13 C
Астана
15 июня, 2021
Image default

Рубль и тенге потянули вниз сум, сом и сомони

На деваль­ва­цию рос­сий­ско­го руб­ля, казах­стан­ско­го тен­ге и китай­ско­го юаня отре­а­ги­ро­ва­ли кур­сы валют стран Цен­траль­ной Азии. Впро­чем, не все­гда реак­ция офи­ци­аль­ная сов­па­да­ет с неофи­ци­аль­ной. Так, курс сума, опре­де­ля­е­мый Цен­траль­ным бан­ком Узбе­ки­ста­на, в авгу­сте прак­ти­че­ски не менял­ся. Пред­ста­ви­тель Цен­тро­бан­ка поста­рал­ся успо­ко­ить обще­ствен­ность стра­ны заяв­ле­ни­ем о том, что Таш­кент был готов к тако­му раз­ви­тию собы­тий и деваль­ва­ция валю­ты сосед­не­го Казах­ста­на не ска­жет­ся на узбе­ки­стан­ской экономике.

Дей­стви­тель­но, офи­ци­аль­ный курс сума прак­ти­че­ски не изме­нил­ся и вооб­ще мало отра­жа­ет коле­ба­ния на валют­ном рын­ке. За один дол­лар по нему сей­час дают поряд­ка 2500 сумов, по отно­ше­нию к дол­ла­ру сум даже вырос с нача­ла года на 3 про­цен­та. В то же самое вре­мя неофи­ци­аль­ный, так назы­ва­е­мый “чер­ный” курс узбек­ско­го сума упал за послед­ние дни на 3–5 про­цен­тов и колеб­лет­ся в пре­де­лах 4,6 тыся­чи сумов, сни­зив­шись по отно­ше­нию к дол­ла­ру с нача­ла года на 40 про­цен­тов. Все­го в Узбе­ки­стане три валют­ных кур­са — есть еще бир­же­вой, кото­рый исполь­зу­ет­ся для кон­вер­та­ции валют. Он ниже всех — 5,5 тыся­чи сумов за доллар.

В Таджи­ки­стане успо­ка­и­ва­ют население

В это же вре­мя таджик­ский сомо­ни отре­а­ги­ро­вал на деваль­ва­цию тен­ге и руб­ля незна­чи­тель­но. Курс наци­о­наль­ной валю­ты в Таджи­ки­стане после 24 авгу­ста сни­зил­ся по отно­ше­нию к дол­ла­ру при­мер­но на два про­цен­та. Госре­гу­ля­тор в рес­пуб­ли­ке все послед­ние две неде­ли пыта­ет­ся успо­ко­ить насе­ле­ние, заве­ряя, что ситу­а­ция под кон­тро­лем. И дей­стви­тель­но, пани­ки, какая была вес­ной, у мест­ных обмен­ных пунк­тов нет.

Обмен денег в обменном пункте

Деваль­ва­ция валют стран Цен­траль­ной Азии нача­лась с паде­ния кур­са руб­ля и тенге

Экс­пер­ты сомне­ва­ют­ся, что такая ситу­а­ция сохра­нит­ся дол­го, обра­щая вни­ма­ние на высо­кую сте­пень зави­си­мо­сти таджик­ской эко­но­ми­ки от внеш­ней конъ­юнк­ту­ры: на Казах­стан при­хо­дит­ся 17 про­цен­тов все­го объ­е­ма внеш­ней тор­гов­ли Таджи­ки­ста­на, а на Рос­сию — чет­верть. Плюс к тому, из этих стран посту­па­ет зна­чи­тель­ная часть денеж­ных пере­во­дов физи­че­ских лиц, преж­де все­го тру­до­вых мигрантов.

Един­ствен­ный вер­ный путь в сего­дняш­ней ситу­а­ции — отпу­стить курс до 7,5 сомо­ни к дол­ла­ру США, уве­рен таджик­ский финан­со­вый ана­ли­тик Бех­руз Химо: “По моим рас­че­там, это будет соот­вет­ство­вать изме­нив­шим­ся фун­да­мен­таль­ным фак­то­рам: ново­му тор­го­во­му дефи­ци­ту, сни­зив­ше­му­ся объ­е­му пере­во­дов от мигран­тов, обес­це­не­нию валют наших тор­го­вых парт­не­ров и дру­гих раз­ви­ва­ю­щих­ся стран”. Попыт­ки валют­ных интер­вен­ций с целью удер­жать курс сомо­ни на нынеш­нем уровне чре­ва­ты поте­рей послед­них валют­ных резер­вов стра­ны, пре­ду­пре­жда­ют неза­ви­си­мые наблюдатели.

