12 C
Астана
14 мая, 2021
Image default

ICIJ и мы Семь советов борцам с отмыванием денег

Есть кате­го­рия людей, кото­рая так или ина­че оправ­ды­ва­ет пре­ступ­ле­ния вла­стей или отдель­ных власть иму­щих, гово­ря, что на «демо­кра­ти­че­ском Запа­де» тоже такое было и есть. Это отно­сит­ся к гено­ци­ду про­тив корен­но­го насе­ле­ния, жест­ким дей­стви­ям поли­ции на митин­гах и «все­ми люби­мой» кор­руп­ции. Одна­ко вся раз­ни­ца в том, что там хоть что-то дела­ет­ся и обще­ство име­ет пря­мую воз­мож­ность изме­нить ситу­а­цию к луч­ше­му. Это отно­сит­ся и к той самой коррупции.

Мы уже не раз писа­ли о том, что США в послед­ние годы пла­но­мер­но пред­при­ни­ма­ют раз­лич­ные зако­но­да­тель­ные меры для, если не для иско­ре­не­ния, то для рез­ко­го умень­ше­ния раз­лич­ных кор­руп­ци­он­ных рис­ков. К это­му отно­сит­ся не толь­ко взят­ки и исполь­зо­ва­ние слу­жеб­но­го поло­же­ния, что у нас явля­ет­ся как бы в поряд­ке вещей, но и предот­вра­ще­ние отмы­ва­ния денег. Борь­ба с послед­ним в Казах­стане нахо­дит­ся в зача­точ­ном поло­же­нии – она хоть и про­пи­са­на в Уго­лов­ном кодек­се, но не при­ме­ня­ет­ся на долж­ном уровне (не счи­тая, конеч­но, поли­ти­че­ских дел).

Но мы сего­дня боль­ше пого­во­рим об аме­ри­кан­ском опы­те, и сде­ла­ем это на при­ме­ре так назы­ва­е­мо­го «Зако­на о кор­по­ра­тив­ной про­зрач­но­сти». Это очень про­грес­сив­ный зако­но­про­ект, кото­рый, кро­ме про­че­го, при­зван выве­сти борь­бу с отмы­ва­ни­ем денег, укло­не­ни­ем от нало­гов и выво­дом на «чистую воду» тех, кто исполь­зу­ет Аме­ри­ку для выво­да сюда сво­их «необос­но­ван­ных богатств». Одна­ко уже на эта­пе его при­ня­тия ста­ли про­яв­лять­ся лазей­ки, кото­ры­ми могут вос­поль­зо­вать­ся те, кто и рань­ше при­вык обхо­дить зако­но­да­тель­ство, поль­зо­вать­ся офшо­ра­ми, но при этом пред­по­чи­тая дей­ство­вать в зоне аме­ри­кан­ской эко­но­ми­ки, кото­рая оста­ет­ся очень при­вле­ка­тель­ной для того, что­бы «спря­тать гряз­ные деньги».

И вот, в минув­шем янва­ря Меж­ду­на­род­ным кон­сор­ци­у­мом жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей (ICIJ), сов­мест­но с экс­пер­та­ми по финан­сам и пра­ву, было раз­ра­бо­та­ны и опуб­ли­ко­ва­ны семь направ­ле­ний, на кото­рые сто­ит обра­тить вни­ма­ние зако­но­да­те­лей (в первую оче­редь, кон­гресс­ме­нов) в ходе, дей­стви­тель­но, исто­ри­че­ской рефор­мы по борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег. Навер­ное, не сто­ит напо­ми­нать, кто такие ребя­та из ICIJ, но сто­ит отме­тить, что на про­шлой неде­ле они были выдви­ну­ты на Нобе­лев­скую пре­мию мира за свою рабо­ту (как и Алек­сей Наваль­ный, меж­ду прочим).

При­ве­дем вкрат­це эти семь сове­тов, заме­тив, что боль­шин­ство из них так или ина­че каса­ют­ся наших клеп­то­кра­тов и оли­гар­хов, все еще пола­га­ю­щих, что выве­ден­ные ими в Шта­ты акти­вы нахо­дят­ся в без­опас­но­сти, а они пока еще чув­ству­ют себя «хозя­е­ва­ми жиз­ни». Пер­вый пункт каса­ет­ся инве­сти­ций, под кото­ры­ми может скры­вать­ся баналь­ное отмы­ва­ние денег. Соглас­но бюл­ле­те­ню Феде­раль­но­го бюро рас­сле­до­ва­ний за 2020 год, «зло­умыш­лен­ни­ки могут исполь­зо­вать част­ное раз­ме­ще­ние средств, вклю­чая инве­сти­ции, пред­ла­га­е­мые хедж-фон­да­ми и част­ны­ми инве­сти­ци­он­ны­ми ком­па­ни­я­ми, для отмы­ва­ния денег». То есть, на Уолл-Стрит могут закры­вать гла­за (и неко­то­рые пунк­ты зако­на им в этом спо­соб­ству­ют) на то, отку­да появи­лись капи­та­лы, при­шед­шие в стра­ну в виде раз­лич­ных инве­сти­ций, а это каса­ет­ся и при­об­ре­те­ние феше­не­бель­ных квар­тир в Нью-Йор­ке или особ­ня­ков в Калифорнии.

