16 C
Астана
19 июня, 2021
Image default

Финансовая ночь

Момент исти­ны для Казахстана

Про­ис­хо­дя­щий сум­бур с бюд­же­том, кур­сом тен­ге, цена­ми на нефть и метал­лы – это кар­ма, кото­рая настиг­ла нас за неэф­фек­тив­ное управ­ле­ние финан­са­ми и актив­ное госу­дар­ствен­ное вме­ша­тель­ство в эко­но­ми­ку. Мы выстро­и­ли такой аппа­рат сдер­жек и про­ти­во­ве­сов, где баланс инте­ре­сов раз­ных власт­ных групп обес­пе­чи­ва­ет­ся толь­ко досту­пом к рас­пре­де­ле­нию госу­дар­ствен­но­го бюджета.

Нынеш­ний кри­зис будет про­вер­кой на состо­я­тель­ность госу­дар­ствен­ной вла­сти выта­щить нас из боло­ти­сто­го балан­са мик­ро­по­ли­ти­че­ских сил и рас­хи­ще­ния бюд­же­та. В послед­ние годы госу­дар­ство актив­но вме­ши­ва­лось в эко­но­ми­че­ские зако­ны, выстра­и­ва­ло бюро­кра­ти­че­ские забо­ры и не учи­ты­ва­ло инте­ре­сы реаль­но­го сек­то­ра, в том чис­ле сред­не­го и мало­го биз­не­са.
Част­ный сек­тор лишь частич­но выстра­и­вал свой биз­нес. Наи­бо­лее круп­ные игро­ки – под­стра­и­ва­лись под схе­мы, раз­ра­бо­тан­ные матуш­кой-кор­руп­ци­ей и батюш­ка­ми-кор­руп­ци­о­не­ра­ми. Бюд­же­ты от неф­тя­ных мил­ли­ар­дов актив­но осва­и­ва­лись нац­ком­па­ни­я­ми, гос­под­ряд­чи­ка­ми, дру­зья­ми, бра­тиш­ка­ми и сва­тья­ми. У нас вырос­ла целая систе­ма ком­па­ний, кото­рые уме­ют лишь про­фес­си­о­наль­но осва­и­вать бюд­жет­ные день­ги. И толь­ко через такие ком­па­нии малый и сред­ний биз­нес капель­ным оро­ше­ни­ем полу­ча­ет кро­хи с бар­ско­го стола.

