20 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

Французское наследие Владимира Ни: на что родственники ближайшего соратника Назарбаева тратят миллионы евро

Самое мод­ное увле­че­ние ульт­ра­бо­га­тых людей на пост­со­вет­ском про­стран­стве — вино­де­лие. Свои вино­град­ни­ки в Ита­лии есть у быв­ше­го пре­мьер-мини­стра Рос­сии Дмит­рия Мед­ве­де­ва, вино­дель­че­ские хозяй­ства обна­ру­жи­лись вокруг двор­ца Пути­на под Гелен­джи­ком. Сего­дня мы рас­ска­жем о чело­ве­ке, кото­рый купил вино­град­ник во Фран­ции гораз­до рань­ше, чем это смог­ли себе поз­во­лить рос­сий­ские лидеры.

Зять на минималках

Для того, что­бы прий­ти к успе­ху в Казах­стане, есть не так уж мно­го надеж­ных путей. Если тебе не повез­ло родить­ся в пра­виль­ной семье, достой­ный выход из сло­жив­шей­ся неудоб­ной ситу­а­ции — выгод­ный брак. В отли­чие, ска­жем, от супер-зятьев Тиму­ра Кули­ба­е­ва или Кене­са Раки­ше­ва, основ­ные акти­вы алма­тин­ско­го ресто­ра­то­ра Нур­му­ха­ме­да Джу­ну­с­бе­ко­ва нахо­дят­ся в 5 тыс. кило­мет­рах от Казах­ста­на, во Фран­ции. И они, конеч­но, гораз­до скоромнее.

Но преж­де чем перей­ти непо­сред­ствен­но к богат­ству Джу­ну­с­бе­ко­ва, сто­ит несколь­ко слов ска­зать о его тесте Вла­ди­ми­ре Ни.

Вла­ди­мир Ни — один из сим­во­лов пер­вых деся­ти­ле­тий неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на и бли­жай­ший сорат­ник Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Во вто­рой поло­вине 80‑х Ни зани­мал пози­цию помощ­ни­ка пред­се­да­те­ля Сове­та мини­стров КазССР Назар­ба­е­ва, а когда тот занял крес­ло пре­зи­ден­та, воз­гла­вил сна­ча­ла пре­зи­дент­скую кан­це­ля­рию, а затем пере­шел на рабо­ту в толь­ко что сфор­ми­ро­ван­ную АП.

В 1992 году под кон­троль Вла­ди­ми­ра Ни пере­шли акти­вы Хозяй­ствен­но­го управ­ле­ния (ХОЗУ) аппа­ра­та пре­зи­ден­та и Сов­ми­на. На тот момент ХОЗУ — это гигант­ская кор­по­ра­ция, кото­рая обслу­жи­ва­ла нуж­ды пер­вых лиц госу­дар­ства и под чей кон­троль пере­шли быв­шие совет­ские пра­ви­тель­ствен­ные и под­шеф­ные им учре­жде­ния (гости­ни­цы, сана­то­рии, дома отды­ха, рези­ден­ции, пра­ви­тель­ствен­ные дачи, орга­ни­за­ции спец­пи­ще­про­ма, пио­нер­ские лаге­ря и даже дет­ские сады). В порт­фель ХОЗУ попа­ли и новые объ­ек­ты неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на: рези­ден­ция пре­зи­ден­та в Алма­ты, зда­ние Ак Орды и т.д.

С 1999 года и вплоть до сво­ей смер­ти в 2010‑м Вла­ди­мир Ни сов­ме­щал руко­во­дя­щую долж­ность в ХОЗУ с рабо­той сна­ча­ла вице-пред­се­да­те­ля, а затем пред­се­да­те­ля сове­та дирек­то­ров кор­по­ра­ции «Каза­хмыс» — круп­ней­ше­го про­из­во­ди­те­ля меди в Казах­стане, при­над­ле­жав­ше­го тогда и сей­час Вла­ди­ми­ру Киму (№1 Forbes Kazakhstan) и Эду­ар­ду Огаю (№22 Forbes Kazakhstan). Поз­же ком­па­ния была раз­де­ле­на на част­ную ТОО «Кор­по­ра­ция Каза­хмыс» и пуб­лич­ную KAZ Minerals, а в каче­стве парт­не­ра к Киму и Огаю при­со­еди­нил­ся Олег Нова­чук (№17 Forbes Kazakhstan).

