29 C
Астана
3 августа, 2021
Image default

Стрелять по ногам приказал замначальника ДВД

На послед­нее засе­да­ние суда по делу поли­цей­ских , стре­ляв­ших в людей 16 декаб­ря 2011 года, впо­ру было при­гла­шать вра­чей, кото­рые «голо­ву лечат». У боль­шин­ства опро­шен­ных стра­жей поряд­ка, про­хо­дя­щих по делу сви­де­те­ля­ми, обна­ру­жи­ва­лась амне­зия той или иной сте­пе­ни. Они не пом­ни­ли, был ли при­каз стре­лять и был ли кто из высо­ко­го началь­ства в тот день на алане в Жанаозене.

 

Автор: Мар­га­ри­та ЛИХАНОВА

 

8 мая в Актау про­тив пяти поли­цей­ских, сидя­щих на ска­мье под­су­ди­мых, сви­де­тель­ство­ва­ли их кол­ле­ги-поли­цей­ские. Отве­ты сви­де­те­лей сна­ча­ла вызва­ли недо­уме­ние, потом сосу­щую тос­ку: неуже­ли мы так нико­гда и не узна­ем прав­ды, что же про­ис­хо­ди­ло в Жана­о­зене в декаб­ре про­шло­го года?! Прак­ти­че­ски каж­дый (!) из сви­де­те­лей повто­рял перед судом один и тот же текст о том, что про­ис­хо­ди­ло на алане. На вопро­сы же, отве­ты на кото­рые поз­во­ли­ли бы «копать глуб­же», оло­вян­ные сол­да­ти­ки «рапор­то­ва­ли»: «Не помню».

В стра­жей поряд­ка лете­ли баллоны

Пер­вым был допро­шен сви­де­тель Кой­шы­гу­лов Жанат, поли­цей­ский из Актау. После стан­дарт­ной прось­бы про­ку­ро­ра рас­ска­зать суду все, что извест­но по дан­но­му делу — о собы­ти­ях 16 декаб­ря 2012 года, Кой­шы­ба­ев сооб­щил, что с 8.00 часов 16 декаб­ря был в наряде.

- При­мер­но в 12.30 коман­дир сооб­щил по рации, что будет какое-то собра­ние перед ГУВД Жана­о­зе­на. Когда я туда подо­шел, там уже собра­лось 70—80 чело­век. Нас постро­и­ли в колон­ну («коро­боч­ку») по три чело­ве­ка в ряд, и мы пошли на пло­щадь Неза­ви­си­мо­сти. Люди, оде­тые в курт­ки КМГ, кида­ли в нас кам­ни, пал­ки, выкри­ки­ва­ли угро­зы. Мы дошли до город­ско­го аки­ма­та, потом, минут через 30, опять к ГУВД отошли.

- Кто коман­до­вал? Кто соби­рал в «коро­боч­ку»?

- Не знаю, мы при­шли, когда колон­ну уже сформировали.

- Поста­рай­тесь вспом­нить, кто же вам дал при­каз встать в строй.

- Наш коман­дир Шарап.

- По сколь­ко чело­век в ряду было?

- По три.

- Вы в какой одеж­де были?

- В черной.

- У вас ору­жие было?

- Да, АКМС.

- Авто­мат?

- Да.

- Кто из началь­ству­ю­ще­го соста­ва был, кро­ме ваше­го командира?

- Не знаю.

- Вы когда поеха­ли в Жанаозен?

- 14-го декабря.

- Из ДВД посту­пил приказ?

- Не знаю.

- Кто из ваше­го началь­ства при­ка­зал ехать в командировку?

- Не знаю, нам при­ка­за­ли, и мы поехали.

- Марш­рут, по кото­ро­му шли 16-го?

- По цен­траль­ной ули­це шли, город пло­хо знаю, про­хо­ди­ли мимо родиль­но­го дома, ОМГ.

- Где нача­лась стрельба?

- На пере­крест­ке, воз­ле родиль­но­го дома в нас стреляли.

