20 C
Астана
14 мая, 2021
Image default

РОССИЯ ПРОТИВ КАЗАХСТАНА ведет информационную войну

«Россия воспринимает страны, которые входят в ЕАЭС, не как равноправных союзников, а как сателлитов. Поэтому Россия будет очень негативно воспринимать любые попытки сотрудничества с Западом своих так называемых партнеров в этих региональных объединениях — как попытку играть в двойную игру.

Досым Сат­па­ев:

Как рас­ту­щая напря­жен­ность меж­ду Рос­си­ей и Запа­дом отра­зит­ся и уже отра­жа­ет­ся на Казах­стане, кото­рый офи­ци­аль­но при­дер­жи­ва­ет­ся мно­го­век­тор­но­сти во внеш­ней поли­ти­ке? Какие мес­седжи чита­ют­ся в анти­аме­ри­кан­ских выска­зы­ва­ни­ях гла­вы МИД Рос­сии, про­зву­чав­ших в Нур-Сул­тане? Азаттык пого­во­рил с казах­стан­ским поли­то­ло­гом Досы­мом Сат­па­е­вым, дирек­то­ром «Груп­пы оцен­ки рисков».

Министр ино­стран­ных дел Рос­сии Сер­гей Лав­ров на бри­фин­ге в Нур-Сул­тане после встре­чи с гла­вой казах­стан­ско­го МИД Мух­та­ром Тле­убер­ди 8 апре­ля обру­шил­ся с оче­ред­ной пор­ци­ей кри­ти­ки в адрес США, назвав Вашинг­тон «нена­деж­ным парт­не­ром» и обви­нив его в про­ве­де­нии «тупи­ко­вой, даже тупой линии» в отно­ше­нии Москвы.«Мы долж­ны пола­гать­ся на себя, пото­му что ни США, ни их союз­ни­ки не явля­ют­ся надеж­ны­ми парт­не­ра­ми. В клю­че­вых для жиз­не­обес­пе­че­ния госу­дар­ства обла­стях мы не можем пола­гать­ся на их настро­е­ния и на то, с какой ноги они вста­ют с утра», – заявил Лавров.

Визит Лав­ро­ва в Казах­стан при­шел­ся на момент острой кон­фрон­та­ции меж­ду Запа­дом и Моск­вой: Рос­сия пере­бра­сы­ва­ет вой­ска к гра­ни­це с Укра­и­ной и в аннек­си­ро­ван­ный Крым. Киев, Брюс­сель и Вашинг­тон выра­жа­ют обес­по­ко­ен­ность по пово­ду воз­мож­ной эска­ла­ции ситу­а­ции в Донбассе.

Казах­стан­ские госор­га­ны выда­ли ску­пую инфор­ма­цию о визи­те Лав­ро­ва, не отра­зив в сооб­ще­ни­ях анти­за­пад­ную рито­ри­ку рос­сий­ско­го чинов­ни­ка. А в интер­вью Азатты­ку (в нашей газе­те печа­та­ет­ся в слег­ка сокра­щен­ном вари­ан­те)поли­то­лог Досым Сат­па­ев рас­суж­да­ет о том, как реа­ги­ру­ет и как будет дей­ство­вать руко­вод­ство Казах­ста­на на фоне уси­ле­ния тре­ний меж­ду Моск­вой и Запа­дом, и что озна­ча­ет для цен­траль­но­ази­ат­ской стра­ны новый виток конфронтации.

– Заяв­ле­ние Сер­гея Лав­ро­ва в Нур-Сул­тане – что это было? Мес­седж и Запа­ду, и сво­им сателлитам?