ХОЗУ Вла­ди­ми­ра Ни полу­чи­ло в свое рас­по­ря­же­ние не толь­ко огром­ные акти­вы, но и пра­во их при­ва­ти­за­ции. Так алма­тин­ский «Дом при­е­мов» (ул. Кур­ман­га­зы 44) пере­шел под кон­троль ТОО DAREN супру­ги Вла­ди­ми­ра Ни Веры Тэн. Ее зять и муж стар­шей доче­ри Ни Вик­то­рии, Нур­му­ха­мед Джу­ну­с­бе­ков занял в ТОО долж­ность директора.

Нур­му­ха­мед Джу­ну­с­бе­ков ста­ра­ет­ся вести непуб­лич­ную жизнь поэто­му, в отли­чие от супер­зя­тьев, извест­но о нем немного.

В сере­дине 10‑х годов Джу­ну­с­бе­ков чис­лил­ся сна­ча­ла дирек­то­ром офшо­ров Каrnеll Holdins LTD и Bonita Finance LTD, кото­рым пред­ле­жа­ли круп­ные доли (38% и 19%) в гости­ни­це «Казах­стан». Конеч­ным бене­фи­ци­а­ром этих офшо­ров был Вла­ди­мир Ким. По дан­ным ауди­тор­ско­го отче­та гости­ни­цы за 2016 год (послед­ний из доступ­ных на сай­те Депо­зи­та­рия финот­чет­но­сти) сум­мар­ная доля обо­их офшо­ров в «Казах­стане» сокра­тил­ся до 5%, а основ­ной пакет пере­шел дру­гим фир­мам Кима Birtap Holding Inc (Бри­тан­ские Вир­гин­ские ост­ро­ва) и Frina Holding corporation (Лих­тен­штейн).

В 2016 году Джу­ну­с­бе­ков упо­ми­нал­ся в каче­стве дело­во­го парт­не­ра Сады­ка Рае­ва по ТОО AV-Architect. В 2018 году Раев ока­зал­ся в чис­ле пяти фигу­ран­тов уго­лов­но­го дела ОПГ, зани­мав­шей­ся кон­тра­бан­дой неф­те­про­дук­тов в Кыр­гыз­стан. Двое из них полу­чи­ли 19 и 15 лет лише­ния сво­бо­ды, еще двое по четы­ре года. Сады­ка Рае­ва осво­бо­ди­ли от уго­лов­ное ответ­ствен­но­сти «в свя­зи с пол­ным пога­ше­ни­ем задолженности».

Но если в Казах­стане Нур­му­ха­мед Джу­ну­с­бе­ков зани­мал в основ­ном долж­но­сти наем­но­го сотруд­ни­ка и рабо­тал как гово­рит­ся «на дядю» (исклю­че­ние — биз­нес тещи в «Доме при­е­мов»), то во Фран­ции супруг стар­шей доче­ри Вла­ди­ми­ра Ни раз­вер­нул­ся по-насто­я­ще­му и стал не толь­ко управ­ля­ю­щим семей­ны­ми акти­ва­ми и наслед­ством сво­е­го тестя, но и их совладельцем.

Пред­ла­га­ем нашим чита­те­лям неболь­шую экс­кур­сию по вла­де­ни­ям семьи Ни-Джу­ну­с­бе­ко­вых во Фран­ции и не только.

Вино для себя и на продажу

«На скло­нах к югу от реки Дор­донь в вино­дель­че­ском реги­оне Антр-де-Мер в пят­на­дца­ти кило­мет­рах от Сент-Эми­льо­на нахо­дит­ся усадь­ба с 50 гек­та­ра­ми вино­град­ни­ков, про­из­рас­та­ю­щих на сме­шан­ных гли­ни­сто-крем­не­зем­ных поч­вах, кото­рая про­из­во­дит исклю­чи­тель­ные крас­ные, розо­вые и белые вина с помет­кой “Кон­тро­ли­ру­е­мое наиме­но­ва­ние по про­ис­хож­де­нию”», — так пре­зен­ту­ет на сай­те свое про­из­вод­ство вино­дель­че­ское хозяй­ство «Шато Кире-Пуяк». Сайт пере­ве­ден на четы­ре язы­ка: кро­ме рус­ско­го, доступ­ны фран­цуз­ский, англий­ский и китайский.

