-5 C
Астана
28 октября, 2021
Image default

Судья, третейским быть не хочешь?

Казах­стан­ские пар­ла­мен­та­рии усо­вер­шен­ству­ют зако­но­да­тель­ство о тре­тей­ских и арбит­раж­ных судах. Пре­зен­та­ция пред­ла­га­е­мых попра­вок на днях про­шла в мажи­ли­се. Изме­не­ния необ­хо­ди­мы, счи­та­ют депу­та­ты. Сами работ­ни­ки арбит­ра­жа воз­му­ще­ны – раз­ра­бо­тан­ные Миню­стом поправ­ки ситу­а­цию не исправят.

 

Автор: Камиль АЯНОВ

 

По сло­вам раз­ра­бот­чи­ка — Миню­ста, поправ­ки во мно­гом обу­слов­ле­ны необ­хо­ди­мо­стью при­ве­де­ния зако­но­да­тель­ства в соот­вет­ствие с Нью-Йорк­ской кон­вен­ци­ей о при­зна­нии и при­ве­де­нии в испол­не­ние ино­стран­ных арбит­раж­ных реше­ний. Впро­чем, с само­го нача­ла и раз­ра­бот­чи­ки, и зако­но­твор­цы не скры­ва­ли, что гря­ду­щие изме­не­ния во мно­гом направ­ле­ны не на защи­ту инте­ре­сов пред­при­ни­ма­тель­ства, а на бла­го роди­ны (сиречь гос­струк­тур). Так, рас­ши­ре­ние ком­пе­тен­ции дан­ных судов, преж­де все­го, поз­во­лит, по мне­нию раз­ра­бот­чи­ков, сни­зить нагруз­ку на наши офи­ци­аль­ные, госу­дар­ствен­ные суды

 

 

 

- На наш взгляд, дан­ный зако­но­про­ект име­ет боль­шое прак­ти­че­ское зна­че­ние, — под­твер­дил кро­ме про­че­го депу­тат Рах­мет Мука­шев. — Без­услов­но, он раз­гру­зит сего­дняш­ние общие суда, мы наде­ем­ся на это.

 

Рас­ши­ря­ем компетенцию

 

Заме­сти­тель мини­стра юсти­ции Зауреш Бай­мол­ди­на напом­ни­ла народ­ным избран­ни­кам, как в неза­ви­си­мом Казах­стане вооб­ще появи­лись тре­тей­ские и арбит­раж­ные суды. С отме­ной Граж­дан­ско­го Кодек­са КазССР эти орга­ни­за­ции ока­за­лись в зако­но­да­тель­ном ваку­у­ме, пото­му что новая нор­ма­тив­но-пра­во­вая база их не преду­смат­ри­ва­ла. Толь­ко в 2004 году в нашей стране были при­ня­ты два зако­на — о тре­тей­ских судах и о ком­мер­че­ском арбитраже.

 

- Мно­гие ожи­да­ли, что при­ня­тие этих зако­нов при­даст, какой-то импульс к тому, что­бы в нашей стране зара­бо­та­ли тре­тей­ские суды и меж­ду­на­род­ный ком­мер­че­ский арбит­раж. — отме­ти­ла Бай­мол­ди­на. — Одна­ко, к сожа­ле­нию, эти ожи­да­ния ока­за­лись недо­ста­точ­но реа­ли­зо­ван­ны­ми. На самом деле полу­чи­лось, что широ­ко­го при­ме­не­ния эти инсти­ту­ты не получили.

 

Надо ска­зать, что дан­ное опре­де­ле­ние весь­ма дели­кат­но, ста­ти­сти­ка же более жесто­ка. На сего­дняш­ний день в стране име­ет­ся 16 таких инсти­ту­тов, из них нор­маль­но функ­ци­о­ни­ру­ют 5—6. (Для срав­не­ния — в раз­ви­тых стра­нах от 70 до 90% эко­но­ми­че­ских и меж­ду­на­род­но-пра­во­вых спо­ров иму­ще­ствен­но­го харак­те­ра реша­ют­ся в рам­ках имен­но этих форм судо­про­из­вод­ства). А ведь эти суды созда­ва­лись не про­сто так.