– Заяв­ле­ние Лав­ро­ва укла­ды­ва­ет­ся в идео­ло­ги­че­скую кон­цеп­цию «Эпо­ха 14+», кото­рую Вяче­слав Сур­ков озву­чил еще в 2018 году (в то вре­мя он был совет­ни­ком пре­зи­ден­та Рос­сии. – Ред.) со ссыл­кой на собы­тия 2014 года в свя­зи с аннек­си­ей Кры­ма. По мне­нию Сур­ко­ва, после этих собы­тий Рос­сия попа­дет в гео­по­ли­ти­че­ское оди­но­че­ство, и в этом плане стра­на долж­на опи­рать­ся на двух сво­их союз­ни­ков – армию и флот. Кро­ме того, сей­час пада­ют рей­тин­ги Пути­на, и это насто­ра­жи­ва­ет рос­сий­ские вла­сти, учи­ты­вая то, что Рос­сия сей­час нахо­дит­ся не в очень хоро­ших усло­ви­ях в плане соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. Начи­на­ют зву­чать и какие-то моби­ли­за­ци­он­ные лозун­ги, что «мы опять в окру­же­нии вра­гов, и нам необ­хо­ди­мо объ­еди­нить­ся вокруг лиде­ра». Я думаю, что этот посыл и озву­чи­ва­ет­ся в том чис­ле и уста­ми Лав­ро­ва, а полу­ча­те­лем мес­седжа явля­ет­ся в первую оче­редь внут­ри­по­ли­ти­че­ская, внут­ри­рос­сий­ская аудитория.

Важ­но отме­тить, что Рос­сия вос­при­ни­ма­ет стра­ны, кото­рые вхо­дят в ЕАЭС (Евразий­ский эко­но­ми­че­ский союз, в кото­ром, кро­ме Рос­сии и Казах­ста­на, состо­ят Арме­ния, Бела­русь и Кыр­гыз­стан. – Ред.) и в ОДКБ (Орга­ни­за­ция Дого­во­ра о кол­лек­тив­ной без­опас­но­сти, чле­ны: Арме­ния, Бела­русь, Казах­стан, Кыр­гыз­стан, Рос­сия и Таджи­ки­стан. – Ред.), не как рав­но­прав­ных союз­ни­ков, а как сател­ли­тов. Поэто­му Рос­сия будет очень нега­тив­но вос­при­ни­мать любые попыт­ки сотруд­ни­че­ства с Запа­дом сво­их так назы­ва­е­мых парт­не­ров в этих реги­о­наль­ных объ­еди­не­ни­ях — как попыт­ку играть в двой­ную игру.

Так­же сто­ит учесть, что Казах­стан явля­ет­ся сто­рон­ни­ком мно­го­век­тор­ной внеш­ней поли­ти­ки, а стра­ны Евро­пей­ско­го сою­за в тече­ние мно­гих лет явля­ют­ся одни­ми из важ­ных тор­го­вых парт­не­ров и основ­ны­ми поку­па­те­ля­ми казах­стан­ской неф­ти. Поэто­му для Казах­ста­на отно­ше­ния с Евро­пей­ским сою­зом – один из при­о­ри­те­тов. С точ­ки зре­ния эко­но­ми­че­ско­го сотруд­ни­че­ства Евро­пей­ский союз такой же важ­ный парт­нер для Казах­ста­на, как Китай и Россия.

– Инфор­ма­цию о встре­че Лав­ро­ва и Тле­убер­ди раз­ме­сти­ли Акор­да и МИД Казах­ста­на. Они выда­ли поли­ти­че­ски при­ли­зан­ные тек­сты, в кото­рых гово­рит­ся об обсуж­де­нии дву­сто­рон­не­го сотруд­ни­че­ства, углуб­ле­нии инте­гра­ции. Ника­ких тре­ний, судя по тек­стам, не было. Так ли это на самом деле? И о чем такая рито­ри­ка говорит?

– Я здесь вижу опре­де­лен­ные отли­чия в том, какую внеш­не­по­ли­ти­че­скую модель вос­при­ни­ма­ет «биб­лио­те­ка» (кан­це­ля­рия быв­ше­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, сохра­ня­ю­ще­го широ­кие пол­но­мо­чия после отстав­ки. – ред.) и какую – Акор­да. Если речь идет о Назар­ба­е­ве, то в послед­ние годы, несмот­ря на офи­ци­аль­ную мно­го­век­тор­ную поли­ти­ку и актив­ную под­держ­ку сотруд­ни­че­ства с дру­ги­ми стра­на­ми, мы виде­ли очень тес­ную попыт­ку всё боль­ше слить­ся с Рос­си­ей – от созда­ния ЕАЭС до актив­но­го вза­и­мо­дей­ствия по мно­гим внеш­не­по­ли­ти­че­ским вопро­сам. Плюс кри­ти­ка Назар­ба­е­вым Запа­да, кото­рая, кста­ти, в послед­ние годы тоже усилилась.

