21 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

Протестный потенциал в Казахстане: сёла догоняют город

Жите­ли села Алтын­то­бе в Шым­кен­те про­те­сту­ют про­тив аре­ста дирек­то­ра мест­но­го заво­да. 4 апреля.

Мест­ные и меж­ду­на­род­ные экс­пер­ты в послед­ние годы часто гово­рят об уси­ле­нии про­те­стов и недо­ве­рия к вла­стям в Казах­стане. Блиц-опро­сы Азатты­ка так­же пока­зы­ва­ют сни­же­ние соци­аль­но­го само­чув­ствия насе­ле­ния и уров­ня жиз­ни. Одна­ко боль­шая часть опро­сов обыч­но оста­ет­ся в фор­ме мне­ний. Коли­че­ствен­ная оцен­ка тако­го мне­ния или ситу­а­ции обес­пе­чи­ва­ет­ся соци­аль­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми, про­во­ди­мы­ми таки­ми цен­тра­ми, как «Стра­те­гия».

Иссле­до­ва­ние цен­тра про­во­ди­лось на осно­ве опро­са с 6 по 19 фев­ра­ля 2021 года. В нем участ­во­ва­ло 1180 респон­ден­тов, ото­бран­ных со всей стра­ны. «Стра­те­гия» рабо­та­ет на казах­стан­ском рын­ке с 2001 года и обыч­но про­во­дит такие опро­сы по запро­су тре­тьих лиц, но в этот раз иссле­до­ва­ние было про­ве­де­но за счет соб­ствен­ных средств центра.

Экс­перт цен­тра Ернур Мол­да­шев гово­рит, что опрос пока­зал рост про­тестно­го настро­е­ния в обще­стве, сни­же­ние уров­ня жиз­ни и дове­рия насе­ле­ния к поли­ти­че­ским изменениям.

Экс­перт иссле­до­ва­тель­ско­го цен­тра Ернур Молдашев.

Азаттык: Мож­но ли ска­зать, что ваше иссле­до­ва­ние пол­но­стью отра­жа­ет настро­е­ние общества?

Ернур Мол­да­шев: Поло­ви­на опро­са про­во­ди­лась на интер­нет-плат­фор­ме, поло­ви­на с посе­ще­ни­ем респон­ден­тов дома. Соглас­но тре­бо­ва­ни­ям социо­ло­ги­че­ско­го опро­са, респон­ден­ты были раз­де­ле­ны на отдель­ные груп­пы по воз­рас­ту, полу, наци­о­наль­но­сти, уров­ню обра­зо­ва­ния, таким обра­зом были охва­че­ны все слои. Поэто­му мож­но ска­зать, что наше иссле­до­ва­ние отра­жа­ет нынеш­ние настро­е­ния в казах­стан­ском обще­стве. Это так­же под­твер­жда­ет­ся срав­ни­тель­ным ана­ли­зом тако­го же опро­са, про­ве­ден­но­го несколь­ко лет назад.

К при­ме­ру, у респон­ден­тов инте­ре­со­ва­лись, «сни­зи­лось ли обще­ствен­ное недо­воль­ство ситу­а­ци­ей в стране или уси­ли­лось, или оста­лось неиз­мен­ным». 62 про­цен­та респон­ден­тов заяви­ли, что про­тест «уси­ли­ва­ет­ся». Меж­ду тем во вре­мя опро­са 2013 года о «росте про­те­стов» гово­ри­ли 35 про­цен­тов респон­ден­тов, в 2017 году — 31 про­цент. Рост в два раза за четы­ре года — осо­бое явле­ние. Это знак боль­ших пере­мен в созна­нии людей.

В ходе преды­ду­ще­го опро­са 40–50 респон­ден­тов заяв­ля­ли, что «ниче­го не изме­ни­лось, всё по-преж­не­му». Послед­ний опрос пока­зал, что их коли­че­ство сни­зи­лось до 16 про­цен­тов. Если преж­де 15 про­цен­тов респон­ден­тов под­дер­жи­ва­ли пра­ви­тель­ство, то сей­час их чис­ло сокра­ти­лось до 13 процентов.

Преды­ду­щие опро­сы пока­зы­ва­ли низ­кий про­тестный потен­ци­ал сре­ди сель­ских каза­хов стар­ше 40 лет. Вла­сти так­же пола­га­лись на эти соци­аль­ные груп­пы. Теперь те при­со­еди­ни­лись к про­тестным группам.

