16 C
Астана
24 июня, 2021
Image default

Серик Медетбеков: «Наказание всегда неотвратимо»

В про­шлый раз мы нача­ли раз­го­вор с руко­во­ди­те­лем «Загран­бю­ро казах­стан­ской оппо­зи­ции» Сери­ком Медет­бе­ко­вым с обос­но­ва­ния реаль­но­сти рас­пре­де­ле­ния выве­ден­ных «за бугор» капи­та­лов сре­ди граж­дан Казах­ста­на. Сего­дня мы про­дол­жа­ем нашу бесе­ду и более кон­крет­но оста­но­вим­ся на меха­низ­мах это­го про­цес­са, а так­же, что наи­бо­лее важ­но, на уча­стии в нем рядо­вых казах­стан­цев. Ведь имен­но это преду­смат­ри­ва­ет идея «Граж­дан­ской ини­ци­а­ти­вы», пред­ло­жен­ная «Загран­бю­ро» в кон­це про­шлой недели.

- Воз­врат любых акти­вов в стра­ну, рав­но как и пере­смотр дого­во­ров с заве­до­мо кор­руп­ци­он­ной состав­ля­ю­щей с ино­стран­ны­ми неф­те­до­быт­чи­ка­ми – это все хоро­шо. Серик, а суще­ству­ют ли какие-то меха­низ­мы воз­вра­ще­ния выве­ден­ных капи­та­лов при суще­ству­ю­щем режиме?

– Вооб­ще, сам про­цесс воз­вра­ще­ние капи­та­лов, на самом деле, очень дол­гий. Как пока­зы­ва­ет меж­ду­на­род­ная прак­ти­ка, это не про­ис­хо­дит за несколь­ко недель или меся­цев – часто это рас­тя­ги­ва­ет­ся на годы, пото­му как надо прой­ти все юри­ди­че­ские про­це­ду­ры. С дру­гой сто­ро­ны, никто не зна­ет, сколь­ко эта власть еще смо­жет про­дер­жать­ся, учи­ты­вая рас­ту­щее недо­воль­ство со сто­ро­ны обще­ства. Поэто­му мы и гово­рим, что уже сей­час необ­хо­ди­мо начать фор­ми­ро­вать обще­ствен­ную комис­сию по воз­вра­ще­нию капи­та­лов. К сло­ву, это не может быть про­сто груп­па граж­дан, пусть даже самых актив­ных. Сам же про­цесс полу­че­ния этих пол­но­мо­чий от зако­но­да­тель­ных орга­нов Казах­ста­на, фор­ми­ро­ва­ние коман­ды для орга­ни­за­ции чет­ких запро­сов на воз­вра­ще­ние акти­вов, розыск этих акти­вов и юри­ди­че­ское обос­но­ва­ние того, что они нажи­ты пре­ступ­ным и выве­де­ны неле­галь­ным путем, их замо­ра­жи­ва­ние, сама судеб­ная про­це­ду­ра при­зна­ния этих акти­вов при­ступ­ны­ми – все это зани­ма­ет мно­го вре­ме­ни и сил. А потом еще нуж­но вре­мя для само­го фак­ти­че­ско­го воз­вра­ще­ния этих мил­ли­ар­дов в стра­ну и рас­пре­де­ле­ния их меж­ду гражданами.

- То есть, вы име­е­те в виду, что про­цесс этот мож­но начи­нать сей­час (тем более, с высо­ких три­бун об этом гово­ри­лось), а закон­чен он, тем самым спра­вед­ли­вым рас­пре­де­ле­ни­ем, будет уже, как гово­рит­ся, «не при этой власти»?

– Да, имен­но так. Никто не гово­рит о том, что эти день­ги будут воз­вра­ще­ны в ту же кор­руп­ци­он­ную схе­му, как при печаль­ном опы­те с фон­дом «Бота», когда поло­ви­на средств воз­вра­щен­ных по трех­сто­рон­не­му дого­во­ру капи­та­лов «Казахгей­та», были рас­та­ще­ны. День­ги долж­ны вер­нуть­ся в демо­кра­ти­че­ский и сво­бод­ный Казахстан.

- В таком слу­чае выте­ка­ю­щий отсю­да вопрос – преду­смат­ри­ва­ет­ся ли сопро­вож­де­ние воз­вра­ще­ния капи­та­лов какой-либо уго­лов­ной ответ­ствен­но­стью тех, кто эти день­ги украл и вывел?

– Для того, что­бы насту­пи­ла уго­лов­ная ответ­ствен­ность для людей, нажив­ших свои богат­ства нечест­ным путем, мы пред­ла­га­ем сей­час уже внед­рить и осво­ить легаль­ный меха­низм воз­вра­та этих капи­та­лов. В том чис­ле, через госу­дар­ствен­ные обли­га­ции и акции – что­бы эти люди вер­ну­ли акти­вы в бюд­жет Казах­ста­на под какие-то госу­дар­ствен­ные гаран­тии. Это пер­вое. Вто­рое – для тех, кто не хочет воз­вра­щать день­ги в стра­ну и будет до кон­ца пытать­ся скрыть их, я могу ска­зать одно. На сего­дняш­ний день, прак­ти­че­ски невоз­мож­но скрыть ни еди­но­го элек­трон­но­го пла­те­жа, а сей­час даже мел­кий денеж­ный обо­рот про­хо­дит толь­ко так. Мож­но толь­ко в чемо­дане при­вез­ти и в под­ва­ле где-нибудь хра­нить, да и то не факт, что их не разы­щут и не най­дут. Вот для таких, кро­ме все­го про­че­го, насту­пит и уго­лов­ная ответственность.