Теперь посмот­рим на Акор­ду. Тока­ев, как дипло­мат, ста­ра­ет­ся быть более осто­рож­ным в сво­их выра­же­ни­ях и пыта­ет­ся про­явить гиб­кость в отно­ше­ни­ях с круп­ны­ми гео­по­ли­ти­че­ски­ми игро­ка­ми. Но при этом Тока­ев отме­ча­ет­ся и кри­ти­че­ски­ми заме­ча­ни­я­ми. Напри­мер, высту­пая про­тив при­ня­тия стра­те­гии раз­ви­тия ЕАЭС на бли­жай­шие годы, он заявил о том, что там не учи­ты­ва­ют­ся инте­ре­сы Казах­ста­на. Или в фев­ра­ле это­го года на встре­че пре­мьер-мини­стров стран ЕАЭС в Алма­ты, где казах­стан­ская сто­ро­на так­же сде­ла­ла доволь­но жест­кие заяв­ле­ния по пово­ду того, что ЕАЭС стал в опре­де­лен­ных направ­ле­ни­ях ущем­лять инте­ре­сы Казах­ста­на. Всё это гово­рит о том, что в Акор­де начи­на­ют пони­мать: кон­фрон­та­ци­он­ная внеш­няя поли­ти­ка Рос­сии созда­ет про­бле­мы для Казахстана.

Даже послед­няя резо­лю­ция Евро­пар­ла­мен­та на самом деле была свя­за­на не толь­ко с реаль­ны­ми внут­рен­ни­ми поли­ти­че­ски­ми про­ва­ла­ми в стране при Тока­е­ве, когда мно­гие разо­ча­ро­ва­лись в его обе­ща­ни­ях про­ве­сти поли­ти­че­ские рефор­мы. Жест­кая резо­лю­ция Евро­пар­ла­мен­та по отно­ше­нию к Казах­ста­ну воз­ник­ла в том чис­ле и на фоне кон­фрон­та­ции Запа­да с Рос­си­ей и Бела­русью. Выхо­дит, что мы тоже попа­ли под горя­чую руку, пото­му что в этом плане Казах­стан для Евро­пы не силь­но отли­ча­ет­ся от Рос­сии и Беларуси.

– Лавров при­был в Казах­стан через неде­лю после онлайн-сам­ми­та глав тюр­ко­языч­ных госу­дарств, в кото­ром участ­во­ва­ли лиде­ры четы­рех госу­дарств Цен­траль­ной Азии, Азер­бай­джа­на и Тур­ции. Неко­то­рые видят в этом сам­ми­те попыт­ки Тур­ции уве­ли­чить вли­я­ние в Цен­траль­но-Ази­ат­ском реги­оне вслед за уси­ле­ни­ем роли на Кав­ка­зе – после вой­ны в Нагор­ном Кара­ба­хе осе­нью про­шло­го года – и гово­рят, что такой пово­рот не устро­ит Рос­сию и Китай, клю­че­вых игро­ков в реги­оне. Мож­но ли гово­рить о том, что Лав­ров при­был, что­бы услы­шать заве­ре­ния в лояльности?

