-10 C
Астана
2 февраля, 2023
Image default

Свести с ума – решить проблему?

Обо­зна­чим прин­ци­пи­аль­ный момент в спо­ре меж­ду сто­рон­ни­ка­ми и про­тив­ни­ка­ми офи­ци­аль­ной вер­сии гибе­ли погра­нич­ни­ков на «Аркан­кер­гене». Если пер­вые задол­го до окон­ча­ния след­ствия и реше­ния суда объ­яв­ля­ют Вла­ди­сла­ва Чела­ха винов­ным в гибе­ли погра­нич­ни­ков и актив­но это внед­ря­ют в обще­ствен­ное созна­ние, то вто­рые тре­бу­ют одно­го — пове­де­ние чест­но­го объ­ек­тив­но­го расследования. 

 

Автор: Сер­гей ДУВАНОВ

 

На самом деле про­бле­ма не в том, что кто-то верит, а кто-то не верит в винов­ность Чела­ха, а в том уровне дове­рия к след­ствию, кото­рое сде­ла­ло все воз­мож­ное, что­бы заро­дить сомне­ния в его винов­но­сти.  Раз­го­вор  — о мас­се несты­ко­вок офи­ци­аль­ной вер­сии, откро­вен­ных про­ти­во­ре­чий, ало­гиз­мов и откро­вен­ных натяжек.

Не будем здесь их при­во­дить, об этом уже доста­точ­но было напи­са­но и в СМИ и на  интер­нет-фору­мах.  Я хочу обра­тить вни­ма­ние чита­те­лей на дру­гое —  на то, с каким завид­ным упор­ством след­ствие не допус­ка­ет к нему ни роди­те­лей, ни адвокатов.

Раз изо­ли­ро­ва­ли — зна­чит боятся

Какое-то объ­яс­не­ние это­му мог­ло быть, если бы мате­ри­а­лы дела были засек­ре­че­ны или оглас­ка мог­ла как-то повли­ять на ход след­ствия. Но след­ствие само сли­ло всю инфор­ма­цию в СМИ, и сего­дня допро­сы Чела­ха, неко­то­рые след­ствен­ные экс­пе­ри­мен­ты, отдель­ные видео­ма­те­ри­а­лы мож­но сво­бод­но посмот­реть в Интер­не­те. Задол­го до суда всем все извест­но: кто убил, кого убил, как убил. Более того офи­ци­оз уже не скры­ва­ет, что винов­ность Чела­ха будет доказана.

От кого же и зачем так тща­тель­но скры­ва­ют Вла­ди­сла­ва Чела­ха? Давай­те рас­суж­дать логич­но. Если чело­век убил и чисто­сер­деч­но в этом при­знал­ся, то какой резон после это­го пря­тать его от род­ствен­ни­ков и адво­ка­тов?  Каза­лось бы, напро­тив, что­бы снять домыс­лы,   след­ствие долж­но быть заин­те­ре­со­ва­но  иметь как мож­но боль­ше людей, кото­рые бы после встре­чи с обви­ня­е­мым под­твер­ди­ли его признание.

Будь все желез­но с этим при­зна­ни­ем, вла­сти пошли бы даже на то, что­бы пустить  к нему пра­во­за­щит­ни­ков и пред­ста­ви­те­лей меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций. Те бесе­ду­ют с ним и рас­ска­зы­ва­ют затем о его при­зна­нии в убий­стве всем и вся. Все! На этом интри­га кон­ча­ет­ся, инте­рес к судь­бе Чела­ха про­па­да­ет: убил  — пусть сидит. Ан, нет!

Сле­до­ва­те­ли пани­че­ски боят­ся любых кон­так­тов Вла­ди­сла­ва с кем бы то ни было. И даже един­ствен­ный раз, когда они вынуж­де­ны были орга­ни­зо­вать встре­чу обви­ня­е­мо­го с мате­рью, она была обстав­ле­на так, что­бы обви­ня­е­мый не смог ска­зать лиш­не­го — пять минут  в при­сут­ствии деся­ти чело­век, дыша­щих в заты­лок и ловя­щих каж­дое сло­во. Плюс каме­ра, сни­ма­ю­щая каж­дое дви­же­ние, каж­дый взгляд, каж­дый вздох.

Думаю, излишне объ­яс­нять, что сде­ла­но это было для того, что­бы не поз­во­лить Вла­ду ска­зать что-то лиш­нее. Что тако­го он мог ска­зать, что не долж­ны знать мы с вами? Вопрос рито­ри­че­ский — думаю,  он зна­ет, кто убил его сослу­жив­цев, но об этом, види­мо, его очень «попро­си­ли» не говорить.

