Советник команды банка по спасению Лукашенко, искавший свой выход к морю в Эстонии. Что известно о Григории Марченко

На минув­шей неде­ле быв­ший гла­ва Нац­бан­ка Казах­ста­на после дол­го­го пере­ры­ва полу­чил новую долж­ность: стал совет­ни­ком пред­се­да­те­ля прав­ле­ния Евразий­ско­го бан­ка раз­ви­тия. У Мар­чен­ко очень боль­шой послуж­ной спи­сок, и дале­ко не все свои дости­же­ния он афи­ши­ру­ет. Он успел пора­бо­тать лоб­би­стом азер­бай­джан­ско­го оли­гар­ха, вло­жить день­ги в эстон­скую недви­жи­мость и, по непро­ве­рен­ным дан­ным, полу­чить отказ в виде на житель­ство в этой бал­тий­ской стране.

Но обо всем по порядку.

Кто такой Григорий Марченко

Как сле­ду­ет из его офи­ци­аль­ной био­гра­фии, Гри­го­рий Мар­чен­ко родил­ся в Алма-Ате 26 декаб­ря 1959 года. Отслу­жил в армии, посту­пил на эко­но­ми­че­ский факуль­тет МГИМО и окон­чил его в 1984 году. За два года до это­го из уни­вер­си­те­та выпу­стил­ся дей­ству­ю­щий пре­зи­дент Азер­бай­джа­на Иль­хам Алиев.

В неза­ви­си­мом Казах­стане он почти сра­зу стал помощ­ни­ком вице-пре­зи­ден­та рес­пуб­ли­ки Ери­ка Асан­ба­е­ва, кото­рой потом пере­шел в оппо­зи­цию Нур­сул­та­ну Назарбаеву.

Гри­го­рий Марченко

В Наци­о­наль­ный банк Казах­ста­на Мар­чен­ко при­хо­дил два­жды. В 1994 году он стал его зам­пред­се­да­те­ля, и спу­стя год полу­чил повы­ше­ние, то есть воз­гла­вил Нац­банк. В этой долж­но­сти он рабо­тал до 1996 года.

Вновь в крес­ло гла­вы Нац­бан­ка он вер­нул­ся в янва­ре 2009 года — на четы­ре года. Есть мне­ние, что тогда назна­че­ние Мар­чен­ко гла­вой регу­ля­то­ра стро­и­лось ско­рее на поли­ти­че­ских сооб­ра­же­ни­ях и в про­ти­во­вес тогдаш­не­му пре­мьер-мини­стру Кари­му Маси­мо­ву (сей­час он воз­глав­ля­ет Коми­тет нац­без­опас­но­сти Казахстана).

В про­ме­жут­ках меж­ду служ­бой в Наци­о­наль­ном бан­ке доволь­но про­дол­жи­тель­ное вре­мя Гри­го­рий Мар­чен­ко рабо­тал вне­штат­ным совет­ни­ком и помощ­ни­ком Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. В 2005 году его назна­чи­ли на пост пред­се­да­те­ля прав­ле­ния Народ­но­го Сбе­ре­га­тель­но­го Бан­ка Казах­ста­на, кото­рый на тот момент кон­тро­ли­ро­вал­ся через груп­пу ком­па­ний «Алм­экс» зятем Назра­ба­е­ва Тиму­ром Кули­ба­е­вым. Сей­час кон­троль­ным паке­том акций само­го круп­но­го бан­ка стра­ны на пари­тет­ные нача­лах вла­де­ют все тот же Тимур Кули­ба­ев и сред­няя дочь пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Дина­ра. Их общая доля состав­ля­ет 64,52%.

В 2011 году Мар­чен­ко выдви­гал­ся от СНГ на пост гла­вы МВФ, но затем снял свою кан­ди­да­ту­ру, поняв бес­пер­спек­тив­ность даль­ней­шей борьбы.

После ухо­да с долж­но­сти гла­вы Наци­о­наль­но­го бан­ка Казах­ста­на Гри­го­рий Мар­чен­ко пере­шел в част­ный сек­тор и уехал, по его сло­вам, в Швейцарию.

