17 C
Астана
18 июня, 2021
Image default

«Арабская весна» или «осень исламистов»?

Нача­ло неде­ли было отме­че­но дву­мя одно­тип­ны­ми собы­ти­я­ми в исто­рии «араб­ской вес­ны»: в Туни­се на пер­вых после рево­лю­ции выбо­рах побе­ди­ла исла­мист­ская пар­тия «Энна­х­да» («Воз­рож­де­ние»), а в Ливии лидер ново­го пра­ви­тель­ства Махмуд Абдель Джиб­риль объ­явил, что отныне его стра­на будет жить по зако­нам шари­а­та. Все это дало мно­гим ана­ли­ти­кам осно­ва­ния заявить, что над Ближ­ним Восто­ком навис­ла реаль­ная угро­за исламизма.

Автор: Валь­де­мар КРАУС

«Араб­ская вес­на» поти­хонь­ку пере­хо­дит в «исла­мист­скую осень», реши­ли неко­то­рые экс­пер­ты, ука­зы­вая на тот факт, что в стра­нах, где в тече­ние минув­ше­го года одна за дру­гой побеж­да­ли рево­лю­ции, к вла­сти при­хо­дят исла­ми­сты. А их целью явля­ет­ся уста­нов­ле­ние так назы­ва­е­мо­го Все­мир­но­го Хали­фа­та и тоталь­ная вой­на про­тив «невер­ных» — в первую оче­редь, про­тив стран Запа­да. Насколь­ко вер­ны эти пред­по­ло­же­ния и дей­стви­тель­но ли Запад может напо­роть­ся на то, за что боролся?

Шари­ат по-ливий­ски

Тело Муам­ма­ра Кад­да­фи нако­нец-то после дол­гих дней уни­зи­тель­но­го пре­бы­ва­ния в моро­зил­ке одно­го из супер­мар­ке­тов Мису­ра­ты пре­да­но зем­ле — где-то в пустыне, в без­вест­ном месте, зане­сен­ном пес­ка­ми, без памят­ни­ка и вооб­ще без опо­зна­ва­тель­но­го зна­ка. На «погре­бе­ние по мусуль­ман­ско­му обы­чаю», обе­щан­ное руко­во­ди­те­лем ливий­ско­го Наци­о­наль­но­го сове­та Махму­дом Джиб­ри­лем сло­ву — быв­шим сорат­ни­ком Кад­да­фи) это совер­шен­но не похоже.

Одна­ко вре­мя не сто­ит на месте и в Ливии уже начал­ся отсчет новой эпо­хи. Что ждет севе­ро­аф­ри­кан­скую стра­ну после 42 лет дик­та­ту­ры? Пер­вый ответ на этот вопрос Наци­о­наль­ный пере­ход­ный совет уже дал — и ответ этот ока­зал­ся весь­ма непри­ят­ным сюр­при­зом для его запад­ных союз­ни­ков. Махмуд Абдель Джиб­риль объ­явил, что отныне ливий­ская пра­во­вая систе­ма при­мет в каче­стве сво­ей осно­вы шари­ат. Все зако­ны, не сов­ме­сти­мые с шари­а­том, будут отме­не­ны, под­черк­нул гла­ва НПС.

Как гово­рит­ся — рас­пря­гай, при­плы­ли. Шари­ат — пра­во­вая систе­ма, пол­но­стью бази­ру­ю­ща­я­ся на пра­ви­лах «чисто­го» исла­ма вахаб­бит­ско­го тол­ка, осно­ван на наи­бо­лее ради­каль­ной интер­пре­та­ции Кора­на. Тот самый, кото­рый лиша­ет прав жен­щин, пред­пи­сы­ва­ет поби­ва­ние кам­ня­ми в каче­стве каз­ни при­ме­ру, за пере­ход из исла­ма в дру­гую рели­гию) и нака­зы­ва­ет воров отру­ба­ни­ем рук.