Азаттык: Есть ли раз­ни­ца в про­тестном потен­ци­а­ле сель­ско­го и город­ско­го населения?

Ернур Мол­да­шев: Как мы заме­ти­ли, преж­де недо­воль­ство город­ских жите­лей было намно­го выше, чем недо­воль­ство сель­ских жите­лей. Рань­ше про­тестные груп­пы рос­ли толь­ко за счет горо­жан. Сей­час у них оди­на­ко­вый уро­вень. Это так­же спо­соб­ству­ет росту обще­го про­тестно­го потен­ци­а­ла. Это озна­ча­ет, что власть теря­ет элек­то­раль­ную базу. При­чи­ну это­го сле­ду­ет искать преж­де все­го в соци­аль­ной ситу­а­ции. Пото­му что за послед­ние три года соци­аль­ная ситу­а­ция, поку­па­тель­ный потен­ци­ал сни­зи­лись по всем пара­мет­рам. На вопрос, насколь­ко изме­ни­лось финан­со­вое поло­же­ние их семьи по срав­не­нию с про­шлым годом, 48 про­цен­тов — это око­ло поло­ви­ны насе­ле­ния — отве­ти­ли, что «ухуд­ши­лось». У 29 про­цен­тов респон­ден­тов — «без изме­не­ний», у 14 про­цен­тов — «улуч­ши­лось». По мере ухуд­ше­ния соци­аль­ной ситу­а­ции про­тестный потен­ци­ал людей начи­на­ет меняться.

Мы так­же спра­ши­ва­ли: «В каком реги­оне могут высту­пить про­тив вла­стей?» Боль­шин­ство респон­ден­тов заяви­ли, что про­те­сты могут прой­ти не в том реги­оне, где они живут. Часто упо­ми­на­ют­ся горо­да Алма­ты и Нур-Сул­тан. «Если они нач­нут, мы можем при­со­еди­нить­ся», — отве­ча­ли участ­ни­ки опро­са. Такие отве­ты пока­зы­ва­ет, что власть в Казах­стане слиш­ком цен­тра­ли­зо­ва­на, в област­ных цен­трах нет поли­ти­че­ской вла­сти. Люди, напри­мер, про­те­сту­ют про­тив аки­ма­та Актю­бин­ской обла­сти и счи­та­ют, что не могут изме­нить реше­ние вла­стей. Во-вто­рых, это про­бле­ма внут­рен­ней мигра­ции. Кон­цен­тра­ция эко­но­ми­че­ско­го потен­ци­а­ла и чело­ве­че­ских ресур­сов толь­ко в двух горо­дах нару­ша­ет баланс. Это ощу­ща­ют и жите­ли реги­о­на. «Всё нахо­дит­ся там, толь­ко они могут начать» — так они чувствуют.

Во вре­мя это­го иссле­до­ва­ния мы заме­ти­ли, насколь­ко силь­но изме­ни­лась соци­аль­ная ситу­а­ция. В нача­ле 2021 года жизнь насе­ле­ния нача­ла замет­но ухуд­шать­ся. К при­ме­ру, на вопрос «Как вы оце­ни­ва­е­те свое соци­аль­ное поло­же­ние?» люди отве­ча­ли сле­ду­ю­щее: «У нас недо­ста­точ­но денег на про­дук­ты» или «Хва­та­ет на еду, но не хва­та­ет на одеж­ду»; «Мы не можем при­об­ре­сти быто­вую тех­ни­ку» или «Можем купить быто­вую тех­ни­ку, но не можем купить маши­ну или квар­ти­ру». Во вре­мя преды­ду­щих опро­сов боль­шин­ство респон­ден­тов отно­си­ли себя к кате­го­рии «име­ю­щих доста­точ­но денег, что­бы поку­пать еду и одеж­ду, а быто­вая тех­ни­ка — не все­гда по кар­ма­ну». Эта ситу­а­ция суще­ствен­но не меня­лась послед­ние 15 лет. Во вре­мя опро­са это­го года 44 про­цен­та заяви­ли, что у них «не хва­та­ет денег на покуп­ку одеж­ды». К при­ме­ру, в 2009 году этот пока­за­тель состав­лял 15 про­цен­тов, а в 2020 году — 14 про­цен­тов. Раз­ни­ца огромная.

На вопрос «Как вы оце­ни­ва­е­те эко­но­ми­ку Казах­ста­на?» более 40 про­цен­тов выбра­ли отве­ты: «сла­бая» или «очень сла­бая». Рань­ше это было толь­ко на уровне 14–15 процентов.