Бакинский комиссар

В 2014 году Мар­чен­ко стал одним из дирек­то­ров бри­тан­ской ком­па­нии Nobel Oil Services (UK) Limited. Это хол­дин­го­вая струк­ту­ра, кото­рой при­над­ле­жит груп­па ком­па­ний в Вели­ко­бри­та­нии и Азер­бай­джане. Nobel Oil — круп­ный биз­нес с обо­ро­та­ми в сот­ни мил­ли­о­нов дол­ла­ров, зани­ма­ю­щий­ся добы­чей неф­ти в Кас­пий­ском море. Сре­ди ком­па­ний хол­дин­га — сов­мест­ные пред­при­я­тия с одной из ста­рей­ших неф­те­до­бы­ва­ю­щих ком­па­ний Шот­лан­дии, Denholm Energy.

Пре­зи­дент Азер­бай­джа­на Иль­хам Али­ев и его жена Мехрибан

То есть биз­нес выгля­дит вполне при­лич­но, если не учи­ты­вать, что вла­де­лец Nobel Oil — азер­бай­джан­ский биз­нес­мен Насиб Хаса­нов, близ­кий сорат­ник и дело­вой парт­нер пра­вя­щей в стране семьи Али­е­вых. Жур­на­ли­сты-рас­сле­до­ва­те­ли из OCCRP писа­ли о свя­зи Али­е­вых и Хаса­но­ва, когда рас­пу­ты­вал схе­му вла­де­ния золо­тых при­ис­ков в Азер­бай­джане: ока­за­лось, что добы­чей золо­та в стране зани­ма­ет­ся кон­сор­ци­ум фирм, как мини­мум на 56% при­над­ле­жа­щий доче­рям пре­зи­ден­та Лей­ле и Арзу. Вла­дель­цем одной из панам­ских ком­па­ний — веро­ят­но, номи­наль­ным — ока­зал­ся Насиб Хасанов.

Лей­ла Али­е­ва (сле­ва) и ее сест­ра Арзу Алиева

По непод­твер­жден­ным дан­ным, Гри­го­рий Мар­чен­ко мог быть при­ча­стен к лоб­би­ро­ва­нию в 2014 году покуп­ки Еди­ным нако­пи­тель­ным пен­си­он­ным фон­дом Казах­ста­на (кото­рый рас­по­ря­жа­ет­ся пен­си­он­ны­ми день­га­ми казах­стан­цев) дол­го­вых бума­ги Меж­ду­на­род­но­го бан­ка Азер­бай­джа­на (МАБ) на $250 млн. В мае 2017 года круп­ней­ший азер­бай­джан­ский банк объ­явил себя банк­ро­том. В Казах­стане на этом фоне раз­го­рел­ся круп­ный скан­дал. Министр инфор­ма­ции и ком­му­ни­ка­ций Дау­рен Аба­ев тогда попы­тал­ся успо­ко­ить казах­стан­цев, заявив, что пен­си­он­ные день­ги нахо­дят­ся под гаран­ти­ей госу­дар­ства, а поте­ри будут ком­пен­си­ро­ва­ны за счет казах­стан­ско­го бюджета.

В лон­дон­ской струк­ту­ре Наси­ба Хаса­но­ва Мар­чен­ко про­ра­бо­тал недол­го, и уже 1 янва­ря 2016-го ушел в отстав­ку с поста дирек­то­ра. В апре­ле того же года он стал акци­о­не­ром азер­бай­джан­ско­го Азе­ри­га­з­бан­ка (AGBank). До это­го он вхо­дил в состав его наблю­да­тель­но­го сове­та. Он стал обла­да­те­лем 8,3% AGBank. В мае 2020 года азер­бай­джан­ский регу­ля­тор ото­звал лицен­зию у AGBank из-за поте­ри капи­та­ла и неспо­соб­но­сти выпол­нять обя­за­тель­ства перед кредиторами.

Банк по спасению Лукашенко

Не менее инте­рес­на струк­ту­ра, совет­ни­ком кото­рой стал Гри­го­рий Марченко.

В 2006 году Рос­сия и Казах­стан созда­ли Евразий­ский банк раз­ви­тия. Идея финан­со­во­го инсти­ту­та, опе­ри­ру­ю­ще­го на пост­со­вет­ском про­стран­стве и вкла­ды­ва­ю­ще­го день­ги бога­тых стран в стра­ны побед­нее не так уж пло­ха — и при опре­де­лен­ной про­зрач­но­сти выгод­на всем участ­ни­кам и как эко­но­ми­че­ский инстру­мент, и как пре­сло­ву­тый soft power.

Офис ЕАБР. Опе­ра­ци­он­ные рас­хо­ды само­го бан­ка не так уж и скром­ны — на свою дея­тель­ность он тра­тит $4 — 5 млн в год.