Начи­ная с 2014 года, когда Евро­пар­ла­мент при­нял резо­лю­цию о том, что все стра­ны ЕС долж­ны внед­рить в наци­о­наль­ные зако­но­да­тель­ства анти­кор­руп­ци­он­ные зако­ны, про­шло целых шесть лет, за кото­рые было сде­ла­но очень мно­го в этом плане. И сей­час во всех стра­нах Евро­пы суще­ству­ют такие зако­ны, суще­ству­ют анти­кор­руп­ци­он­ные меха­низ­мы, в том чис­ле, меха­низ­мы розыс­ка и замо­ра­жи­ва­ния капи­та­лов. Даль­ше всех пошла Вели­ко­бри­та­ния, где, кро­ме само­го анти­кор­руп­ци­он­но­го зако­на, есть так назы­ва­е­мый закон «о необъ­яс­ни­мом богат­стве», где, кста­ти, про­пи­са­на ответ­ствен­ность, вклю­чая и лиц, сопро­вож­да­ю­щих тако­го рода сдел­ки – то есть, для адво­ка­тов, для лоб­би­стов. Про­ще гово­ря, им всем гро­зит уго­лов­ное нака­за­ние, если они будут помо­гать скры­вать от вла­стей или не давать им какие-то све­де­ния. Ров­но тоже самое сей­час про­ис­хо­дит в Соеди­нен­ных Шта­тах, тоже самое мы сей­час видим в стра­нах Юго-Восточ­ной Азии. Дру­ги­ми сло­ва­ми, сей­час вывез­ти и скрыть день­ги, думая, что купишь на них где-то домик и будешь там жить, то это­го не про­изой­дет. Вопрос толь­ко во вре­ме­ни – нака­за­ние все­гда неотвратимо.

- Вы гово­ри­те о пре­сло­ву­той люстрации?

– Не совсем. Сло­во «люст­ра­ция» – латин­ское и для казах­ско­го уха непри­выч­ное. Поэто­му в сво­их раз­го­во­рах, в объ­яс­не­ни­ях, в интер­вью мы пыта­ем­ся его избе­гать. Хотя, на самом деле, это юри­ди­че­ский тер­мин. А вооб­ще, люст­ра­ция не под­ра­зу­ме­ва­ет под собой ника­кой уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти. Абсо­лют­но! Люст­ра­ция гово­рит о том, что люди, зани­мав­шие опре­де­лен­ные посты и совер­шив­шие кор­руп­ци­он­ные пре­ступ­ле­ния либо, ска­жем так, совер­шив­шие «некра­си­вые», по мне­нию обще­ства, поступ­ки, не могут зани­мать опре­де­лен­ные долж­но­сти при смене вла­сти. Если, ска­жем, ком­му­ни­сты, нуро­та­нов­цы или про­сто чинов­ни­ки, прой­дут про­вер­ку и очи­ще­ние, то они и даль­ше могут рабо­тать на госу­дар­ствен­ных постах.

- Как мож­но досту­чать­ся до обще­ства, до граж­дан? Или власть долж­на сама к это­му под­толк­нуть, «перей­дя руби­кон», как с этим позор­ным салютом?

– Я не думаю, что власть пере­шла какой-то руби­кон на сего­дняш­ний день. Пото­му что обще­ство, по сути, мол­ча тер­пит все выход­ки вла­сти. Даже в раз­гар пан­де­мии, когда чинов­ни­ки рас­тас­ки­ва­ют гума­ни­тар­ную помощь, раз­во­ро­вы­ва­ют выде­лен­ные на борь­бу с виру­сом сред­ства, вору­ют у меди­ков, у насе­ле­ния, а обще­ство мол­чит и тер­пит, толь­ко выплес­ки­вая воз­му­ще­ние в соц­се­тях. К сожа­ле­нию, про­цесс изме­не­ния мен­таль­но­сти очень дол­гий, как пока­зы­ва­ет теперь и казах­стан­ская прак­ти­ка. Люди еще не при­вык­ли думать, что все, что сей­час раз­во­ро­вы­ва­ют, это не какие-то там абстракт­ные госу­дар­ствен­ные день­ги или меди­ка­мен­ты, а реаль­но их лекар­ства, их сред­ства защи­ты, их день­ги. Пока люди, каж­дый граж­да­нин не осо­зна­ет, что имен­но у него укра­ли все это, я не думаю, что что-то серьез­ное произойдет.

Бесе­до­вал Мирас Нур­му­хан­бе­тов

Источ­ник: https://platon.asia/

архивные статьи по теме

Рыскалиевых надо искать в Лондоне?

Как обезвредили Тасмагамбетова

Editor

Немецкий центробанк пожалел денег