– Тут­нуж­но чет­ко раз­де­лять дипло­ма­ти­че­ские реве­ран­сы и реаль­ную поли­ти­ку. Тот же самый Тока­ев на встре­че стран тюр­ко­языч­но­го про­стран­ства сам сде­лал несколь­ко инте­рес­ных пред­ло­же­ний по пово­ду более актив­но­го эко­но­ми­че­ско­го сотруд­ни­че­ства и уси­ле­ния вза­и­мо­дей­ствия этих стран в раз­ных направ­ле­ни­ях. Казах­стан не был там пас­сив­ным участ­ни­ком, даже сам ини­ци­и­ро­вал опре­де­лен­ные про­ек­ты, в том чис­ле пред­ло­же­ние рас­смот­реть Тур­ке­стан в каче­стве сто­ли­цы тюр­ко­языч­но­го мира.

На дан­ный момент с точ­ки зре­ния эко­но­ми­че­ско­го сотруд­ни­че­ства Тур­ция выгод­на воз­мож­но­стью выхо­да на боль­шой турец­кий и даже миро­вой рын­ки, осо­бен­но с уче­том того, что Азер­бай­джан кон­тро­ли­ру­ет сей­час тот самый транс­порт­ный марш­рут через Нагор­ный Кара­бах, кото­рый по сути сокра­тил путь выхо­да на Тур­цию. Тем более, что Казах­стан в рам­ках [китай­ско­го] про­ек­та «Один пояс – один путь» актив­но пыта­ет­ся экс­плу­а­ти­ро­вать марш­рут в Тур­цию через Кас­пий и Азербайджан.

С точ­ки зре­ния поли­ти­че­ско­го сотруд­ни­че­ства Тур­ция выгод­на как некий поли­ти­че­ский про­ти­во­вес Рос­сии и Китаю. Дверь в Евро­пу для Тур­ции закры­та, отно­ше­ния с Рос­си­ей тоже не очень ста­биль­ные, у нее доволь­но силь­ная кон­ку­рен­ция с Ира­ном и Сау­дов­ской Ара­ви­ей в мусуль­ман­ском мире. Поэто­му Тур­ция сей­час все­ми сила­ми пыта­ет­ся прий­ти в реги­о­ны, где она может иметь более-менее лояль­ных к себе парт­не­ров, вклю­чая Цен­траль­ную Азию.

– Может ли ухуд­ше­ние отно­ше­ний меж­ду Рос­си­ей и Запа­дом при­ве­сти к росту дав­ле­ния Рос­сии на Казах­стан? Если да, то в какой фор­ме может выра­жать­ся это давление?

– По мере уси­ле­ния кон­фрон­та­ции Рос­сии с Запа­дом уча­сти­лись про­во­ка­ци­он­ные заяв­ле­ния рос­сий­ских поли­ти­ков. Напри­мер, послед­ние заяв­ле­ния Медин­ско­го, быв­ше­го мини­стра куль­ту­ры, по пово­ду рос­сий­ских тер­ри­то­рий, кото­рые, по его мне­нию, стран­ным обра­зом ока­за­лись в Укра­ине, Бела­ру­си и Казах­стане. Опять же, эти про­во­ка­ци­он­ные заяв­ле­ния, кото­рые зву­чат как бы неофи­ци­аль­но, опре­де­ля­ют­ся имен­но тем, как дума­ют в Кремле.

Я думаю, что пока Рос­сия толь­ко наме­ка­ет Казах­ста­ну и дру­гим стра­нам пост­со­вет­ско­го про­стран­ства на то, что если она будет вос­при­ни­мать их поли­ти­ку враж­деб­но, то у нее будут свои инстру­мен­ты для нака­за­ния. По сути, про­тив Казах­ста­на Рос­сия уже ведет инфор­ма­ци­он­ную вой­ну, пока что непол­но­цен­ную. Но мы видим, какие мощ­ные наез­ды со сто­ро­ны неко­то­рых рос­сий­ских СМИ ведут­ся про­тив лати­ни­за­ции, по пово­ду пере­се­ле­ния каза­хов с юга стра­ны на север, каса­тель­но­го того, что если Казах­стан не будет с Рос­си­ей, то пре­вра­тит­ся в вас­са­ла Китая.

