22 C
Астана
18 июля, 2024
Image default

Что скрывают власти в Актау?

Жур­на­ли­стов «Голо­са Рес­пуб­ли­ки» и «Стан.ТВ» не пусти­ли на новое пра­во­слав­ное клад­би­ще, где был най­ден «мусуль­ман­ский ряд» — захо­ро­не­ния, в кото­рых, воз­мож­но, есть тела про­пав­ших после декабрь­ских собы­тий жана­о­зен­цев. К делу под­клю­чи­лось руко­вод­ство управ­ле­ния Акта­ус­ки­ми клад­би­ща­ми и даже про­ку­рор области. 

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА

 

Появ­ле­ние пред­ста­ви­те­лей СМИ на новом рус­ском клад­би­ще (оно рас­по­ло­же­но в 27 кило­мет­рах от Актау), сопро­вож­да­лось шумом и гамом, кото­рых жур­на­ли­сты совсем не ожидали.

Сни­мать нель­зя — пиши­те заявление

Как толь­ко так­си со съе­моч­ной груп­пой Стан ТВ и жур­на­ли­стом «Голо­са Рес­пуб­ли­ки» подъ­е­ха­ло к ого­ро­жен­ной тер­ри­то­рии клад­би­ща, и опе­ра­тор достал видео­ка­ме­ру (кор­ре­спон­дент теле­ка­на­ла Аза­мат Калым­бе­тов сни­мал сюжет об исто­рии с про­пав­ши­ми жана­о­зен­ца­ми и уго­лов­ном деле, воз­буж­ден­ном ДВД МО по фак­ту пуб­ли­ка­ции репор­та­жа на эту тему), из адми­ни­стра­тив­но­го зда­ния вышел сто­рож и по сото­во­му набрал номер Акта­уско­го управ­ле­ния кладбищами.

- Если началь­ник управ­ле­ния раз­ре­шит, пущу, — объ­яс­нил он. — У нас уже один уво­лил­ся из-за того, что пустил сюда жур­на­ли­стов. Я ведь могу из-за вас рабо­ту потерять…

Как выяс­ни­лось, зовут сто­ро­жа Умир­зак и  устро­ил­ся он на рабо­ту сюда 11 сен­тяб­ря — види­мо, на место того чело­ве­ка, кото­рый «уво­лил­ся по соб­ствен­но­му жела­нию» после пуб­ли­ка­ции репор­та­жа о про­пав­ших. Точ­нее после про­вер­ки, кото­рую устро­и­ли тут пред­ста­ви­те­ли пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов Актау.

- Нико­лай Пет­ро­вич запре­тил сни­мать, — пере­дал нам сло­ва сво­е­го шефа Умир­зак и отдал сото­вый теле­фон нам.

- Кого вы хоти­те сни­мать? Зачем? Автор этих мате­ри­а­лов там? Вы в про­ку­ра­ту­ре узнай­те про это­го авто­ра, — нерв­но кри­чал в труб­ку Нико­лай Петрович.

Связь обо­рва­лась, а через несколь­ко минут (в это вре­мя мы пыта­лись убе­дить сто­ро­жа: делать съем­ки мы име­ем пра­во), началь­ник клад­бищ пере­зво­нил: «Я сей­час гово­рил с област­ным про­ку­ро­ром. Вот его сло­ва: “Пусть пишут офи­ци­аль­ное заяв­ле­ние на раз­ре­ше­ние в «Кас­пий­О­пе­рей­тинг». Без раз­ре­ше­ния не пускать”».

- Вы не може­те нам запре­тить сни­мать, — пытал­ся объ­яс­нить Нико­лаю Пет­ро­ви­чу кор­ре­спон­дент “Стан.ТВ” Аза­мат Калым­бе­тов. — Мы тогда к вам сей­час подъедем…

- Не нуж­но ко мне… «Кас­пий опе­рей­тинг», дирек­тор Базар Коны­с­бе­ков — к нему, с заяв­ле­ни­ем, если он вам раз­ре­шит… На эту Зло­би­ну заве­де­но уго­лов­ное дело! Вы пони­ма­е­те? Она в интер­не­те непро­ве­рен­ную инфор­ма­цию дала, — про­дол­жал кри­чать в труб­ку управ­ля­ю­щий Акта­ус­ки­ми клад­би­ща­ми. — В про­ку­ра­ту­ру обра­ти­тесь, они вам все объ­яс­нят. Вы, жур­на­ли­сты долж­ны соблю­дать порядок!

- Вы може­те назвать доку­мент, соглас­но кото­ро­му съем­ки на клад­би­ще жур­на­ли­стам мож­но осу­ществ­лять толь­ко после офи­ци­аль­но­го разрешения?

- Я вам ска­зал: пиши­те в «Опе­рей­ниг»!

- То есть вы нам запрещаете?

- Делай­те все по зако­ну. Что мне ска­за­но, то я вам и гово­рю. Про­ку­рор, навер­ное, луч­ше зна­ет… Про­ку­ра­ту­ра этой Зло­би­ной зани­ма­ет­ся,  КНБ ею зани­ма­ет­ся. Она  инфор­ма­цию отда­ла в интер­нет, пони­ма­е­те  вы или нет?!