 

- Один из основ­ных моти­вов дан­но­го судо­про­из­вод­ства — это предо­став­ле­ние субъ­ек­там пред­при­ни­ма­тель­ства демо­кра­тич­но­го, быст­ро­го и эко­но­ми­че­ско­го спо­со­ба раз­ре­ше­ния спо­ров, — под­черк­ну­ла вице-министр юсти­ции. — Судеб­ный про­цесс, как мы зна­ем, харак­те­ри­зу­ет­ся сво­ей дли­тель­но­стью, мно­го­сту­пен­ча­то­стью. Это не дает воз­мож­но­сти биз­не­су опе­ра­тив­но решать воз­ник­шие меж­ду ними спо­ры. Для биз­не­са пред­по­чти­тель­нее было бы обра­щать­ся к арбит­ра­жу и тре­тей­ским судам.

 

Учи­ты­вая состо­я­ние, в кото­ром нахо­дят­ся у нас тре­тей­ские суды и арбит­ра­жи, поправ­ки направ­ле­ны, преж­де все­го, на под­держ­ку этих орга­нов. Для это­го потре­бу­ет­ся вне­сти изме­не­ния в граж­дан­ско-про­цес­су­аль­ный, Уго­лов­но-про­цес­су­аль­ный и нало­го­вый кодек­сы, а так же еще в ряд зако­нов. Суть нов­шеств — рас­ши­рить ком­пе­тен­цию тре­тей­ско­го суда и арбит­ра­жа путем наде­ле­ния их пра­вом рас­смат­ри­вать спо­ры, воз­ни­ка­ю­щие из граж­дан­ско-пра­во­вых отношений.

 

- В дей­ству­ю­щем законе о тре­тей­ских судах гово­рит­ся о том, что там рас­смат­ри­ва­ют­ся спо­ры, воз­ни­ка­ю­щие из граж­дан­ско-пра­во­вых дого­во­ров, — уточ­ни­ла Бай­мол­ди­на. — Закон очень узко уста­нав­ли­ва­ет пол­но­мо­чия тре­тей­ско­го суда.

 

Одна­ко, не смот­ря на рас­ши­ре­ние пол­но­мо­чий, выше­ука­зан­ным инсти­ту­там все-таки не дадут судить ряд неиму­ще­ствен­ных спо­ров. В част­но­сти речь идет о спо­рах, свя­зан­ных с жиз­нью и здо­ро­вьем чело­ве­ка, непри­кос­но­вен­но­стью част­ной жиз­ни, лич­ной и семей­ной тай­ной и т.п.

 

- Ука­зан­ные пра­во­вые спо­ры в наи­боль­шей сте­пе­ни нахо­дят­ся на сты­ке с пуб­лич­ным пра­вом, — объ­яс­ни­ла Бай­мол­ди­на. — Поэто­му жела­тель­но, что­бы эти спо­ры рас­смат­ри­ва­лись госу­дар­ствен­ны­ми судами.

 

Пред­ла­га­ет­ся изме­нить и назва­ние само­го зако­на о меж­ду­на­род­ном ком­мер­че­ском арбит­ра­же, то есть арбит­раж, остав­шись «меж­ду­на­род­ным», пере­ста­нет быть «ком­мер­че­ским». Это опре­де­ле­ние тре­бу­ет­ся исклю­чить, пото­му что оно, по мне­нию раз­ра­бот­чи­ков, сужа­ет ком­пе­тен­цию арбитража.

 

К плю­сам зако­но­про­ек­та раз­ра­бот­чи­ки отнес­ли тот факт, что при­ня­тие зако­но­про­ек­та отри­ца­тель­ных послед­ствий и допол­ни­тель­ных финан­со­вых рас­хо­дов не повле­чет, зато замет­но улуч­шит биз­нес-кли­мат в стране.

