16 C
Астана
24 июня, 2021
Image default

«Эти осужденные – жертвы власти!»

Двое актю­бин­цев, обви­нен­ных в тер­ро­риз­ме, при­го­во­ре­ны к пожиз­нен­но­му сро­ку, дво­им назна­че­ны дли­тель­ные сро­ки лише­ния сво­бо­ды – четыр­на­дцать и шесть лет. Про­цесс шел в закры­том режи­ме пря­мо в след­ствен­ном изо­ля­то­ре. Ни жур­на­ли­стов, ни род­ных пред­по­ла­га­е­мых тер­ро­ри­стов на него не пустили.

Автор: Ната­лья САДЫКОВА 

Пра­во­за­щит­ник Али­ма Абди­ро­ва, кото­рую в раз­гар Шубар­шин­ских собы­тий про­власт­ная прес­са окре­сти­ла «пособ­ни­цей вах­ха­би­тов», назы­ва­ет осуж­ден­ных «силой, кото­рая про­ти­во­сто­ит вла­сти» и счи­та­ет, что корень зла в том, что эта самая власть боит­ся сво­е­го народа.

- Али­ма, в горя­чие дни Шубар­шин­ской бой­ни Вы были в цен­тре собы­тий. Виде­ли, что там про­ис­хо­ди­ло. Как оце­ни­ва­е­те при­го­вор, кото­рый был выне­сен чет­ве­рым актюбинцам?

- Суд про­хо­дил в закры­том режи­ме — это минус сра­зу. Если эти люди гото­ви­лись к поку­ше­нию, участ­во­ва­ли в убий­ствах, то тут нече­го скры­вать от наро­да. Пусть суд идет откры­то, что­бы мы зна­ли: дей­стви­тель­но, эти люди —  тер­ро­ри­сты. Власть скры­ва­ет что-то — это первое.

Вто­рое, что меня воз­му­ща­ет: уби­ты были двое поли­цей­ских и два спец­на­зов­ца. А поче­му за это вре­мя из-за них лик­ви­ди­ро­ва­ли девять в чело­век в Кен­ки­я­ке, дво­их в Кызы­л­жа­ре и одно­го в Акто­бе? Две­на­дцать чело­век стре­ля­ли дву­мя рука­ми в чет­ве­рых? Это­го не может быть. Они их рас­стре­ля­ли всех вме­сте, что ли? Я счи­таю, что дело, ско­рее все­го, сфабриковано.

В Акто­бе не было ни одно­го откры­то­го про­цес­са, хотя у нас десят­ки людей осуж­де­ны за тер­ро­ризм и отбы­ва­ют нака­за­ние. В дру­гих стра­нах все зна­ют о про­цес­се в Нор­ве­гии, и мы зна­ем в Казах­стане, что и как было. Власть боит­ся и про­сто лик­ви­ди­ру­ет ребят. А может пото­му, что они свя­за­ны с высо­ки­ми чина­ми в Астане? Нуж­но прой­ти по цепоч­ке и раз­об­ла­чить вер­хуш­ку, кото­рая при­ве­дет, может быть, и к талибам.

- Навер­ное, за такое сме­лое пред­по­ло­же­ние Вас и назва­ли «пособ­ни­цей террористов»?

- Я не за тер­ро­ризм, нам не нужен тер­рор, моло­дежь не долж­на идти в ради­каль­ные мусуль­ман­ские тече­ния. Я хочу, что­бы в стране моей было спо­кой­ствие и тиши­на. Я, как руко­во­ди­тель НПО, вела пере­го­во­ры с жен­щи­на­ми из Темир­ско­го рай­о­на, где один­на­дцать дево­чек не посе­ща­ли шко­лу из-за запре­та на хиджа­бы. Толь­ко вот в сере­дине сен­тяб­ря уда­лось уре­гу­ли­ро­вать эту про­бле­му. Кон­фликт реша­ли, что­бы по-дру­го­му завя­за­ли дети плат­ки, что­бы не было про­ти­во­сто­я­ния меж­ду вла­стью и веру­ю­щи­ми. А у нас как — быст­ро закон при­ду­мы­ва­ют, при­ни­ма­ют его, и все. О послед­стви­ях никто не думает.

- Воз­вра­ща­ясь к раз­го­во­ру об осуж­ден­ных. Какой, счи­та­е­те, будет их судь­ба в систе­ме КУИС?

- КУИС закрыт для обще­ствен­но­сти, хотя там долж­но быть потеп­ле­ние после под­пи­са­ния Кон­вен­ции про­тив пыток. Это­го мы не наблю­да­ем, идет обрат­ный про­цесс. Если они тер­ро­ри­сты, они будут сидеть. Если они не пре­ступ­ни­ки, то инфор­ма­ция будет идти к их еди­но­мыш­лен­ни­кам. А для тех, если оби­де­ли бра­та-мусуль­ма­ни­на, они долж­ны его защи­тить, это закон для них. Видя, что их ни за что осу­ди­ли на пожиз­нен­ное, на боль­шие сро­ки, они будут про­ти­во­сто­ять. Эти осуж­ден­ные —  жерт­вы власти.

- Давай­те раз­бе­рем­ся, кого вы име­е­те в виду под исла­ми­ста­ми? Это ради­каль­ные мусуль­мане, при­зы­ва­ю­щие к джихаду?

