23 C
Астана
17 июля, 2024
Image default

Акежан Кажегельдин: Политическая судьба президента решается дома, а не за рубежом

Какие дипло­ма­ти­че­ские шаги Тока­е­ва в 2022 году были про­рыв­ны­ми, а какие — неудач­ны­ми или даже про­валь­ны­ми? Суще­ству­ют ли для Казах­ста­на дипло­ма­ти­че­ские пути выхо­да из ЕврАз­ЭС и ОДКБ? Пом­нят ли на Запа­де об отка­зе пре­зи­ден­та РК при­гла­сить меж­ду­на­род­ную комис­сию для неза­ви­си­мо­го рас­сле­до­ва­ния кан­тар­ских собы­тий? Эти и дру­гие вопро­сы жур­на­лист Вадим Борей­ко обсу­дил с пре­мьер-мини­стром РК в 1994–1997 гг. Аке­жа­ном Каже­гель­ди­ным (интер­вью вышло на кана­ле «Гипер­бо­рей» 1 авгу­ста 2022 г.).

Токаева пустили в Каабу

Вадим Борей­ко. Про­изо­шло важ­ное собы­тие: гла­ва наше­го госу­дар­ства совер­шил хадж. Это озна­ча­ет, что он заду­мал­ся о душе?

Аке­жан Каже­гель­дин. Мне труд­но отве­тить на этот вопрос. Навер­ное, он совер­шил хадж, вос­поль­зо­вав­шись слу­ча­ем, когда поехал встре­чать­ся с руко­вод­ством Сау­дов­ской Ара­вии. Тока­ев сей­час ищет инве­сти­ции и под­держ­ку на неф­тя­ном рын­ке, пони­мая, что нуж­но дивер­си­фи­ци­ро­вать поток неф­ти и газа через Кас­пий и Закав­ка­зье, а все эти стра­ны явля­ют­ся стра­на­ми Исла­ма. Воз­мож­но, он наде­ет­ся при­влечь капи­та­лы для стро­и­тель­ства необ­хо­ди­мой инфра­струк­ту­ры, что­бы рез­ко уве­ли­чить экс­порт энер­го­но­си­те­лей через Кас­пий­ское море, Закав­ка­зье, даль­ше на миро­вой рынок. 

Сло­вом, я не думаю, что хадж был глав­ной целью его поезд­ки, но поче­му не совер­шить хадж, если уж ты там оказался.

На сним­ке: Касым-Жомарт Тока­ев в Мекке.

В.Б. Тем более, его допу­сти­ли в Каа­бу — это боль­шая честь.

А.К. Это очень боль­шая честь. Но я хочу ска­зать о дру­гом: несколь­ко лет назад стра­на, кото­рую посе­тил Тока­ев — Сау­дов­ская Ара­вия — очень быст­ро и эффект­но, за четы­ре неде­ли, реши­ла вопрос воз­вра­та акти­вов. Крон­принц закрыл в одном из самых доро­гих оте­лей Эр-Рияда всех бога­тых шей­хов, и они вышли отту­да после того, как вер­ну­ли в стра­ну зна­чи­тель­ную мас­су денег. Понят­но, что там не рес­пуб­ли­ка, а монар­хия, но нам все рав­но сто­ит поза­ви­до­вать их реши­тель­но­сти: они разо­бра­лись с вопросом.

В.Б. Попро­бо­вать-то можно.

А.К. Попро­бо­вать можно. 

Но я думаю, что в прин­ци­пе, если при­нять два зако­на, вопрос воз­вра­тов похи­щен­но­го в Казах­стане мож­но решить, не побо­юсь быть нескром­ным, мак­си­мум за 18 меся­цев. С теми же, кто не захо­чет воз­вра­щать, потом нуж­но будет раз­би­рать­ся через обра­ще­ния к кол­ле­гам в пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нах дру­гих стран. 

И нам нуж­ны лишь глав­ные евро­пей­ские госу­дар­ства, Вели­ко­бри­та­ния и США — в основ­ном все тран­зак­ции ведут­ся в этих валю­тах. Осталь­ное нас мало интересует.

Питерский «договорняк»?