- Вы стреляли?

- Да, но око­ло аки­ма­та, сде­лал пре­ду­пре­ди­тель­ные выстре­лы в небо, четы­ре раза. В меня кида­ли кам­ни, газо­вые бал­ло­ны с рас­сто­я­ния при­мер­но 20 мет­ров. Мне надо было защи­тить себя.

- Поче­му поли­цей­ские со щита­ми не защи­ти­ли вас?

- Мы ока­за­лись вда­ли от них

- Ране­ных поли­цей­ских видели?

- Нет

Адво­кат потер­пев­ших Куспан попро­сил ска­зать, где сви­де­тель полу­чил авто­мат. Ока­за­лось, что в ДВД Ман­ги­ста­уской обла­сти. Авто­мат был сдан после «сда­чи сме­ны», то есть при­мер­но 5 янва­ря 2012 года. Жанат Кой­шы­гу­лов так­же заве­рил, что кро­ме как 16 декаб­ря ору­жие не при­ме­ня­лось, «даже когда с опер­груп­пой выез­жа­ли по ночам». На вопрос, «была ли перед аки­ма­том коман­да стре­лять, поли­цей­ский отве­тил: «Ска­за­ли, что­бы нико­го к зда­нию не подпускали».

Понят­но, что Кой­шы­гу­ло­ва попро­си­ли рас­ска­зать о бал­ло­нах, кото­рые на него «кати­ли». Сви­де­тель ска­зал, что это были крас­но­го цве­та бал­ло­ны для газа, 5—6 штук, и их кида­ли в  сто­ро­ну поли­цей­ских. После того, как они дошли до аки­ма­та, поли­цей­ским при­ка­за­ли отхо­дить, и они вер­ну­лись в ГУВД, пояс­нил сви­де­тель. Само­го Кой­шы­гу­ло­ва поста­ви­ли на КПП.

Потер­пев­ший, отец погиб­ше­го Дюй­се­ке­но­ва, поин­те­ре­со­вал­ся, когда нача­лось постро­е­ние в «коро­боч­ку»? По сло­вам, сви­де­те­ля, при­мер­но в 12.30, а вот когда дви­ну­лись, поли­цей­ский уже вспом­нить не смог.

- Когда шли мимо родиль­но­го дома дру­гие стре­ля­ли, а вы нет, поче­му? — после­до­вал вопрос от отца погиб­ше­го Дюйсекенова.

- У нас есть коман­дир, мы его слушали

- Шарап?

- Да (после это­го судья сде­ла­ла заме­ча­ние: нель­зя зада­вать наво­дя­щие вопро­сы — авт.)

- Кто-нибудь из под­су­ди­мых был в соста­ве колонны?

- Не знаю.

Для адво­ка­та поли­цей­ских было важ­но узнать, для жиз­ни и здо­ро­вья сви­де­те­ля была опас­ность? Кой­шы­гу­лов отве­тил утвер­ди­тель­но: «Да, в меня кида­ли кам­ни, бутылки».

Затем состо­ял­ся «диа­лог» потер­пев­ше­го Дуй­се­ке­но­ва и сви­де­те­ля Койшыгулов.

- Вы в небо стре­ля­ли четы­ре раза, одиночными?

- Да.

- Была команда?

- Мое­му здо­ро­вью угро­жа­ла опас­ность, в меня кину­ли арматуру.

- Куда попали?

- Попа­ли не в меня, а в сто­яв­ше­го рядом полицейского.

- Поче­му стре­ля­ли в народ?

- Я стре­лял в нару­ши­те­лей закона.

