25 C
Астана
28 июня, 2022
Image default

Сможет ли Россия примирить Таджикистан с Узбекистаном?

21 год на «боч­ке с порохом» 

31 авгу­ста 1991 года Вер­хов­ный Совет Узбе­ки­ста­на при­нял поста­нов­ле­ние о про­воз­гла­ше­нии госу­дар­ствен­ной неза­ви­си­мо­сти Рес­пуб­ли­ки Узбе­ки­стан. Через несколь­ко дней, 9 сен­тяб­ря о госу­дар­ствен­ной неза­ви­си­мо­сти объ­явил и пар­ла­мент Таджи­ки­ста­на, поста­вив точ­ку в бело­веж­ском «бра­ко­раз­вод­ном про­цес­се» быв­ших рес­пуб­лик Сою­за ССР. В исто­рии Узбе­ки­ста­на и Таджи­ки­ста­на, эко­но­ми­ка кото­рых до рас­па­да СССР была тес­но свя­за­на, нача­лась новая эра. Но тогда, в 1991 году, меч­тав­шая о реаль­ном суве­ре­ни­те­те наци­о­наль­ная эли­та быв­ших брат­ских рес­пуб­лик еще не пред­став­ля­ла, на какую «поро­хо­вую боч­ку» ее поса­ди­ли участ­ни­ки бело­веж­ско­го согла­ше­ния, раз­ва­лив­шие СССР и не оста­вив­шие инструк­ции, как с это­го места без­опас­но слезть.

Пер­вые же годы неза­ви­си­мо­сти пока­за­ли, что поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские инте­ре­сы Таш­кен­та и Душан­бе не толь­ко не сов­па­да­ют, но диа­мет­раль­но рас­хо­дят­ся, при­чем зна­чи­тель­но. Рез­кие воз­ра­же­ния Узбе­ки­ста­на про­тив стро­и­тель­ства Рогун­ской ГЭС и наме­ре­ния таджик­ско­го руко­вод­ства завер­шить нача­тую в совет­ский пери­од строй­ку при­ве­ли к прак­ти­че­ски пол­но­му раз­ры­ву меж­го­су­дар­ствен­ных отно­ше­ний двух стран.

Мно­гие участ­ки госу­дар­ствен­ной гра­ни­цы Узбе­ки­ста­на с Таджи­ки­ста­ном были зами­ни­ро­ва­ны, что при­ве­ло к гибе­ли и ране­ни­ям мно­гих десят­ков людей. С сен­тяб­ря 2000 года меж­ду дву­мя стра­на­ми дей­ству­ет визо­вый режим. Сот­ни тысяч людей в обе­их стра­нах лише­ны воз­мож­но­сти сво­бод­но­го посе­ще­ния род­ствен­ни­ков и дру­зей. Меж­ду сто­ли­ца­ми и круп­ны­ми горо­да­ми Узбе­ки­ста­на и Таджи­ки­ста­на более 15 лет отсут­ству­ет пас­са­жир­ское авиа­ци­он­ное и желез­но­до­рож­ное сооб­ще­ние. Серьез­ные ослож­не­ния в систе­ме гру­зо­вых и пас­са­жир­ских тран­зит­ных пере­во­зок по тер­ри­то­рии Узбе­ки­ста­на в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни подо­рва­ли эко­но­ми­ку Таджи­ки­ста­на. Ост­ро нуж­да­ю­щий­ся в покры­тии дефи­ци­та элек­тро­энер­гии с октяб­ря по апрель, Таджи­ки­стан дол­гие годы не полу­ча­ет в доста­точ­ном объ­е­ме узбек­ский при­род­ный газ, а зимой не полу­ча­ет выра­ба­ты­ва­е­мую в Узбе­ки­стане элек­тро­энер­гию. Годо­вой това­ро­обо­рот меж­ду дву­мя стра­на­ми экс­пер­ты оце­ни­ва­ют крайне низ­кой циф­рой — поряд­ка 1 мил­ли­о­на дол­ла­ров. Меж­ду стра­на­ми нару­ше­ны нор­маль­ные эко­но­ми­че­ские, тех­ни­че­ские, науч­ные, куль­тур­ные связи.