Что же полу­ча­ет­ся — гигант­ская мощь Запа­да, обес­пе­чив­шая ливий­цам побе­ду над дик­та­то­ром, по сути, поза­бо­ти­лась о воз­ник­но­ве­нии на бере­гах Сре­ди­зем­но­го моря «рес­пуб­ли­ки Алла­ха» в ее худ­шем, наи­бо­лее орто­док­саль­ном и нетер­пи­мом к ина­ко­мыс­лию про­яв­ле­нии? Демо­кра­ти­че­ские стра­ны Евро­пы и США при­ве­ли к вла­сти ливий­скую раз­но­вид­ность «Тали­ба­на»?

На подоб­ные сомне­ния Запа­да Махмуд Абдель Джа­лиль поспе­шил дать ответ: ливий­цы, мол, явля­ют­ся «уме­рен­ны­ми мусуль­ма­на­ми». Интер­пре­ти­ро­вать его сло­ва мож­но как угод­но, но понят­но одно — шари­ат «уме­рен­ным» точ­но назвать не полу­ча­ет­ся. Созда­ет­ся ощу­ще­ние, что поня­тие «уме­рен­ные исла­ми­сты» он исполь­зо­вал при­мер­но так же, как Вла­ди­мир Путин исполь­зу­ет изоб­ре­тен­ное им поня­тие «суве­рен­ная демо­кра­тия» — мол, Запа­ду нра­вит­ся, пусть себе забав­ля­ет­ся, а мы пой­дем сво­им путем.

По край­ней мере, подоб­ное суж­де­ние выска­зы­ва­ют сего­дня неко­то­рые поли­то­ло­ги — в их чис­ле и извест­ный спе­ци­а­лист по Ближ­не­му Восто­ку из Рур­ско­го уни­вер­си­те­та в Боху­ме (ФРГ) Абдол­ла Ховей­ес. «Джа­лиль манев­ри­ру­ет, пыта­ясь уми­ро­тво­рить раз­лич­ные груп­пи­ров­ки внут­ри НПС, — пола­га­ет он. — В дан­ный момент соот­но­ше­ние сил меж­ду либе­раль­ны­ми сила­ми внут­ри сове­та и кон­сер­ва­тив­ны­ми мусуль­ма­на­ми при­мер­но рав­ное, но с ухо­дом запад­ных войск от ливий­ских бере­гов все может изме­нить­ся не в луч­шую сторону».

«Сна­ру­жи» ливий­ское руко­вод­ство будет поэто­му пытать­ся создать имидж либе­раль­ной ислам­ской стра­ны, под­черк­нул экс­перт, опа­са­ясь за свои свя­зи с Запа­дом. Одна­ко во внут­рен­ней поли­ти­ке ему при­дет­ся идти на мно­же­ство ком­про­мис­сов с кон­сер­ва­то­ра­ми, поэто­му не исклю­че­но, что пра­ва и сво­бо­ды ливий­цев от это­го серьез­но пострадают.

«Тра­ди­ци­он­ное рас­пре­де­ле­ние ролей в ислам­ской семье, где муж — абсо­лют­ный и бес­спор­ный руко­во­ди­тель, в новой Ливии уси­лит­ся», — счи­та­ет Абдол­ла Ховей­ес. Во вре­мя прав­ле­ния Кад­да­фи жен­щи­ны име­ли пра­во обу­чать­ся неко­то­рым про­фес­си­ям, а так­же поль­зо­ва­лись сво­бо­дой пере­дви­же­ния. «Кад­да­фи был анти­ис­ла­ми­стом, — пояс­нил док­тор Ховей­ес, — в его вре­ме­на шари­ат в Ливии был откро­вен­но слаб». Этим дик­та­тор навлек на себя гнев исла­ми­стов, осо­бен­но когда заявил, что каж­дый чело­век име­ет пра­во тол­ко­вать Коран по соб­ствен­но­му усмотрению.