- Это мусуль­мане. Всех их косят под одну гре­бен­ку. Сего­дня они были нор­маль­ные, зав­тра они оже­сто­чат­ся. У них есть род­ные, бра­тья, сест­ры, роди­те­ли, дети. Есть сре­ди них, может, и ради­каль­ные исла­ми­сты, но их еди­ни­цы. Теперь же, зная, как про­хо­дил в закры­том режи­ме суд, эти настро­е­ния будут уси­ли­вать­ся, и к доб­ру это не приведет.

Вре­мя сей­час дру­гое, инфор­ма­ци­он­ные тех­но­ло­гии раз­ви­ты. Во вре­мя тех собы­тий в Шубар­ши сколь­ко обра­ща­лись ко мне, рас­ска­зы­ва­ли что к ним при­ме­ня­ли пыт­ки. Пакет на голо­ву оде­ва­ют, бьют при задер­жа­нии, что­бы выбить хоть какие-то показания.

- Может, имен­но поэто­му и этих чет­ве­рых не выво­зи­ли из изо­ля­то­ра в город­ской суд на процессы?

- Не выво­зят пото­му, что боят­ся. Суд про­во­дят в изо­ля­то­ре, адво­ка­ты прес­се не дают ком­мен­та­ри­ев. Мне стыд­но за адво­ка­тов, ведь они долж­ны защи­щать инте­ре­сы кли­ен­тов. Понят­но, что они это­го в пол­ном объ­е­ме не дела­ли. Если бы они были насто­я­щи­ми адво­ка­та­ми, то они вышли бы к жур­на­ли­стам и ска­за­ли: «Есть мой кли­ент, и я буду доби­вать­ся откры­то­го про­цес­са, пото­му что он не вино­ват»! А они имен сво­их в СМИ не назы­ва­ют! Это позор адво­ка­там, они долж­ны поло­жить свою короч­ку и уйти, они трусы!

- Про­цесс про­шел доволь­но стре­ми­тель­но, как счи­та­е­те, это так­же мог­ло повли­ять на объективность?

- Десять дней для боль­шо­го дела — это недо­ста­точ­но для объ­ек­тив­но­го рас­смот­ре­ния. Власть боит­ся наро­да. Посмот­ри­те, в аки­ма­тах, про­ку­ра­ту­ре, ДВД сто­ят в бро­не­жи­ле­тах и с ору­жи­ем сотруд­ни­ки. Слух был, что детей убить хотят, но при этом дет­ские сады, боль­ни­цы, шко­лы — не охра­ня­ют­ся. Вла­сти не народ, они себя защи­ща­ют, пото­му что боят­ся. Корень зла —  в кор­рум­пи­ро­ван­но­сти и бес­пре­де­ле. Какие у нас суды и пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны я на сво­ей шку­ре испытала!

- Может быть те, кто так же, как  Вы, испы­тал все это, и ухо­дят в ислам?

- На поли­ти­че­ском поле от оппо­зи­ции изба­ви­лись. Возь­мем Актю­бин­скую область. Айдос Сады­ков сидит (осуж­ден на два года после гру­бой про­во­ка­ции — авт.). На дру­гих дела заво­дят, тре­тьих под­ку­пи­ли. Люди, кото­рые ищут спра­вед­ли­вость, у вла­сти ее не нахо­дят. Вез­де кор­руп­ция: в про­ку­ра­ту­ре, поли­ции, судах.

«Нур Отан» не попу­ля­рен у наро­да. Оппо­зи­ци­он­ные пар­тии? КПК закры­ли на пол­го­да, и кто остал­ся на поли­ти­че­ском поле? Нико­го нет. Это пло­до­твор­ная поч­ва, что­бы люди ухо­ди­ли в ради­каль­ные груп­пы, я счи­таю. Помо­щи им искать не у кого боль­ше, кро­ме Бога. Этим будут поль­зо­вать­ся вра­ги наше­го госу­дар­ства. Если бы я была по ту сто­ро­ну бар­ри­ка­ды, то так бы и сделала.

- А люди, кото­рые жили с уни­что­жен­ны­ми и осуж­ден­ны­ми в одном посел­ке, они по какую сто­ро­ну баррикады?

- Когда уби­ли в Шубар­ши поли­цей­ских, люди под­дер­жи­ва­ли это. Это самое страш­ное, пото­му что люди гово­ри­ли, что те это заслу­жи­ли. Бес­пре­дел поли­цей­ских и заста­вил этих ребят взять­ся за ору­жие. Они все из мало­обес­пе­чен­ных семей, ника­ких кот­те­джей у них нет. Может, они воро­ва­ли нефть, но стра­на от это­го не постра­да­ла. А те, кто вору­ет мил­ли­о­на­ми по тру­бо­про­во­ду — это дру­гой вопрос. Я была на пяти похо­ро­нах. У каза­хов по сада­ке вид­но, как обес­пе­че­ны люди. У нас в горо­де это все дели­ка­те­сы на сто­ле: и икра, и казы. Там изоби­лия не было на сто­лах: заре­за­ли скот, беш­бар­мак, баур­са­ки, богат­ства я не уви­де­ла ни в одной семье.

…После того, как была рас­про­стра­не­на инфор­ма­ция о выне­се­нии при­го­во­ра, мы пыта­лись дозво­нить­ся к род­ствен­ни­кам «тер­ро­ри­стов». Одна­ко их мне­ния узнать не уда­лось: все име­ю­щи­е­ся теле­фо­ны ока­за­лись отключены.

Visit link:
«Эти осуж­ден­ные – жерт­вы власти!»

архивные статьи по теме

Чем не угодил тандем россиянам?

Как семья Каримовых-Тилляевых инвестировала в Чехию и осваивалась в Праге

Editor

Акежан Кажегельдин: казах в форме не пойдет против казаха в штатском

Editor