Сом поде­ше­вел, а в Турк­ме­нии ниче­го не заметили

Наци­о­наль­ная валю­та Кир­ги­зии неза­мед­ли­тель­но отре­а­ги­ро­ва­ла на обвал казах­стан­ско­го тен­ге — обмен­ный курс дол­ла­ра США по отно­ше­нию к кир­гиз­ско­му сому сра­зу вырос при­мер­но на 6,5 про­цен­та. На дол­ла­ры воз­ник ажи­о­таж­ный спрос, но про­длил­ся он недол­го. В ито­ге сом даже смог немно­го отыг­рать утра­чен­ные позиции.

У банкомата в Душанбе

У бан­ко­ма­та в Душанбе

В целом серьез­ных потря­се­ний кир­гиз­ской валю­те пока уда­ет­ся избе­жать. Она пада­ет в цене, но деваль­ва­ция носит отно­си­тель­но плав­ный харак­тер. С нача­ла года сом обес­це­нил­ся при­мер­но на 10 про­цен­тов. Если в янва­ре за один дол­лар дава­ли око­ло 59 сомов, то 1 сен­тяб­ря 2015 года — уже око­ло 65 сомов.

Экс­пер­ты отме­ча­ют, что курс сома не при­вя­зан напря­мую к руб­лю или тен­ге. Тем не менее эко­но­ми­че­ский кри­зис и валют­ные шоки, с кото­ры­ми столк­ну­лись Рос­сия и Казах­стан, про­сто не могут не вли­ять на эко­но­ми­ку Кир­ги­зии и обмен­ный курс ее валю­ты, отме­тил док­тор эко­но­ми­че­ских наук Айы­л­чы Сары­ба­ев: “По внеш­не­тор­го­во­му обо­ро­ту у нас сре­ди всех стран мира на пер­вом месте сто­ит Рос­сия. Казах­стан так­же явля­ет­ся одним из основ­ных тор­го­вых парт­не­ров, поэто­му эко­но­ми­че­ский кри­зис в этих стра­нах, изме­не­ния кур­сов их валют будет не пря­мо, но кос­вен­но вли­ять и на нашу валю­ту через экс­порт­но-импорт­ные отно­ше­ния, через ценообразование”.

По дан­ным Нац­бан­ка Кир­ги­зии, по ито­гам пер­во­го полу­го­дия объ­ем денеж­ных пере­во­дов тру­до­вых мигран­тов из Рос­сии по срав­не­нию с ана­ло­гич­ным пери­о­дом про­шло­го года сокра­тил­ся при­мер­но на четверть.

А вот Турк­ме­ния прак­ти­че­ски не заме­ти­ла деваль­ва­ции в сосед­нем Казах­стане и паде­ния кур­са руб­ля. В стране сохра­ня­ет­ся тот же курс, что и на 1 янва­ря 2015 года — 3,5 мана­та за один дол­лар США. Одна­ко валют­ные опе­ра­ции с авгу­ста все же были огра­ни­че­ны в объ­е­мах — не более тыся­чи дол­ла­ров в месяц на человека.

Попыт­ки защититься

Вме­сте с тем стра­ны СНГ пред­при­ни­ма­ют попыт­ки сни­зить ущерб от валют­ных коле­ба­ний за счет пере­хо­да в рас­че­тах на наци­о­наль­ные валю­ты. Так, в рос­сий­скую Гос­ду­му вне­сен зако­но­про­ект, кото­рый дол­жен рати­фи­ци­ро­вать согла­ше­ние о созда­нии инте­гри­ро­ван­но­го валют­но­го рын­ка меж­ду Рос­си­ей, Арме­ни­ей, Бела­русью, Казах­ста­ном, Кир­ги­зи­ей, а так­же Таджикистаном.

Это согла­ше­ние поз­во­лит напря­мую обме­ни­вать наци­о­наль­ные валю­ты без про­ме­жу­точ­но­го пере­сче­та в евро или дол­ла­ры. В свою оче­редь Таджи­ки­стан пыта­ет­ся в эти дни дого­во­рить­ся с вла­стя­ми КНР о про­ве­де­нии своп-сде­лок, кото­рые поз­во­лят рас­счи­ты­вать­ся таджик­ским биз­не­сме­нам в юанях, а их китай­ским парт­не­рам — в сомони.

Читать ори­ги­нал статьи:

Рубль и тен­ге потя­ну­ли вниз сум, сом и сомони

архивные статьи по теме

Нормальной жизни мешает климат

Уалихан Кайсаров может позеленеть

Назарбаев спутал карты кланам