На сего­дня Челах так и не встре­тил­ся с наня­ты­ми для него адво­ка­та­ми. Дежур­ный адво­кат, при­став­лен­ный к нему след­стви­ем, не в счет — он чело­век зави­си­мый   и в дан­ном  слу­чае фигу­ра сугу­бо формальная.

Адво­ка­там отка­за­ли во встре­че с под­за­щит­ным во вре­мя про­хож­де­ния его обсле­до­ва­ния в Рес­пуб­ли­кан­ском науч­но-прак­ти­че­ском цен­тре пси­хи­ат­рии. Отка­за­ли по откро­вен­но наду­ман­но­му осно­ва­нию: мол, закон запре­ща­ет при­сут­ство­вать адво­ка­ту при про­ве­де­нии про­хож­де­ния про­це­дур обсле­до­ва­ния. Но адво­ка­ты и не про­си­ли при­сут­ство­вать при про­це­ду­рах, они про­си­ли встре­чу, поло­жен­ную по зако­ну в сво­бод­ное от про­це­дур вре­мя. В ответ  — отказ!

Таким обра­зом, с момен­та задер­жа­ния Вла­ди­слав нахо­дит­ся в пол­ной  изо­ля­ции. С точ­ки зре­ния нару­ше­ния прав обви­ня­е­мо­го, это назы­ва­ет­ся инком­му­ни­ка­до, когда чело­век обви­ня­е­мый в пре­ступ­ле­нии, нахо­дит­ся в руках тех, кто его обви­ня­ет, без допус­ка к нему адво­ка­тов. Сего­дня 19-лет­ний маль­чиш­ка в тече­ние почти двух меся­цев не име­ет воз­мож­но­сти полу­чить ква­ли­фи­ци­ро­ван­ную юри­ди­че­скую помощь, не может встре­чать­ся даже с род­ны­ми, спо­соб­ны­ми под­дер­жать его мораль­но, дать совет, уте­шить, под­ска­зать. Один на один про­тив коман­ды сле­до­ва­те­лей, в пол­ной их вла­сти, не зна­ю­щий о сво­их пра­вах и как себя вести в слу­чае ока­за­ния давления.

Что они там  с ним дела­ли и дела­ют, не зна­ет никто. Нет ника­ких гаран­тий, что на него не ока­зы­ва­лось дав­ле­ние: физи­че­ское, мораль­ное, пси­хо­ло­ги­че­ское. Зная, что в нашей стране пыт­ки при про­ве­де­нии след­ствен­ных меро­при­я­тий явля­ют­ся нор­мой, вполне мож­но пред­по­ло­жить, что его мог­ли про­сто заста­вить при­знать­ся в совер­ше­нии пре­ступ­ле­ния. Как дока­зать, что это­го не было? Теперь уже никак. Про­шло мно­го вре­ме­ни, сле­дов пыток уже нет, а при­зна­ния вины остались.

К сло­ву нуж­но ска­зать, что на един­ствен­ной встре­че мать Вла­да обра­ти­ла вни­ма­ние, на забин­то­ван­ные фалан­ги паль­цев, а осталь­ные паль­цы носи­ли сле­ды гема­том. О чем это может гово­рить? Неуже­ли толь­ко о том, что он при­ще­мил себе паль­цы две­рью? Увы, адво­ка­та не было, род­ствен­ни­ков не допус­ка­ли — теперь уже ни чего не дока­жешь. Но обще­ствен­ное мне­ние — это не суд, там дока­зы­вать ниче­го не нужно.

Не обес­судь­те, гос­по­да сле­до­ва­те­ли, но если зав­тра про­со­чит­ся инфор­ма­ция (от Вла­да ли, от кого-то, кто в тот момент его видел) о том, что его пыта­ли — эти паль­чи­ки будут одно­знач­но на вашей сове­сти. Думаю,  сле­до­ва­те­ли это пони­ма­ют, поэто­му дела­ют все, что­бы не допу­стить кон­так­та Чела­ха с адво­ка­та­ми и родственниками.

Они вполне гра­мот­но рас­су­ди­ли, что если оста­вить пар­ня тет-а-тет с адво­ка­та­ми, то он может мно­гое им рас­ска­зать из того, что им луч­ше не знать. А еще может так стать­ся, что после его откро­ве­ний от их вер­сии аркан­гер­ген­ских собы­тий не оста­нет­ся кам­ня на камне. А если это слу­чит­ся, то авто­ма­ти­че­ски вста­нет вопрос об их ответ­ствен­но­сти. Имен­но поэто­му есть уве­рен­ность, что кон­так­та обви­ня­е­мо­го с нынеш­ни­ми адво­ка­та­ми не будет.

