6 C
Астана
25 октября, 2021
Image default

Следователей много, а эффекта – ноль!

«Три кита» дока­за­тель­ной базы сле­до­ва­те­лей КНБ на повер­ку ока­за­лись мыль­ны­ми  пузы­ря­ми, счи­та­ет Вене­ра Сар­сем­би­на, адво­кат осуж­ден­но­го на семь с поло­ви­ной лет лише­ния сво­бо­ды поли­ти­ка Вла­ди­ми­ра Козлова. 

 

Автор: Вене­ра САРСЕМБИНА

 

- При таком рас­сле­до­ва­нии обсто­я­тельств и я, и мой кол­ле­га Алек­сей Плу­гов счи­та­ем: как тако­во­го соста­ва пре­ступ­ле­ния нет! — заяви­ла после завер­ше­ния судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства защит­ник поли­ти­ка. — Семь меся­цев шло пред­ва­ри­тель­ное след­ствие, и оно предо­ста­ви­ло в суд дока­за­тель­ства, кото­рые нель­зя назвать дока­за­тель­ства­ми! Они постро­е­ны на догад­ках и домыс­лах. В осно­ву обви­не­ния взя­ты пока­за­ния сви­де­те­лей, в отно­ше­нии кото­рых при­ме­не­на 65 ста­тья УК РК. Но не надо забы­вать: эти люди зави­си­мы от орга­нов след­ствия, пото­му что в любое вре­мя эти поста­нов­ле­ния могут быть отме­не­ны выше­сто­я­щим прокурором.

В каче­стве при­ме­ра адво­кат при­ве­ла исто­рии граж­дан, про­хо­див­ших по делу «БТА Банка».

- Там в отно­ше­нии мно­гих сотруд­ни­ков бан­ка была при­ме­не­на 65‑я ста­тья, а потом это было отме­не­но Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­рой Казах­ста­на. Все они сего­дня отбы­ва­ют наказание.

Защит­ник Сар­сем­би­на утвер­жда­ет: в отно­ше­нии «65‑х» сви­де­те­лей, про­хо­див­ших по делу Коз­ло­ва (их 18 чело­век), след­ствие так­же непра­виль­но выде­ли­ло дело в отдель­ное производство.

- Оно долж­но было быть выде­ле­но в ори­ги­на­ле, — уточ­ни­ла Вене­ра Сар­сем­би­на. — По копи­ям ника­кая дру­гая инстан­ция, та же выше­сто­я­щая про­ку­ра­ту­ра, кото­рая долж­на дать заклю­че­ние о закон­но­сти и обос­но­ван­но­сти след­ствия, не может выне­сти заклю­че­ние. Ори­ги­нал же нахо­дил­ся в суде — в 62-том­ном деле. Это гру­бое нарушение.

Защит­ник Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва убеж­де­на: при рас­кла­де, кото­ро­му все были сви­де­те­ля­ми на этом про­цес­се, суд дол­жен был не назна­чать глав­ное судеб­ное раз­би­ра­тель­ство, а назна­чить сна­ча­ла пред­ва­ри­тель­ные слу­ша­ния — или по сво­ей ини­ци­а­ти­ве, или по ини­ци­а­ти­ве сто­рон, а затем напра­вить уго­лов­ное дело на допол­ни­тель­ное расследование.

- К тому же они искус­ствен­но уве­ли­чи­ли объ­ем, — обра­ти­ла вни­ма­ние Вене­ра Сар­сем­би­на. — Если раз­де­лить казах­ский и рус­ский пере­во­ды, то из 62 томов фак­ти­че­ски есть 31 том. 2—3 тома каса­ют­ся Мух­та­ра Абля­зо­ва. Фак­ти­че­ски по делу — все­го 17 томов. И 22 сле­до­ва­те­ля было задей­ство­ва­но на это дело, а в целом все­го 63 чело­ве­ка! В деле есть два поста­нов­ле­ния о созда­нии след­ствен­ной груп­пы. След­ствие про­дле­ва­лось необос­но­ван­но, неза­кон­но, дли­лось семь меся­цев, но не было ника­кой реак­ции со сто­ро­ны прокуратуры!

Воз­му­ти­лась Вене­ра Сар­сем­би­на, вспом­нив и то, как про­хо­ди­ло рас­сле­до­ва­ние уго­лов­но­го дела.