В.Б. Аке­жан Маг­жа­но­вич, я бы хотел вас вер­нуть к собы­ти­ям июня это­го года — выступ­ле­нию пре­зи­ден­та Тока­е­ва на Петер­бург­ском эко­но­ми­че­ском фору­ме. Тогда у нас мно­го чего гово­ри­ли, зна­чи­тель­ную часть обще­ства охва­ти­ла эйфо­рия: мол, как он уде­лал Пути­на, наш Тока­ев, как ото­мстил за «Кемель Жеме­ле­ви­ча». Это так­же высо­ко оце­ни­ли в Укра­ине, недав­но пре­зи­дент Зелен­ский зво­нил наше­му пре­зи­ден­ту с бла­го­дар­но­стью за непри­зна­ние ква­зи­го­су­дарств ЛНР и ДНР. Но неко­то­рые мои спи­ке­ры гово­ри­ли, что это был разыг­ран такой «дого­вор­няк». А вы что думаете?

На сним­ке: Тока­ев и Путин на Петер­бург­ском эко­но­ми­че­ском фору­ме в июне 2022 г.

А.К. Это не был «дого­вор­няк». И это не было недру­же­ствен­ным актом имен­но по отно­ше­нию к Пути­ну. Тока­ев как гла­ва Рес­пуб­ли­ки Казах­стан в сло­жив­ших­ся обсто­я­тель­ствах посту­пил абсо­лют­но вер­но, и мы можем толь­ко отме­тить, что он набрал­ся муже­ства и сде­лал это.

Я не думаю, что там есть какая-то кон­спи­ро­ло­гия. К боль­шо­му сожа­ле­нию, этот сосед для нас очень важен. Казах­стан свя­зан дого­во­ром по ОДКБ, более того, мы с ними «яко­бы» в еди­ном эко­но­ми­че­ском про­стран­стве, и по пол­ной, от души сего­дня огре­ба­ем всё, что они полу­чи­ли из-за сво­их необ­ду­ман­ных дей­ствий. Но тем не менее это очень важ­ный сосед. Одна­ко ситу­а­ция настоль­ко слож­ная, что мы долж­ны думать о том, каким обра­зом это аук­нет­ся нам, и это тот слу­чай, когда наши инте­ре­сы разо­шлись. Мы не можем участ­во­вать в тако­го рода ком­па­ни­ях, тем более что с нами это, я прак­ти­че­ски уве­рен, никто и не обсуждал.

Даже в 2008 году (это хотя и непод­твер­жден­ная, но инфор­ма­ция из дипло­ма­ти­че­ских источ­ни­ков), когда Назар­ба­е­ва упрек­ну­ли, что он не под­дер­жал дей­ствия Рос­сии в Гру­зии и не при­знал неза­ви­си­мость Южной Осе­тии и Абха­зии, он, гово­рят, отве­тил сле­ду­ю­щим обра­зом: «А вы не сове­то­ва­лись с нами, когда раз­вер­ну­ли эту компанию».

Воз­вра­ща­ясь к Тока­е­ву: по боль­шо­му сче­ту, толь­ко с янва­ря он дей­стви­тель­но пре­зи­дент, со всей ответ­ствен­но­стью и пол­но­той вла­сти, над ним боль­ше нет ника­ко­го Сове­та без­опас­но­сти. Нет боль­ше Назар­ба­е­ва. Сей­час Тока­ев отве­ча­ет и перед миром, и перед граж­да­на­ми за то, что про­ис­хо­дит. И он зано­во начи­на­ет выстра­и­вать отно­ше­ния уже как пре­зи­дент Рес­пуб­ли­ки Казах­стан. Этим он сей­час и занят. К сожа­ле­нию, он не может делать все и сра­зу, и мы видим, что, пока он занят обу­строй­ством дипло­ма­ти­че­ских отно­ше­ний, в доме ниче­го пози­тив­но­го не про­ис­хо­дит. В доме даже не выпол­ня­ют его пору­че­ния, и это пло­хо, пото­му что его поли­ти­че­ская судь­ба реша­ет­ся не за рубе­жом, а дома.

Есть ли выход из ЕврАзЭС и ОДКБ?

В.Б. Как вы дума­е­те, есть ли для Казах­ста­на дипло­ма­ти­че­ские пути для выхо­да из ЕврАз­ЭС и ОДКБ?

