-5 C
Астана
20 апреля, 2021
Image default

Российский Минфин готовится к худшему

Рос­сий­ские вла­сти гото­вят­ся к ухуд­ше­нию мак­ро­эко­но­ми­че­ских усло­вий и рас­смат­ри­ва­ют нега­тив­ные сце­на­рии, сооб­щил испол­ня­ю­щий обя­зан­но­сти мини­стра финан­сов РФ Антон Силу­а­нов. Экс­пер­ты наде­ют­ся, что рез­ко­го ухуд­ше­ния в бли­жай­шее вре­мя не про­изой­дет, одна­ко тем­пы роста ока­жут­ся мень­ше офи­ци­аль­ных прогнозов.

Автор: Ека­те­ри­на БАЛАЕВА

По сло­вам Силу­а­но­ва, в пра­ви­тель­стве рас­смат­ри­ва­ют­ся нега­тив­ные сце­на­рии, пред­по­ла­га­ю­щие ухуд­ше­ние внеш­них усло­вий. «Готов­ность к таким сце­на­ри­ям име­ет­ся, и при необ­хо­ди­мо­сти мы будем эту готов­ность моди­фи­ци­ро­вать, изме­нять в ходе раз­ви­тия ситу­а­ции сле­ду­ю­ще­го года», — ска­зал чинов­ник, высту­пая на Финан­со­вом фору­ме России.

Силу­а­нов напом­нил, что в этом году преду­смот­рен рост рос­сий­ской эко­но­ми­ки на уровне 4,1—4,2%, а в сле­ду­ю­щем он замед­лит­ся до 3,7%. Одна­ко он дал понять, что сей­час в бюд­жет зало­же­ны доста­точ­но высо­кие про­гноз­ные уров­ни сред­не­го­до­вых цен на нефть. «На момент, когда мы гото­ви­ли про­гноз бюд­же­та, были уме­рен­но кон­сер­ва­тив­ные про­гно­зы. Тем не менее ситу­а­ция доста­точ­но неопре­де­лен­ная», — ска­зал он.

«Если будет ухуд­ше­ние ситу­а­ции, то тем­пы роста нашей эко­но­ми­ки будут сни­жать­ся, а если будет сни­же­ние цен на нефть, то это так­же повли­я­ет на бюд­жет», — при­знал Силуанов.

Испол­ня­ю­щий обя­зан­но­сти гла­вы Мин­фи­на пояс­нил, что рос­сий­ский бюд­жет дол­жен преду­смат­ри­вать изме­не­ния во внеш­не­эко­но­ми­че­ской конъ­юнк­ту­ре, в том чис­ле воз­мож­ное сни­же­ние спро­са и, соот­вет­ствен­но, сни­же­ние экс­пор­та и поступ­ле­ний в рос­сий­ский бюд­жет. Для под­стра­хов­ки бюд­же­та на такие слу­чаи созда­ны резерв­ные фон­ды, отме­тил он.

Силу­а­нов отме­тил, что если будет наблю­дать­ся ухуд­ше­ние в рос­сий­ской эко­но­ми­ке, то, в первую оче­редь, будут исполь­зо­вать­ся накоп­лен­ные стра­ной резер­вы. К кон­цу года объ­ем резерв­но­го фон­да соста­вит 1,7 трил­ли­о­на руб­лей, а раз­мер фон­да наци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния — 2,6 трил­ли­о­на рублей.

При этом он отме­тил, что до кри­зи­са объ­ем резерв­ных фон­дов в сум­ме состав­лял око­ло 16% ВВП, при общем объ­е­ме рас­хо­дов госу­дар­ства — 21% ВВП. Сей­час же объ­ем фон­дов в два раза мень­ше докризисного.

«Это не гово­рит о том, что наша эко­но­ми­ка боль­ше под­вер­же­на рис­кам в ситу­а­ции сле­ду­ю­ще­го года. Это озна­ча­ет, что нам нуж­но при­ни­мать более жест­кие меры в слу­чае ухуд­ше­ния ситу­а­ции», — ска­зал Силуанов.

