16 C
Астана
22 мая, 2024
Image default

Айдос Садыков надеется на ООН

Оче­ред­ное сооб­ще­ние из цик­ла «осуж­ден­ные по поли­ти­че­ским моти­вам граж­дане про­тив Рес­пуб­ли­ки Казах­стан» было при­ня­то к рас­смот­ре­нию Коми­те­том ООН по пра­вам человека.

 

Автор: Андрей ГРИШИН

 

Жало­бу на Казах­стан подал оппо­зи­ци­он­ный акти­вист и жур­на­лист Айдос Сады­ков из запад­но-казах­стан­ско­го горо­да Акто­бе, осво­бо­див­ший­ся по амни­стии 13 апре­ля 2012, про­ве­дя в заклю­че­нии немно­гим менее двух лет из отве­ден­ных ему по при­го­во­ру двух лет коло­нии обще­го режима.

Руко­во­ди­тель неза­ре­ги­стри­ро­ван­но­го объ­еди­не­ния «Гастат» Айдос Сады­ков не один год являл­ся основ­ной голов­ной болью мест­ных вла­стей: его орга­ни­за­ция помо­га­ла в созда­нии неза­ви­си­мых проф­со­ю­зов и обу­че­нии людей мир­ным мето­дам борь­бы за свои граж­дан­ские и поли­ти­че­ские пра­ва. Тео­рия вре­мя от вре­ме­ни пере­ме­жа­лась прак­ти­кой, когда работ­ни­ки пред­при­я­тий про­во­ди­ли акции про­те­ста, где, так или ина­че, при­ни­мал уча­стие Айдос Садыков.

Адми­ни­стра­тив­ные меры воз­дей­ствия на граж­дан­ско­го акти­ви­ста не возы­ме­ли ника­ко­го воз­дей­ствия, и в мае 2010 года в Акто­бе про­изо­шел стран­ный инци­дент, кото­рый вполне логич­но укла­ды­ва­ет­ся в вер­сию о том, как мож­но на вре­мя изба­вить­ся от слиш­ком строп­ти­во­го активиста.

Днем, пря­мо воз­ле дома, к Айдо­су подо­шел про­хо­жий… и даль­ше собы­тия раз­вер­ну­лись по двум сце­на­ри­ям, пред­став­лен­ным поли­ци­ей и тем самым про­хо­жим — с одной сто­ро­ны, Айдо­сом, сви­де­те­ля­ми и видео­за­пи­сью — с дру­гой. Про­хо­жий обви­нил Айдо­са, что тот вне­зап­но напал на него и попы­тал­ся отобрать мобиль­ный теле­фон, и лишь толь­ко ока­зав­ший­ся весь­ма кста­ти поли­цей­ский пат­руль смог предот­вра­тить преступление.

«27 мая 2010 года око­ло 10-ти часов утра я, как обыч­но, вышел из спор­тив­но­го клу­ба «Олимп». Дан­ный спор­тив­ный клуб я посе­щал в утрен­нее вре­мя  два, три  раза в неде­лю, зани­мал­ся фит­не­сом. Вый­дя из клу­ба, я напра­вил­ся к сво­е­му авто­мо­би­лю, при­пар­ко­ван­но­му при­мер­но в трид­ца­ти мет­рах от зда­ния клу­ба. Во вре­мя мое­го сле­до­ва­ния к авто­мо­би­лю на меня напал неиз­вест­ный муж­чи­на, кото­рый попы­тал­ся уда­рить меня. Я сде­лал шаг назад и увер­нул­ся. В это вре­мя на меня сза­ди напа­ло еще несколь­ко чело­век, кото­рые уро­ни­ли меня на зем­лю и нача­ли изби­вать нога­ми. Затем, око­ло 10.30, напа­дав­шие наде­ли на меня наруч­ни­ки и под­ня­ли с зем­ли. Тогда я уви­дел тро­их поли­цей­ских. Поли­цей­ские при­чи­ни­ли мне телес­ные повре­жде­ния, в част­но­сти, уши­бы и сса­ди­ны на лок­те­вых и колен­ных сги­бах, уши­бы и сса­ди­ны  гру­ди и спи­ны», — ука­зы­ва­ет Айдос Сады­ков в сво­ей жало­бе в Коми­тет ООН.