И если посмот­реть на боль­шин­ство про­ек­тов бан­ка, он успеш­но выпол­ня­ет свою мис­сию: финан­си­ру­ет инфра­струк­тур­ные про­ек­ты, обес­пе­чи­вая день­га­ми кон­крет­ные и весь­ма подроб­ные заявки.

В ЕАБР вхо­дит дочер­няя струк­ту­ра — Евразий­ский фонд ста­би­ли­за­ции и раз­ви­тия. Его кре­дит­ный порт­фель тоже в целом выгля­дит прилично.

За одним исключением.

81% средств фон­да ста­би­ли­за­ции и раз­ви­тия потра­че­ны на Беларусь.

Пер­вый кре­дит Бела­русь полу­чи­ла в 2011 году — банк решил выде­лить на «ста­би­ли­за­цию пла­теж­но­го балан­са» $3 млрд, из кото­рых рес­пуб­ли­ка осво­и­ла око­ло $2,5. Сум­ма зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ла лими­ты, уста­нов­лен­ные для этой стра­ны самим банком.

В 2015 году вла­сти Бела­ру­си вновь запро­си­ли кре­дит у ЕАБР — $2 млрд. И банк вновь одоб­рил заяв­ку. Соглас­но послед­не­му отче­ту ауди­то­ров, рес­пуб­ли­ка почти рас­пла­ти­лась по пер­во­му кре­ди­ту (оста­ток — $529 млн на 31 декаб­ря 2019 года) — воз­мож­но, день­га­ми сле­ду­ю­ще­го займа.

Попытка выйти к морю

В нояб­ре 2015 года, после рабо­ты на Nobel Oil и афе­ры с день­га­ми ЕНПФ, в Эсто­нии реги­стри­ру­ет­ся новое юрли­цо — Salmistu Rock OÜ. Един­ствен­ный вла­де­лец этой ком­па­нии — Гри­го­рий Марченко.

Саль­ми­сту — это назва­ние дерев­ни в 34 кило­мет­рах от Тал­ли­на на бере­гу Бал­тий­ско­го моря, одно из кра­си­вей­ших мест в стране. В этой деревне ком­па­ния при­об­ре­та­ет уча­сток пло­ща­дью 1762 m². На тер­ри­то­рии участ­ка — дом и лет­няя кух­ня. До обры­ви­сто­го бере­га — 500 мет­ров по пря­мой, при­чем путь к морю все еще не застроен.

Крас­ным обве­ден уча­сток, при­над­ле­жав­ший фир­ме Гри­го­рия Марченко

Соглас­но сай­ту про­ек­та Salmistu Maja (кот­тедж Мар­чен­ко вхо­дит в посе­лок это­го застрой­щи­ка), цена участ­ка с домом колеб­лет­ся от €500 до €700 тысяч.

Источ­ник «Выхо­да к морю» в мест­ной прес­се добав­ля­ет, что у Мар­чен­ко на про­тя­же­нии четы­рех лет был вид на житель­ство в Эсто­нии, но в кон­це 2019-го его не про­дли­ли — яко­бы, из-за сомни­тель­ных финан­со­вых опе­ра­ций. Это может быть прав­дой: несмот­ря на то, что на балан­се ком­па­нии есть уча­сток с недви­жи­мо­стью, баланс харак­те­ри­зу­ет ее как фир­му-пустыш­ку с мини­маль­ным устав­ным капи­та­лом и таки­ми же мини­маль­ны­ми нало­га­ми. Долж­ны были у эстон­ских вла­стей воз­ник­нуть вопро­сы и к про­ис­хож­де­нию капи­та­ла — и как утвер­жда­ет источ­ник «Выхо­да к морю», под­твер­дить легаль­ность сво­их средств Мар­чен­ко яко­бы не смог.

Вид на посе­лок с быв­шим домом Гри­го­рия Мар­чен­ко в Эстонии

После отка­за в виде на житель­ство Мар­чен­ко выста­вил дом на про­да­жу и поки­нул Эсто­нию. Дом, судя по объ­яв­ле­нию, обо­шел­ся ново­му поку­па­те­лю в €410 тысяч.

Сам Мар­чен­ко утвер­ждал, что уехал из Эсто­нии из-за эпи­де­мии коро­на­ви­ру­са, но собе­сед­ник «Выхо­да к морю» под­чер­ки­ва­ет, что биз­нес­мен сде­лал это на несколь­ко меся­цев раньше.

Источ­ник: https://teletype.in