Фото с сай­та вино­дель­че­ско­го хозяй­ства Джунусбековых

Хозяй­ство Château Queyret-Pouillac и управ­ля­ю­щая им фир­ма SCEA QUEYRET POUILLAC при­об­ре­те­ны Нур­му­ха­ме­дом Джу­ну­с­бе­ко­вым и ком­па­ни­ей его семьи DKNS Enterprises в октяб­ре 2000 года. Непро­дол­жи­тель­ное вре­мя адми­ни­стра­то­ром DKNS Enterprises была Кари­на Ким, дочь Вла­ди­ми­ра Кима в струк­ту­рах кото­ро­го дол­гое вре­мя рабо­тал Джу­ну­с­бе­ков. В июле 2000 года ей как раз испол­ни­лось 16 лет.

Кари­на Ким в ком­па­нии Джунусбекова

Точ­ная сум­ма сдел­ки в доку­мен­тах не ука­зы­ва­ет­ся. Отме­ча­ет­ся лишь раз­мер акци­о­нер­но­го капи­та­ла SCEA QUEYRET POUILLAC, кото­рый на момент при­об­ре­те­ния ее Джу­ну­с­бе­ко­вым состав­лял 2,695 млн фран­ков или при­мер­но €408 тыс. по кур­су заме­ны фран­ка в обще­ев­ро­пей­скую валю­ту в 2003 году. Сей­час капи­тал SCEA QUEYRET POUILLAC состав­ля­ет как раз €410 тыс. При покуп­ке из 539 акций вино­дель­ни, 538 доста­лась DKNS Enterprises и одна лич­но Джунусбекову.

«Аппел­ласьон Антр-де-Мер нахо­дит­ся меж­ду река­ми Гаро­ной на юге и Дор­донь на севе­ре, в оди­на­ко­вой сте­пе­ни под­вер­жен­ны­ми вли­я­нию оке­а­на. С тече­ни­ем вре­ме­ни обе реки оста­ви­ли после себя слои пес­ка, мел­ко­го гра­вия и гли­ны, кото­рые пере­ме­ша­лись с более ран­ни­ми извест­ко­вы­ми поро­да­ми и при­ве­ли к созда­нию боль­шо­го раз­но­об­ра­зия тер­ру­а­ров. Вино­град­ни­ки рас­по­ло­жи­лись на верх­них участ­ках зем­ли, испещ­рен­ной мно­же­ством рек, бла­го­да­ря кото­рым и обра­зо­ва­лись скло­ны», — гово­рит­ся на сайте.

Фото с сай­та вино­дель­че­ско­го хозяй­ства Джунусбековых

Боль­шая часть фер­мы отда­на под вино­град для Bordeaux Supérieur Rouge 2011, 30 гек­та­ров хва­та­ет для про­из­вод­ства 200 тысяч буты­лок в год. Еще один сорт крас­но­го вина — Bordeaux Supérieur Rouge Réserve Particulière 2011 — про­из­во­дит­ся с пло­ща­ди 10 гек­та­ров, это 70 тысяч буты­лок в год. Так­же хозяй­ство выпус­ка­ет один сорт розо­во­го вина (3 га, 20 тысяч буты­лок) и два сор­та бело­го (по 3,5 га, 27 тысяч буты­лок каждого).

Фото с сай­та вино­дель­че­ско­го хозяй­ства Джунусбековых

Эти вина про­да­ва­лись в Казах­стане, о чем сви­де­тель­ству­ет сохра­нив­ший­ся кэш: крас­ное вино сто­и­ло 3630 тен­ге за бутылку.

Квартиры в Париже

1. Rue Spontini, 16

При­бли­зи­тель­но в 2003 году семья Джу­ну­с­бе­ко­вых реши­ла уже серьез­но закре­пить­ся во Фран­ции. Веро­ят­но, выбор стра­ны для покуп­ки жилой недви­жи­мо­сти был про­дик­то­ван еще тем, что один из зна­ко­мых Нур­му­ха­ме­да Джу­ну­с­бе­ко­ва раз­во­дил­ся и делил с женой иму­ще­ство, в том чис­ле и при­об­ре­тен­ное за рубежом.