Кро­ме того, если цена на нефть будет падать, то будут менять­ся объ­е­мы средств, направ­ля­е­мых в резерв­ный фонд в сле­ду­ю­щем году. Так, если цена сни­зит­ся до 93 дол­ла­ров за бар­рель в сред­не­го­до­вом выра­же­нии, то резерв­ный фонд попол­нять­ся не будет (сей­час преду­смот­ре­но попол­не­ние фон­да в 2012 году на сум­му 512 мил­ли­ар­дов руб­лей). Если же цены будут падать еще ниже, то Рос­сии при­дет­ся, наобо­рот, исполь­зо­вать свой резерв­ный фонд для выпол­не­ния сво­их обязательств.

Силу­а­нов напом­нил, что во вре­мя кри­зи­са 2008—2009 годов Рос­сия, в отли­чие от боль­шин­ства стран, нара­щи­ва­ла свои обя­за­тель­ства и про­во­ди­ла фак­ти­че­ски кон­тр­цик­ли­че­скую поли­ти­ку. «В этот раз у нас не будет столь боль­ших воз­мож­но­стей для нара­щи­ва­ния обя­за­тельств. Тем не менее выпол­не­ние тех обя­за­тельств, кото­рые преду­смот­ре­ны в бюд­же­те, — мы на это наце­ле­ны. Мы преду­смот­ре­ли ряд мер точеч­ной настрой­ки», — ска­зал и.о. мини­стра финансов.

Он пояс­нил, что преду­смот­ре­ны госу­дар­ствен­ные гаран­тии на под­держ­ку отдель­ных пред­при­я­тий. «По сути дела, это анти­кри­зис­ные меры, как было в 2009 году, без изме­не­ния пара­мет­ров бюд­же­та», — ска­зал он, доба­вив, что в бюд­же­те зало­же­но 110 мил­ли­ар­дов руб­лей на гос­га­ран­тии. Так­же была созда­на воз­мож­ность в сле­ду­ю­щем году исполь­зо­вать до 200 мил­ли­ар­дов руб­лей на пере­рас­пре­де­ле­ние бюд­жет­ных средств для того, что­бы ока­зать под­держ­ку систе­мо­об­ра­зу­ю­щим пред­при­я­ти­ям или наи­бо­лее неза­щи­щен­ным кате­го­ри­ям граждан.

«Все будет зави­сеть от глу­би­ны ситу­а­ции, от того, как она будет раз­ви­вать­ся. Если раз­ви­тие собы­тий пой­дет по само­му нега­тив­но­му и пес­си­ми­сти­че­ско­му сце­на­рию, то мы все­гда можем уси­лить эти меры, вне­ся изме­не­ния в пара­мет­ры бюд­же­та», — ска­зал Силуанов.

По мне­нию мно­гих экс­пер­тов, рос­сий­ская эко­но­ми­ка выра­бо­та­ла мак­си­мум, на кото­рый она была спо­соб­на при нынеш­них ценах на нефть. В слу­чае ухуд­ше­ния сырье­вой конъ­юнк­ту­ры ситу­а­ция серьез­но ухуд­шит­ся и может воз­ник­нуть необ­хо­ди­мость экс­трен­ных мер.

«Пока про­бле­мы в Евро­пе серьез­но не ска­за­лись на сто­и­мо­сти неф­ти. Нефть сей­час сто­ит доро­же, чем в нача­ле года. Но исклю­чать сце­на­рия, при кото­ром нефть может крат­ко­сроч­но сни­зить­ся, нель­зя», — счи­та­ет ана­ли­тик УК «Финам Менедж­мент» Андрей Пальянов.

«Если в евро­пей­ских стра­нах нач­нет­ся серьез­ная рецес­сия, то это сокра­тит спрос на энер­го­но­си­те­ли, что, в свою оче­редь, пони­зит миро­вые цены на наш экс­порт и ока­жет небла­го­при­ят­ный эффект на эко­но­ми­ку, — отме­тил про­фес­сор Рос­сий­ской эко­но­ми­че­ской шко­лы Кон­стан­тин Сты­рин. — С уче­том высо­кой вола­тиль­но­сти миро­вых цен на сырье и зави­си­мо­сти от них нашей эко­но­ми­ки этот эффект может ока­зать­ся непро­пор­ци­о­наль­но более сильным».

