fbpx

Айсултан Назарбаев, заявления об «опасности», молчание его семьи

На выпа­ды Айсул­та­на, кото­ро­го в про­шлом году при­го­во­ри­ли к услов­но­му сро­ку в Лон­доне по обви­не­нию в сопро­тив­ле­нии поли­ции и напа­де­нии на кон­стеб­ля, обя­зав про­дол­жать лече­ние от нар­ко­за­ви­си­мо­сти, семья Назар­ба­е­вых пуб­лич­но не отре­а­ги­ро­ва­ла.

Попыт­ка кор­ре­спон­ден­та Азатты­ка 23 янва­ря полу­чить ответ в кулу­а­рах пар­ла­мен­та у Дари­ги Назар­ба­е­вой, мате­ри Айсул­та­на, не увен­ча­лась успе­хом. Охра­на спи­ке­ра верх­ней пала­ты в этот день была уси­ле­на: если обыч­но рядом с Назар­ба­е­вой нахо­дят­ся двое тело­хра­ни­те­лей, то в чет­верг ее охра­ня­ли как мини­мум шесть чело­век. Один из охран­ни­ков схва­тил репор­те­ра за руку и закрыл ее рот сво­ей ладо­нью. Вырвав­шись, кор­ре­спон­дент спро­си­ла Дари­гу Назар­ба­е­ву, о какой опас­но­сти гово­рит ее сын. Она оста­ви­ла вопрос без отве­та.

22 янва­ря в facebook-акка­ун­те Айсул­та­на Назар­ба­е­ва после мно­го­ме­сяч­ной пау­зы появи­лась серия постов. Автор сооб­ща­ет, что «был в тюрь­ме» и что у него «было мно­го про­блем с род­ствен­ни­ка­ми». Затем он пишет, что нахо­дит­ся в бри­тан­ской кли­ни­ке Priory Hospital Hayes Grove (соглас­но при­го­во­ру лон­дон­ско­го суда от 18 октяб­ря, Айсул­та­на обя­за­ли про­дол­жать лече­ние от нар­ко­за­ви­си­мо­сти). Остав­ля­ет номе­ра теле­фо­нов, заяв­ляя, что готов отве­тить на вопро­сы жур­на­ли­стов (дозво­нить­ся по этим номе­рам Азатты­ку не уда­лось). Пуб­ли­ку­ет пару пред­ло­же­ний, в кото­рых сооб­ща­ет о навис­шей над ним угро­зе и воз­мож­ной попыт­ке его убить. Про­сит коро­ле­ву Вели­ко­бри­та­нии позво­нить Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву. И после остав­ля­ет пост: «Моя мать дер­жа­ла деда на крю­ке из за того что я его сын» (орфо­гра­фия сохра­не­на. —​ Ред.).

Неко­то­рые поль­зо­ва­те­ли пред­по­ло­жи­ли, что акка­унт, воз­мож­но, взло­ман. Жур­на­ли­сты ряда казах­стан­ских СМИ дозво­ни­лись по ука­зан­ным на стра­ни­це Айсул­та­на Назар­ба­е­ва теле­фо­нам и пого­во­ри­ли по видео­свя­зи. Айсул­тан под­твер­дил, что писал в Facebook’е сам. Судя по кад­рам, он нахо­дит­ся в кли­ни­ке Priory.

Азаттык созво­нил­ся с этой бри­тан­ской кли­ни­кой. Там сооб­щи­ли, что не могут предо­ста­вить инфор­ма­цию о сво­их паци­ен­тах — эти дан­ные носят кон­фи­ден­ци­аль­ный харак­тер.

23 янва­ря Айсул­тан Назар­ба­ев оста­вил так­же туман­ный пост о магии, кото­рая яко­бы захва­ти­ла мир. Несколь­ко часов спу­стя попро­сил в соци­аль­ной сети позво­нить ему Мух­та­ра Абля­зо­ва — живу­ще­го послед­ние 10 лет за рубе­жом экс-бан­ки­ра, оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка, кри­ти­ка казах­стан­ских вла­стей и лич­но Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, экс­тра­ди­ции кото­ро­го без­успеш­но доби­вал­ся Нур-Сул­тан, обви­ня­ю­щий его в тяж­ких уго­лов­ных пре­ступ­ле­ни­ях (сам Абля­зов назы­ва­ет обви­не­ния поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ны­ми). Через неко­то­рое вре­мя Абля­зов вышел в пря­мой эфир в Facebook’е и сооб­щил, что пере­го­во­рил с Айсул­та­ном Назар­ба­е­вым, кото­рый повто­рил сло­ва об опас­но­сти и ска­зал, что его яко­бы пыта­ет­ся «лик­ви­ди­ро­вать» его мать.

«Он в опас­ной ситу­а­ции, опа­са­ет­ся, что его убьют так же, как Раха­та Али­е­ва», — гово­рит Абля­зов. Рахат Али­ев — быв­ший муж Дари­ги Назар­ба­е­вой, рабо­тав­ший на дипло­ма­ти­че­ской служ­бе, в сило­вых струк­ту­рах и попав­ший в опа­лу в 2007 году, — был най­ден мерт­вым в вен­ской тюрь­ме в фев­ра­ле 2015 года. Офи­ци­аль­ное рас­сле­до­ва­ние при­шло к выво­дам, что это был суи­цид; адво­ка­ты вто­рой жены Раха­та Али­е­ва Эль­на­ры Шора­зо­вой со ссыл­кой на гер­ман­ско­го экс­пер­та заяви­ли, что заклю­чен­но­го, ско­рее все­го, уби­ли.