 «Не пом­ню, не знаю, не видел»

Сви­де­тель­ские пока­за­ния Мура­та Кана­пи­на, поли­цей­ско­го из посел­ка Шет­пе Ман­гы­ста­уско­го рай­о­на, ста­ли тра­фа­ре­том, кото­рым поз­же вос­поль­зо­ва­лись его «одно­пол­чане». Он ска­зал следующее:

- Я в соста­ве груп­пы из 15 сотруд­ни­ков ОВД Ман­гы­ста­уско­го рай­о­на при­был в Жана­о­зен 14 декаб­ря. 16-го чис­ла был на пло­ща­ди Неза­ви­си­мо­сти, охра­ня­ли юрты, видел, как неф­тя­ни­ки угро­жа­ли вла­дель­цам юрт. Потом сто­я­ли в оцеп­ле­нии, пока не начал­ся шум-гам.

- Во сколь­ко вас поста­ви­ли в оцеп­ле­ние? — задал вопрос прокурор.

- Не помню.

- Потом что произошло?

- Подо­шли какие-то неиз­вест­ные моло­дые люди, угро­жа­ли, потом заба­стов­щи­ки нача­ли кидать в нас кам­ни, мы ушли в ГУВД

- С кем?

- С теми, кто из мое­го района.

- Затем что произошло?

- Мы взя­ли свои щиты, дубин­ки, наде­ли бро­не­жи­ле­ты и каски.

- Кто дал приказ?

- Не помню.

- В соста­ве колон­ны стояли?

- Да.

- Инструк­ции кто-нибудь давал?

- Заме­сти­тель началь­ни­ка управ­ле­ния обще­ствен­ной без­опас­но­сти Мыл­ты­ков, кото­рый гово­рил, что надо охра­нять пра­во­по­ря­док, все не вспомню.

- Куда пошли?

- По доро­ге в сто­ро­ну акимата.

- По доро­ге были люди?

- Да, они кида­ли кам­ни, кри­ча­ли на нас, потом отошли.

- Стре­ля­ли в их сто­ро­ну из колонны?

- Не помню.

- В вас стреляли?

- Нет, не помню.

- Упав­ших на зем­лю людей видели?

- Не видел.

- А ранен­ных поли­цей­ских видели?

- Нет, когда от ГУВД шли, не видел.

Адво­кат потер­пев­ших Куспан спро­сил, слы­шал ли сви­де­тель, как поли­цей­ские при­ме­ня­ли ору­жие? Ока­за­лось, что не слы­шал. Зато чет­ко пом­нил, что люди кида­ли в поли­цей­ских в основ­ном кам­ни, что до аки­ма­та добра­лись без пре­пят­ствий, что после опять ушли в ГУВД.

- Поче­му, кто-то при­ка­зал? — уточ­нил адвокат.

- Да, но не пом­ню кто, — «вклю­чил» амне­зию свидетель.

- Може­те кон­крет­но опи­сать ваши дей­ствия, когда колон­на пошла к акимату?

- Я ходил ока­зать отпор правонарушителям.

- Може­те оце­нить коли­че­ство людей на Алане?

- Точ­но не ска­жу, но при­лич­но людей было.

- Во что были они одеты?

- В граж­дан­скую одеж­ду, по-разному.

На вопро­сы потер­пев­ше­го Дуй­се­ко­ва сви­де­тель отве­тил, что при­е­хал в Жана­о­зен из Шет­пе (вер­ну­лись в посе­лок 23 или 24 декаб­ря), что оста­но­ви­лись в  гости­ни­це, что ору­жия при нем не было и что Мыл­ты­ков с ними дошел до аки­ма­та, а потом вме­сте со все­ми вер­нул­ся к ГУВД. Нико­го из началь­ства, кро­ме Мыл­ты­ко­ва, сви­де­тель не вспом­нил. Зато он чет­ко отве­тил «нет» на вопрос про­ку­ро­ра, дела­лись ли уст­ные пре­ду­пре­жде­ния, через мегафон.