По оцен­кам экс­пер­та, воз­мож­ное сни­же­ние цен на нефть потре­бу­ет болез­нен­но­го сокра­ще­ния рас­хо­дов бюд­же­та, так как исполь­зо­ва­ние средств резерв­но­го фон­да и заим­ство­ва­ния поз­во­лит лишь выиг­рать вре­мя, но не решит проблемы.

Экс­пер­ты про­гно­зи­ру­ют, что тем­пы роста рос­сий­ской эко­но­ми­ки в бли­жай­шие годы будут скром­ны­ми. По оцен­кам руко­во­ди­те­ля ана­ли­ти­че­ско­го депар­та­мен­та по Рос­сии и СНГ бан­ка Credit Agricole Мак­си­ма Ореш­ки­на, они могут соста­вить 2—3%.

Ана­ли­тик бан­ка BNP Paribas Юлия Цеп­ля­е­ва счи­та­ет, что в нынеш­них усло­ви­ях наме­чен­ный пра­ви­тель­ством рост ВВП неосу­ще­ствим: «6—7 про­цен­тов пред­ста­вить труд­но без роста цен на нефть до $180—200 за бар­рель». По ее мне­нию, если цены оста­нут­ся высо­ки­ми, хоть и ста­биль­ны­ми, то реа­ли­сти­чен рост в три процента.

«Рос­сия пока будет в поло­се низ­ких тем­пов роста, 2—4% в год, — спро­гно­зи­ро­ва­ла глав­ный эко­но­мист “Аль­фа-Бан­ка” Ната­лья Орло­ва. — Такие тем­пы сохра­нят­ся до тех пор, пока раз­ви­тые стра­ны нахо­дят­ся в кри­зи­се. Потом они повы­сят про­цент­ные став­ки, и капи­та­лы нач­нут уте­кать из всех стран раз­ви­ва­ю­щих­ся рын­ков, в том чис­ле и из Рос­сии. После это­го, вполне воз­мож­но, мы уви­дим кри­зис и у нас».

По мне­нию Юлии Цеп­ля­е­вой, глав­ная про­бле­ма Рос­сии, меша­ю­щая уско­ре­нию, носит струк­тур­ный харак­тер: «Это зави­си­мость от конъ­юнк­ту­ры на сырье, низ­кая эффек­тив­ность и про­из­во­ди­тель­ность тру­да и чудо­вищ­ная недоинвестированность».

Рос­сии нуж­но запус­кать инве­сти­ци­он­ный рост, без роста инве­сти­ций эко­но­ми­ка не смо­жет рас­ти быст­рее, уве­ре­на Ната­лья Орло­ва: «Для это­го нуж­но сфор­ми­ро­вать пони­ма­ние того, какую эко­но­ми­ку мы хотим видеть, нель­зя про­сто обнов­лять все мощ­но­сти и инфра­струк­ту­ру, кото­рая доста­лась от СССР, нуж­но понять как в усло­ви­ях демо­гра­фи­че­ско­го про­гно­за, уров­ня кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти мы можем выстро­ить нашу инве­сти­ци­он­ную стра­те­гию. Когда такое пони­ма­ние будет сфор­ми­ро­ва­но, нуж­но будет улуч­шать институты».

Эти оцен­ки сви­де­тель­ству­ют о том, что в сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве рез­ко­го ухуд­ше­ния ситу­а­ции в эко­но­ми­ке, ско­рее все­го, не про­изой­дет, одна­ко без серьез­ных реформ стаг­на­ция неизбежна.

See more here:
Рос­сий­ский Мин­фин гото­вит­ся к худшему

архивные статьи по теме

Изменить, чтобы оставить, как было

ГАЗЕТА — Сюрпризы от «БТА Банка»

Нефтяникам нужна наша поддержка!