9 C
Астана
15 мая, 2021
Image default

Акорда еще не наигралась с гайками?

 

Пар­ла­мент­ская систе­ма прав­ле­ния в Казах­стане? Да запро­сто! Толь­ко от пере­ме­ны мест сла­га­е­мых ниче­го в ито­ге не изме­нит­ся. Есть ли в стране на самом деле оппо­зи­ция, будет ли осень жар­кой на поли­ти­че­ские собы­тия и воз­мож­ны ли в Казах­стане ана­ло­ги араб­ской вес­ны — об этом и мно­гом дру­гом был наш раз­го­вор с лиде­ром ОСДП Жар­ма­ха­ном Туякбаем.

 

Автор: Жар­ма­хан ТУЯКБАЙ

 

Есте­ствен­но, что пер­вый вопрос, задан­ный поли­ти­ку, касал­ся недав­не­го заяв­ле­ни­я­на­ци­о­нал-пат­ри­о­та Мух­та­ра Тай­жа­на в эфи­ре онлайн-кон­фе­рен­ции “R‑студии” о том, что “в Казах­стане нет оппо­зи­ции, а есть лишь груп­пы еди­но­мыш­лен­ни­ков”. Руко­во­ди­тель Обще­на­ци­о­наль­ной соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии с этим мне­ни­ем кате­го­ри­че­ски не согласен.

 

Поле почти зачищено

- Жар­ма­хан Айт­ба­е­вич, как Вы счи­та­е­те, в Казах­стане дей­стви­тель­но нет оппозиции?

- В любом госу­дар­стве есть оппо­зи­ция. Там, где есть власть и обще­ство, обя­за­тель­но при­сут­ству­ет ина­ко­мыс­лие, аль­тер­на­тив­ная точ­ка зре­ния. В этом отно­ше­нии наша стра­на не исклю­че­ние. Оппо­зи­ция в Казах­стане все­гда была и будет. Да и чело­век, кото­рый гово­рит, что у нас нет оппо­зи­ции, сам же в этот момент явля­ет­ся одним из ее пред­ста­ви­те­лей. Ведь он выска­зы­ва­ет оппо­зи­ци­он­ную мысль, он не согла­сен с вла­стью по мно­гим вопросам.

- И все же вез­де оппо­зи­ция раз­ная. Если гово­рить о казах­стан­ской, как Вы може­те ее охарактеризовать?

- В демо­кра­ти­че­ских стра­нах власть пони­ма­ет, что оппо­зи­ция — это та сила, кото­рая обес­пе­чи­ва­ет обрат­ную связь с обще­ством. Одна­ко в тех стра­нах, где бал пра­вят тота­ли­тар­ные и авто­ри­тар­ные режи­мы, как у нас, власть вос­при­ни­ма­ет оппо­зи­цию как вра­га, измен­ни­ка родине. И ста­ра­ет­ся зачи­стить стра­ну от любо­го ина­ко­мыс­лия. Поэто­му, к сожа­ле­нию, оппо­зи­ци­он­ную дея­тель­ность в нашей стране вести намно­го труд­нее, чем в демо­кра­ти­че­ских государствах.

То, что сего­дня про­ис­хо­дит с пар­ти­ей “Алга”, с неза­ви­си­мы­ми СМИ, гово­рит о том, что в нашей стране идет жесто­чай­шая борь­ба с ина­ко­мыс­ли­ем. И в этой ситу­а­ции у пред­ста­ви­те­лей оппо­зи­ци­он­ных сил не очень мно­го вари­ан­тов осу­ществ­ле­ния сво­их замыс­лов. Или оппо­зи­ция будет суще­ство­вать как систем­ная, рабо­тать в рам­ках суще­ству­ю­ще­го пра­во­во­го поля, стре­мить­ся вли­ять на ситу­а­цию в стране путем опо­ры на здо­ро­вые силы как в обще­стве, так и во вла­сти, или же она перей­дет в под­по­лье с выте­ка­ю­щи­ми непред­ска­зу­е­мы­ми послед­стви­я­ми как для себя самой, так и для пра­вя­щей верхушки.

Неле­галь­ная рабо­та вне пра­во­во­го поля опас­на тем, что может посте­пен­но пере­ра­с­ти в экс­тре­мист­скую воору­жен­ную борь­бу. В любой момент может вспых­нуть абсо­лют­но бес­смыс­лен­ный и бес­по­щад­ный народ­ный бунт. Нор­маль­ная же оппо­зи­ция не ста­вит перед собой цели деста­би­ли­зи­ро­вать ситу­а­цию в стране, дове­сти ситу­а­цию до хаоса.

- Какой долж­на быть оппо­зи­ция, что­бы она мог­ла взять власть в свои руки?

