма­ни­ем и побла­го­да­рить их за про­де­лан­ную рабо­ту. Они сде­ла­ли очень мно­го в труд­ных усло­ви­ях. Един­ствен­ное, о чем мож­но про­сить их, — это что­бы они ухо­ди­ли с высо­ко под­ня­той голо­вой, сохра­няя ува­же­ние к себе. Не набра­сы­ва­лись на сво­их вче­раш­них сорат­ни­ков и дру­зей, не поли­ва­ли гря­зью по жела­нию вла­стей или каких-то групп те прин­ци­пы и цен­но­сти, кото­рые они в свое вре­мя отста­и­ва­ли. То есть не ста­но­ви­лись пре­да­те­ля­ми в отно­ше­нии сво­е­го дела, пусть и про­шло­го.  И пом­ни­ли, что “госу­дар­ствен­ные зака­зы” и госу­дар­ствен­ные долж­но­сти — явле­ния вре­мен­ные. Что каса­ет­ся спе­ци­аль­но внед­рен­ных людей (а такие тоже есть), кото­рые выпол­ня­ли и выпол­ня­ют вполне кон­крет­ные “зака­зы”, то, как гово­рит­ся, Бог им судья. Тем более, что об их дей­стви­ях извест­но не толь­ко Всевышнему…

Read More:
Алтын­бек Сар­сен­ба­ев: “Куда мы идем?”

архивные статьи по теме

Pandora Papers: сингапурский миллиардер индийского происхождения, связанный с влиятельными оффшорными маршрутами

Editor

Кто сбежал с тонущего БТА?

Пора менять флаги национализма