- Как быв­ший сотруд­ник орга­нов след­ствия (под­пол­ков­ник в отстав­ке — авт.) могу ска­зать: может, в запад­ных реги­о­нах так, но в Семи­па­ла­тин­ске, где я рабо­та­ла, любое необос­но­ван­ное про­дле­ние и вооб­ще про­дле­ние уго­лов­но­го рас­сле­до­ва­ния рас­це­ни­ва­ет­ся как ЧП. Про­дле­вать дело и ниче­го не делать при этом — с таким я стал­ки­ва­юсь впер­вые! Не были серьез­но иссле­до­ва­ны все обсто­я­тель­ства дела. Вывод напра­ши­ва­ет­ся один: была зада­ча каким-то обра­зом дота­щить эти 62 тома до суда. Что сле­до­ва­те­лям меша­ло, допу­стим, в фев­ра­ле-мар­те, когда все экс­пер­ти­зы были гото­вы и ника­ких след­ствен­ных дей­ствий как тако­вых уже не было, напра­вить дело в суд? Они жда­ли при­го­во­ра по неф­тя­ни­кам, что­бы свя­зать эти дела фор­маль­но, схе­ма­тич­но, — выска­за­ла свое мне­ние адво­кат Сар­сем­би­на. — Если они предъ­яви­ли обви­не­ние в том, что дей­ствия оппо­зи­ции, Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва свя­за­ны с декабрь­ской тра­ге­ди­ей, то обя­за­ны были это дело мас­сив­но про­ве­сти, выяс­нить дос­ко­наль­но все обсто­я­тель­ства. Неф­тя­ни­ки, поли­цей­ские, все, кто семь меся­цев сто­ял на пло­ща­ди, — никто не дал пока­за­ний, что они полу­ча­ли ука­за­ния от Коз­ло­ва. Я участ­во­ва­ла в суде по делу 37 неф­тя­ни­ков — не было такого!

Дело сфаб­ри­ко­ва­но, сде­ла­ла одно­знач­ный вывод адво­кат, и «дока­за­тельств вины Коз­ло­ва нет».

- А пока­за­ния сви­де­те­лей, кото­рые пошли на дея­тель­ное рас­ка­я­ние, я счи­таю недо­пу­сти­мы­ми дока­за­тель­ства­ми, так же, как и скайп-кон­фе­рен­цию, — ска­за­ла в завер­ше­ние Вене­ра Сар­сем­би­на. — Соглас­но ст. 130 ч. 2 УПК РК в суде дол­жен быть допро­шен тот сотруд­ник, кото­рый про­во­дил опе­ра­тив­но-розыск­ные меро­при­я­тия. Это пря­мо про­пи­са­но в Уго­лов­но-про­цес­су­аль­ном кодек­се. А то, что про­ку­рор в сво­ей репли­ке ска­зал, что это гос­сек­рет, это не аргу­мент. Мы так и не узна­ли: кто источ­ник, отку­да запись, как она про­из­во­ди­лась? Может быть, ее убор­щи­ца на сото­вый запи­са­ла. Это так­же назы­ва­ет­ся недо­пу­сти­мы­ми дока­за­тель­ства­ми, пото­му что источ­ник неиз­ве­стен. Но нам воз­ра­жа­ли: про­ку­рор дал санк­цию на про­слуш­ку. Но как она реа­ли­зо­ва­лась? Да и в мате­ри­а­лах дела это­го раз­ре­ше­ния нет. Тем более эти мате­ри­а­лы (в деле есть поста­нов­ле­ние) засек­ре­че­ны. Какая необ­хо­ди­мость засек­ре­чи­вать того сотруд­ни­ка, кото­рый про­во­дил запись кон­фе­рен­ции? Есть 100 ста­тья «Защи­та сви­де­те­ля», тем более в Актау во вре­мя суда над неф­тя­ни­ка­ми эту ста­тью прак­ти­ко­ва­ли. Пусть фами­лию, голос изме­нит, но пусть рас­ска­жет, куда он ста­вил свою про­слуш­ку, в каких местах уста­нав­ли­вал — в деся­ти мет­рах от зда­ния или в каби­не­те? Если мы источ­ник не выяви­ли, это не дока­за­тель­ство. Об этом гово­рит 116‑я ста­тья, часть шестая. Поэто­му исполь­зо­ва­ние в каче­стве дока­за­тель­ства скайп-кон­фе­рен­ции — недопустимо.

Обра­ще­ния Мух­та­ра Абля­зо­ва к неф­тя­ни­кам так­же мож­но счи­тать недо­пу­сти­мым дока­за­тель­ством, убеж­де­на адвокат.

- Хода­тай­ство исклю­чить их из чис­ла дока­за­тельств посту­пи­ло пото­му, что суд так и не выяс­нил, где они были отпе­ча­та­ны. Суду предо­ста­ви­ли листов­ки, отпе­ча­тан­ные на прин­те­ре, тогда как по мате­ри­а­лам уго­лов­но­го дела печа­та­ли их на ризо­гра­фе. Про­ти­во­ре­чие вопи­ю­щее! Яко­бы Ами­ро­ва полу­чи­ла их по элек­трон­ной почте и раз­мно­жи­ла, но они были отправ­ле­ны поез­дом, это выяс­не­но в ходе след­ствия. А где она их раз­мно­жи­ла, если судеб­но-тех­ни­че­ская экс­пер­ти­за до сих пор не может это определить?!

Любое сомне­ние трак­ту­ет­ся в поль­зу обви­ня­е­мо­го, отре­за­ла адво­кат. Нет дока­за­тельств — нет вины.

Под­го­то­ви­ла Алла ЗЛОБИНА

Originally posted here:
Сле­до­ва­те­лей мно­го, а эффек­та – ноль!

архивные статьи по теме

«Лед» тронулся, господа банкиры!

Рубль может растаять будущей весной

Назебин, или “Назарбаев, елбасы, инноватор!”