- Сего­дня ситу­а­ция сло­жи­лась так, что кро­ме ОСДП, поли­ти­че­ской силы, рабо­та­ю­щей в рам­ках пра­во­во­го поля, в Казах­стане прак­ти­че­ски не оста­лось. Поэто­му мы сего­дня чув­ству­ем свою ответ­ствен­ность за то, что­бы в буду­щем не дово­дить ситу­а­цию до край­но­сти, не допус­кать деста­би­ли­за­ции. Это наша глав­ная зада­ча. Есте­ствен­но, при этом мы хотим прий­ти к вла­сти как орга­ни­зо­ван­ная поли­ти­че­ская сила, име­ю­щая чет­кие пла­ны пере­обу­строй­ства стра­ны. Это нормально.

 

Есть страх, но уже нет доверия

- Давай­те вер­нем­ся к заяв­ле­нию Мух­та­ра Тай­жа­на. Одним из дово­дов в поль­зу того, что оппо­зи­ции нет, он назвал отсут­ствие под­держ­ки про­тестных групп наро­дом — мол, на митинг выхо­дит мало людей. С тем, что наро­ду мало, труд­но спо­рить — но поче­му так? Чья тут вина?

- Я не думаю, что это так. На самом деле абсо­лют­ное боль­шин­ство граж­дан сего­дня в нефор­маль­ной оппо­зи­ции к вла­сти. Это факт. Посмот­ри­те любые опро­сы на тему дове­рия к дей­ству­ю­щей вла­сти. Каков про­цент дове­рия аки­му, пра­во­охра­ни­тель­ным орга­нам, чинов­ни­кам, судеб­ным орга­нам? Мизерный.

Но поче­му пока мно­гие не гото­вы выра­зить пуб­лич­но свою оппо­зи­ци­он­ность? Пото­му что суще­ству­ет страх: “А что будет, если ситу­а­ция поме­ня­ет­ся? А кто при­дет вме­сто пре­зи­ден­та?” Народ счи­та­ет, что любые пере­ме­ны — это потря­се­ния. Народ живет стра­хом, кото­рый под­пи­ты­ва­ет сама власть: “А вдруг будет вой­на, голод, будем хуже жить, чем сего­дня?”. Эти стра­хи все­гда существуют.

Мы при­вык­ли гово­рить, что наш народ аморф­ный, поэто­му не выхо­дит на митин­ги, но поз­воль­те напом­нить, что мы все из совет­ско­го про­шло­го. Что такое демо­кра­ти­че­ское госу­дар­ство и как в нем жить, наши люди не зна­ют. Два­дцать лет назад был неболь­шой про­ме­жу­ток вре­ме­ни, когда дела­лись опре­де­лен­ные шаги к демо­кра­тии, а после опять пошло закру­чи­ва­ние гаек. Так что наш чело­век не успел осо­бо поню­хать этой демократии.

Тем не менее любой про­тест про­тив вла­сти нахо­дит соот­вет­ству­ю­щий отклик. Люди при­хо­дят к нам и гово­рят, что мы молод­цы, если мы под­ня­ли опре­де­лен­ную тему, а если сни­зи­ли свою актив­ность, то спра­ши­ва­ют, поче­му мы замолк­ли. То есть под­держ­ка все рав­но чув­ству­ет­ся. Даже если люди не при­хо­дят на митин­ги, они уже поли­ти­зи­ру­ют­ся и доволь­но серьез­но. Нас под­дер­жи­ва­ют, сочув­ству­ют. Это сего­дня главное.

- Если гово­рить об аморф­но­сти обще­ства, то недав­но это поня­тие пошат­ну­лось. Люди высту­пи­ли про­тив пен­си­он­ной рефор­мы. Поче­му в этот момент не слыш­но было ОСДП?

-Митин­ги орга­ни­зо­вы­ва­лись пред­ста­ви­те­ля­ми граж­дан­ско­го обще­ства, и наши пред­ста­ви­те­ли при­ни­ма­ли уча­стие в этих акци­ях про­те­ста. Но мы не хоте­ли в дан­ном слу­чае при­сва­и­вать себе ини­ци­а­ти­ву про­ве­де­ния этих меро­при­я­тий. Мы хоте­ли, что­бы власть реаль­но услы­ша­ла и уви­де­ла, что здесь под­нял голос сам народ, и нача­ла при­ни­мать какие-то меры.

- Что надо, что­бы люди под­дер­жа­ли оппо­зи­цию и пере­ста­ли боять­ся власть?

-Каки­ми-то раз­об­ла­че­ни­я­ми анти­на­род­ной сущ­но­сти нашей вла­сти сего­дня нико­го не уди­вишь. Народ все зна­ет. Люди уста­ли от бес­смен­ной вла­сти и гото­вы идти за новой поли­ти­че­ской силой. Одна­ко все это воз­мож­но лишь при усло­вии, что будут про­ве­де­ны чест­ные выбо­ры. Сего­дняш­ние же наши реа­лии тако­вы, что авто­ри­тар­ный режим будет вся­че­ски пре­пят­ство­вать про­ве­де­нию чест­ных выбо­ров. И думаю, что даже может дой­ти до сило­вых мето­дов. Они будут ста­рать­ся любой ценой не допу­стить при­хо­да к вла­сти демо­кра­ти­че­ских сил.

