3 C
Астана
20 сентября, 2021
Image default

Совместные учения Пекина и Москвы у границ Центральной Азии: о чем говорят маневры

Китай­ские и рос­сий­ские вой­ска 9 авгу­ста нача­ли пяти­днев­ные уче­ния на севе­ро-запа­де Китая, кото­рые при­зва­ны про­де­мон­стри­ро­вать углуб­ле­ние свя­зей меж­ду Пеки­ном и Моск­вой. Манев­ры сосре­до­то­че­ны на потен­ци­аль­ной неста­биль­но­сти в Цен­траль­ной Азии и на вза­и­мо­дей­ствии вокруг Афга­ни­ста­на, отку­да меж­ду­на­род­ная коа­ли­ция под руко­вод­ством США завер­ша­ет вывод войск.

Более 10 тысяч китай­ских и рос­сий­ских воен­но­слу­жа­щих участ­ву­ют в уче­ни­ях «Запа­д/­Вза­и­мо­дей­ствие-2021» в Нин­ся-Хуэй­ском авто­ном­ном рай­оне на севе­ро-запа­де Китая. В манев­рах задей­ство­ва­но боль­шое коли­че­ство само­ле­тов, систем воору­же­ния и транс­порт­ных средств.

Воен­ные уче­ния про­во­дят­ся на фоне меня­ю­щей­ся ситу­а­ции с без­опас­но­стью в Евра­зии, когда вой­ска коа­ли­ции под руко­вод­ством США завер­ша­ют вывод войск из Афга­ни­ста­на, что сопро­вож­да­ет­ся акти­ви­за­ци­ей бое­вых дей­ствий меж­ду тали­ба­ми и пра­ви­тель­ствен­ны­ми сила­ми и сотря­са­ет реги­он в целом.

Китай­ские тан­ки при­мер­но в 250 кило­мет­рах к юго-восто­ку от рос­сий­ско­го горо­да Чита во вре­мя уче­ний «Восток-2018»

Теку­щие уче­ния — чет­вер­тые по сче­ту с нача­ла года с уча­сти­ем Пеки­на и Моск­вы и пер­вые сов­мест­ные уче­ния, кото­рые про­хо­дят в Китае. Манев­ры будут сфо­ку­си­ро­ва­ны на ста­биль­но­сти в сосед­ней Цен­траль­ной Азии. Обе дер­жа­вы стре­мят­ся пока­зать рас­ту­щее сотруд­ни­че­ство в воен­ной сфере.«Эти уче­ния явля­ют­ся есте­ствен­ным про­дол­же­ни­ем укреп­ле­ния воен­ных свя­зей меж­ду дву­мя стра­на­ми, но ситу­а­ция в Афга­ни­стане добав­ля­ет важ­ный новый пласт, — гово­рит Азатты­ку Чжан Синь, доцент Цен­тра рос­сий­ских иссле­до­ва­ний шан­хай­ско­го Восточ­но-Китай­ско­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та. — Обе сто­ро­ны обес­по­ко­е­ны воз­мож­ным про­ник­но­ве­ни­ем [бое­ви­ков в] Цен­траль­ную Азию и новы­ми вызо­ва­ми без­опас­но­сти для реги­о­на, кото­рые это может создать».

Офи­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель мини­стер­ства обо­ро­ны Китая У Цянь заявил 5 авгу­ста, что цель уче­ний заклю­ча­ет­ся в «укреп­ле­нии сотруд­ни­че­ства» и «под­дер­жа­нии мира и без­опас­но­сти в реги­оне» с упо­ром на борь­бу с тер­ро­риз­мом и созда­ние обще­го команд­но­го цен­тра для улуч­ше­ния сотруд­ни­че­ства в обла­сти сов­мест­ной раз­вед­ки, ран­не­го пре­ду­пре­жде­ния угроз, отра­бот­ки сов­мест­ных уда­ров и отра­же­ния элек­трон­ных и инфор­ма­ци­он­ных атак.

Свя­зи меж­ду Кита­ем и Рос­си­ей — оба игро­ка дви­жи­мы непри­я­ти­ем Соеди­нен­ных Шта­тов и име­ют схо­жие стра­те­ги­че­ские инте­ре­сы в отно­ше­нии Цен­траль­ной и Южной Азии — в послед­ние годы ста­но­вят­ся всё более тесными.