А.К. Если обра­тить­ся к ана­ло­ги­ям, то это вполне дости­жи­мо, пото­му что, напри­мер, Узбе­ки­стан вышел из этой организации.

В.Б. Он вышел несколь­ко лет назад, когда…

А.К. …Я гово­рю — по ана­ло­гии. Это пер­вое. Вто­рое: надо пом­нить, како­ва была глав­ная цель, когда появил­ся ОДКБ, и поче­му это было нам инте­рес­но. 1992 год, и глав­ный наш вызов тогда — неста­биль­ный Афганистан.

В.Б. А сра­бо­тал ОДКБ един­ствен­ный раз — и у нас в Казахстане.

А.Б. Да, один-един­ствен­ный раз – и у нас. В ОДКБ зало­же­но мно­го про­ти­во­ре­чий, напри­мер, при­сут­ствие в этой орга­ни­за­ции Арме­нии и Бела­ру­си дела­ет эту орга­ни­за­цию мно­го­век­тор­ной. А у нас нет про­блем, свя­зан­ных с нац­без­опас­но­стью и тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­стью, кото­рые мож­но было бы свя­зать с угро­за­ми с Запада.

Кро­ме того, мы ока­зы­ва­ем­ся в ситу­а­ции потен­ци­аль­но­го кон­флик­та с Арме­ни­ей, пото­му что у этой стра­ны суще­ству­ет нераз­ре­шён­ный тер­ри­то­ри­аль­ный кон­фликт с Азер­бай­джа­ном, на чьей сто­роне доволь­но актив­но высту­па­ет Тур­ция, а РФ как один из моде­ра­то­ров, миро­твор­цев, там рабо­та­ет неэф­фект­но и неэф­фек­тив­но. И таких про­ти­во­ре­чий доста­точ­но мно­го. Мне видит­ся, что в буду­щем ОДКБ долж­на стать какой-то реги­о­наль­но сфор­ма­ти­ро­ван­ной орга­ни­за­ци­ей, или перед ней вста­нет вопрос о само­ро­спус­ке. Я думаю, что ее ожи­да­ет судь­ба СНГ.

Но в рес­пуб­ли­ках Цен­траль­ной Азии при­сут­ствие РФ — с точ­ки зре­ния обес­пе­че­ния без­опас­но­сти на слу­чай вызо­вов с юга — до сих пор оста­ет­ся акту­аль­ным, осо­бен­но для Таджи­ки­ста­на. Это еже­днев­ная повест­ка дня, пото­му что у Таджи­ки­ста­на есть толь­ко два круп­ных сосе­да, кото­рые могут ока­зать ему боль­шую помощь: это Китай и Рос­сия. И, конеч­но, Узбе­ки­стан. Но отно­ше­ния меж­ду Узбе­ки­ста­ном и Таджи­ки­ста­ном толь­ко-толь­ко налаживаются.

В свя­зи со всем этим мож­но ожи­дать, что про­зву­чит пред­ло­же­ние как-то пере­смот­реть дого­вор ОДКБ, осо­бен­но по его участ­ни­кам. Оче­вид­но, что в нынеш­нем фор­ма­те это рабо­тать не будет.

Что каса­ет­ся ЕврАз­Эс, то здесь ситу­а­ция скла­ды­ва­ет­ся таким обра­зом: может быть, мы не пой­дем на денон­са­цию, но рабо­тать этот союз в силу раз­ных при­чин тоже не будет. Ска­жем, из-за пове­де­ния руко­во­ди­те­лей, в том чис­ле РФ. Поэто­му нам нуж­но думать. И хоро­шо, что мы вер­ну­лись к повест­ке дня Цен­траль­ной Азии. Мы дол­гое вре­мя зани­ма­лись чем угод­но, толь­ко не рын­ком ЦА, а если так посмот­реть, три стра­ны, под­пи­сав­шие недав­но дого­вор на встре­че в Чол­пан-Ате — это, на мину­точ­ку, 60 мил­ли­о­нов насе­ле­ния, боль­шой рынок. И если им занять­ся и кол­лек­тив­но думать о выхо­де на рынок миро­вой, может полу­чить­ся очень многое.

Нам не надо забывать о Китае

В.Б. Гово­ря об ОДКБ, мы еще не ска­за­ли о том, что сей­час имидж Рос­сии как защит­ни­ка доволь­но сомни­тель­ный. Как в посло­ви­це «сто­ро­жил волк кобылу».