Про­дав­цом был быв­ший акци­о­нерBank RBK Темир Джу­ма­ев. На момент пере­хо­да бан­ка под кон­троль Вла­ди­ми­ра Кима в 2017 году Джу­ма­ев обла­дал 9% это­го кре­дит­но­го учре­жде­ния. Недви­жи­мо­стью по адре­су Rue Spontini, 16, он вла­дел сов­мест­но со сво­ей женой Айгуль Бабаковой.

Поку­па­те­лем квар­ти­ры 234 м² ста­ла спе­ци­аль­но создан­ная фир­ма SCI Spontini №16, (ком­па­ния пол­но­стью при­над­ле­жит Нур­му­ха­ме­ду Джунусбекову).

Сум­ма сдел­ки соста­ви­ла €1,54 млн.

Фраг­мент выпис­ки по сделке

Квар­ти­ра доста­точ­но боль­шая: четы­ре спаль­ни, сто­ло­вая, холл, гости­ная, кух­ня, три ван­ных ком­на­ты, два туа­ле­та, гар­де­роб­ная и соб­ствен­ный бал­кон. Кро­ме того, к недви­жи­мо­сти при­ла­га­ют­ся слу­жеб­ные поме­ще­ния: две жилые ком­на­ты с отдель­ны­ми вхо­да­ми, одна на том же эта­же, дру­гая — эта­жом выше. Веро­ят­но, они преду­смот­ре­ны как жилье для при­слу­ги. Вре­мен­но не нуж­ные вещи Джу­ну­с­бе­ко­вы могут хра­нить в двух под­валь­ных помещениях.

Rue Spontini, 16

В дого­во­ре куп­ли-про­да­жи даже при­во­дит­ся опи­са­ние мебе­ли, кото­рая доста­лась Джу­ну­с­бе­ко­вым от Джу­ма­е­вых: им доста­лась кух­ня, обо­ру­до­ван­ная на общую сум­му почти €46 тыс.

Rue Spontini выхо­дит на буль­ва­ры Avenue Foch, и эта ули­ца гораз­до важ­нее для Джунусбековых.

Про­спект Фош назван в честь гене­ра­ла пер­вой миро­вой вой­ны Фер­ди­нан­да Фоша и счи­та­ет­ся одной из самых пре­стиж­ных париж­ских улиц для жиз­ни. Аве­ню начи­на­ет­ся у Три­ум­фаль­ной арки и выхо­дит к Булон­ско­му лесу — «лег­ким Парижа».

В раз­ное вре­мя тут жили сын гра­фа Шере­ме­тье­ва Петр, чле­ны семьи Рот­шиль­дов, гре­че­ский мил­ли­ар­дер Ари­сто­тель Онас­сис, араб­ские шей­хи и род­ствен­ни­ки афри­кан­ских дик­та­то­ров. А теперь тут живут близ­кие покой­но­го Вла­ди­ми­ра Ни.

2. Avenue Foch, 26

В 2007 году Нур­му­ха­мед Джу­ну­с­бе­ков и Вик­то­рия Ни при­об­ре­ли первую квар­ти­ру на аве­ню Фош, свое глав­ное париж­ское сокро­ви­ще — в доме номер 26.

Это насто­я­щая царь-квар­ти­ра. Она нахо­дит­ся на вто­ром эта­же зда­ния. Два раз­дель­ных вхо­да ведут в поме­ще­ние общей пло­ща­дью 427,8 м². Вла­дель­цам доступ­ны четы­ре спаль­ни, два каби­не­та, две кух­ни, три ван­ные ком­на­ты, душе­вые, туа­ле­ты, кори­до­ры, гости­ные, кла­до­вые и про­чие поме­ще­ния, а так­же соб­ствен­ный балкон.

Соглас­но доку­мен­там, сто­и­мость сдел­ки соста­ви­ла более €4,5 млн.

Дома 26 по Avenue Foch

На шестом эта­же нахо­дят­ся еще два жилых поме­ще­ния, они про­да­ва­лись в ком­плек­те с квар­ти­рой: веро­ят­но, это так­же ком­на­ты для про­жи­ва­ния при­слу­ги. Одна из них име­ет пло­щадь 35 м², вто­рая — 24 м². Для хра­не­ния вещей доступ­ны два под­валь­ных поме­ще­ния, их пло­щадь неизвестна.