И Пекин, и Москва про­де­мон­стри­ро­ва­ли воз­рос­шую готов­ность сов­мест­но решать меж­ду­на­род­ные про­бле­мы, и нынеш­ние воен­ные уче­ния, посвя­щен­ные без­опас­но­сти в Цен­траль­ной Азии и Афга­ни­стане, — послед­нее про­яв­ле­ние этой раз­ви­ва­ю­щей­ся динамики.

Одна­ко, по сло­вам Чжан Синя, хоть воен­ные свя­зи про­дол­жа­ют рас­ши­рять­ся и стра­ны нахо­дят новые спо­со­бы вза­и­мо­дей­ствия, Китай и Рос­сия не про­дви­га­ют­ся к «воен­но­му сою­зу в тра­ди­ци­он­ном смысле».

«Подоб­ные уче­ния демон­стри­ру­ют дви­же­ние к закры­то­му, но гиб­ко­му сотруд­ни­че­ству меж­ду воору­жен­ны­ми сила­ми двух стран без заклю­че­ния пол­но­мас­штаб­но­го сою­за», — счи­та­ет Чжан.

ПЕКИН И МОСКВА: РАЗВИВАЮЩИЕСЯ СВЯЗИ

Ситу­а­ция с без­опас­но­стью в Афга­ни­стане про­дол­жа­ет при­вле­кать вни­ма­ние поли­ти­че­ских и воен­ных лиде­ров Китая и Рос­сии и откры­ва­ет новые воз­мож­но­сти для сотруд­ни­че­ства. Дву­сто­рон­ние свя­зи меж­ду тем рас­ши­ря­ют­ся в несколь­ких дру­гих сферах.

Рос­сий­ско-китай­ское сотруд­ни­че­ство акти­ви­зи­ро­ва­лось в 2014 году после аннек­сии Моск­вой Кры­ма, когда Рос­сия ока­за­лась под при­це­лом санк­ций Запада.

Отно­ше­ния меж­ду Пеки­ном и Моск­вой с тех пор ста­ли более тес­ны­ми бла­го­да­ря рас­ши­ре­нию тор­гов­ли, сотруд­ни­че­ства в сфе­ре высо­ких тех­но­ло­гий и рас­ту­щей поли­ти­че­ской под­держ­ке друг дру­га, осо­бен­но во вре­мя пан­де­мии COVID-19.

В июне сто­ро­ны про­дли­ли китай­ско-рос­сий­ский дого­вор о доб­ро­со­сед­стве, друж­бе и сотруд­ни­че­стве, заклю­чен­ный 20 лет назад.

Пре­зи­дент Китая Си Цзинь­пин (спра­ва) и пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин во вре­мя видео­кон­фе­рен­ции 28 июня 2021 года

Воен­ные свя­зи тоже нахо­дят­ся в цен­тре внимания.

Китай­ские и рос­сий­ские воору­жен­ные силы регу­ляр­но с 2005 года про­во­дят сов­мест­ные уче­ния в той или иной фор­ме — на дву­сто­рон­ней осно­ве или через мно­го­сто­рон­нюю орга­ни­за­цию. Манев­ры рас­ши­ри­лись, и теперь они вклю­ча­ют так­же сов­мест­ные воен­но-мор­ские учения.

Начи­ная с 2018 года Пекин и Москва пере­шли к более мас­штаб­ным уче­ни­ям, в кото­рых осо­бое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся под­го­тов­ке коман­ди­ров выс­ше­го зве­на к сов­мест­ной рабо­те. В этом году уче­ния высо­ко­го уров­ня про­шли в России.

Но несмот­ря на потеп­ле­ние воен­но-поли­ти­че­ских свя­зей, ана­ли­ти­ки гово­рят о нали­чии пре­де­лов в таком партнерстве.