 

В 2010 году казах­стан­ски­ми суда­ми было рас­смот­ре­но око­ло 700 тысяч граж­дан­ских дел. При этом 75% из обще­го чис­ла — дела иско­во­го про­из­вод­ства, то есть спо­ры, кото­рые могут рас­смат­ри­вать­ся тре­тей­ски­ми суда­ми и арбит­раж­ны­ми орга­на­ми. В 2011 — более 500 тысяч граж­дан­ских дел, из них 74% — дела иско­во­го про­из­вод­ства. При­мер­но такие же про­цент­ные пока­за­те­ли скла­ды­ва­ют­ся и в этом году. А пока госу­дар­ствен­ные судьи пере­гру­же­ны граж­дан­ски­ми дела­ми, их тре­тей­ские кол­ле­ги, по сути, без­дель­ни­ча­ют. В 2011 году ими рас­смот­ре­но 25 дел (22 тре­тей­ски­ми суда­ми, 3 — арбитражными).

 

В сво­ем докла­де вице-министр неод­но­крат­но попы­та­лась убе­дить слу­ша­те­лей, что тре­тей­ский суд — очень удоб­ная фор­ма для раз­ре­ше­ния бизнес-споров.

 

- Это име­ет очень мно­го пре­иму­ществ, — уве­ря­ла Бай­мол­ди­на. — И прин­цип кон­фи­ден­ци­аль­но­сти — в том чис­ле. Нет такой жест­кой регла­мен­та­ции про­це­ду­ры рас­смот­ре­ния. Есть обес­пе­че­ние прин­ци­па объ­ек­тив­но­сти, бес­при­страст­но­сти и дру­гих моментов.

 

Одна­ко народ поче­му-то пред­по­чи­та­ет все­му это­му вели­ко­ле­пию раз­би­ра­тель­ство в насквозь заре­гла­мен­ти­ро­ван­ном, необъ­ек­тив­ном и при­страст­ном (судя по сло­вам вице-мини­стра), госу­дар­ствен­ном суде. Раз­ра­бот­чи­ки зако­на наде­ют­ся, что все пото­му, что люди про­сто не зна­ют, что мож­но иначе.

 

- Для укреп­ле­ния роли тре­тей­ских судов и арбит­раж­ных орга­нов недо­ста­точ­но толь­ко зако­но­да­тель­но­го совер­шен­ство­ва­ния дан­ной сфе­ры, — утвер­жда­ет Бай­мол­ди­на. — Нуж­но инфор­ми­ро­вать обще­ствен­ность о дея­тель­но­сти суще­ству­ю­щих арбит­ра­жей и тре­тей­ских судов. Необ­хо­ди­мо актив­ное уча­стие всех ком­пе­тент­ных госорганов.

 

Пока поучаст­во­вать в рабо­те пред­ла­га­ет­ся Мажи­ли­су и Сена­ту. Имен­но им пред­сто­ит все­сто­ронне изу­чить пред­ла­га­е­мые доку­мен­ты и выве­сти их в жизнь.

 

Что меня­ло, то пропало

 

А вот сами пред­ста­ви­те­ли тре­тей­ско­го судей­ства от гря­ду­ще­го зако­но­про­ек­та, мяг­ко гово­ря, не в вос­тор­ге. По мне­нию пред­се­да­те­ля Казах­стан­ско­го меж­ду­на­род­но­го арбит­ра­жа Май­да­на Сулей­ме­но­ва, сей­час тре­тей­ские суды в Казах­стане раз­ви­ва­ют­ся хоть мед­лен­но, но пла­но­мер­но, и фор­си­ро­вать про­цесс непро­ду­ман­ны­ми рефор­ма­ми не сто­ит. А вот сде­лать так, что­бы он рабо­тал, и что­бы его услу­ги поль­зо­ва­лись спро­сом, гораз­до слож­нее. У работ­ни­ков дан­ной сфе­ры были свои идеи и пред­ло­же­ния по это­му вопро­су. Но, увы, чинов­ни­кам они не понравились.

 

- Я изу­чил про­ект зако­на и испы­тал боль­шое разо­ча­ро­ва­ние, пото­му что все то, что мы пред­ла­га­ли, в этом законе исчез­ло, — осо­бо отме­тил Сулейменов.