Не слу­чай­но, что в эту квар­ти­ру ведут два раз­дель­ных вхо­да: как гово­рит­ся в кадаст­ро­вых доку­мен­тах, залог за эту квар­ти­ру вно­си­ли две жен­щи­ны: Вик­то­рия Ни, жена Нур­му­ха­ме­да Джу­ну­с­бе­ко­ва, и Вера Тэн, жена покой­но­го Вла­ди­ми­ра Ни, мать Вик­то­рии и теща Джунусбекова.

Упо­ми­на­ние в дого­во­ре фак­та вне­се­ния зало­га Вик­то­ри­ей Ни и Верой Тэн

3. Avenue Foch, 58

В мар­те 2013 года Джу­ну­с­бе­ко­вы при­об­ре­ли еще одну квар­ти­ру по сосед­ству — в доме 58 по аве­ню Foch. Сум­ма сдел­ки соста­ви­ла €1,8 млн. Двух­ком­нат­ная квар­ти­ра на пер­вом эта­же отно­си­тель­но неболь­шая — все­го 103 м².

Кро­ме двух спа­лен в квар­ти­ре на аве­ню Фош, 58 есть при­хо­жая, кух­ня, душе­вая с туа­ле­том и отдель­ный туа­лет. К жилью при­ла­га­ет­ся откры­тая пар­ков­ка авто­мо­би­ля во дво­ре дома и неот­чуж­да­е­мое про­стран­ство под окна­ми — неболь­шой лич­ный садик.

58 Avenue Foch

Квар­ти­ра при­об­ре­та­лась на ком­па­нию, создан­ную спе­ци­аль­но для это­го (во Фран­ции это рас­про­стра­нен­ная прак­ти­ка при оформ­ле­нии недви­жи­мо­сти). В дого­во­ре напи­са­но, что вла­дель­цы фир­мы Нур­му­ха­мед Джу­ну­с­бе­ков и Вик­то­рия Ни.

Отель у Короля-Солнце

Фран­цуз­ский король Людо­вик XIV гово­рил: госу­дар­ство — это я. В его вре­мя вся власть и вся жизнь Фран­ции кон­цен­три­ро­ва­лась не в Пари­же, а в рос­кош­ных коро­лев­ских рези­ден­ци­ях, в Вер­са­ле и Фонтенбло.

Сей­час эти рези­ден­ции ста­ли тури­сти­че­ски­ми досто­при­ме­ча­тель­но­стя­ми, а недви­жи­мость вокруг них при­но­сит фан­та­сти­че­ские прибыли.

В 2010 году Нур­му­ха­мед Джу­ну­с­бе­ков и Вик­то­рия Ни осно­ва­ли ком­па­нию — SCI “L’Eden Parc”. От име­ни этой орга­ни­за­ции они купи­ли ресто­ран­но-отель­ный ком­плекс в Фон­тен­бло — при­го­ро­де Пари­жа, извест­ном сво­им двор­цом, рези­ден­ци­ей фран­цуз­ских коро­лей с XII века. Ком­па­ния на 99,9% при­над­ле­жит Вик­то­рии Ни, ее муж вла­де­ет все­го лишь одной тысяч­ной ресто­ран­но­го комплекса.

Вла­де­ния Ни-Джу­ну­с­бе­ко­вых в Фонтебло

Ком­плекс состо­ит из несколь­ких зда­ний: дома 30, 32, 34 и 36 по ули­це Paul Séramy и дом 6 по ули­це d’Avon.

Этот ком­плекс нахо­дит­ся на самом луч­шем месте в Фон­тен­бло: фак­ти­че­ски, он зани­ма­ет поло­ви­ну квар­та­ла, непо­сред­ствен­но при­мы­ка­ю­ще­му к двор­цо­во­му пар­ку пря­мо у глав­но­го вхо­да — доро­га от цен­траль­но­го вхо­да во вла­де­ния Джу­ну­с­бе­ко­вых до быв­шей рези­ден­ции коро­лей зай­мет мень­ше 4 минут, надо прой­ти все­го 275 метров!

Отель, при­над­ле­жа­щий фир­ме Джу­ну­с­бе­ко­вых, назы­ва­ет­ся La Demeure du Parc. На его сай­те гово­рит­ся, что это «оча­ро­ва­тель­ный бутик-отель с совре­мен­ным дизай­ном и изыс­кан­ной атмосферой».