На место про­ис­ше­ствия подъ­е­ха­ла съе­моч­ная груп­па «Седь­мо­го» теле­ка­на­ла, кото­рая с неболь­шим опоз­да­ни­ем, но сде­ла­ла видео­за­пись слу­чив­ше­го­ся.  Пер­вое, что уда­лось им запе­чат­леть, как Айдос Сады­ков лежит на спине в наруч­ни­ках. Съе­моч­ную груп­пу вызва­ла  жен­щи­на из спорт­за­ла. Кста­ти, как пока­за­ли резуль­та­ты экс­пер­ти­зы, в отли­чие от само­го Айдо­са «жерт­ва напа­де­ния» ника­ких повре­жде­ний не полу­чи­ла. Ну, а стра­жи поряд­ка объ­яс­ни­ли появ­ле­ние сса­дин и уши­бов вполне по-казах­стан­ски: нанес себе повре­жде­ния сам.

Изна­чаль­но поли­цей­ские воз­бу­ди­ли дело в отно­ше­нии оппо­зи­ци­он­но­го акти­ви­ста по ста­тье «хули­ган­ство», одна­ко после того, как он обра­тил­ся с жало­бой на дей­ствия сотруд­ни­ков поли­ции в про­ку­ра­ту­ру, к этой ста­тье доба­ви­лось еще и ока­за­ние сопро­тив­ле­ние полиции.

Суд, как сле­до­ва­ло ожи­дать, при­нял к све­де­нию толь­ко точ­ку зре­ния поли­цей­ских. Ни одна судеб­ная инстан­ция не ста­ла при­ла­гать к делу видео­за­пись, пока­зы­ва­ю­щую, что Айдос в прин­ци­пе не мог ока­зать ника­ко­го сопро­тив­ле­ния поли­цей­ским и порвать рубаш­ку одно­му из них (что ста­ло един­ствен­ным «под­твер­жде­ни­ем» обви­не­ния Айдо­са в сопро­тив­ле­нии полицейским).

Вто­рой вещ­док — мобиль­ный теле­фон, яко­бы выхва­чен­ный Сады­ко­вым, поли­цей­ски­ми был спеш­но воз­вра­щен вла­дель­цу. Так что Айдо­са лиши­ли еще воз­мож­но­сти тре­бо­вать сня­тия с аппа­ра­та отпе­чат­ков паль­цев, что опять же мог­ло под­твер­дить сло­ва граж­дан­ско­го акти­ви­ста, утвер­ждав­ше­го, что он к нему даже не прикасался.

На 18 стра­ни­цах жало­бы, кото­рую ему помог­ли соста­вить в Казах­стан­ском меж­ду­на­род­ном бюро по пра­вам чело­ве­ка, нашли свое отра­же­ние и неле­пость обви­не­ния, и мно­го­чис­лен­ные нару­ше­ния во вре­мя про­ве­де­ния след­ствия и судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства, явля­ю­щи­е­ся отли­чи­тель­ной чер­той казах­стан­ской судеб­ной системы.

Прав­да, в силу фор­ма­та в нее нель­зя было вклю­чить момен­ты, когда Айдос Сады­ков пре­бы­вал в заклю­че­нии и кото­рые в оче­ред­ной раз ука­зы­ва­ют на поли­ти­че­скую моти­ви­ро­ван­ность его дела.