На сним­ке: эко­но­мист Айман Тур­сын­кан. Фото Рома­на Егорова.

Недав­но эко­но­мист Айман Тур­сын­кан рас­ска­за­ла на нашем кана­ле о сво­ей идее реги­о­наль­но­го гума­ни­тар­но­го хаба ООН в Казах­стане, кото­рый стал бы для нас неким зон­ти­ком без­опас­но­сти. Кста­ти, в авгу­сте про­шло­го года, когда США вышли из Афга­ни­ста­на, пре­зи­дент, по-мое­му, пред­ла­гал нечто подоб­ное для бежен­цев на тер­ри­то­рии РК — хаб под эги­дой ООН. Как вы дума­е­те — это выход для Казахстана?

А.К. Если серьез­но отно­сить­ся к теме обес­пе­че­ния тер­ри­то­ри­аль­ных цен­но­стей, суве­ре­ни­те­та и без­опас­но­сти, нуж­но думать о более серьез­ных струк­ту­рах, и, конеч­но, это­го нуж­но доби­вать­ся с помо­щью кол­лек­тив­ных инстру­мен­тов и с уча­сти­ем сосе­дей. В том чис­ле, мы все вре­мя забы­ва­ем еще об одном боль­шом гаран­те наших тер­ри­то­ри­аль­ных цен­но­стей и без­опас­но­сти — Китай­ской Народ­ной Рес­пуб­ли­ке. И пре­зи­дент Тока­ев не слу­чай­но часто об этом напоминает.

Всем, кто пыта­ет­ся нало­жить каль­ку на какую-то гео­по­ли­ти­че­скую кар­ти­ну и все вре­мя нахо­дить глав­ных игро­ков, надо пони­мать, что с точ­ки зре­ния эко­но­ми­ки Китай дав­но вытес­нил Рос­сию из Цен­траль­ной Азии, вклю­чая Казах­стан. И Китай может играть боль­шую роль с точ­ки зре­ния обес­пе­че­ния кол­лек­тив­ной без­опас­но­сти в этом реги­оне, пото­му что, пока эта стра­на будет раз­би­рать­ся с тем, что у нее про­ис­хо­дит в Юго-Восточ­ной Азии и опре­де­лять­ся со сво­им место­по­ло­же­ни­ем в гло­баль­ном мире, боль­ше все­го она заин­те­ре­со­ва­на в хоро­ших доб­рых отно­ше­ни­ях и с Мон­го­ли­ей, и с Рос­си­ей, и со все­ми рес­пуб­ли­ка­ми Цен­траль­ной Азии. Дру­гой вопрос, как мы долж­ны это исполь­зо­вать и как полу­чить от это­го пользу.

Теперь каса­тель­но ООН: если гово­рить с точ­ки зре­ния гума­ни­тар­ных отно­ше­ний, то сотруд­ни­че­ство с ООН все­гда мож­но при­вет­ство­вать, и это не наив­ная идея — она может сра­бо­тать. Но нас сей­час вол­ну­ет не эта тема: мы ищем точ­ки сопри­кос­но­ве­ния с КНР, нас бес­по­ко­ит отно­ше­ние пра­вя­щей пар­тии к этни­че­ским мень­шин­ством, вклю­чая уйгу­ров и каза­хов, про­жи­ва­ю­щих в Китае.