«Этот семей­ный отель, рас­по­ло­жен­ный неда­ле­ко от зам­ка Фон­тен­бло, при­гла­ша­ет путе­ше­ствен­ни­ков насла­дить­ся празд­нич­ным и куль­тур­ным отды­хом для гур­ма­нов», — рекла­ми­ру­ют отель его владельцы.

Ночь в одном из 27 номе­ров оте­ля обой­дет­ся от €252 до €644.

Внут­рен­ний двор оте­ля у двор­ца Фонтенбло

В полу­чен­ных «Выхо­дом к морю» от вла­стей Фран­ции доку­мен­тах не ука­за­на сум­ма сдел­ки. Офи­ци­аль­но капи­тал ком­па­нии Вик­то­рии Ни и Нур­му­ха­ме­да Джу­ну­с­бе­ко­ва за 10 лет суще­ство­ва­ния орга­ни­за­ции не менял­ся и состав­ля­ет тыся­чу евро.Точно оце­нить рыноч­ную сто­и­мость этой недви­жи­мо­сти доль­но слож­но, но мож­но пред­по­ло­жить, что она состав­ля­ет не менее €3–5 млн.

И резервный аэродром в Швейцарии

В кан­тоне Цуг у бере­га Цуг­ско­го озе­ра сто­ит высот­ка Park Tower City View. Это одно из самых высо­ких жилых зда­ний Швей­ца­рии и самое высо­кое в кантоне.

Застрой­щик баш­ни хва­ста­ет­ся иде­аль­ным рас­по­ло­же­ни­ем зда­ния и шикар­ным видом из окна. Все­го в полу­ча­се езды на авто рас­по­ло­жен аэро­порт Цюри­ха, в 15 мину­тах — аэро­дром для част­ных само­ле­тов в Каппель-на-Альбисе.

Поми­мо того, что это самое высо­кое зда­ние в Цуге, в башне рас­по­ло­же­ны и одни из самых доро­го­сто­я­щих апар­та­мен­тов кан­то­на. Сто­и­мость квар­ти­ры 90м² начи­на­ет­ся от €1,5 млн. Неко­то­рые из них пред­ла­га­ют­ся под съем. Мини­маль­ная сто­и­мость одной ночи обой­дет­ся путе­ше­ствен­ни­ку не мене €300.

Застрой­щик пред­ла­га­ет потен­ци­аль­ным поку­па­те­лем и пент­ха­ус от 340м² до 900м² ( в виде вил­лы на крыше).

Высот­ка Park Tower City View и вид на озеро

Несмот­ря на то, что Цуг едва ли мож­но назвать попу­ляр­ным швей­цар­ским кан­то­ном у пост­со­вет­ских нуво­ри­шей, квар­ти­ры в Park Tower выку­пи­ли десят­ки выход­цев из СНГ. Веро­ят­но одним из глав­ных кри­те­ри­ев выбо­ра места для про­жи­ва­ния ста­ли доволь­но либе­раль­ное мест­ное нало­го­вое зако­но­да­тель­ство — нало­ги в Цуге в сред­нем в два раза ниже, чем в осталь­ной стране.

Сре­ди вла­дель­цев мож­но обна­ру­жить и зна­ко­мые фами­лии — Вик­то­рии Ни и ее млад­шей сест­ры Риты.

Вик­то­рии при­над­ле­жат лоты с кадаст­ро­вы­ми номе­ра­ми 97066 и 97144, Рите Ни — 97065 и 100720. К сожа­ле­нию, кадастр кан­то­на Цуг не дает подроб­ных дан­ных о недви­жи­мо­сти, и «Выхо­ду к морю» неиз­вест­ны дета­ли этой соб­ствен­но­сти. Обыч­но два кадаст­ро­вых номе­ра в одном зда­нии сви­де­тель­ству­ют о том, что квар­ти­ра про­да­ва­лась с под­зем­ным пар­кин­гом. Как мини­мум сест­рам Ни при­над­ле­жат две квар­ти­ры в этом зда­нии. По самым скром­ным под­сче­там, за обе квар­ти­ры сест­ры запла­ти­ли не менее €2,5 — €3 млн.

Источ­ник: https://teletype.in/

архивные статьи по теме

Счета Алиева на Мальте, очевидно, заморожены (ORF, Пятница, 14 июня2013)

Не допустим повторения репрессий!

Майдан приходит вслед за коррупцией?