Повто­рю, что всё это дела­ет­ся не спон­тан­но – это нача­ло инфор­ма­ци­он­ной обра­бот­ки. И я это рас­смат­ри­ваю как очень тре­вож­ный знак для Казах­ста­на, пото­му что какую бы сфе­ру мы ни взя­ли – инфор­ма­ци­он­ную, эко­но­ми­че­скую, поли­ти­че­скую, воен­ную, ни в одном из этих сег­мен­тов Казах­стан не может эффек­тив­но про­ти­во­дей­ство­вать гибрид­ным ата­кам со сто­ро­ны Рос­сии, если те вдруг про­изой­дут в более мас­штаб­ном формате.

Дипло­ма­ти­че­скую гиб­кость не нуж­но путать с дипло­ма­ти­че­ской бес­по­зво­ноч­но­стью. И когда эта бес­по­зво­ноч­ность посто­ян­но демон­стри­ру­ет­ся во внеш­ней поли­ти­ке, когда даже при про­во­ка­ци­он­ных заяв­ле­ни­ях рос­сий­ских поли­ти­ков наша сто­ро­на посто­ян­но пыта­ет­ся сохра­нить более-менее при­стой­ную мину при явно пло­хой игре, – это дает Рос­сии повод думать, что в Казах­стане не гото­вы защи­щать свой суве­ре­ни­тет. И это разо­ча­ро­вы­ва­ет мно­гих казах­стан­цев, пото­му что речь идет о тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­сти страны.

– Мож­но ли сей­час гово­рить о том, что эко­но­ми­ка союз­ни­ков Рос­сии, в том чис­ле и Казах­ста­на, несет на себе бре­мя воен­ных и гео­по­ли­ти­че­ских амби­ций Моск­вы, осо­бен­но сей­час, на фоне ослаб­ле­ния и тен­ге, и рубля?

– Сей­час мы видим серьез­ное паде­ние кур­са наци­о­наль­ной валю­ты Казах­ста­на несмот­ря на то, что цена на нефть нема­лень­кая (а сто­и­мость сырье­вых ресур­сов под­дер­жи­ва­ет курс нац­ва­лю­ты). Но мы настоль­ко силь­но при­вя­за­ны к рос­сий­ско­му руб­лю, что любая ситу­а­ция с рос­сий­ской наци­о­наль­ной валю­той авто­ма­ти­че­ски бьет по Казах­ста­ну, кото­рый стал залож­ни­ком рос­сий­ско­го руб­ля с точ­ки зре­ния финан­со­вых рис­ков. И в этом плане мы начи­на­ем испы­ты­вать опре­де­лен­ные издерж­ки от кон­фрон­та­ци­он­ной поли­ти­ки Рос­сии — от того, что Запад соби­ра­ет­ся уже­сто­чить санкции.

Кро­ме того, основ­ные пото­ки экс­пор­та казах­стан­ской неф­ти идут через Кас­пий­ский тру­бо­про­вод­ный кон­сор­ци­ум, где Рос­сия игра­ет клю­че­вую роль с точ­ки зре­ния досту­па казах­стан­ско­го сырья на миро­вые рын­ки. Дру­гие марш­ру­ты суще­ству­ют, конеч­но, но они не могут рабо­тать с казах­стан­ским сырьем в таких объ­е­мах. Поэто­му в про­блем­ных усло­ви­ях Рос­сия может ока­зать дав­ле­ние на Казах­стан имен­но в этой точ­ке. Но опять же, если это про­изой­дет, тогда уже мож­но гово­рить о нача­ле пря­мой кон­фрон­та­ции Казах­ста­на и Рос­сии, пото­му что для нашей стра­ны имен­но экс­порт энер­го­ре­сур­сов явля­ет­ся клю­че­вым фак­то­ром эко­но­ми­че­ской ста­биль­но­сти. И если Рос­сия будет здесь созда­вать пре­пят­ствия для Казах­ста­на, то это мож­но вос­при­ни­мать как нача­ло эко­но­ми­че­ской войны.

Пётр ТРОЦЕНКО

Источ­ник: https://datnews.info/

архивные статьи по теме

Защитная рефлексия

Editor

Уроки и отголоски «арабской весны»

Лукашенко возмущен поведением России