Уро­вень без­ра­бо­ти­цы в обе­их стра­нах — высо­чай­ший. В Узбе­ки­стане и в Таджи­ки­стане про­ис­хо­дит рез­кий при­рост чис­лен­но­сти насе­ле­ния — поряд­ка 2 про­цен­тов в год. Это озна­ча­ет, что на рынок тру­да в Узбе­ки­стане еже­год­но выхо­дит при­мер­но 500 тысяч новых граж­дан, кото­рым нуж­на рабо­та, нуж­но жилье, обра­зо­ва­ние. При­мер­но на 150 тысяч моло­дых людей в год рас­тет тру­до­спо­соб­ное насе­ле­ние в Таджи­ки­стане. Зна­чи­тель­ная часть насе­ле­ния этих стран (по экс­перт­ным оцен­кам сум­мар­но до 3,5 мил­ли­о­нов чело­век) нахо­дит­ся на зара­бот­ках в Рос­сию. В послед­ние годы тру­до­вые мигран­ты все чаще едут в Рос­сию с семья­ми, стре­мясь полу­чить рос­сий­ское гражданство.

Если не жон­гли­ро­вать тер­ми­на­ми и не под­ме­нять поня­тия, то назы­вать тру­до­вую мигра­цию в цен­траль­но-ази­ат­ских стра­нах экс­пор­том рабо­чей силы (а это ино­гда про­ис­хо­дит), как мини­мум, некор­рект­но. Само­сто­я­тель­ный, за свой счет выезд чело­ве­ка в чужую стра­ну, где он может най­ти зара­бо­ток — это не «экс­порт». Люди не могут «экс­пор­ти­ро­вать» себя самих. По сути, из Цен­траль­ной Азии про­ис­хо­дит мас­со­вое бег­ство от нищеты.

Ждать миро­твор­цев или что-то делать самим? 

Ослож­не­ния в меж­го­су­дар­ствен­ных отно­ше­ни­ях Таджи­ки­ста­на и Узбе­ки­ста­на уже при­ве­ли к тому, что в сен­тяб­ре 2012 года во вре­мя офи­ци­аль­но­го визи­та в Казах­стан пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Ислам Кари­мов заявил, что ситу­а­ция «может обост­рить­ся до такой сте­пе­ни, что есть веро­ят­ность, что все при­дет не толь­ко к про­ти­во­сто­я­нию, но и к войне».

Встре­во­жен­ный опас­ным раз­ви­ти­ем обста­нов­ки, Евро­со­юз сра­зу же при­звал решать вод­ные спо­ры в Цен­траль­ной Азии путем нала­жи­ва­ния меж­ду­на­род­но­го сотруд­ни­че­ства. «Мы помо­жем стра­нам Цен­траль­ной Азии решить про­бле­мы по рас­пре­де­ле­нию воды» — заяви­ла Вер­хов­ный пред­ста­ви­тель Евро­пей­ско­го сою­за по внеш­ней поли­ти­ке и поли­ти­ке без­опас­но­сти Кэтрин Эштон.

Слож­но ска­зать, что име­ла в виду гос­по­жа Эштон, пред­ла­гая цен­траль­но-ази­ат­ским стра­нам не чет­ко сфор­му­ли­ро­ван­ную помощь. Но что может пред­ло­жить Евро­со­юз Таджи­ки­ста­ну, прак­ти­че­ски не име­ю­ще­му неф­ти и газа, но обла­да­ю­ще­му огром­ным гид­ро­энер­ге­ти­че­ским потен­ци­а­лом? И что может пред­ло­жить Евро­со­юз Узбе­ки­ста­ну, прак­ти­че­ски пол­но­стью потреб­ля­ю­ще­му весь объ­ем сто­ка рек, кото­рый фор­ми­ру­ет­ся в Таджи­ки­стане? И поче­му эта «помощь» Евро­со­ю­за пред­ла­га­ет­ся толь­ко сей­час, когда Узбе­ки­стан и Таджи­ки­стан уже подо­шли к опас­ной чер­те? Внят­ных отве­тов на эти вопро­сы нет.