 

Из пред­ло­жен­но­го судей-прак­ти­ков оста­лось лишь рас­ши­ре­ние ком­пе­тен­ции судов. А вот неко­то­рые поправ­ки Сулей­ме­нов рас­кри­ти­ко­вал. Преж­де все­го он не согла­сен с заме­ной тер­ми­на «меж­ду­на­род­ный ком­мер­че­ский арбит­раж» на «меж­ду­на­род­ный арбит­раж». Объ­яс­ня­ет­ся это тем, что теперь арбит­раж будет рас­смат­ри­вать не толь­ко иму­ще­ствен­ные, но и неиму­ще­ствен­ные споры.

 

- Но это объ­яс­не­ние не выдер­жи­ва­ет кри­ти­ки! — воз­му­щен Суле­ме­нов. — Пото­му что «меж­ду­на­род­ный арбит­раж» во всем мире пред­по­ла­га­ет­ся как арбит­раж, кото­рый рас­смат­ри­ва­ет спо­ры меж­ду госу­дар­ства­ми. А когда мы гово­рим о част­ных спо­рах, все­гда при­ме­нят­ся тер­мин «меж­ду­на­род­но-ком­мер­че­ский арбит­раж». И никто не запре­ща­ет меж­ду­на­род­но­му ком­мер­че­ско­му арбит­ра­жу рас­смат­ри­вать граж­дан­ско-пра­во­вые спо­ры, в том чис­ле и неиму­ще­ствен­но­го харак­те­ра. Это будет ошиб­кой, если мы заме­ним тер­мин, кото­рый усто­ял­ся в миро­вой прак­ти­ке на тер­мин меж­ду­на­род­ный арбит­раж, кото­рый вызо­вет недо­уме­ние и непонимание.

 

Так­же г‑н Суле­ме­нов забра­ко­вал заме­ну тер­ми­на «ком­мер­че­ская орга­ни­за­ция» на «юри­ди­че­ская орга­ни­за­ция» (послед­не­го, по его сло­вам, про­сто не суще­ству­ет). На взгляд спи­ке­ра, луч­ше будет ска­зать про­сто «орга­ни­за­ция».

 

Весь­ма акку­рат­но гла­ва Казах­стан­ско­го меж­ду­на­род­но­го арбит­ра­жа попро­сил отне­стись к спо­рам по иму­ще­ствен­ным вопросам.

 

- Я хочу пре­ду­пре­дить о той опас­но­сти, кото­рая суще­ству­ет и кото­рая реаль­но про­яв­ля­ет­ся в Рос­сии, — утон­чил он. — Там они рас­смат­ри­ва­ют спо­ры, свя­зан­ные с пра­вом соб­ствен­но­сти (то, что у нас было запре­ще­но). И эта нор­ма исполь­зу­ет­ся для рей­дер­ских захва­тов соб­ствен­но­сти. Созда­ет­ся арбит­раж разо­вый, выно­сит реше­ние о при­зна­нии пра­ва соб­ствен­но­сти на какой-то объ­ект, быст­рень­ко это про­во­дит через госу­дар­ствен­ный суд, и полу­ча­ет­ся, что объ­ект захва­чен. То есть надо к это­му отно­сить­ся доста­точ­но осто­рож­но и иметь в виду, что в этом рас­ши­ре­нии есть и свои отри­ца­тель­ные моменты.

 

Насчет отри­ца­тель­ных момен­тов раз­ра­бот­чи­ки скром­но про­мол­ча­ли. Воз­мож­но, пото­му что счи­та­ли их положительными.

 

- Я счи­таю, что в таком виде про­ект, с точ­ки зре­ния нас, прак­ти­че­ских работ­ни­ков, не име­ет боль­шо­го смыс­ла, — заявил Суле­ме­нов. — В таком виде при­ни­мать его нецелесообразно.

 

Выре­зать или пусть существует?

