16 C
Астана
29 июля, 2021
Image default

Транзит, которого не было. Два года со вторым при первом

Быв­ший пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев и его став­лен­ник Касым-Жомарт Тока­ев на празд­но­ва­нии Науры­за в сто­ли­це на сле­ду­ю­щий день после сло­же­ния Назар­ба­е­вым пол­но­мо­чий. Аста­на, 21 мар­та 2019 года.

Два года назад Казах­стан полу­чил вто­ро­го в сво­ей исто­рии пре­зи­ден­та. Но пер­вый, встав­ший у руля рес­пуб­ли­ки еще до раз­ва­ла СССР, нику­да не ушел и де-факто по-преж­не­му руко­во­дит стра­ной, поли­ти­че­ский курс кото­рой оста­ет­ся неиз­мен­ным, счи­та­ют наблю­да­ю­щие за власт­ным олимпом.

Био­гра­фия пре­зи­ден­та Казах­ста­на Касым-Жомар­та Тока­е­ва на офи­ци­аль­ном сай­те Акор­ды вме­сти­лась в 15 неболь­ших абза­цев. Родил­ся. Учил­ся. Посту­пил на гос­служ­бу, рабо­тал в струк­ту­ре МИД. Был заме­сти­те­лем гене­раль­но­го сек­ре­та­ря ООН. Посе­ре­дине тек­ста пред­ло­же­ние: «20 мар­та 2019 года при­нес при­ся­гу в каче­стве Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казахстан».

О том, что при­ся­ге пред­ше­ство­ва­ло сло­же­ние пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым, кото­рый сто­ял у руля Казах­ста­на почти три деся­ти­ле­тия, — ни строч­ки. В тек­сте вооб­ще нет упо­ми­на­ния Назар­ба­е­ва, кото­рый 19 мар­та 2019 года объ­явил о сло­же­нии пол­но­мо­чий, назна­чив пре­ем­ни­ком Тока­е­ва, тогда спи­ке­ра верх­ней пала­ты парламента.

Два года спу­стя после отстав­ки Назар­ба­е­ва его порт­рет исчез с глав­ной стра­ни­цы веб-сай­та Акор­ды. На пере­жив­шем реди­зайн сай­те сей­час нет ни био­гра­фии Назар­ба­е­ва, ни ссыл­ки на акка­унт пер­во­го пре­зи­ден­та в Twitter’е. Вся стар­то­вая стра­ни­ца — инфор­ма­ция о встре­чах и пере­го­во­рах Тока­е­ва, его twit-сообщения.

Но изме­не­ния, похо­же, кос­ну­лись лишь внеш­ней обо­лоч­ки: напол­не­ние сай­та и пода­ча инфор­ма­ции оста­лись преж­ни­ми. Не пре­тер­пел пере­мен и курс Акор­ды, вопре­ки то и дело появ­ля­ю­щим­ся выка­зы­ва­ни­ям неко­то­рых про­власт­ных поли­то­ло­гов о стрем­ле­нии вто­ро­го пре­зи­ден­та к самостоятельности.

— Несмот­ря на сме­ну пре­зи­ден­та, ожи­да­е­мых в обще­стве изме­не­ний не про­изо­шло. Тока­ев так и не начал пере­ме­ны, — гово­рит исто­рик Хан­гель­ды Абжанов.

Касым-Жомарт Тока­ев, быв­ший спи­кер сена­та, в день вступ­ле­ния в долж­ность пре­зи­ден­та и его пред­ше­ствен­ник Нур­сул­тан Назар­ба­ев. 20 мар­та 2019 года.

Некая эйфо­рия, воца­рив­ша­я­ся в Казах­стане после заяв­ле­ния Назар­ба­е­ва об ухо­де с поста гла­вы госу­дар­ства уле­ту­чи­лась на сле­ду­ю­щий же день, отме­ча­ет казах­стан­ский поли­то­лог Шал­кар Нур­се­и­тов. Тока­ев 20 мар­та пред­ло­жил назвать сто­ли­цу в честь пред­ше­ствен­ни­ка, и через три дня под­пи­сал указ о пере­име­но­ва­нии Аста­ны в Нур-Султан.

— Каза­лось, что уход Назар­ба­е­ва вдох­нет жизнь в засто­яв­шу­ю­ся нынеш­нюю поли­ти­че­скую жизнь. Каза­лось, есть надеж­да, что новые люди вый­дут из тени на поли­ти­че­скую аре­ну. Увы, — рас­суж­да­ет Нурсеитов.