По всей види­мо­сти, для того, что­бы оста­но­вить опас­ное раз­ви­тие ситу­а­ции, всту­пив­шие в кон­фликт за воду сто­ро­нам надо бы при­знать нуж­ды оппо­нен­тов. Ины­ми сло­ва­ми — надо услы­шать и понять друг дру­га. Узбек­ской сто­роне сто­и­ло бы при­знать есте­ствен­ное жела­ние Таджи­ки­ста­на постро­ить на сво­ей тер­ри­то­рии кас­ка­ды новых ГЭС, пол­но­стью решить свои про­бле­мы с дефи­ци­том элек­тро­энер­гии и успеш­но экс­пор­ти­ро­вать ее в Афга­ни­стан и Паки­стан. Таджик­ской же сто­роне — сто­и­ло бы при­знать опа­се­ния Узбе­ки­ста­на перед сни­же­ни­ем объ­е­ма сто­ка рек в пери­од запол­не­ния водо­хра­ни­лищ в Таджикистане.

Но вода нуж­на Узбе­ки­ста­ну не толь­ко для питье­во­го водо­снаб­же­ния 30-мил­ли­он­но­го насе­ле­ния и оро­ше­ния 4‑х мил­ли­о­нов гек­та­ров зем­ли. За послед­ние годы Узбе­ки­стан вышел на 9‑е место в мире по добы­че золо­та — поряд­ка 90 тонн в год. (Для справ­ки — в Таджи­ки­стане в год добы­ва­ет­ся при­мер­но 2,5 тон­ны золо­та). Узбе­ки­стан про­из­во­дит так­же зна­чи­тель­ный объ­ем про­мыш­лен­но­го ура­на и, по оцен­кам экс­пер­тов, по это­му пока­за­те­лю так­же вхо­дит в первую десят­ку стран. Для пере­ра­бот­ки ура­но­вых и золо­то­нос­ных руд мето­дом про­мыв­ки и мето­дом выще­ла­чи­ва­ния Узбе­ки­ста­ну тре­бу­ют­ся зна­чи­тель­ные объ­е­мы воды, кото­рую после этих тех­но­ло­ги­че­ских про­цес­сов исполь­зо­вать для питье­вых нужд и на оро­ше­ние весь­ма проблематично.

Вник­нув в про­ти­во­ре­чия, сло­жив­ши­е­ся меж­ду дву­мя стра­на­ми, мож­но чет­ко рас­смот­реть глав­ную при­чи­ну опас­но­го обостре­ния обста­нов­ки в реги­оне — Узбе­ки­ста­ну нуж­на вода, а акку­му­ля­ция воды в водо­хра­ни­ли­щах ГЭС на тер­ри­то­рии Таджи­ки­ста­на по мне­нию узбек­ских экс­пер­тов повы­ша­ет риск вод­но­го дефи­ци­та в Узбекистане.

Кро­ме того, узбек­ских экс­пер­тов пуга­ет высо­та камен­но-наброс­ной пло­ти­ны Рогун­ской ГЭС — 335 мет­ров. «Будет ката­стро­фа, если в резуль­та­те зем­ле­тря­се­ния пло­ти­на на Вах­ше рух­нет и вода сме­тет весь кас­кад ГЭС, рас­пло­жен­ных на Вах­ше», — опа­са­ют­ся в Узбекистане.

Ситу­а­ция ослож­ня­ет­ся и тем, что рас­по­ло­жен­ный на левом бере­гу Аму-Дарьи Афга­ни­стан еще не предъ­явил сво­их пре­тен­зий на свою закон­ную еже­год­ную долю реч­но­го сто­ка в объ­е­ме несколь­ких куби­че­ских километров.

Так есть ли выход из это­го, каза­лось бы, замкну­то­го круга?

Выход — есть. «Вод­ным доно­ром» может стать Россия

В тех­ни­че­ском отно­ше­нии про­ект пере­брос­ки части сто­ка сибир­ских рек в Цен­траль­ную Азию, о кото­ром уже извест­но пол­то­ра века, — вполне осу­ще­ствим. Сто­ит напом­нить, что эта идея была впер­вые пода­на в Рус­ское Импе­ра­тор­ское Гео­гра­фи­че­ское Обще­ство в 60‑х годах XIX века киев­ским инже­не­ром Яко­вом Дем­чен­ко. Инже­нер­ные рас­че­ты Дем­чен­ко, издан­ные в 1871 году, назы­ва­лись «О навод­не­нии Ара­ло-Кас­пий­ской низ­мен­но­сти для улуч­ше­ния кли­ма­та при­ле­жа­щих стран».