В пси­хуш­ку пар­ня — и нет проблем!

Итак, почти два меся­ца инком­му­ни­ка­до. С точ­ки зре­ния меж­ду­на­род­но­го пра­ва любые при­зна­ния, полу­чен­ные от чело­ве­ка, нахо­дя­ще­го­ся инком­му­ни­ка­до, в суде не могут счи­тать­ся досто­вер­ны­ми. Неза­ви­си­мый, спра­вед­ли­вый суд их обя­зан без­услов­но поста­вить под сомне­ние. То есть все, что сего­дня «насо­би­ра­ли» на Чела­ха сле­до­ва­те­ли, с пра­во­вой точ­ки зре­ния — дыр­ка от буб­ли­ка. И эту дыр­ку нам пред­ла­га­ют в каче­стве дока­за­тель­ства вины человека!

Но, думаю, сам про­цесс и обви­не­ния в инком­му­ни­ка­до Чела­ха сле­до­ва­те­лей абсо­лют­но не вол­ну­ют. Риск­ну пред­по­ло­жить что, ско­рее все­го, ника­ко­го суда не будет. До пол­но­цен­но­го судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства дело вооб­ще не дой­дет. Есть пред­по­ло­же­ние, что Челах после завер­ше­ния пси­хо­ло­го-пси­хи­ат­ри­че­ской экс­пер­ти­зы будет при­знан боль­ным, а это кар­ди­наль­но меня­ет ситуацию.

Если экс­пер­ты дают заклю­че­ние, что Челах пси­хи­че­ски болен, то соглас­но дей­ству­ю­ще­му зако­но­да­тель­ству он сра­зу пере­во­дит­ся в спец­боль­ни­цу, где адво­ка­та к нему име­ют пра­во не пус­кать, что, ско­рее все­го, и будет сде­ла­но. Судья на осно­ва­нии заклю­че­ния экс­пер­тов при­зна­ет Чела­ха недее­спо­соб­ным, и уго­лов­ное дело про­тив него пре­кра­ща­ет­ся.  Чела­ха же в ста­ту­се пси­хи­че­ски боль­но­го поме­ща­ют в пси­хи­ат­ри­че­скую клинику.

Хотя фор­маль­но адво­ка­ты будут иметь воз­мож­ность с ним там встре­чать­ся, думаю, при­ду­ма­ют кучу при­чин, по кото­рым это пра­во так и не будет предо­став­ле­но. До тех пор, пока их под­за­щит­ный не «созре­ет» для того, что­бы его мож­но было пока­зы­вать посто­рон­ним.  Как это дела­ет­ся, мы зна­ем на при­ме­ре совет­ской кара­тель­ной пси­хи­ат­рии. Таб­лет­ка, укол, таб­лет­ка укол… месяц, два, три, одним сло­вом, когда адво­ка­тов допу­стят, это будет озна­чать, что обо­зна­чен­ный в экс­пер­ти­зе диа­гноз  достигнут.

Воз­мож­но, кто-то воз­му­тит­ся тем, что я так пло­хо думаю о наших спе­ци­а­ли­стах,   допус­кая, что они могут на это пой­ти. Увы, мой лич­ный опыт, опыт дру­гих людей стал­ки­ва­ю­щих­ся с наши­ми чинов­ни­ка­ми,  убеж­да­ет, что еще как могут. Под­чер­ки­ваю, я не утвер­ждаю это­го, но я гово­рю, что это вполне возможно.

Поче­му я думаю, что Чела­ха сде­ла­ют невме­ня­е­мым? Пото­му что вме­ня­е­мый он очень опа­сен: если пред­по­ло­жить, что его при­ну­ди­ли при­знать­ся в убий­стве сво­их сослу­жив­цев, то это озна­ча­ет, что он в любой момент может рас­ска­зать прав­ду. Живой и вме­ня­е­мый Челах  — это инфор­ма­ци­он­ная бом­ба под всю офи­ци­аль­ную вер­сию пре­ступ­ле­ния. Он в любой момент может заговорить.

Воз­мож­но, он заго­во­рил бы  уже сего­дня, но для это­го нуж­на встре­ча с неза­ви­си­мы­ми адво­ка­та­ми. Адво­ка­ты есть, они наста­и­ва­ют на встре­чах со сво­им под­за­щит­ным, но их не пус­ка­ют.   Ситу­а­ция более чем стран­ная. Види­мо, слиш­ком вели­ка став­ка, затро­ну­ты слиш­ком высо­кие интересы.