Вто­рое, что оза­бо­ти­ло экс­пер­тов, это то, что круп­ный биз­нес тоже осво­бож­ден от упла­ты нало­гов – новый закон осво­бож­да­ет любую фир­му с годо­вым дохо­дом более 5 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, более 20 сотруд­ни­ков и физи­че­ским офи­сом в США от это­го бре­ме­ни. Это, навер­ное, боль­шей мере каса­ет­ся самих аме­ри­кан­цев, но кое-что подоб­ное есть и в соб­ствен­но­сти каза­хов. В‑третьих, жур­на­ли­сты-рас­сле­до­ва­те­ли обра­ти­ли вни­ма­ние на тра­с­ты, кото­рые труд­но кон­тро­ли­ро­вать феде­раль­ным вла­стям. Экс­пер­ты гово­рят, что быва­ет слож­но опре­де­лить, кому тех­ни­че­ски при­над­ле­жит состо­я­ние тра­с­та, до того, как будет про­из­ве­де­но рас­пре­де­ле­ние. В отли­чие от ком­па­ний, тра­с­ты часто не реги­стри­ру­ют­ся в правительстве.

Чет­вер­тый пункт предо­сте­ре­га­ет о том, что новый реестр соб­ствен­но­сти оста­нет­ся в сек­ре­те. То есть, толь­ко неко­то­рые из госу­дар­ствен­ных дея­те­лей и сотруд­ни­ков финан­со­вых служб могут полу­чить доступ к инфор­ма­ции о соб­ствен­но­сти, содер­жа­щей­ся в новой «без­опас­ной закры­той базе дан­ных», уста­нов­лен­ной зако­ном. Иссле­до­ва­те­ли, жур­на­ли­сты и дру­гие лица, пыта­ю­щи­е­ся отсле­дить тем­ные день­ги, будут исклю­че­ны. Для нас это кажет­ся есте­ствен­ным, а вот в США вызы­ва­ет обес­по­ко­ен­ность у обще­ствен­но­сти – ведь те же чле­ны ICIJ полу­чат боль­шие огра­ни­че­ния, а это уже вызы­ва­ет опре­де­лен­ные подозрения.

Сле­ду­ю­щий, пятый, пункт тоже каса­ет­ся реест­ра и досту­па к нему инфор­ма­ции – на этот раз уже для пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. Как выяс­ня­ет­ся, феде­ра­лы отно­си­тель­но лег­ко могут полу­чить любые дан­ные о соб­ствен­ни­ке и соб­ствен­но­сти, а вот мест­ным поли­цей­ским каж­дый раз надо спра­ши­вать раз­ре­ше­ние у суда. Здесь тоже в боль­шей сте­пе­ни чисто «аме­ри­кан­ская про­бле­ма», но пра­во­охра­ни­тель­ным орга­нам того или ино­го шта­та излишне созда­вать бюро­кра­тию. Тем более, если нет каких-то тайн, то не нуж­но их прятать.

Осо­бо­го вни­ма­ния заслу­жи­ва­ет шестой пункт, каса­ю­щий­ся арт-диле­ров. По мне­нию экс­пер­тов, тор­гов­ля про­из­ве­де­ни­я­ми искус­ства явля­ет­ся одним из рас­про­стра­нен­ных спо­со­бов для отмы­ва­ния денег, и заня­ты­ми в этом ремес­ле мене­дже­рам нуж­но сооб­щать о подо­зри­тель­ных сдел­ках. Дру­ги­ми сло­ва­ми, что­бы купить кар­ти­ну за пять мил­ли­о­нов, нуж­но дока­зать, что эти день­ги ты зара­бо­тал чест­ным путем, запла­тил с них нало­ги, а не украл у сво­е­го наро­да и не про­вел через офшо­ры. Как вы пони­ма­е­те, это тоже каса­ет­ся наших чинов­ни­ков и оли­гар­хов, кото­рые за послед­ние пару деся­ти­ле­тий вдруг ста­ли цени­те­ля­ми пре­крас­но­го и обза­ве­лись соб­ствен­ны­ми мини­му­зе­я­ми в сво­их замках.

И послед­нее, седь­мое, частич­но исхо­дя­щее из преды­ду­ще­го пунк­та. Жур­на­ли­сты-рас­сле­до­ва­те­ли обес­по­ко­е­ны тем, что нака­за­ние за утеч­ку инфор­ма­ции о пра­ве соб­ствен­но­сти более суро­во, чем за то, что она не сооб­ща­ет­ся пра­ви­тель­ству. Здесь, навер­ное, все понят­но без осо­бых пояс­не­ний. Мож­но толь­ко рас­ши­рить и углу­бить эту мысль. В рас­сле­до­ва­нии финан­со­вых пре­ступ­ле­ний, в том чис­ле, в виде выво­да нечест­но зара­бо­тан­ных капи­та­лов и их «отмы­ва­нии», долж­но при­ни­мать уча­стие и само обще­ство, не боясь поне­сти за это какое-либо нака­за­ние. Конеч­но, у нас несколь­ко дру­гие «пра­ви­ла игры», чем в Соеди­нен­ных Шта­тах, но все же ждать, пока какой-нибудь Наваль­ный (или Нур­му­хан­бе­тов) при­не­сет се на блю­деч­ке, не сто­ит. Надо про­яв­лять инте­рес, видеть при­зна­ки пре­ступ­ле­ния и сооб­щать об этом. Ну, точ­но так, как вы пише­те в сосед­ском чате о подо­зри­тель­ном чело­ве­ке на дет­ской пло­щад­ке или пуб­ли­ку­е­те на ФБ фото маши­ны в руб­ри­ке «пар­ку­юсь, как чудак».

Источ­ник: https://platon.asia/

архивные статьи по теме

КНБ сделал Козлова «несвиданным»

“Страницы” из жизни одного банкира

Нефтяники Актау: «Нам нечего терять»