Азаттык не смог полу­чить ком­мен­та­рии в посоль­стве Казах­ста­на в Англии отно­си­тель­но пред­по­ла­га­е­мых угроз в адрес Айсул­та­на Назар­ба­е­ва. Отве­тив­шая на теле­фон­ный зво­нок сотруд­ни­ца, пред­ста­вив­ша­я­ся тре­тьим сек­ре­та­рем посоль­ства, сооб­щи­ла, что не упол­но­мо­че­на давать инфор­ма­цию. Она пообе­ща­ла пере­дать прось­бу о ком­мен­та­рии чело­ве­ку, ответ­ствен­но­му за свя­зи со СМИ, запи­са­ла номер редак­ции. Звон­ка не после­до­ва­ло.

Свя­зать­ся с кан­це­ля­ри­ей пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва не уда­лось. Пресс-сек­ре­тарь кан­це­ля­рии Айдос Уки­бай не отве­тил на теле­фон­ные звон­ки. В Twiiter’е Уки­бай раз­ме­стил сооб­ще­ние о том, что Назар­ба­ев при­нял Асе­та Исе­ке­ше­ва, назна­чен­но­го на про­шлой неде­ле помощ­ни­ком пре­зи­ден­та — сек­ре­та­рем Сове­та без­опас­но­сти (пожиз­нен­ным пред­се­да­те­лем Сов­беза — кон­сти­ту­ци­он­но­го орга­на, с кото­рым нуж­но согла­со­вы­вать назна­че­ния на клю­че­вые посты в госу­дар­стве, — явля­ет­ся Назар­ба­ев).

Нур­сул­тан Назар­ба­ев поки­нул пост пре­зи­ден­та в мар­те 2019 года, но сохра­нил ряд широ­ких пол­но­мо­чий, поз­во­ля­ю­щих ему ока­зы­вать зна­чи­тель­ное вли­я­ние на управ­ле­ние стра­ной. Он так­же наде­лен ста­ту­сом «лидер нации», кото­рый предо­став­ля­ет ему и чле­нам его семьи имму­ни­тет от судеб­но­го пре­сле­до­ва­ния на родине и непри­кос­но­вен­ность акти­вов.

Айсул­тан Назар­ба­ев — вто­рой сын Дари­ги Назар­ба­е­вой. В бра­ке с Раха­том Али­е­вым у нее роди­лись еще двое детей — сын Нура­ли Али­ев, кото­рый в 2014–2016 годах рабо­тал заме­сти­те­лем аки­ма казах­стан­ской сто­ли­цы, и дочь Вене­ра Назар­ба­е­ва.

Айсул­тан обу­чал­ся в бри­тан­ской Коро­лев­ской воен­ной ака­де­мии сухо­пут­ных войск «Сан­д­херст», после окон­ча­ния вер­нул­ся на роди­ну и был зачис­лен в штат глав­но­го раз­ве­ды­ва­тель­но­го управ­ле­ния мини­стер­ства обо­ро­ны Казах­ста­на. В 2017 году семь меся­цев зани­мал пост испол­ня­ю­ще­го обя­зан­но­сти вице-пре­зи­ден­та Казах­стан­ской фут­боль­ной феде­ра­ции. Послед­ние два года не появ­лял­ся на пуб­ли­ке. Айсул­тан исчез вско­ре после пуб­ли­ка­ции поста на стра­ни­це в Facebook’е, в кото­ром при­знал­ся в том, что при­стра­стил­ся к нар­ко­ти­кам и лечил­ся от зави­си­мо­сти.

В октяб­ре 2019 года суд в Лон­доне при­го­во­рил Айсул­та­на к услов­но­му сро­ку с 18-месяч­ным испы­та­тель­ным пери­о­дом, 140 часам обще­ствен­ных работ, штра­фу в раз­ме­ре око­ло 1300 дол­ла­ров и воз­ме­ще­нию ущер­ба на сум­му око­ло шести с поло­ви­ной тысяч дол­ла­ров. Суд назвал его винов­ным в сопро­тив­ле­нии поли­ции. Судя по мате­ри­а­лам дела, в нача­ле июня Айсул­тан Назар­ба­ев, уку­сил за руку офи­це­ра поли­ции, кото­рый при­был по вызо­ву жите­лей рай­о­на Covent Garden, сооб­щив­ших, что неиз­вест­ный муж­чи­на забрал­ся на бал­кон одной из квар­тир (хозяй­ка недви­жи­мо­сти поз­же ска­за­ла, что не зна­ко­ма с Назар­ба­е­вым и не зна­ет, как он про­ник в квар­ти­ру) и что-то выкри­ки­вал. Поли­цей­ско­му при­шлось при­ме­нить элек­тро­шо­кер, посколь­ку моло­дой чело­век отка­зал­ся сле­до­вать при­ка­зам. Бри­тан­ский веща­тель Би-би-си писал, что Айсул­тан смог сорвать с себя часть элек­тро­шо­ке­ра и ата­ко­вал поли­цей­ско­го, из руки офи­це­ра нача­ла капать кровь. Айсул­та­на Назар­ба­е­ва задер­жа­ли с помо­щью подо­спев­шей под­мо­ги.

Через четы­ре меся­ца ему вынес­ли при­го­вор, ком­мен­ти­ро­вать кото­рый семья Назар­ба­е­вых не ста­ла. Суд поста­но­вил тогда, что Айсул­тан может про­дол­жать лече­ние на сво­бо­де, а не в заклю­че­нии.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»