В совет­ский пери­од, когда в 70-годы XX века Араль­ское море ста­ло исче­зать в свя­зи с рез­ким повы­ше­ни­ем забо­ра воды на оро­ше­ние, про­ект­но-изыс­ка­тель­ские рабо­ты по пере­брос­ке воды в Цен­траль­ную Азию велись на высо­ком про­фес­си­о­наль­ном уровне. При­чем уча­стие в этой рабо­те при­ни­ма­ли не толь­ко спе­ци­а­ли­сты Моск­вы, но и инже­не­ры из Таш­кен­та, Алма-Аты, Ашха­ба­да, Биш­ке­ка и Душанбе.

В 80‑х годах союз­но­му пра­ви­тель­ству было пред­став­ле­но «Тех­ни­ко-эко­но­ми­че­ское обос­но­ва­ние 1‑й оче­ре­ди пере­брос­ки части сто­ка сибир­ских рек в Сред­нюю Азию и Казах­стан». Про­ект преду­смат­ри­вал подъ­ем воды на началь­ном участ­ке трас­сы круп­ны­ми насос­ны­ми стан­ци­я­ми, а затем — само­те­ком по откры­то­му кана­лу. Про­бле­му созда­ния энер­ге­ти­че­ских мощ­но­стей для машин­но­го водо­подъ­ема пред­по­ла­га­лось решить путём стро­и­тель­ства элек­тро­стан­ций, рабо­та­ю­щих на кара­ган­дин­ском угле.

Идея пере­брос­ки горя­чо под­дер­жи­ва­лась пер­вы­ми сек­ре­та­ря­ми Ком­пар­тии Казах­ста­на Дин­му­ха­ме­дом Куна­е­вым и Ком­пар­тии Узбе­ки­ста­на Шара­фом Раши­до­вым, одна­ко реше­ни­ем Полит­бю­ро ЦК КПСС про­ект был замо­ро­жен. Кста­ти гово­ря, при­чи­ны, по кото­рым при Миха­и­ле Гор­ба­че­ве про­ект был оста­нов­лен, до сих пор оста­ют­ся не совсем ясными.

Как сего­дня рас­ска­зы­ва­ет участ­ник раз­ра­бот­ки про­ек­та, пред­се­да­тель Сою­за гид­ро­гео­ло­гов Рос­сии Юрий Бого­мо­лов, рос­сий­ски­ми спе­ци­а­ли­ста­ми была выдви­ну­та еще одна тех­ни­че­ская идея. Во избе­жа­ние зна­чи­тель­ных потерь воды на филь­тра­цию и испа­ре­ние, а так­же для сни­же­ния объ­е­мов зем­ля­ных работ уче­ные и инже­не­ры пред­ло­жи­ли вести пере­брос­ку воды не по откры­то­му кана­лу, а по 4‑м под­зем­ным желе­зо­бе­тон­ным водо­во­дам раз­ме­ром 4,5 х 4,5 мет­ра (неглу­бо­ко­го зало­же­ния), либо по тру­бам, выпол­нен­ным из ново­го мате­ри­а­ла — базаль­то­пла­сти­ка. Юрий Бого­мо­лов пола­га­ет, что сто­и­мость стро­и­тель­ства водо­во­дов соста­вит при­мер­но 7,5 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров и обес­пе­чит реше­ние самой боль­ной про­бле­мы Узбе­ки­ста­на — потреб­но­сти в воде. К сло­ву ска­зать, по мне­нию Юрия Бого­мо­ло­ва, содер­жа­щий­ся в под­зем­ных тру­бах зна­чи­тель­ный объ­ем чистой прес­ной воды мож­но исполь­зо­вать на слу­чай каких-либо непред­ви­ден­ных ситуаций.

Вме­сте с тем, ком­мен­ти­руя про­ект еже­год­ной пере­брос­ки 25 — 28 куби­че­ских кило­мет­ров воды из бас­сей­на Оби в Цен­траль­ную Азию, ряд экс­пер­тов выска­зы­ва­ет опа­се­ния в том, что при таком объ­е­ме пере­брос­ки могут начать­ся серьез­ные изме­не­ния кли­ма­та. Одна­ко сто­рон­ни­ки про­ек­та пере­брос­ки гово­рят о том, что ника­ких науч­ных дан­ных на этот счет нет, и забор воды в объ­е­ме 7 про­цен­тов реч­но­го сто­ка в Сиби­ри на изме­не­ние кли­ма­та никак не повлияет.