Хоро­ший сви­де­тель мало что помнит

Сви­де­тель Аман­бай Аби­лов, участ­ко­вый инспек­тор из посел­ка Шет­пе,  повто­рил то, что ска­зал его кол­ле­га: «Я в соста­ве груп­пы из 15 сотруд­ни­ков ОВД Ман­гы­ста­уско­го рай­о­на при­был в Жана­о­зен 14 декаб­ря. 16-го чис­ла был на пло­ща­ди Неза­ви­си­мо­сти, охра­ня­ли юрты, видел, как неф­тя­ни­ки угро­жа­ли вла­дель­цам юрт. Потом сто­я­ли в оцеп­ле­нии, пока не начал­ся шум-гам. Потом отсту­пи­ли к ГУВД. Затем колон­ной пошли опять к пло­ща­ди, нас опять нача­ли тес­нить участ­ни­ки мас­со­вых бес­по­ряд­ков. Мы опять к ГУВД отошли».

- Когда нача­лись мас­со­вые бес­по­ряд­ки? — ста­ли уточ­нять у Аби­ло­ва участ­ни­ки процесса.

- Точ­но не пом­ню, при­мер­но к 12.00.

- Кто из началь­ства был?

- Не помню.

- В колонне были?

- Да.

- Кто строил?

- Не помню.

- У вас ору­жие было?

- Нет, толь­ко щит с дубин­кой и кас­ка с бронежилетом.

- Когда шли к аки­ма­ту, вам люди ока­зы­ва­ли сопротивление?

- Нет.

- Когда нача­ли стрелять?

- Не помню.

- Кто начал?

- Не помню.

- Кто с вами в одном ряду был?

- Не помню.

- В какой одеж­де иду­щие рядом были?

- В фор­ме, и бро­не­жи­лет с каской.

- Мас­ка была?

- Не помню.

- Люди рядом с вами были с оружием?

- Не помню.

- Звук выстре­ла из авто­ма­та и писто­ле­та може­те различить?

- Да, смогу.

- Слы­ша­ли выстрелы?

- Не помню.

- Кто из началь­ни­ков, из ДВД обла­сти был?

- Не знаю.

- Пол­ков­ни­ки, подполковники?

- Не пом­ню, началь­ни­ки сто­я­ли впе­ре­ди, дале­ко от меня.

- Этих людей зна­е­те (потер­пев­ший Дуй­се­ков пока­зал на подсудимых)?

- Нет.

«В поли­цей­ских стре­ля­ли из обреза»

Сви­де­тель Торе­бек Муса­ба­ев, поли­цей­ский из Шет­пе, опять затя­нул про груп­пу из 15 чело­век, охра­ня­е­мые юрты и шум-гам. По сло­вам поли­цей­ско­го, шум-гам начал­ся после того, как на пло­щадь въе­ха­ла авто­ма­ши­на УАЗ, неф­тя­ни­ки пре­пят­ство­ва­ли ее про­дви­же­нию и раз­би­ли окна машины.

- Нас, поли­цей­ских, было мало — чело­век 50—60, и мы отсту­пи­ли к ГУВД. Там мы наде­ли бро­не­жи­ле­ты, кас­ки, взя­ли щиты и дубин­ки. Потом посту­пи­ло сооб­ще­ние о под­жо­гах аки­ма­та, ОМГ. Вста­ли колон­ной и пошли к аки­ма­ту. В нас кида­ли кам­ни, пал­ки, угро­жа­ли нам. Дошли до аки­ма­та, потом опять к ГУВД ушли.

- Кто дал при­каз стро­ить­ся в колон­ну? — спро­си­ли у Мусабаева.

-Не пом­ню.

- Кто-нибудь из началь­ства вооб­ще был?

- Был, но точ­но не пом­ню кто.

- Кто дер­жал оружие?

- Не помню.

- Выстре­лы из ору­жия поли­цей­ских слышали?

- Не помню.

- Людей через гром­ко­го­во­ри­те­ли пре­ду­пре­жда­ли или как-либо еще?

- Не помню.

- На каком рас­сто­я­нии люди от вас находились?

- Не помню.

- Поли­цей­ские полу­чи­ли ранения?

- Да, ране­ния камнями

Адво­кат Куспан спро­сил, были ли  выстре­лы в поли­цей­ских? По сло­вам Муса­ба­е­ва, были, из обре­за. А вот сами поли­цей­ские, как заявил сви­де­тель, не стреляли.