Мы часто забы­ва­ем, что на тер­ри­то­рии РФ тоже живет мно­го этни­че­ских каза­хов. Но мы не слы­шим об их оби­дах, о том, что их кто-то при­тес­ня­ет — по край­ней мере, они не жалу­ют­ся, в отли­чие от каза­хов в КНР, кото­рых неред­ко пре­сле­ду­ют, в том чис­ле через дипло­ма­ти­че­ские кана­лы, вла­сти Китая, тре­буя их экс­тра­ди­ции. То есть у нас есть здесь слож­но­сти, но, если гово­рить об обес­пе­че­нии ста­биль­но­сти, не слу­чай­но пре­зи­дент Тока­ев, завер­шая свое выступ­ле­ние в Чол­пон-Ате, ска­зал: мы при­гла­ша­ем и КНР, и РФ, пока, может быть, наблю­да­те­ля­ми, а в даль­ней­шем, воз­мож­но, и участ­ни­ка­ми наше­го дого­во­ра. Так вот, если дого­вор по Цен­траль­ной Азии напол­нить кон­крет­ны­ми дей­стви­я­ми, это может подви­нуть замер­шую ситу­а­цию дале­ко впе­ред. Две глав­ные отрас­ли, где мы можем сотруд­ни­чать, не заде­вая свои внут­рен­ние инте­ре­сы, а наобо­рот, помо­гая раз­ви­вать­ся — это энер­ге­ти­ка и транс­порт­ная инфра­струк­ту­ра. Обе эти части эко­но­ми­ки хро­ма­ют, все ста­рое, еще совет­ское, ново­го прак­ти­че­ски ниче­го нет. Поэто­му, если мы смо­жем напол­нить эти заяв­ле­ния кон­крет­ны­ми про­грам­ма­ми, мы можем совер­шить замет­ный рывок.

В.Б. Резю­ми­руя дипло­ма­ти­че­ские шаги пре­зи­ден­та Тока­е­ва в 2022 году: какие бы вы назва­ли про­рыв­ны­ми, а какие — неудач­ны­ми или даже провальными?

А.К. У нас не очень мно­го инфор­ма­ции, что­бы как-то ана­ли­зи­ро­вать, но все послед­ние его заяв­ле­ния, все его дей­ствия полез­ны для стра­ны. И я бы ска­зал, что это заме­ти­ли и миро­вая прес­са, и наблю­да­те­ли. Я думаю, что ему уда­ет­ся внеш­не­эко­но­ми­че­ская дея­тель­ность, он хоро­шо это зна­ет и пони­ма­ет. Поехать за инве­сти­ци­я­ми, убе­дить создать новые кон­струк­ции, новые орга­ни­за­ции вза­мен того что не рабо­та­ет или уста­ре­ло — это то, что он уме­ет делать.

Не слу­чай­но было отме­че­но, что Казах­стан — един­ствен­ная цен­траль­но­ази­ат­ская рес­пуб­ли­ка, кото­рой уда­лось добить­ся дели­ми­та­ции гра­ниц со все­ми сосе­дя­ми — это прав­да. И он при­ни­мал в этом про­цес­се непо­сред­ствен­ное уча­стие. Поэто­му, когда он пред­ло­жил наши услу­ги по ока­за­нию какой-то мето­до­ло­ги­че­ской помо­щи, он не кри­вил душой.

Но про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, что нуж­но решать домаш­ние дела, а дома, как мы сей­час видим, чет­ко про­яви­лись две груп­пы людей. Одни хотят поли­ти­че­ско­го реван­ша и воз­вра­ще­ния к вла­сти — это моло­дая часть семьи и окру­же­ния кла­на Назар­ба­е­ва. Дру­гие, тоже заин­те­ре­со­ван­ные в том, что­бы ситу­а­ция была «чем хуже — тем луч­ше», ждут рево­лю­цию. Они не объ­яв­ля­ют об этом, но их дей­ствия вид­ны в инфор­ма­ци­он­ной сфе­ре, вы их чита­е­те и слы­ши­те. И есть обще­ство, кото­рое наблю­да­ет за тем, как адми­ни­стра­ция Тока­е­ва сабо­ти­ру­ет его реше­ния: да, есть пре­зи­дент, кото­рый хочет что-то изме­нить, но у него не очень-то полу­ча­ет­ся, поэто­му сей­час все шиш­ки будут валить­ся на него. Уже валят­ся, и поделом.

На Западе не забыли о Январе-2022

В.Б. Я обра­тил вни­ма­ние на то, что на рос­сий­ских YouTube-кана­лах, сей­час в основ­ном эми­грант­ских, и немно­гих, остав­ших­ся в самой РФ, повы­шен­но ком­пли­мен­тар­ное отно­ше­ние к наше­му пре­зи­ден­ту. Это, навер­ное, есте­ствен­но — срав­ни­вать с худ­ши­ми образ­ца­ми, кото­рые они име­ют у себя в стране. Но все тща­тель­но избе­га­ют даже упо­ми­на­ния Кан­та­ра и при­ка­за стре­лять на пора­же­ние. Как вы дума­е­те, на Запа­де забы­ли об отка­зе Тока­е­ва от при­гла­ше­ния меж­ду­на­род­ной комис­сии для неза­ви­си­мо­го рас­сле­до­ва­ния январ­ских собы­тий или ему это вспомнят?