Имея все шан­сы высту­пить в каче­стве «вод­но­го доно­ра», Рос­сия мог­ла бы серьез­но уси­лить свои пози­ции в Цен­траль­ной Азии и, к тому же, попут­но улуч­шить водо­обес­пе­чен­ность Кур­ган­ской и Омской обла­стей и обес­пе­чить ввод в сель­ско­хо­зяй­ствен­ный обо­рот до 1,5 мил­ли­о­нов гек­та­ров пло­до­род­ных земель. Важ­но толь­ко не допу­стить нару­ше­ние сло­жив­ше­го­ся при­род­но­го балан­са и про­ве­сти тща­тель­ную экс­пер­ти­зу про­ек­та переброски.

Если все «за», то сто­ит обсу­дить про­ект детально

Есте­ствен­но, что одной пере­брос­кой воды в Цен­траль­ную Азию всех про­блем обшир­но­го реги­о­на не решить, но про­бле­му нехват­ки воды решить мож­но. Пони­мая важ­ность гаран­ти­ро­ван­но­го водо­обес­пе­че­ния Узбе­ки­ста­на, еще в 1995 году Ислам Кари­мов пред­ло­жил вер­нуть­ся к идее пере­брос­ки воды, и в 2001 году обсуж­дал эту про­бле­му с Вла­ди­ми­ром Пути­ным. А в 2007 году высту­пив­ший на Петер­бург­ском меж­ду­на­род­ном эко­но­ми­че­ском фору­ме пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев под­дер­жал этот про­ект: «Такие стра­те­ги­че­ские про­ек­ты реши­тель­но сбли­жа­ют наши страны».

За послед­ние 30 лет обста­нов­ка в Цен­траль­ной Азия суще­ствен­но изме­ни­лась. В реги­оне рас­тут цены на про­дук­ты пита­ния, пре­зи­дент Таджи­ки­ста­на Эмо­ма­ли Рах­мон уже два­жды при­зы­вал насе­ле­ние созда­вать двух­го­дич­ный запас про­до­воль­ствия. Оце­ни­вая непро­стую ситу­а­цию в реги­оне, мно­гие экс­пер­ты скло­ня­ют­ся к тому, что глав­ны­ми глу­бин­ны­ми при­чи­на­ми потен­ци­аль­ных кон­флик­тов в цен­траль­но-ази­ат­ских стра­нах СНГ явля­ют­ся не экс­тре­мизм и не сепа­ра­тизм, и даже не слож­ная ситу­а­ция в сосед­нем Афга­ни­стане. Насколь­ко мож­но пони­мать, нега­тив­ные про­цес­сы, наби­ра­ю­щие силу в реги­оне, явля­ют­ся след­стви­ем 3‑х глав­ных причин:

- взрыв­но­го роста населения,

- сокра­ще­ния пло­ща­дей оро­ша­е­мой паш­ни на душу населения,

- нехват­ки вод­ных ресурсов.

Пони­мая опас­ное раз­ви­тие обста­нов­ки, Ислам Кари­мов на засе­да­нии пра­ви­тель­ства Узбе­ки­ста­на 18 янва­ря теку­ще­го года в Таш­кен­те заявил: «В нашем реги­оне долж­ны царить мир, вза­и­мо­по­ни­ма­ние и вза­и­мо­по­мощь. У нас мно­го обще­го в исто­рии и куль­ту­ре. Наши наро­ды века­ми жили по сосед­ству. Мы издрев­ле поль­зу­ем­ся вода­ми одних рек. Нас нель­зя раз­де­лить». Глав­ным усло­ви­ем мира и спо­кой­ствия в реги­оне, по убеж­де­нию руко­вод­ства Узбе­ки­ста­на, долж­но стать согла­со­ван­ное водо­поль­зо­ва­ние всех стран, рас­по­ло­жен­ных в бас­сей­нах Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи. Все вся­ко­го сомне­ния, с такой оцен­кой соглас­ны и в Таджикистане.