По зако­ну, по отбы­тии одной чет­вер­ти сро­ка нака­за­ния заклю­чен­ный име­ет пра­во пода­вать хода­тай­ство на пере­вод его в коло­нию-посе­ле­ние. Такое хода­тай­ство было пода­но в янва­ре 2011 года, одна­ко в пере­во­де было отка­за­но по доволь­но натя­ну­то­му предлогу.

Айдос Сады­ков про­дол­жал пода­вать заяв­ле­ния о пере­во­де его в коло­нию-посе­ле­ние, а затем и об услов­но-досроч­ном осво­бож­де­нии, на что тра­ди­ци­он­но посту­па­ли отка­зы. Даже когда в стране была объ­яв­ле­на амни­стия, под кото­рую Айдос Сады­ков попа­дал, ему вновь было отка­за­но. И лишь в послед­ний момент, когда амни­стия еще не закон­чи­лась, а до кон­ца отбы­ва­ния сро­ка оста­ва­лось все­го ниче­го, оппо­зи­ци­о­не­ру поз­во­ли­ли вый­ти на волю.

Кста­ти, по ана­ло­гич­ным обсто­я­тель­ствам в том же году в Алма­ты был осуж­ден на четы­ре года лише­ния сво­бо­ды дру­гой оппо­зи­ци­он­ный акти­вист — Ермек Нарым­ба­ев. Одна­ко ему яко­бы ото­рван­ный погон на фор­ме поли­цей­ско­го сто­ил уже четы­ре года лише­ния свободы.

«Ни в рай­он­ном, ни в город­ском, ни в Вер­хов­ном суде суд не при­нял во вни­ма­ние, не стал даже смот­реть видео­за­пись, — вспо­ми­на­ет Айдос Сады­ков. — И на всех уров­нях суды откло­ня­ли все хода­тай­ства, каса­ю­щи­е­ся видео­за­пи­си. Про­сто на этой видео­за­пи­си вид­но, что «потер­пев­ший» не име­ет сле­дов побо­ев. Было след­ствие, и адво­кат сра­зу сооб­щил, что это было заказ­ное дело».

В сво­ей оцен­ке выпол­не­ния Наци­о­наль­но­го пла­на дей­ствий в обла­сти прав чело­ве­ка на 2009—2012 годы экс­перт Ана­ра Ибра­е­ва, делав­шая оцен­ку реа­ли­за­ции Пла­на в части пра­ва на спра­вед­ли­вое судо­про­из­вод­ство, назва­ла дело Сады­ко­ва, рав­но как еще око­ло десят­ка резо­нанс­ных про­цес­сов с поли­ти­че­ской состав­ля­ю­щей, «инди­ка­то­ра­ми так назы­ва­е­мо­го «спра­вед­ли­во­го, неза­ви­си­мо­го судо­про­из­вод­ства» в Казахстане».

В сво­ем обзо­ре она пишет, что «Дока­за­тель­ства, полу­чен­ные в свя­зи с осу­ществ­ле­ни­ем адво­ка­том дей­ствий, не запре­щен­ных зако­ном и про­ве­ден­ных по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве (про­из­вод­ство экс­пер­ти­зы, аудио и видео­за­пись пока­за­ний сви­де­те­лей) судом, видео­за­пись с «места пре­ступ­ле­ния» и дру­гие дока­за­тель­ства сто­ро­ны защи­ты, как пра­ви­ло, не при­ни­ма­ют­ся во вни­ма­ние». То есть имен­но то, что име­ло место во вре­мя след­ствия и суда над Айдо­сом Садыковым.

Одна­ко и сами авто­ры Нац­пла­на доволь­но скеп­ти­че­ски отзы­ва­ют­ся о казах­стан­ской систе­ме правосудия.