- Под­су­ди­мый Нур­лан Бак­ты­га­ли­улы был с вами? — был сле­ду­ю­щий вопрос.

- Не помню.

- Те из поли­цей­ских, кто был в граж­дан­ской одеж­де, ходи­ли в центр Алана?

- Не помню.

- Може­те опи­сать кон­крет­ные дей­ствия Мылтыкова?

- Нет, не помню.

В этом же клю­че высту­пи­ли сви­де­тель Мей­рам­бек Бек­мур­зин, лей­те­нант, инспек­тор по делам несо­вер­шен­но­лет­них Шет­пен­ско­го РОВД, Нур­бек Мука­нов, помощ­ник участ­ко­во­го инспек­то­ра Шет­пен­ско­го РОВД, Баки­ев, поли­цей­ский. Шет­пен­ско­го РОВД, Асхат Кул­ма­ни­я­зов из Шет­пен­ско­го РОВД, Батыр Кила­нов из Шет­пен­ско­го РОВД, Дюсен­бек Аман­гель­ди­ев из Шет­пен­ско­го РОВД, Асет Мана­ев, инспек­тор по делам несо­вер­шен­но­лет­них ГУВД Жанаозена.

Сви­де­тель Ану­ар Аман­жо­лу­лы из Шет­пен­ско­го РОВД к «общим местам» еще доба­вил, что нико­го в тот день не задер­жи­вал, да у поли­цей­ских и не было воз­мож­но­сти задер­жи­вать кого-либо.

Появи­лась фами­лия «при­каз­чи­ка»

Пере­лом­ным в засе­да­нии ста­ли пока­за­ния сле­до­ва­те­ля  ГУВД Жана­о­зе­на Ота­ров. Начал он «по тра­фа­ре­ту» — про шум-гам, отступ­ле­ния к ГУВД.

- Кто дал при­каз собрать колонну?

- Не знаю.

- Вы видео смот­ре­ли, где как раз сбор колон­ны производился?

- Да.

- И что, не виде­ли, кто строил?

- Стро­и­ли Уте­га­ли­ев (заме­сти­тель началь­ни­ка ДВД обла­сти), Мыл­ты­ков, Кожаев.

- Инструк­таж был?

- Да.

- Кто инструктировал?

- Кожа­ев, Бакыт­га­ли­улы. Уте­га­ли­ев по сото­во­му теле­фо­ну с кем-то дол­го гово­рил, потом дал при­каз стре­лять ниже поя­са, по ногам в слу­чае угро­зы жиз­ни или здоровью.

Адво­кат Куспан, спро­сил, по како­му марш­ру­ту шли от ГУВД, какие дей­ствия пред­при­ни­ма­ли кол­ле­ги сви­де­те­ля. Сви­де­тель отве­тил, что шли мимо родиль­но­го дома, к аки­ма­ту, что его кол­ле­ги и он сам дела­ли пре­ду­пре­ди­тель­ные выстре­лы, стре­ля­ли в небо, что видел 4—5 ране­ных, кото­рые, хро­мая, убегали.

Адво­кат Уте­га­ли­е­ва после этих пока­за­ний стал искать грань меж­ду при­ка­зом и инструкцией.

- Что вы пони­ма­е­те под при­ка­зом? — спро­сил он свидетеля.

- При­каз — это рас­по­ря­же­ние начальства.

- Уте­га­ли­ев какой при­каз дал?

- Он ска­зал стре­лять по ногам, если ока­жут воору­жен­ное сопро­тив­ле­ние. Ниже поя­са стрелять.

- Это был при­каз или инструк­ция? Ведь я не зря про это спрашивал.

После про­те­ста адво­ка­та Куспа­на судья сня­ла этот вопрос. А у про­ку­ро­ра появил­ся вопрос, пре­ду­пре­жда­ли уст­но людей? «Зна­е­те, там не было воз­мож­но­сти сло­вес­но пре­ду­пре­ждать», — при­знал­ся Отаров.