А.К. На Запа­де не забы­ли. Ему это вспом­нят, но, по боль­шо­му сче­ту, не это для него глав­ное. Глав­ное: если он хочет свою повест­ку дня каким-то обра­зом про­дви­нуть настоль­ко, что она ста­нет необ­ра­ти­мой (завер­шить исто­ри­че­ски у него не полу­чит­ся по вре­ме­ни, к сожа­ле­нию, наше поко­ле­ние ухо­дит из актив­ной поли­ти­че­ской жиз­ни – воз­раст), ему надо эту про­бле­му преж­де все­го решать дома.

Если уж так зазор­но при­гла­шать наблю­да­те­лей из-за рубе­жа, то было бы разум­но создать по этой теме отдель­ную обще­ствен­ную комис­сию и заста­вить ее рабо­тать вме­сте с про­ку­ра­ту­рой, с пра­во­за­щит­ни­ка­ми, кото­рых я могу уже сей­час назвать – это груп­па, кото­рую воз­глав­ля­ет Евге­ний Жовтис. Я не полу­чаю от него инфор­ма­цию напря­мую, но я читаю и слу­шаю, что он гово­рит, и я дол­жен при­знать, что все его выво­ды справедливы.

Дело в том, что казах­стан­ские пра­во­за­щит­ни­ки пере­да­ют свои отче­ты кол­ле­гам за рубе­жом, а кол­ле­ги за рубе­жом рабо­та­ют с пар­ла­мен­та­ми, с зако­но­да­те­ля­ми. Вот поче­му, напри­мер, я эту тему недав­но обсуж­дал с пред­се­да­те­лем казах­стан­ско­го коку­са в кон­грес­се США Сти­вом Шабо­том – это вли­я­тель­ный чело­век, кото­рый сим­па­ти­зи­ру­ет вла­сти РК. Я уве­рен и даже знаю, что эта тема была на повест­ке дня, когда Мух­тар Тле­убер­ды (министр ино­стран­ных дел РК, — авт.) в кон­це июня был в Соеди­нён­ных Шта­тах и встре­чал­ся со сво­им кол­ле­гой Энто­ни Блин­ке­ном. И эта тема нахо­дит­ся в повест­ке дня боль­шой груп­пы очень вли­я­тель­ных поли­ти­ков в Евро­пей­ском Пар­ла­мен­те. То есть ее про­сто так «замо­тать», заво­ло­ки­тить не получится.

Поэто­му я не устаю повто­рять, что на сего­дняш­ний день одной из серьез­ных про­блем изби­ра­тель­ной кам­па­нии, лич­но для Тока­е­ва, будет то, каким он обра­зом прой­дет рас­сле­до­ва­ние. Если мы уви­дим, что рас­сле­до­ва­ние кос­нет­ся не толь­ко тех, кто яко­бы нару­шил зако­ны и участ­во­вал в бес­по­ряд­ках, но и тех, кто инспи­ри­ро­вал эти бес­по­ряд­ки (а мы пока не слы­шим эти име­на, кро­ме Маси­мо­ва), если мы так­же уви­дим, что при­вле­ка­ют­ся к ответ­ствен­но­сти офи­це­ры из пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, кото­рые пыта­ли, выби­ва­ли пока­за­ния у участ­ни­ков митин­гов, то тогда это будет одна кар­ти­на. Если это­го про­ис­хо­дить не будет, как сей­час, то это будет совсем дру­гая оценка. 

Пре­зи­ден­ту Тока­е­ву важ­но мне­ние зару­беж­ных поли­ти­ков и обще­ствен­но­сти, но намно­го важ­нее, жиз­нен­но важ­нее оцен­ка, кото­рую дадут ему наши граж­дане. Это очень опас­ная ситу­а­ция для него с точ­ки зре­ния поли­ти­че­ско­го будущего.

Источ­ник: YouTube-канал «Гипер­бо­рей»

архивные статьи по теме

Правозащитники добиваются освобождения главы казахской организации “Атажурт”

Editor

Подарки «коррумпированному тирану» в стране с культом личности

Editor

«Карусельщиков» метили стикерами