 

Свое (не очень лест­ное) мне­ние в адрес тре­тей­ских и арбит­раж­ных судов выска­за­ли и депу­та­ты. Так, по мне­нию мажи­лис­ме­на Бали­е­вой, преж­де чем гово­рить о каких-то рефор­мах, сто­и­ло бы для нача­ла под­нять ста­тус выше­ука­зан­ных судов.

 

- Никто в тре­тей­ский суд не пой­дет, пото­му что его реше­ние воз­мож­но опять обжа­ло­вать в суде общей юрис­дик­ции, — под­черк­ну­ла она. — Оно там лома­ет­ся. Тогда зачем нам ходить в тре­тей­ский и арбит­раж­ный суд, если его реше­ние не окон­ча­тель­но и его мож­но обжа­ло­вать в суде общей юрис­дик­ции? У меня такое ощу­ще­ние, что тре­тей­ский и арбит­раж­ный суд сей­час про­сто как аппен­ди­цит, «нужен-не нужен». Любая сто­ро­на, кото­рая про­иг­ра­ла, пой­дет в суд общей юрис­дик­ции и поме­ня­ет реше­ние. Все!

 

На это Май­дан Сулей­ме­нов воз­ра­зил, что как раз обжа­ло­вать реше­ние тре­тей­ско­го суда весь­ма труд­но. Оно окон­ча­тель­ное, и предъ­яв­лять пре­тен­зии здесь мож­но толь­ко по про­цес­су­аль­ным, то есть про­це­дур­ным моти­вам, а уж никак не по существу.

 

Еще одной при­чи­ной, поче­му ист­цы и ответ­чи­ки не идут в тре­тей­ские суды, депу­та­ты назва­ли высо­кие тари­фы. К сожа­ле­нию, эта тема раз­ви­тия не полу­чи­ла, сумм никто так и не назвал. А неже­ла­ние судить­ся с помо­щью арбит­ра­жа спи­са­ли на пра­во­вой ниги­лизм казах­стан­цев и сте­рео­тип­ность мышления.

 

- Дело тут в мен­та­ли­те­те, — счи­та­ет Сулей­ме­нов. — А во-вто­рых, спе­ци­фи­ка в том, что у нас тре­тей­ские суды, уси­ли­я­ми пра­ви­тель­ства и Гене­раль­ной Про­ку­ра­ту­ры были прак­ти­че­ски уни­что­же­ны с 99 по 2005 год. Было отме­не­но при­ну­ди­тель­ное испол­не­ние реше­ний тре­тей­ских судов. Толь­ко в 2005 году, когда при­ня­ли эти зако­ны, начал­ся подъ­ем. И я счи­таю, что за это вре­мя мы достиг­ли боль­ших успе­хов. Все­го 7 лет про­шло. Чего вы хотите?

 

Попасть делу в тре­тей­ский суд не так уж и про­сто. Дале­ко не во всех кон­трак­тах и дого­во­рах есть ого­вор­ка, соглас­но кото­рой при воз­ник­но­ве­нии спо­ра его рас­смот­ре­ние прой­дет в тре­тей­ском суде. (А если ее нет, дело посту­пит в суд обычный).

 

- Это низ­кая пра­во­вая куль­ту­ра, — объ­яс­нял гла­ва казах­стан­ско­го арбит­ра­жа. — Хотя сей­час все боль­ше и боль­ше пред­при­ни­ма­те­лей к нам при­хо­дят. Мно­гие такие ого­вор­ки дела­ют. В тре­тей­ских судах нет кор­руп­ции. По поня­ти­ям там нет кор­руп­ции. И поэто­му сто­ро­ны начи­на­ют обра­щать­ся к нам.

 

…Пре­зен­та­ция закон­чи­лась на весь­ма опти­ми­стич­ной ноте. Зако­но­про­ект хоть и при­зна­ли сырым, но пообе­ща­ли дора­бо­тать и переработать.

Continue Reading:
Судья, тре­тей­ским быть не хочешь?

архивные статьи по теме

ГАЗЕТА — «Я расскажу, как в ГУВД Жанаозена убивали!»

Сессию ООН сотрясают скандалы

России дали добро на вступление в ВТО