И со смер­тью Кад­да­фи наси­лие, увы, из Ливии не исчез­нет. По сути, ливий­ское обще­ство — это обще­ство пле­мен­ное, стра­на объ­еди­ня­ет как мини­мум три силь­ных пле­мен­ных сою­за. Каж­дый из них будет пытать­ся урвать себе в новой Ливии поболь­ше вла­сти и вли­я­ния, а при­выч­ный для ливий­цев спо­соб это­го добить­ся — это насиль­ствен­ные дей­ствия. Поэто­му экс­пер­ты про­гно­зи­ру­ют даль­ней­шие вос­ста­ния и соци­аль­ные потря­се­ния — неда­ром все тот же Махмуд Абдель Джиб­риль обра­тил­ся с офи­ци­аль­ной прось­бой к НАТО про­длить пре­бы­ва­ние эскад­ры Аль­ян­са у ливий­ских бере­гов. Хотя бы на месяц.

Тунис­ский Эрдоган?

В Туни­се — стране, где, соб­ствен­но, и нача­лась «араб­ская вес­на», в минув­шие выход­ные про­шли пер­вые после­ре­во­лю­ци­он­ные выбо­ры. Изби­ра­лось еще не пра­ви­тель­ство и не пар­ла­мент, а все­го лишь так назы­ва­е­мое Кон­сти­ту­ци­он­ное собра­ние, в чью зада­чу будет вхо­дить раз­ра­бот­ка новой Кон­сти­ту­ции стра­ны и под­го­тов­ка теперь уже к регу­ляр­ным пар­ла­мент­ским выборам.

Пер­вые после свер­же­ния пре­зи­ден­та Бен Али выбо­ры вызва­ли сре­ди тунис­цев необы­чай­ную актив­ность и, по обще­му мне­нию меж­ду­на­род­ных наблю­да­те­лей, про­шли исклю­чи­тель­но дис­ци­пли­ни­ро­ван­но, откры­то и честно.

Подоб­ные ново­сти, пожа­луй, мог­ли бы обра­до­вать демо­кра­ти­че­ские стра­ны, одна­ко про­бле­ма в том, что побе­ди­те­лем в этом мара­фоне ста­ла пар­тия, на побе­ду кото­рой Запад вряд ли бы поста­вил — «Энна­х­да», или «Воз­рож­де­ние». Исламисты.

Пока под­счи­та­ны еще не все голо­са, но побе­да этой пар­тии не вызы­ва­ет уже ни малей­ших сомне­ний. Как заявил в сре­ду ее руко­во­ди­тель, Нуред­дин Бхи­ри, пред­ста­ви­те­ли его пар­тии уже сей­час нача­ли коа­ли­ци­он­ные пере­го­во­ры с дру­ги­ми пар­ти­я­ми, участ­во­вав­ши­ми в выборах.

Евро­пей­ская прес­са пишет о том, что «Энна­х­да» явля­ет­ся «уме­рен­ной исла­мист­ской пар­ти­ей», при­вер­жен­ной усто­ям демо­кра­тии запад­но­го тол­ка. То же самое пыта­ют­ся про­де­мон­стри­ро­вать и ее руко­во­ди­те­ли: «Мы гото­вы всту­пить в коа­ли­цию с любой пар­ти­ей Туни­са, кро­ме тех, кото­рые сами не захо­тят всту­пать с нами в пере­го­во­ры», — под­черк­нул Нуред­дин Бхи­ри в интер­вью бель­гий­ской газе­те Le Soir. Его това­рищ по пар­тии Абдель­ха­мид Йлас­си, в свою оче­редь, под­черк­нул, что «Энна­х­да» уже сей­час близ­ка к дого­во­рен­но­сти с дву­мя веду­щи­ми поли­ти­че­ски­ми сила­ми, заняв­ши­ми, соот­вет­ствен­но, вто­рое и тре­тье места на выбо­рах — соци­а­ли­сти­че­ской «Этта­кол» и лево­на­ци­о­на­ли­сти­че­ским «Кон­грес­сом за рес­пуб­ли­ку» (CPR). Обе пар­тии явля­ют­ся «свет­ски­ми» поли­ти­че­ски­ми объ­еди­не­ни­я­ми, что при­да­ет сло­вам пред­ста­ви­те­лей «Энна­х­ды» об их уме­рен­но­сти высо­кую сте­пень достоверности.