В ситу­а­ции, когда и убить нель­зя, а живым отпра­вить на зону слиш­ком опас­но, иде­аль­ный вари­ант — объ­явить невме­ня­е­мым. Мол, псих он, а с сума­сшед­ше­го взят­ки глад­ки. Во-пер­вых, это удоб­но с точ­ки зре­ния исклю­че­ния кон­так­тов: какие адво­ка­ты, какие встре­чи с роди­те­ля­ми — чело­век боль­ной, нуж­да­ет­ся в лече­нии. Вот под­ле­чим, тогда и встре­ти­тесь. А когда «выле­чат», то его невме­ня­е­мость с удо­воль­стви­ем будут демон­стри­ро­вать всем и каж­до­му — тут же появит­ся видео в Интер­не­те, демон­стри­ру­ю­щее его невме­ня­е­мость: как после тако­го не пове­рить след­ствию и суду. Во-вто­рых, это  исклю­ча­ет воз­мож­ность обжа­ло­ва­ния в меж­ду­на­род­ных инстан­ци­ях, и,  в‑третьих, закры­ва­ет рот род­ствен­ни­кам и пра­во­за­щит­ни­кам, тре­бу­ю­щим пере­смот­ра дела.

Пере­вод Чела­ха в ста­тус невме­ня­е­мо­го, абсо­лют­но меня­ет ситу­а­цию. Уже ина­че смот­рит­ся (ныне абсурд­ное)  «помут­не­ние созна­ния», в резуль­та­те кото­ро­го он начал стре­лять по людям.  Отпа­да­ет необ­хо­ди­мость суда, где могут вылез­ти несты­ков­ки и откро­вен­ные ляпы след­ствия. Из-под ног у пра­во­за­щит­ни­ков выби­ва­ет­ся осно­ва жало­вать­ся спец­до­клад­чи­ку ООН по пыт­кам (кста­ти, пра­во­за­щит­ни­ки Бюро по пра­вам чело­ве­ка уже пода­ли соот­вет­ству­ю­щие документы).

Точ­но так­же в слу­чае если Казах­стан зав­тра рати­фи­ци­ру­ет «Евро­пей­скую кон­вен­цию о защи­те прав чело­ве­ка и основ­ных сво­бод», роди­те­ли Чела­ха уже не смо­гут обжа­ло­вать это реше­ние в Евро­пей­ском суде по пра­вам человека.

Кому пове­рим?

При живом и вме­ня­е­мом Чела­хе так или ина­че сохра­ня­ет­ся угро­за пере­смот­ра дела. Да и сам Челах, пусть и за решет­кой, тоже серьез­ная опас­ность утеч­ки инфор­ма­ции. А на кар­ту здесь, види­мо, постав­ле­на карье­ра и сво­бо­да о‑ч-е-нь вли­я­тель­но­го чело­ве­ка из нынеш­ней вла­сти. Из-за каких-то кон­тра­бан­ди­стов или там бан­ди­тов и VIP-ов сред­не­го зве­на  вряд ли бы ста­ли устра­и­вать этот гран­ди­оз­ный спектакль.

«Помут­не­ние созна­ния» у здо­ро­во­го вполне  нор­маль­но­го пар­ня, ста­ло отправ­ной точ­кой фор­ми­ро­ва­ния обще­ствен­но­го недо­ве­рия к вер­сии об убий­це-Чела­хе. Без­упреч­ная био­гра­фия, хоро­шие реко­мен­да­ции окру­жа­ю­щих, некон­фликт­ный харак­тер, нор­маль­ные отно­ше­ния с сослу­жив­ца­ми,  жела­ние слу­жить на гра­ни­це, пись­ма пол­ные люб­ви и ува­же­ния к мате­ри — все это абсо­лют­но не увя­зы­ва­ет­ся с тем, в чем его обвиняют.

По дан­ным опро­сов насе­ле­ния, более 80% из сумев­ших дать ответ на вопрос по делу Чела­ха не верит офи­ци­аль­ной вер­сии. Если  выяс­нит­ся, что Челах  — невме­ня­е­мый, неуже­ли  кто-то изме­нит свое отно­ше­ние к след­ствию и пове­рит в это? Я, конеч­но, допус­каю, что в каж­дом чело­ве­ке при жела­нии мож­но най­ти какие-то откло­не­ния от нор­мы. На то они и спе­ци­а­ли­сты. Но вопрос в том, каки­ми долж­ны быть эти «тара­ка­ны», что­бы вот так вот запро­сто на пустом месте взять авто­мат и начать уби­вать сво­их друзей.