«Обви­ни­тель­ный уклон про­дол­жа­ет доми­ни­ро­вать при рас­смот­ре­нии уго­лов­ных дел. Кос­вен­ным под­твер­жде­ни­ем чему явля­ет­ся крайне ред­кое выне­се­ние оправ­да­тель­ных при­говоров и сохра­не­ние в судей­ской сре­де осто­рож­но­го отно­ше­ния к подоб­ным слу­ча­ям (…). Наи­важ­ней­шим кри­те­ри­ем, исполь­зу­е­мым при оцен­ке спра­вед­ли­во­сти судеб­но­го слу­шания, явля­ет­ся соблю­де­ние прин­ци­па равен­ства пол­но­мо­чий у защи­ты и обви­не­ния. Зако­но­да­тель­ство и пра­во­при­ме­ни­тель­ная прак­ти­ка в Рес­пуб­ли­ке Казах­стан показыва­ет, что равен­ство пол­но­мо­чий сто­рон защи­ты и обви­не­ния пока не достиг­ну­то», — ука­зы­ва­ет­ся в Нацплане.

Еще один момент: экс­перт обна­ру­жи­ла, что из 17 реко­мен­да­ций Наци­о­наль­но­го пла­на в пра­ве на спра­вед­ли­вое судо­про­из­вод­ство выпол­ня­ет­ся толь­ко одна, и еще три выпол­ня­ют­ся частич­но. То есть в этой части виден откро­вен­ный про­вал, как и во мно­гих дру­гих раз­де­лах четы­рех­лет­ней пра­во­за­щит­ной ини­ци­а­ти­вы, испол­не­ние кото­рой вой­дет в пред­сто­я­щие отче­ты госу­дар­ства по Меж­ду­на­род­но­му Пак­ту о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах и по Уни­вер­саль­но­му Пери­о­ди­че­ско­му Обзо­ру. При этом пер­вым двум годам реа­ли­за­ции Нац­пла­на Коми­тет ООН по пра­вам чело­ве­ка был «вынуж­ден дать неудо­вле­тво­ри­тель­ную оценку».

Так что Коми­тет ООН по пра­вам чело­ве­ка оста­ет­ся для оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка послед­ней воз­мож­но­стью дока­зать свою неви­нов­ность офи­ци­аль­но. Хотя, для граж­дан­ско­го обще­ства Казах­ста­на ниче­го дока­зы­вать не тре­бу­ет­ся: все всё пре­крас­но пони­ма­ют и так.

«В любом слу­чае дру­гих вари­ан­тов нет. В Евро­пей­ский суд по пра­вам чело­ве­ка мы обра­щать­ся не можем. И это еще одна попыт­ка добить­ся, может быть, когда-нибудь мое­го пол­но­го оправ­да­ния», — гово­рит Айдос.

Сей­час Айдос Сады­ков рабо­та­ет жур­на­ли­стом уже закры­той по поли­ти­че­ским моти­вам газе­ты «Моя рес­пуб­ли­ка». Но в свя­зи с послед­ни­ми собы­ти­я­ми вокруг ряда оппо­зи­ци­он­ных СМИ сей­час труд­но что-то ска­зать про его будущее.

P.S. Поми­мо жало­бы Айдо­са Сады­ко­ва на рас­смот­ре­нии в Коми­те­те ООН по пра­вам чело­ве­ка так­же нахо­дят­ся жало­бы пра­во­за­щит­ни­ка Евге­ния Жовти­са, редак­то­ра газе­ты «Алма-Ата инфо» Рама­за­на Есер­ге­по­ва, неза­ви­си­мо­го пуб­ли­ци­ста Андрея Сви­ри­до­ва, обще­ствен­но­го дея­те­ля Бахыт­жан Торе­го­жи­ной и граж­да­ни­на Мали, име­ю­ще­го вид на житель­ство в РК, Идриссы Траоре.

Источ­ник: Голос Сво­бо­ды Цен­траль­ной Азии

Ори­ги­нал статьи: 

Айдос Сады­ков наде­ет­ся на ООН

архивные статьи по теме

Дарига повторит подвиг Хрущева?

Рахмон уже проиграл войну

Соколову освободить немедленно!