Тунис­ские наци­о­на­ли­сты еще никак не отре­а­ги­ро­ва­ли на заяв­ле­ния побе­ди­те­лей о воз­мож­ной коа­ли­ции с ними, а вот шеф «Этта­кол» Муста­фа Бен Джа­фар заявил, что его пар­тия и в самом деле гото­ва раз­де­лить бре­мя вре­мен­но­го прав­ле­ния с «Энна­х­дой», но толь­ко до сле­ду­ю­щих пре­зи­дент­ских выбо­ров, на кото­рых он наме­ре­ва­ет­ся выста­вить свою кан­ди­да­ту­ру на пост пре­зи­ден­та Туниса.

Впро­чем, вполне воз­мож­но, что ника­кая коа­ли­ция исла­ми­стам вооб­ще не пона­до­бит­ся: по дан­ным тунис­ской Цен­траль­ной изби­ра­тель­ной комис­сии, «Энна­х­да» близ­ка к заво­е­ва­нию абсо­лют­но­го боль­шин­ства в Кон­сти­ту­ци­он­ном собра­нии. Что же тогда? Ислам­ское прав­ле­ние, зако­ны шари­а­та и про­чие «ливий­ские заявления»?

Вряд ли. Дело в том, что «Энна­х­да» и в самом деле дав­но пози­ци­о­ни­ру­ет себя имен­но в каче­стве уме­рен­ных исла­ми­стов, а при­ме­ром для себя назы­ва­ет пра­вя­щую в Тур­ции кон­сер­ва­тив­ную пар­тию АКР. Нуред­дин Бхи­ри заяв­ля­ет, что хотел бы «стать для Туни­са тем, чем стал для Тур­ции Реджеп Тайип Эрдо­ган». Все, что до сих пор зна­ли о нем на Запа­де, под­твер­жда­ет его демо­кра­ти­че­ские взгля­ды, так что, по край­ней мере, в дан­ный момент не сто­ит опа­сать­ся оче­ред­ной «рес­пуб­ли­ки Алла­ха», воз­двиг­шей­ся на месте преж­не­го Туниса.

Кста­ти, и рос­сий­ские офи­ци­аль­ные пред­ста­ви­те­ли при­дер­жи­ва­ют­ся того же мне­ния: к при­ме­ру, гла­ва коми­те­та Сове­та Феде­ра­ции по меж­ду­на­род­ным делам Миха­ил Мар­ге­лов заявил: «В про­грам­ме “Воз­рож­де­ния” вро­де бы нет экс­тре­миз­ма, ее лиде­ры обе­ща­ют не вво­дить дресс-код для жен­щин, сохра­нить их пра­ва и не запре­щать спирт­ные напит­ки. Если пар­тия “Воз­рож­де­ние” дей­стви­тель­но будет брать при­мер с Ислам­ской пар­тии Тур­ции, Тунис будет демо­кра­ти­че­ским государством».

С дру­гой сто­ро­ны, неиз­вест­но, как посту­пит эта пар­тия, полу­чив в свои руки власть в стране — пусть все­го лишь на год, до «регу­ляр­ных» выбо­ров. Тот же Мар­ге­лов выска­зал опа­се­ние, что за это вре­мя широ­кая и вполне демо­кра­тич­ная про­грам­ма «Энна­х­ды» может «сдуть­ся» до корот­ко­го и всем понят­но­го лозун­га еги­пет­ских «Бра­тьев-мусуль­ман»: «Ислам — это реше­ние!» Но пока гово­рить об этом рано.

Continue Reading:
«Араб­ская вес­на» или «осень исламистов»?

архивные статьи по теме

Расследования убитой мальтийской журналистки ведут в Китай

Editor

Решение по Аблязову было закономерным

Карагандинский облсуд прикрыл КПК заочно