Дуй­се­ков поин­те­ре­со­вал­ся: «Мыл­ты­ков давал при­ка­зы, подоб­ные при­ка­зу Уте­га­ли­е­ва?» — «Нет, он про­сто постро­е­ние делал». — «Уте­га­ли­ев, Мыл­ты­ков, Бак­ты­га­ли­улы были с вами рядом, перед горя­щим аки­ма­том?» — «Не помню».

Адво­кат поли­цей­ских задал такой вопрос:

- До того как поли­цей­ские нача­ли стре­лять, участ­ни­ки мас­со­вых бес­по­ряд­ков что делали?

- Выкри­ки­ва­ли угро­зы, кида­ли кам­ни, бутылки

- На Алане, перед аки­ма­том, вы про­из­ве­ли выстрел, раз­ве при­каз стре­лять был?

- Нет, при­ка­за не было. Но мне закон поз­во­ля­ет сде­лать пре­ду­пре­ди­тель­ный выстрел в небо.

Дуй­се­ков допы­ты­вал­ся: «Имен­но в это вре­мя вашей жиз­ни угро­жа­ла опас­ность?» — «Да,  — отве­тил Ота­ров. — На меня бежал чело­век с бутылкой».

Тут уже судью заму­чил вопрос: «Уте­га­ли­ев давал инструк­цию или при­каз?» — «Он перед всем соста­вом ска­зал, если вашим жиз­ням, здо­ро­вью угро­жа­ет опас­ность, може­те стре­лять». — «Пояс­ни­те  ска­зан­ное Уте­га­ли­е­вым, ведь вы сле­до­ва­тель, и зна­е­те, что здесь име­ет зна­че­ние каж­дое сло­во». — «Я понял, что он все-таки давал инструкции».

 «Вы при­ка­зы­ва­ли стрелять»

Сле­ду­ю­щий сви­де­тель, фами­лия кото­ро­го была про­из­не­се­на нераз­бор­чи­во, сотруд­ник ГУВД Жана­о­зе­на, после это­го тоже вспом­нил, что на Алане 16 декаб­ря из руко­вод­ства были заме­сти­тель началь­ни­ка ДВД Уте­га­ли­ев, Кожа­ев, Отешев.

- Ране­ных людей виде­ли? — посы­па­лись на сви­де­те­ля вопросы.

- Да, рядом с памят­ни­ком «89 год».

- Ока­за­ли им помощь?

- Нет, не было возможности

- Пре­ду­пре­жда­ли сло­ва­ми о том, что буде­те стрелять?

- Да.

- Кто стро­ил колонну?

- Кто-то стро­ил, но я был в граж­дан­ке, поэто­му при­стро­ил­ся в конце.

- Поли­цей­ских в граж­дан­ской одеж­де было много?

- Были, но точ­ное коли­че­ство не могу сказать

- При­ка­зы, инструк­ции перед зда­ни­ем ГУВД были?

- Не помню.

- Кто вооб­ще командовал?

- Не помню.

- Кто дал при­каз отсту­пить опять к ГУВД?

- Не помню.

- Уте­га­ли­ев, Мыл­ты­ков, Бак­ты­га­ли­улы, были у акимата?

- Не помню.

Сви­де­тель Аса­нов, и.о. началь­ни­ка след­ствен­но­го отде­ла ГУВД Жана­о­зен, тоже вспом­нил, что в тот зло­по­луч­ный день «Уте­га­ли­ев по теле­фо­ну кому-то зво­нил, докла­ды­вал обста­нов­ку, потом ска­зал, что раз­ре­ша­ет стре­лять по ногам, если будет опас­ность для жиз­ни и здо­ро­вья лич­но­го состава».