Алек­сандр Габу­ев, стар­ший науч­ный сотруд­ник Мос­ков­ско­го цен­тра Кар­не­ги, гово­рит Азатты­ку, что ни одна из сто­рон не жела­ет всту­пать в аль­янс, в кото­ром может ока­зать­ся вовле­чен­ной «в борь­бу, где у дру­гой сто­ро­ны есть свой инте­рес». Он ука­зы­ва­ет на пози­цию Китая по отно­ше­нию к Укра­ине и пози­цию Рос­сии по отно­ше­нию к Тайваню.

«Они ста­ра­ют­ся дер­жать­ся подаль­ше от вза­им­ных ссор и вме­сто это­го нахо­дят эти точ­ки сопри­кос­но­ве­ния в общих инте­ре­сах, — отме­ча­ет Габу­ев. — Китай и Рос­сия очень праг­ма­тич­ны и высту­па­ют про­тив Соеди­нен­ных Шта­тов, но обе стра­ны счи­та­ют себя вели­ки­ми дер­жа­ва­ми и верят в свою стра­те­ги­че­скую автономность».

НОВЫЙ КОНСЕНСУС

После уче­ний «Запа­д/­Вза­и­мо­дей­ствие-2021» рос­сий­ские воен­ные и Народ­но-осво­бо­ди­тель­ная армия Китая в сен­тяб­ре будут участ­во­вать в манев­рах под эги­дой Шан­хай­ской орга­ни­за­ции сотруд­ни­че­ства (ШОС) — бло­ка евразий­ской без­опас­но­сти, воз­глав­ля­е­мо­го Пеки­ном и Москвой.

Как и манев­ры, про­во­ди­мые в Китае, уче­ния ШОС так­же будут иметь анти­тер­ро­ри­сти­че­ский характер.

ШОС, в кото­рую поми­мо Китая и Рос­сии вхо­дят Индия, Казах­стан, Кыр­гыз­стан, Паки­стан, Таджи­ки­стан и Узбе­ки­стан, ста­ла сред­ством укреп­ле­ния свя­зей Пеки­на в сфе­ре без­опас­но­сти в Евра­зии, кото­рые непре­мен­но акти­ви­зи­ру­ют­ся на фоне выво­да войск США из Афганистана.

Рос­сия тра­ди­ци­он­но рас­смат­ри­ва­ла стра­ны Цен­траль­ной Азии — Казах­стан, Кыр­гыз­стан, Таджи­ки­стан, Турк­ме­ни­стан и Узбе­ки­стан — как зону сво­е­го вли­я­ния, но рост Пеки­на как доми­ни­ру­ю­щей эко­но­ми­че­ской силы изме­нил дина­ми­ку в регионе.

В послед­ние годы Китай и Рос­сия пыта­лись най­ти баланс меж­ду сво­и­ми инте­ре­са­ми в Цен­траль­ной Азии, меж­ду «рос­сий­ской воен­ной мощью и кошель­ком Китая», гово­рит Азатты­ку Антон Бар­ба­шин, дирек­тор онлайн-жур­на­ла Riddle Russia.

Но он гово­рит, что этот «кон­сен­сус уже не так про­чен, как десять лет назад». Раз­ви­тие ситу­а­ции в Афга­ни­стане и послед­ствия для Цен­траль­ной Азии будут играть воз­рас­та­ю­щую роль в фор­ми­ро­ва­нии кон­фи­гу­ра­ции буду­ще­го сотруд­ни­че­ства Китая и Рос­сии в сфе­ре без­опас­но­сти в реги­оне, уве­рен Барбашин.

«Воз­мож­но, мы видим нача­ло более широ­ко­го сотруд­ни­че­ства в обла­сти без­опас­но­сти в Афга­ни­стане меж­ду Кита­ем, Рос­си­ей и госу­дар­ства­ми Цен­траль­ной Азии, — ком­мен­ти­ру­ет Бар­ба­шин. — То, как это будет раз­ви­вать­ся, пока­жет, явля­ет­ся ли ШОС реаль­ной орга­ни­за­ци­ей, спо­соб­ной сдер­жи­вать неиз­беж­ные рис­ки, исхо­дя­щие от Афганистана».

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Доброе слово и прессе приятно

СКАНДАЛ, КОТОРОГО НИКТО НЕ ЗАМЕТИЛ

Editor

Запретами не добиться стабильности