20 C
Астана
13 августа, 2022
Image default

Австрийский судья опровергает версию убийства Рахата Алиева 

В прес­се обсуж­да­ют выво­ды судьи Марии Шер­гу­бель в деле о смер­ти Раха­та Али­е­ва, и назы­ва­ют казах­стан­ский тен­ге «валю­той с наи­худ­ши­ми пока­за­те­ля­ми в мире в этом году».

Рахат Алиев в Алматы. 30 мая 2007 года.

Рахат Али­ев в Алма­ты. 30 мая 2007 года.

В англий­ской газе­те Guardian в ста­тье «Быв­ший казах­стан­ский чинов­ник не был убит в австрий­ской тюрь­ме» пишут, что «австрий­ский судеб­ный депар­та­мент опро­верг пред­по­ло­же­ния об убий­стве в затя­нув­шей­ся поле­ми­ке о смер­ти в тюрь­ме Раха­та Али­е­ва». К тако­му выво­ду судеб­ные вла­сти Австрии при­шли на осно­ва­нии двух писем австрий­ской судьи по делу о смер­ти Али­е­ва Марии Шер­гу­бель, кото­рые она напи­са­ла 9 и 11 декаб­ря, и кото­рые попа­ли в рас­по­ря­же­ние Guardian.

Рахат Али­ев, кото­ро­го в ста­тье назы­ва­ют «ранее одной из самых вли­я­тель­ных фигур в Казах­стане, попав­шей в неми­лость сво­е­го быв­ше­го тестя и пре­зи­ден­та стра­ны Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва», в фев­ра­ле был обна­ру­жен пове­шен­ным в сво­ей оди­ноч­ной каме­ре в вен­ской тюрь­ме Йозеф­штадт, где он ожи­дал суда по делу о похи­ще­нии и убий­стве двух мене­дже­ров алма­тин­ско­го Нур­бан­ка. Тюрем­ная адми­ни­стра­ция тогда неза­мед­ли­тель­но назва­ла его смерть «само­убий­ством», но жена Раха­та Али­е­ва Эль­на­ра Шора­зо­ва обжа­ло­ва­ла эти выводы.

Судья Мария Шер­гу­бель, в ито­ге, согла­си­лась с дово­да­ми тюрем­ной адми­ни­стра­ции о том, что Рахат Али­ев покон­чил с собой, но, тем не менее, при­зна­ла, что это дело явля­ет­ся «необыч­ным». Судья напи­са­ла, что рас­сле­до­ва­ние его смер­ти было необ­хо­ди­мо, что­бы про­ве­рить любую воз­мож­ность наси­лия, в свя­зи с «бли­зо­стью его суда, его осо­бой уяз­ви­мо­сти, угроз про­тив него за вре­мя пре­бы­ва­ния в тюрь­ме и потен­ци­аль­ной при­част­но­стью ино­стран­ных сил». Одна­ко, рас­смот­рев все эти воз­мож­но­сти, судья при­шла к выво­ду, что смерть насту­пи­ла в резуль­та­те самоубийства.

Адво­ка­ты Эль­на­ры Шора­зо­вой ука­зы­ва­ли на про­ти­во­ре­чия в деле о смер­ти Али­е­ва и предо­ста­ви­ли в суд отчет неза­ви­си­мой пата­ло­го-ана­то­ми­че­ской экс­пер­ти­зы, где гово­ри­лось, что «уча­стие тре­тьей сто­ро­ны в этом деле исклю­чить нель­зя», а так­же, что «для тако­го пове­ше­ния необ­хо­ди­мы были, как мини­мум, двое людей». Отме­ча­ли так­же неиз­вест­ное про­ис­хож­де­ние синя­ка на лбу Али­е­ва, сле­ды ног на стене каме­ры рядом с местом, где было най­де­но тело, и отсут­ствие сре­ди отправ­лен­ных в суд улик ножа, кото­рый был виден на сним­ках систе­мы видео­на­блю­де­ния. Осо­бо под­чер­ки­вал­ся адво­ка­та­ми Эль­на­ры Шора­зо­вой тот факт, что след­ствию не уда­лось уста­но­вить точ­ное вре­мя смерти.

Логотип Нурбанка на здании в центре города Алматы. Декабрь 2008 года.

Лого­тип Нур­бан­ка на зда­нии в цен­тре горо­да Алма­ты. Декабрь 2008 года.

«Судья при­шла к выво­ду, что тот факт, что точ­ное вре­мя смер­ти не смог­ли опре­де­лить, не име­ет мате­ри­аль­но­го отно­ше­ния к рас­сле­до­ва­нию, посколь­ку нет доста­точ­ных дока­за­тельств, что­бы пред­по­ло­жить, что он был убит», — пишет Guardian.

Ком­мен­ти­руя ста­тью Guardian, в казах­стан­ской оппо­зи­ци­он­ной газе­те «Рес­пуб­ли­ка» пишут, что «в деле Раха­та Али­е­ва рано ста­вить точ­ку». «Рес­пуб­ли­ка» цити­ру­ет дово­ды адво­ка­тов, наня­тых Эль­на­рой Шора­зо­вой, и со ссыл­кой на одно­го из них – док­то­ра Ман­фре­да Айнед­те­ра — заяв­ля­ет, что «офи­ци­аль­но­го реше­ния суд еще не при­нял», и что «пока речь идет толь­ко о про­вер­ке обще­ствен­но­го мне­ния со сто­ро­ны судьи».

В англий­ской газе­те Financial Times со ссыл­кой на финан­со­вое агент­ство Bloomberg, меж­ду тем, назы­ва­ют казах­стан­ский тен­ге «валю­той с наи­худ­ши­ми пока­за­те­ля­ми в мире в этом году». Аргу­мен­ти­ру­ет­ся это тем, что после ново­го паде­ния в поне­дель­ник тен­ге «ока­зал­ся на 5,6 про­цен­та ниже преж­не­го кур­са и достиг ново­го рекорд­но­го пока­за­те­ля в 333,9 тен­ге за дол­лар», что озна­ча­ет, что с авгу­ста это­го года тен­ге обес­це­нил­ся на 43,7 процента.

«Казах­стан, где 60 про­цен­тов экс­порт­ных дохо­дов посту­па­ет от неф­ти, тяже­ло постра­дал от паде­ния цен на сырье, кото­рые в поне­дель­ник достиг­ли новой самой низ­кой за послед­ние семь лет отмет­ки менее 37 дол­ла­ров за бар­рель», — пишет Financial Times.

архивные статьи по теме

Сенат Казахстана попросил назначить внеочередные выборы президента

Бжезинский о новой модели геополитики

Больше 150 объектов на 17,5 млрд долларов: первые находки «Трекера зарубежного имущества российской элиты» от OCCRP

Editor