Пер­вые про­ве­ден­ные после отстав­ки Назар­ба­е­ва пар­ла­мент­ские выбо­ры — они состо­я­лись в янва­ре 2021 года — мало чем отли­ча­лись от преды­ду­щих кам­па­ний, кото­рые не при­зна­ва­лись запад­ны­ми наблю­да­те­ля­ми чест­ны­ми и спра­вед­ли­вы­ми. В мажи­лис про­шли те же три пар­тии, кото­рые уже при­сут­ство­ва­ли в пала­те. Сре­ди них нет ни одной оппо­зи­ци­он­ной. Боль­шин­ство ман­да­тов пред­ска­зу­е­мо полу­чи­ла пар­тия Назар­ба­е­ва «Нур Отан».

Поли­ция задер­жи­ва­ет муж­чи­ну на месте анон­си­ро­ван­но­го оппо­зи­ци­он­ны­ми груп­па­ми про­те­ста в день пар­ла­мент­ских выбо­ров. Алма­ты, 10 янва­ря 2021 года.

Попыт­ки несколь­ких оппо­зи­ци­он­ных групп в 2019 и в 2020 году заре­ги­стри­ро­вать­ся в каче­стве пар­тий, что­бы при­нять уча­стие в выбо­рах, не увен­ча­лись успе­хом. Ини­ци­а­то­ры созда­ния пар­тий заяви­ли о пре­по­нах со сто­ро­ны вла­стей в про­ве­де­нии учре­ди­тель­ных съез­дов, о дав­ле­нии на сво­их сто­рон­ни­ков. Новых поли­ти­че­ских пар­тий перед оче­ред­ны­ми выбо­ра­ми в стране не появилось.

Мест­ные наблю­да­те­ли заяви­ли о бес­пре­це­дент­ном дав­ле­нии в канун выбо­ров и во вре­мя голо­со­ва­ния: неко­то­рым чини­ли пре­пят­ствия в полу­че­нии допус­ка к наблю­де­нию, кого-то не впус­ка­ли на участ­ки под раз­лич­ны­ми пред­ло­га­ми, тре­тьих выстав­ля­ли за дверь при под­сче­те голосов.

Боль­ше десят­ка непра­ви­тель­ствен­ных орга­ни­за­ций, кото­рые зани­ма­ют­ся пра­во­за­щит­ной дея­тель­но­стью и наблю­де­ни­ем за выбо­ра­ми, столк­ну­лись во вре­мя элек­то­раль­ной кам­па­нии с угро­зой при­оста­нов­ки дея­тель­но­сти. Нало­го­вые орга­ны заяви­ли о нару­ше­ни­ях при сда­че орга­ни­за­ци­я­ми отчет­но­сти о зару­беж­ном финан­си­ро­ва­нии, нало­жи­ли штра­фы и взыс­ка­ния. После заяв­ле­ний стран Запа­да и меж­ду­на­род­ных пра­во­за­щит­ных струк­тур, выра­зив­ших обес­по­ко­ен­ность ситу­а­ци­ей с НПО, нало­го­ви­ки ото­зва­ли пре­тен­зии, пре­кра­тив адми­ни­стра­тив­ные производства.

Несмот­ря на кри­ти­ку пра­во­за­щит­ных групп в адрес вла­стей Казах­ста­на, в Акор­де заяв­ля­ют, что поли­ти­че­ские рефор­мы идут сво­им чере­дом, меня­ет­ся зако­но­да­тель­ство (Тока­ев в про­шлом меся­це заявил: «Мы про­во­дим рефор­мы не для того, что­бы кому-то понра­вить­ся или что­бы перед кем-то отчи­тать­ся»). В част­но­сти, сни­же­но необ­хо­ди­мое для реги­стра­ции пар­тий чис­ло чле­нов — с 40 тысяч до 20 тысяч; преду­смот­ре­на обя­за­тель­ная 30-про­цент­ная кво­та для моло­де­жи и жен­щин в изби­ра­тель­ных спис­ках пар­тий; при­нят новый закон о мир­ных собра­ни­ях, кото­рый, как заяви­ли вла­сти, озна­ча­ет пере­ход от раз­ре­ши­тель­но­го к уве­до­ми­тель­но­му харак­те­ру митин­гов. Но кри­ти­ки назва­ли изме­не­ния в зако­но­да­тель­ство о пар­ти­ях и выбо­рах нося­щи­ми кос­ме­ти­че­ский харак­тер, а раз­ра­бо­тан­ный пра­ви­тель­ством закон о митин­гах — не соот­вет­ству­ю­щим меж­ду­на­род­ным стан­дар­там и сохра­нив­шим за аки­ма­та­ми мно­же­ство воз­мож­но­стей для отка­за в про­ве­де­нии акций.

— Несмот­ря на то что поли­ти­че­ские рефор­мы заяв­ля­ют­ся, на деле мы име­ем дело с фик­ци­ей. Напри­мер, 30-про­цент­ная кво­та для жен­щин и моло­де­жи. Да, пар­тии перед выбо­ра­ми выдви­ну­ли боль­ше кан­ди­да­тов-жен­щин и кан­ди­да­тов из чис­ла моло­де­жи. Но на деле кво­та не выпол­не­на, если посмот­реть на тех, кто про­шел в пар­ла­мент, — гово­рит быв­ший депу­тат сена­та Зауреш Бат­та­ло­ва, гла­ва Фон­да раз­ви­тия парламентаризма.