- Посту­пи­ло сооб­ще­ние, что сотруд­ни­цу Мади­ну запер­ли в одной из юрт и хотят под­жечь. Так­же сооб­щи­ли о пожа­рах в гости­ни­це «Ару­а­на», ОМГ. Мы пошли колон­ной, люди, выхо­див­шие навстре­чу, кри­ча­ли, что у нас рези­но­вые пули, хоте­ли ата­ко­вать нас. Я сде­лал четы­ре выстре­ла пре­ду­пре­ди­тель­ных — два в воз­дух, и два в землю.

- Когда перед ГУВД сто­я­ли, кто при­ка­зал брать оружие?

- Все бра­ли, но точ­но, кто при­ка­зал, не помню.

- Когда раз­ре­ши­ли стре­лять по ногам?

- После того как взя­ли оружие.

-Поли­цей­ские пре­ду­пре­жда­ли через мега­фо­ны, что будут стрелять?

- Там никто не послу­шал­ся бы.

- Вы стре­ля­ли, почему?

- Была опас­ность, имел по зако­ну право

- На Алане был при­каз стрелять?

- Нет, был перед ГУВД

-Счи­та­е­те, это был приказ?

-Да, счи­таю что приказ.

- Или инструкция?

Уточ­ня­ю­щий вопрос был снят. Тогда сам под­су­ди­мый Уте­га­ли­ев попро­сил Аса­но­ва повто­рить, что имен­но он, Уте­га­ли­ев, сказал.

- Вы ска­за­ли, что если будет кон­крет­ная опас­ность для жиз­ни и здо­ро­вья, то раз­ре­ша­ет­ся стре­лять по ногам.

Судья поин­те­ре­со­вал­ся: «Инструк­таж был?» — «Не знаю, — отве­тил сви­де­тель. — Видел, как Уте­га­ли­ев гово­рил по теле­фо­ну, затем про­из­нес приказ».

Сви­де­тель Дин­му­ха­мед Ток­са­нов, опе­ра­тив­ный работ­ник ГУВД Жана­о­зе­на, так­же рас­ска­зал, что Уте­га­ли­ев «при­ка­зал стре­лять, при­ме­нять ору­жие, если будет опас­ность для жиз­ни и здо­ро­вья». Ток­са­но­ву тоже при­шлось раз­во­дить поня­тия «инструк­таж» и «при­каз».

- При­каз испол­ня­ют. Инструк­ция — это раз­но­вид­ность при­ка­за, — дал свое пони­ма­ние этих слов свидетель.

- Лич­но вам гово­рил «при­ка­зы­ваю»? — спро­сил под­су­ди­мый Утегалиев.

- Вы гово­ри­ли всем: «При­ка­зы­ваю стре­лять в слу­чае опас­но­сти для жиз­ни и здо­ро­вья», — отве­тил Токсанов.

У адво­ка­та Уте­га­ли­е­ва созрел дру­гой вопрос: «Вы счи­та­ли при­каз Уте­га­ли­е­ва закон­ным?» — «Да, ведь он из нач­со­ста­ва, при­ка­зы надо испол­нять». —  «Когда Уте­га­ли­ев при­каз давал?» — «Когда шли рядом с родиль­ным домом».

Под­су­ди­мый Уте­га­ли­ев возразил:

- У меня не было воз­мож­но­сти давать вам при­каз, когда шли рядом род­до­мом, и вооб­ще, гово­рил ли я вам лично?

- Вы всем гром­ко при­ка­зы­ва­ли стре­лять, — наста­и­вал на сво­ем Токсанов.

Адво­кат Уте­га­ли­е­ва задал поли­цей­ско­му допол­ни­тель­ный вопрос: «Ток­са­нов, сло­ва Уте­га­ли­е­ва для вас при­каз или обязанность?»

- И при­каз, и обя­зан­ность, — отве­тил свидетель.

Шест­на­дцать раз стре­лял в небо

Сви­де­тель Исла­мов из ГУВД Жана­о­зен уточ­нил, что поли­цей­ские нача­ли стре­лять на пере­крест­ке воз­ле род­до­ма. Одна­ко он не смог вспом­нить, было ли сде­ла­но людям пре­ду­пре­жде­ние. Исла­мов так­же ска­зал, что не видел ране­ных, в том чис­ле ране­ных полицейских.