Реа­ли­за­цию про­ек­та пере­брос­ки воды из Сиби­ри мог бы осу­ще­ствить кон­сор­ци­ум в соста­ве Рос­сии, Казах­ста­на, Узбе­ки­ста­на, Турк­ме­ни­ста­на, Кыр­гыз­ста­на и Таджи­ки­ста­на. Одна­ко про­ект мог бы заин­те­ре­со­вать не толь­ко Рос­сию, но и США и Китай. Кон­ку­ри­руя в цен­траль­но-ази­ат­ском реги­оне, США и Китай долж­ны пони­мать, что пла­ни­ро­вать дол­го­сроч­ный импорт из зоны При­ка­спия неф­ти и газа и «не заме­чать» опас­но­го раз­ви­тия ситу­а­ции в Цен­траль­ной Азии, было бы, по мень­шей мере, неосмот­ри­тель­но. Поэто­му США и Китай мог­ли бы на опре­де­лен­ных усло­ви­ях стать для про­ек­та пере­брос­ки воды «финан­со­вы­ми донорами».

Вме­сто послесловия

Ров­но 5 лет назад мне уже при­хо­ди­лось писать о том, что эффект от меж­ду­на­род­ных фору­мов, регу­ляр­но соби­ра­е­мых по про­бле­ме вод­ных ресур­сов в Цен­траль­ной Азии, мож­но срав­нить с эффек­том от осве­жи­те­ля воз­ду­ха, кото­рый не устра­ня­ет про­бле­му, а мас­ки­ру­ет ее. За мно­гие годы участ­ни­ки кон­фе­рен­ций и сим­по­зи­у­мов уже по мно­гу раз рас­ска­за­ли дру­гу, как тяже­ло жить без воды в Узбе­ки­стане и как холод­но зимой без элек­тро­энер­гии и газа в Таджи­ки­стане. И мно­го раз при­зы­ва­ли друг дру­га «что-то делать». Но «что-то делать» надо было, как гово­рит­ся, еще вчера.

Повто­рю то глав­ное, о чем уже ска­зал — потреб­ность Цен­траль­ной Азии в воде огром­на, ситу­а­ция ослож­ня­ет­ся с каж­дым днем и вещи надо назы­вать сво­и­ми име­на­ми. В Таджи­ки­стане и Узбе­ки­стане каж­дый день, вклю­чая выход­ные и празд­ни­ки, рож­да­ет­ся поряд­ка 2000 новых граж­дан. Еже­днев­но при­мер­но 2 тыся­чи моло­дых людей в этих стра­нах дости­га­ет тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та. Но созда­вать каж­дый день по 2 тыся­чи новых рабо­чих мест (!) — это слож­ная зада­ча даже для высо­ко­раз­ви­тых стран.

Будет ли пре­зи­ден­та­ми Рос­сии и цен­траль­но-ази­ат­ских стран про­яв­ле­на поли­ти­че­ская воля для при­ня­тия реше­ния по реа­ли­за­ции про­ек­та пере­брос­ки воды, и когда будет при­ня­то это реше­ние, — ска­зать труд­но. Но если в резуль­та­те роста напря­жен­но­сти в стра­нах реги­о­на про­изой­дет соци­аль­ный взрыв или нач­нут­ся меж­го­су­дар­ствен­ные воору­жен­ные кон­флик­ты, — рас­ска­зы­вать за чаш­кой чая вою­ю­щим гене­ра­лам о про­ек­те пере­брос­ки части сто­ка сибир­ских рек в реги­он будет глу­по. Посколь­ку зада­ча гене­ра­лов — не стро­ить водо­во­ды, а убивать.

Поэто­му совер­шен­но ясно, что, если крес­ла пре­зи­ден­тов стран СНГ за сто­лом пере­го­во­ров по этой теме будут пусто­вать и даль­ше, то при­ми­рить Узбе­ки­стан с Таджи­ки­ста­ном с тече­ни­ем вре­ме­ни будет сложнее.

Источ­ник: Политком.ru

Ори­ги­нал статьи: 

Смо­жет ли Рос­сия при­ми­рить Таджи­ки­стан с Узбекистаном?

архивные статьи по теме

ГАЗЕТА — Болат Атабаев выступил на форуме свободы

Квартирный вопрос Хасена Кожахмета

Кудрин вновь осудил госрасходы