Пре­зи­ден­ту не хочет­ся слы­шать дур­ные вести – и пра­ви­тель­ство рису­ет ему кра­си­вые циф­ры. Поэто­му чинов­ник, жаж­ду­щий остать­ся на сво­ем при­быль­ном месте, при­ду­мал уни­каль­ные фра­зы типа «нега­тив­ный рост в этом году раду­ет сво­ей пози­тив­но­стью»; «вели­чи­на при­ро­ста недо­осво­е­ния бюд­же­та пока­зы­ва­ет ста­биль­но нега­тив­ные пока­за­те­ли».
И теперь в этот момент исти­ны мы опа­са­ем­ся, что у нас в стране нет уже мене­дже­ров, уме­ю­щих рабо­тать в усло­ви­ях систем­но­го кри­зи­са. А самое глав­ное – мене­дже­ров, кото­рые могут взять на себя ответ­ствен­ность. Нефть застря­ла в кори­до­ре $40 – 50, что в два раза ниже оку­па­е­мо­сти добы­чи неф­ти на Каша­гане – голу­бой меч­ты наших неф­тя­ни­ков. Часы бьют две­на­дцать, каре­та пре­вра­ща­ет­ся в тык­ву, кра­си­вые стра­те­ги­че­ские пла­ны – в бес­смыс­ли­цу и чепу­ху, а Золуш­ка воз­вра­ща­ет­ся в свою камор­ку, совер­шен­но разу­чив­шись уби­рать­ся и гото­вить еду.
Но боль­шин­ство из нынеш­не­го пра­ви­тель­ства – мажо­ры, пото­му что вырос­ли на неф­ти в $100 – 140 за бар­рель, когда един­ствен­ной про­бле­мой было осво­ить бюд­жет с мак­си­маль­ны­ми реве­ран­са­ми в сто­ро­ну Акор­ды и лич­но пре­зи­ден­та.
Поло­жа руку на серд­це – почти никто из них не при­влек инве­сти­ций, никто не может похва­стать­ся реаль­ны­ми успе­ха­ми. Толь­ко накру­чен­ны­ми пока­за­те­ля­ми – пар­тий­ный рей­тинг, эпо­халь­ные меро­при­я­тия за бюд­жет­ный счет, хоро­шие отно­ше­ния с кура­то­ра­ми с лево­го бере­га. В этом нет вины мини­стров – они отве­ча­ют всем тре­бо­ва­ни­ям, кото­рые перед ними ста­вят. И уже мно­го лет с аки­мов обла­стей тре­бу­ют какие-то отвле­чен­ные пока­за­те­ли.
А уже осе­нью 2015 года дол­лар может рез­ко вырас­ти в цене. Не толь­ко для при­ду­шен­но­го анти­рос­сий­ски­ми санк­ци­я­ми ЕАЭС, но и для дру­гих стран мира. И если до это­го мы испы­ты­ва­ли рос­сий­ский насос, кото­рый вытя­ги­вал дол­ла­ры из Казах­ста­на, то будет гораз­до непри­ят­нее, когда это при­мет гло­баль­ный мас­штаб. Если за вре­мя рос­сий­ско-укра­ин­ско­го кон­флик­та наши граж­дане вывез­ли око­ло $11 млрд в Рос­сию, то что будет, если рубль упа­дет до 100 за 1 дол­лар?
Про­шед­шая неде­ля была хоро­шим щелч­ком по носу про­тив­ни­кам и сто­рон­ни­кам деваль­ва­ции. Полу­ча­ет­ся, боль­шин­ство участ­ни­ков дис­кус­сии отвлек­лись на курс, тор­го­вый пари­тет и про­чие про­из­вод­ные реаль­ной при­чи­ны. Надо было изна­чаль­но вво­дить вре­мен­ные тамо­жен­ные пошли­ны для рос­сий­ских това­ров, что­бы спа­сти сво­е­го про­из­во­ди­те­ля. Боять­ся ссо­ры не надо: друж­ба друж­бой, а таба­чок врозь. Праг­ма­тич­ность не может быть постыд­ной или враж­деб­ной. ЕС и США уже кото­рый год ведут тор­го­вые вой­ны, что не меша­ет им сотруд­ни­чать по всем осталь­ным вопро­сам, вклю­чая даже сов­мест­ные воен­ные опе­ра­ции в рам­ках НАТО.
Играя с каль­ку­ля­то­ром деваль­ва­ции, мы не долж­ны забы­вать, что основ­ная про­бле­ма у нас через гра­ни­цу: и казах­стан­ско-китай­скую, и рос­сий­скую. Неста­биль­ность у нас и с юга, и с севе­ра. Если на при­ме­ре Китая мы долж­ны учить­ся, к чему могут при­ве­сти дутые пара­мет­ры и нездо­ро­вая став­ка на доми­ни­ро­ва­ние экс­пор­та, то на рос­сий­ском направ­ле­нии мы видим клас­си­че­ский слу­чай поли­ти­че­ской состав­ля­ю­щей эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са.