Слож­но гадать, что имен­но най­дут у Чела­ха  спе­ци­а­ли­сты, за этот месяц. Это вопрос пока откры­тый, но я поче­му-то не сомне­ва­юсь в том, что что-то най­дут. Думаю, мно­гие пой­мут при­ро­ду моей уве­рен­но­сти и раз­де­лят ее. Оно и понят­но — живем в одной стране. И как толь­ко мы полу­чим такое заклю­че­ние экс­пер­тов,  мы ока­жем­ся перед дил­ле­мой — чему и кому верить. Спе­ци­а­ли­стам, месяц кол­до­вав­шим над Вла­дом, или тем, кто знал пар­ня, жил с ним бок о бок 19 лет.

Дело в том, что на дру­гой сто­роне весов ока­жут­ся десят­ки, если не сот­ни людей знав­ших Вла­ди­сла­ва Чела­ха в тече­нии его неболь­шой жиз­ни. Заметь­те, за эти 19 лет НИКТО из зна­ю­щих Вла­ди­сла­ва Чела­ха НИКОГДА не заме­тил у него  НИКАКИХ пси­хи­че­ских откло­не­ний от нор­мы. Ни роди­те­ли, ни дру­зья, ни подру­ги, ни педа­го­ги, ни зна­ко­мые, ни сосе­ди, ни сослу­жив­цы, ни коман­ди­ры. Все в один голос утвер­жда­ют, что  Влад нор­маль­ный, весе­лый, кам­па­ней­ский парень. И вдруг стран­ное, бес­при­чин­ное «помут­не­ние созна­ния». При­чем без каких-то при­чин и моти­вов, что назы­ва­ет­ся, на пустом месте. Согла­си­тесь, в такое труд­но поверить.

В этой ситу­а­ции есть два выхо­да: либо пове­рить спе­ци­а­ли­стам, а зна­чит и в воз­мож­ность «помут­не­ния созна­ния» у Чела­ха, в то, что гово­рит офи­ци­аль­ная вер­сия,  либо, зная спе­ци­фи­ку нашей ситу­а­ции, когда гово­рить прав­ду — это зача­стую подвиг, отне­стись к этой экс­пер­ти­зе как к инфор­ма­ции, опуб­ли­ко­ван­ной под руб­ри­кой «на пра­вах рекламы».

Пре­дви­жу упрек: дескать, нель­зя рас­смат­ри­вать дан­ное пре­ступ­ле­ние в раз­ре­зе  «верю — не верю», есть закон, есть резуль­та­ты офи­ци­аль­ной экс­пер­ти­зы  — вот ими и нуж­но руко­вод­ство­вать­ся. Все осталь­ное  несе­рьез­но.  Да, это пра­виль­ная фор­му­ла, но она не рабо­та­ет в нашей стране. Как ей руко­вод­ство­вать­ся, если зако­ны сплошь  и рядом нару­ша­ют­ся, а люди сле­ду­ют не зако­нам, а ука­за­ни­ям сво­е­го начальства?

Оста­ва­ясь реа­ли­ста­ми, мы не можем сле­по верить все­му, что нам гово­рят люди в пого­нах. Нужен кри­ти­че­ский под­ход, трез­вая оцен­ка дей­ствий вла­стей. Не нуж­но забы­вать, что там тоже люди, кото­рые име­ют свои лич­ные инте­ре­сы, свои стра­хи. В усло­ви­ях пол­ной бес­кон­троль­но­сти со сто­ро­ны обще­ства отдель­ные власт­ные пер­со­ны могут себе поз­во­лять в опре­де­лен­ных ситу­а­ци­ях пре­сту­пать через закон, под­та­со­вы­вать фак­ты, ломать судь­бы людей. Это прав­да жизни.

Все, что могут поз­во­лить себе осталь­ные, — это не подыг­ры­вать вла­сти в их бес­прин­цип­ных играх. Ска­зать откры­то «не верю»  — это уже пози­ция. Пози­ция граж­да­ни­на, кото­ро­му не нра­вит­ся, когда ему врут.

Link:
Све­сти с ума – решить проблему?

архивные статьи по теме

Квартирный вопрос Хасена Кожахмета

«Акт Магнитского» для Назарбаева

Борис Джонсон пообещал «истощить военную машину Путина», Евросоюз обсудит новые санкции. Как мир отреагировал на убийства жителей Бучи

Editor