Моги­лы явно трогали

Мы реши­ли прой­ти внутрь  — за воро­та и отснять «мусуль­ман­ский ряд» захо­ро­не­ний. Сто­рож пошел за нами. Нико­лай Пет­ро­вич все не успо­ка­и­вал­ся и посто­ян­но зво­нил сто­ро­жу: «Они еще там?».

«Ста­нов­цам» нуж­на была подъ­ем­ка, а меня инте­ре­со­ва­ло дру­гое. На про­шлой неде­ле на двух допро­сах в ДВД МО сле­до­ва­тель пытал­ся дока­зать мне: про­бле­ма с про­пав­ши­ми жана­о­зен­ца­ми — это миф, а мой репор­таж — вымы­сел, осно­ван­ный на слу­хах. Это, по его сло­вам, под­твер­жда­ет­ся пока­за­ни­я­ми в мате­ри­а­лах  уго­лов­но­го дела (види­мо, речь идет об отка­зе от сво­их слов бра­та одно­го из похо­ро­нен­ных здесь Жени­са Сапарниязова).

- Никто из наших сотруд­ни­ков о таких фак­тах не слы­шал! —  сле­до­ва­тель так рья­но убеж­дал меня в том, что никто после рас­стре­ла в Жана­о­зене не про­па­дал, что, каза­лось, вот-вот потре­бу­ет под­пи­сать при­зна­тель­ные показания.

Рас­ска­зав одно­му зна­ко­мо­му, как про­хо­ди­ли допро­сы в поли­ции, в ответ услы­ша­ла совсем уж жут­кое пред­по­ло­же­ние: что­бы, скрыть факт захо­ро­не­ния про­пав­ших, их тела мог­ли убрать с «мусуль­ман­ско­го ряда». Если так, то захо­ро­не­ния как-то долж­ны были изме­нить­ся. К тому же есть фото­гра­фии, с кото­ры­ми мож­но срав­нить: они были сде­ла­ны пол­то­ра меся­ца назад. Вот это и нуж­но было проверить.

…Мы подо­шли к захо­ро­не­ни­ям. Вид «мусуль­ман­ско­го ряда» дей­стви­тель­но видоизменился.

Одно место захо­ро­не­ния было полу­пу­стым — то ли зем­ля так силь­но усе­ла (хотя на рядом рас­по­ло­жен­ных захо­ро­не­ни­ях ниче­го подоб­но­го не было), то ли была пуста — мож­но было пред­по­ло­жить и такое.

Над захо­ро­не­ни­ем неиз­вест­но­го ребен­ка (по сло­вам сто­ро­жей, это был не мерт­во­рож­ден­ный, а взрос­лый ребе­нок) появил­ся совсем малень­кий хол­мик, до это­го была обыч­ных раз­ме­ров насыпь.

Над пер­вой в этом ряду моги­лой, обо­зна­чен­ной име­нем  «Дюсем­ба­ев», — новая насыпь.

Не будем гадать, с чем свя­за­ны эти мета­мор­фо­зы, но то, что кар­ти­на  захо­ро­не­ний изме­ни­лась, мож­но убе­дить­ся, про­смот­рев фото­гра­фи­ям — сде­лан­ные  в нача­ле авгу­ста и вче­ра, 20 сентября.

Чего так испу­гал­ся начальник?

Умир­зак, тем вре­ме­нем, не отхо­дил от нас, а его началь­ник Пет­ро­вич “не сле­зал” с теле­фо­на у себя в конторе.

- Запи­ши номер их так­си, — услы­ша­ли мы коман­ду, отдан­ную сто­ро­жу по телефону.

- Зачем вам номер наше­го так­си? — спро­си­ла я началь­ни­ка управ­ле­ния, взяв теле­фон из рук сто­ро­жа.  — Чего вы так бои­тесь, если у вас тут, как вы утвер­жда­е­те, все в поряд­ке? Кста­ти, ска­жи­те: поче­му уво­лен работ­ник, кото­рый, как вы счи­та­е­те, рас­ска­зал нам о вскры­тии захоронений?

- Тот работ­ник сам уво­лил­ся. Он  болел — два инсуль­та и инфаркт… Я сооб­щу в про­ку­ра­ту и сле­до­ва­те­лю, кото­рый ведет ваше дело, —  пообе­щал в ответ Петрович.

«С заяв­ле­ни­ем о запре­те сни­мать, что мож­но рас­це­ни­вать как пре­пят­ство­ва­ние про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти  жур­на­ли­стов, мы можем напи­сать и сами», — отве­ти­ли мы, пообе­щав через минут 20 при­е­хать за ком­мен­та­ри­я­ми к само­му Нико­лаю Петровичу.

Одна­ко на рабо­чем месте его не ока­за­лось. Зато у вхо­да к зда­нию адми­ни­стра­ции управ­ле­ния  уже дежу­ри­ли две маши­ны с комитетчиками…

View the original here:
Что скры­ва­ют вла­сти в Актау?

архивные статьи по теме

Междуморье Аслана Мусина: как клан бывшего руководителя АП построил бизнес в Восточной и Южной Европе

Editor

Караганда вспоминала узников Карлага

Верховный суд “узрел” стадион-привидение