И она, поли­ти­че­ская состав­ля­ю­щая, напом­ни­ла о себе, когда Дмит­рий Мед­ве­дев ска­зал о недо­пу­сти­мо­сти сорев­но­ва­тель­ной деваль­ва­ции, наме­кая на паде­ние наше­го тен­ге, а потом без пау­зы – казах­стан­ские фуры задер­жа­ли на гра­ни­це. Полу­ча­ет­ся, Кремль име­ет пра­во спа­сать ста­биль­ность сво­е­го режи­ма через ослаб­ле­ние руб­ля, а Акор­да долж­на дер­жать тен­ге, теряя свои золо­то­ва­лют­ные резер­вы и тем самым ослаб­ляя свою внут­ри­по­ли­ти­че­скую ста­биль­ность.
Отча­я­ние рос­сий­ских вла­стей мож­но понять, но име­ют ли пра­во казах­стан­ские чинов­ни­ки под­вер­гать соци­аль­ным рис­кам казах­стан­ских граж­дан из-за рос­сий­ско-укра­ин­ско­го кон­флик­та? Если нет сво­бод­но­го дви­же­ния това­ров – может, и не сто­ит горо­дить ого­род. Пока мы не вве­дем тамо­жен­ный режим для рос­сий­ских това­ров, дол­лар будет ухо­дить на север.
Кому-то пока­жет­ся 270 тен­ге за 1 дол­лар высо­ко? Если мы не вве­дем тамож­ню или дру­гие огра­ни­че­ния на рос­сий­ском направ­ле­нии, реаль­ный курс лег­ко дой­дет до 350 – 400 тен­ге за 1 дол­лар, что за счи­тан­ные неде­ли может при­ве­сти к паде­нию биз­не­са, росту без­ра­бо­ти­цы, кри­ми­на­ла и соци­аль­ным акци­ям про­те­ста в Казах­стане. Неко­то­рые наши бан­ки вынуж­де­ны будут при­знать убыт­ки по зна­чи­тель­ной части сво­их порт­фе­лей.
Одна­ко по этим при­чи­нам сво­бод­ный курс тен­ге, объ­яв­лен­ный Наци­о­наль­ным бан­ком по насто­я­нию лево­го бере­га Аста­ны, похож на фик­цию.
Мы не можем себе поз­во­лить рыноч­ный курс дол­ла­ра, пото­му что у нас не рыноч­ная эко­но­ми­ка. Ина­че ситу­а­ция роня­ет казах­стан­скую эко­но­ми­ку пря­мо в руки рос­сий­ских ком­па­ний по роз­нич­но­му рын­ку и Китая – по земель­ным и дру­гим при­род­ным ресур­сам, по непри­лич­но низ­ким ценам. Зна­чит, Нац­банк, ско­рее все­го, опять под­клю­чит Еди­ный пен­си­он­ный фонд и Нац­фонд, что­бы зуба­ми дер­жать ста­биль­ный курс.
Или мы будем деваль­ви­ро­вать тен­ге до тех пор, пока устав­ший от неком­пе­тент­ных совет­ни­ков пре­зи­дент не ско­ман­ду­ет начать фор­си­ро­ван­ную дедол­ла­ри­за­цию и мак­си­маль­ные валют­ные огра­ни­че­ния. Изыс­кан­ные финан­си­сты и эко­но­ми­сты могут не мор­щить лоб. Пото­му что в слу­чае силь­но­го кри­зи­са огра­ни­че­ния будут вво­дить КНБ на пару с финан­со­вой поли­ци­ей, так как это будет делом наци­о­наль­ной без­опас­но­сти.
К сожа­ле­нию, про­ис­хо­дя­щее сего­дня – еще не самый худ­ший сце­на­рий. Это сумер­ки. Если насту­пит финан­со­вая ночь, а затем тьма – биз­нес рас­те­ря­ет­ся, и дешев­ле будет закрыть офис и отле­жать­ся дома. А насту­пить тьма смо­жет в тече­ние полу­го­да, если бес­пре­це­дент­но холод­ная зима не спа­сет Казах­стан, а с ним и Рос­сию непри­лич­но высо­ки­ми цена­ми на нефть.

Читать ори­ги­нал статьи:

Финан­со­вая ночь

архивные статьи по теме

DAT жалит и не умирает

Expo-2017 в Астане приглашает гостей

В Австрии возбуждено дело против Рахата Алиева по обвинению в убийстве