Исла­мов при­знал­ся, что делал пре­ду­пре­ди­тель­ные выстре­лы в небо. «На меня напа­да­ли, кида­ли бутыл­ки, кам­ни», — объ­яс­нил он свой поступок.

-Сколь­ко патро­нов исполь­зо­ва­ли? — спро­сил его один из адвокатов.

- Шест­на­дцать, две обоймы.

- И все в небо?

- Да.

- Кто груп­пу возглавил?

- Кожа­ев, Отешев.

- Уте­га­ли­ев был?

- Не помню.

- Бак­ты­га­ли­улы был?

- Был.

Еще одним сви­де­те­лем стал Кал­му­ра­тов Кай­рат, води­тель, стан­ции ско­рой меди­цин­ской помо­щи горо­да Жанаозена.

- Посту­пил пер­вый вызов — забра­ли ране­но­го, кото­рый был рядом с 14‑м домом, в 3 мик­ро­рай­оне, — начал свой рас­сказ о декабрь­ских собы­ти­ях про­шло­го года  Калмуратов.

- Кто был рядом с вами?

- Фельд­шер.

- Затем повез­ли в больницу?

- Да.

Адво­кат Куспан поин­те­ре­со­вал­ся, сколь­ко раз Кал­му­ра­тов выез­жа­ли по вызовам.

- Два раза, — отве­тил водитель.

- Слы­ша­ли стрельбу?

- Да.

По сло­вам сви­де­те­ля, он весь день был на дежур­стве, после двух рей­сов его оста­ви­ли в боль­ни­це, пото­му что нуж­но было тас­кать носил­ки с ране­ны­ми. Ране­ных носи­ли при­мер­но два часа. В морг у него рей­сов не было, и он не зна­ет, были ли вызо­вы после 5—6 часов вечера.

Была ли экспертиза? 

На этом же засе­да­нии был допро­шен потер­пев­ший Ток­тар Бега­ли­ев. Судья сооб­щил о пра­вах и обя­зан­но­стях потер­пев­ше­го в соот­вет­ствии с зако­ном, в част­но­сти, о воз­мож­но­сти досу­деб­но­го при­ми­ре­ния с под­су­ди­мы­ми, в том чис­ле с исполь­зо­ва­ни­ем меди­а­ции. Отме­тим, что о при­ми­ре­нии и меди­а­ции судья Нага­шы­ба­ев не гово­рил потер­пев­шим по делу о мас­со­вых беспорядках.

Бега­ли­ев рас­ска­зал суду, что вече­ром 16-го декаб­ря 2011 года меж­ду 20 и 21 часом он вышел из сво­е­го дома (Жана­о­зен, 3 мкр, дом 37), чуть ото­шел от дво­ра и в него попа­ла пуля.

- Звук выстре­ла слы­ша­ли? — спро­сил прокурор.

- Да.

- Куда попа­ла пуля?

- В лег­кое, вошла со сто­ро­ны грудины.

- Кто вам помог?

- Не знаю, на сле­ду­ю­щий день очнул­ся в реани­ма­ции. Пулю выта­щи­ли в боль­ни­це. Кто опе­ри­ро­вал, не знаю.

- Под­дер­жи­ва­е­те свои тре­бо­ва­ния по иску?

- Да.

Потер­пев­ший рас­сказ уточ­нил, что у него сред­няя сте­пень ране­ния, что он не зна­ет, опре­де­ли­ли вид пули или нет, отда­ва­ли ее на экс­пер­ти­зу или нет.

… Судья объ­яви­ла пере­рыв до 14.00 часов 10 мая.

Read the original post:
Стре­лять по ногам при­ка­зал зам­на­чаль­ни­ка ДВД

архивные статьи по теме

Потому что не можем больше молчать!

КНБ: врач рядом с Болатом Атабаевым

Строгое предупреждение ментам и прокурорам