Она при­во­дит еще один при­мер того, что счи­та­ет «фик­ци­ей», — при­ня­тый в про­шлом году закон о пар­ла­мент­ской оппо­зи­ции. Реаль­ной оппо­зи­ции в зако­но­да­тель­ном органе нет, и роль «пар­ла­мент­ской оппо­зи­ции» сей­час воз­ло­же­на на две про­власт­ные пар­тии, не явля­ю­щи­е­ся боль­шин­ством. Пред­ста­ви­те­лям такой «оппо­зи­ции» «раз­ре­ши­ли» ини­и­ци­и­ро­вать слу­ша­ния в сте­нах пар­ла­мен­та, воз­глав­лять коми­те­ты мажи­ли­са. Но вот лишь один при­мер: гла­вой коми­те­та по вопро­сам эко­ло­гии и при­ро­до­поль­зо­ва­ния стал Алек­сандр Милю­тин, про­шед­ший в мажи­лис седь­мо­го созы­ва по ито­гам январ­ских выбо­ров от Народ­ной пар­тии Казах­ста­на (быв­шей Ком­му­ни­сти­че­ской народ­ной пар­тии), и он же воз­глав­лял этот коми­тет в пар­ла­мен­те пято­го созы­ва, но тогда был чле­ном «Нур Отана».

— Изме­не­ния о «пар­ла­мент­ской оппо­зи­ции» тоже были апти­ро­ва­ны под вла­сти. Раз­го­во­ры о том, что в пар­ла­мен­те долж­на быть оппо­зи­ци­он­ная пар­тия, — толь­ко раз­го­во­ры, — отме­ча­ет Батталова.

Создан­ный по ини­ци­а­ти­ве Тока­е­ва «совет обще­ствен­но­го дове­рия», кото­рый вто­рой пре­зи­дент назвал инстру­мен­том нала­жи­ва­ния диа­ло­га меж­ду вла­стью и обще­ством, не оправ­дал надежд, счи­та­ет акти­вист Жани­бек Кожык, поки­нув­ший состав это­го «кон­суль­та­тив­но-сове­ща­тель­но­го орга­на». Кожык гово­рит, что уход Назар­ба­е­ва был лишь фор­маль­ным: быв­ший пре­зи­дент оста­вил пост, но не ушел из власти.

— Когда [в мар­те 2019 года в пре­зи­ден­ты] выдви­ну­ли Тока­е­ва, ста­ло ясно, что ста­рая систе­ма сохра­нит­ся. Мне кажет­ся, что за два года Тока­ев оправ­дал ожи­да­ния Назар­ба­е­ва, — пола­га­ет активист.

Исто­рик Хан­гель­ды Абжа­нов гово­рит, что тран­зи­та вла­сти как тако­во­го не про­изо­шло: быв­ший пре­зи­дент, объ­явив­ший два года назад об ухо­де, «пере­сел в крес­ло повы­ше» и де-факто про­дол­жа­ет управ­лять страной.

Назар­ба­ев, пожиз­нен­ный пред­се­да­тель Сове­та без­опас­но­сти — орга­на, с кото­рым дей­ству­ю­ще­му пре­зи­ден­ту нуж­но согла­со­вы­вать важ­ные кад­ро­вые реше­ния, — при­ни­ма­ет в сво­ем каби­не­те чле­нов пра­ви­тель­ства, про­во­дит теле­фон­ные пере­го­во­ры с зару­беж­ны­ми поли­ти­ка­ми и встре­ча­ет­ся с при­бы­ва­ю­щи­ми в Казах­стан лиде­ра­ми дру­гих государств.

Запад­ные экс­пер­ты, наблю­да­ю­щие за ситу­а­ци­ей в Казах­стане, отме­ча­ют, что Казах­стан оста­ет­ся «госу­дар­ством Назар­ба­е­ва», в кото­ром быв­ший пре­зи­дент сохра­нил исклю­чи­тель­ные для ушед­ше­го в отстав­ку гла­вы госу­дар­ства пол­но­мо­чия и ведет себя как дей­ству­ю­щий пре­зи­дент, гово­рит как пре­зи­дент и обла­да­ет таки­ми же пол­но­мо­чи­я­ми, как президент.

В под­го­тов­ке мате­ри­а­ла при­ни­мал уча­стие кор­ре­спон­дент Асыл­хан Мамашулы.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Мусабаев должен уйти в отставку!

Сначала задушили, потом утопили?

Справедливости в Казахстане нет!