 

Елба­сы на выбо­ры уже не пойдет?

- Сего­дня мно­гие гово­рят о пре­ем­ни­ке Назар­ба­е­ва. Как Вы счи­та­е­те, кто при­дет после елбасы?

- Думаю, что око­ло­власт­ные кла­ны все же могут меж­ду собой дого­во­рить­ся и при­ве­сти к вла­сти фигу­ру, кото­рая будет устра­и­вать всех. Но кто бы ни при­шел на место Назар­ба­е­ва, перед ним все рав­но будут сто­ять вопро­сы реформ. Но дадут ли ему их про­ве­сти те кла­но­вые силы, кото­рым выгод­на сего­дняш­няя ситу­а­ция, это боль­шой вопрос.

Кро­ме того, если этот чело­век при­дет к вла­сти через выбо­ры и полу­чит пол­ное дове­рие насе­ле­ния — это одно. А если в резуль­та­те опре­де­лен­ных махи­на­ций — совсем дру­гое. Если новый пре­зи­дент не смо­жет опе­реть­ся на народ, то его сме­тут с поста уже через года два. А соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские и поли­ти­че­ские вопро­сы все рав­но надо будет решать. И мы опять при­хо­дим к тому, что наро­ду ниче­го не оста­нет­ся, как вый­ти на ули­цы, так ска­зать, с вила­ми и топорами.

Вла­сти надо понять одно — нель­зя посто­ян­но закру­чи­вать гай­ки и делать вид, что все хоро­шо. Если народ не пове­рит и не под­дер­жит это­го чело­ве­ка, ниче­го хоро­ше­го из это­го не вый­дет. Рефор­мы не сего­дня, так зав­тра про­во­дить придется.

- Будет ли при­ни­мать уча­стие в выбо­ре кан­ди­да­ту­ры буду­ще­го пре­ем­ни­ка Кремль?

- Такой вари­ант нель­зя исклю­чать. Хотя я не думаю, что это будет напря­мую. Но надо пони­мать, что вли­я­ние рос­сий­ской эли­ты на Казах­стан сего­дня очень значительное.

К сожа­ле­нию, сего­дняш­ний поли­ти­че­ский режим Рос­сии суще­ству­ю­щая ситу­а­ция в Казах­стане устра­и­ва­ет. В то же вре­мя любой неза­ви­си­мый поли­тик, кото­рый при­дет к вла­сти и преж­де все­го будет думать о стране, а не огля­ды­вать­ся на то, что ска­жет один сосед или дру­гой, может не понра­вить­ся той же Рос­сии или Аме­ри­ке с Китаем.

Жела­ю­щих повли­ять в этот пери­од на исход дела и при­ве­сти к вла­сти лояль­ные к ним (той или иной стране) фигу­ры будет мно­го. Хотя я все­гда счи­тал, что та же Рос­сия явля­ет­ся нашим парт­не­ром и мы долж­ны жить в мире и друж­бе, полу­чая соот­вет­ству­ю­щие выго­ды для наших стран.

- Как счи­та­е­те, выбо­ры будут в 2016 году?

- Я не думаю, что пре­зи­дент пой­дет на повтор­ные выбо­ры. Я к это­му отно­шусь с боль­шим пес­си­миз­мом. Если народ будет мол­чать, как сего­дня, то власть попы­та­ет­ся най­ти дру­гие фор­мы управ­ле­ния стра­ной, сохра­няя свои пози­ции. Сего­дня нет ника­ких про­блем в том, что­бы огра­ни­чить функ­ции пре­зи­ден­та, пере­дать их парламенту…

- Вы вери­те в то, что могут власть пар­ла­мен­ту отдать?

- Запро­сто. Толь­ко от это­го мало что изме­нит­ся. Пред­ставь­те такую кар­ти­ну, что вме­сто выбо­ров пре­зи­ден­та будет выстро­е­на дру­гая схе­ма. К при­ме­ру, сего­дняш­няя власт­ная вер­ти­каль одно­знач­но обес­пе­чит через псев­до­вы­бо­ры абсо­лют­ное боль­шин­ство в пар­ла­мен­те пар­тии “Нур Отан”. Кто им меша­ет? Никто!

Пре­зи­ден­та выбе­рут не все­на­род­ны­ми выбо­ра­ми, а через пар­ла­мент. Огра­ни­чат его пол­но­мо­чия. А лидер нации может воз­гла­вить пар­ла­мент или про­сто будет руко­во­дить пар­ти­ей “Нур Отан”, кото­рая все и будет решать. И игра будет про­дол­же­на. Тут ниче­го слож­но­го нет, и мы долж­ны быть к это­му гото­вы. Имен­но в этот момент будет осо­бен­но важ­но, что­бы казах­стан­цы услы­ша­ли голос оппозиции.

Источ­ник: Газе­та “Ассан­ди-Таймс” от 28 июня 2013 года

архивные статьи по теме

Что хотят подбросить в камеру Козлову?!

Он-лайн трансляция с суда

Пять мифов о Владимире Путине