В про­шлом году, когда объ­яви­ли каран­тин по коро­на­ви­ру­су, мы пред­по­ла­га­ли, что поло­же­ние насе­ле­ния сра­зу ухуд­ши­лось. Одна­ко мы убе­ди­лись, что у боль­шин­ства насе­ле­ния есть резер­вы на два-три меся­ца и даже пол­го­да. Даль­ше закан­чи­ва­лись. Во-вто­рых, в про­шлом году в Казах­стане воз­рос­ло чис­ло потре­би­тель­ских кре­ди­тов. Люди дума­ли: «Возь­му кре­дит, всё будет хоро­шо, рабо­та будет».

Азаттык: Как респон­ден­ты оце­ни­ли поли­ти­че­ские про­цес­сы в Казахстане?

Ернур Мол­да­шев: Был задан вопрос «Насколь­ко Казах­стан стал демо­кра­ти­че­ским госу­дар­ством или дви­жет­ся в направ­ле­нии демо­кра­тии?». В резуль­та­те иссле­до­ва­ния мы полу­чи­ли ответ, что «Казах­стан не стал демо­кра­ти­че­ским госу­дар­ством, он отда­ля­ет­ся от демо­кра­тии». Лишь шесть про­цен­тов респон­ден­тов заяви­ли, что «в Казах­стане уста­но­ви­лась демо­кра­тия». 19 про­цен­тов счи­та­ют, что стра­на «дви­жет­ся в направ­ле­нии демо­кра­тии». В 2004 году этот пока­за­тель состав­лял 40 про­цен­тов, то есть сей­час умень­шил­ся вдвое. Это груп­па, напро­тив, долж­на была при­со­еди­нить­ся к груп­пе, кото­рая счи­та­ет, что «стра­на ста­ла демократической».

30 про­цен­тов счи­та­ют, что госу­дар­ство гово­рит о демо­кра­тии толь­ко на сло­вах. 23 про­цен­та счи­та­ют, что поли­ти­че­ская систе­ма Казах­ста­на не име­ет ниче­го обще­го с демо­кра­ти­ей. В 2004 году так счи­та­ли все­го девять про­цен­тов. На эти пока­за­те­ли часто вли­я­ют поли­ти­че­ские про­цес­сы. Все­го три или четы­ре года назад люди, каза­лось, наде­я­лись на пере­ме­ны с при­хо­дом потен­ци­аль­но­го ново­го пре­зи­ден­та. Кажет­ся, что люди разо­ча­ро­ва­ны тем, что их надеж­ды не оправ­да­лись, и они не смог­ли уви­деть насто­я­щую поли­ти­че­скую рефор­му и трансформацию.

Нам так­же была инте­рес­на реак­ция обще­ства на реше­ния и дей­ствия вла­стей. В иде­аль­ном обще­стве, в «слы­ша­щем госу­дар­стве», боль­шин­ство насе­ле­ния под­дер­жи­ва­ет реше­ния вла­стей. В Казах­стане сей­час это дела­ют все­го 13 про­цен­тов. В 2017 году это было 33 про­цен­та, или треть насе­ле­ния под­дер­жи­ва­ла вла­сти. Такое настро­е­ние, конеч­но же, было вызва­но транс­фор­ма­ци­ей вла­сти и тем, что выбо­ры про­шли без реаль­ной конкуренции.

Азаттык: Были ли вопро­сы о резуль­та­тах выборов?

Ернур Мол­да­шев: Мы зада­ва­ли такие вопро­сы: ходи­ли ли вы на выбо­ры, поче­му пошли или не пошли, за какую пар­тию про­го­ло­со­ва­ли. Есть раз­ни­ца меж­ду собран­ны­ми нами дан­ны­ми и офи­ци­аль­ны­ми дан­ны­ми. Соглас­но дан­ным наше­го иссле­до­ва­ния, «Нур Отан» полу­чил 46 про­цен­тов голо­сов, «Ак жол» — 17 про­цен­тов, Народ­ная пар­тия — 10 про­цен­тов, «Адал» — девять про­цен­тов и «Ауыл» — пять про­цен­тов. Пар­тия «Адал» как мини­мум «про­хо­дит» в парламент.

О парламентских выборах в 2021 году

10 янва­ря 2021 года в Казах­стане про­шли выбо­ры депу­та­тов мажи­ли­са пар­ла­мен­та. С 2007 года в стране дей­ству­ет про­пор­ци­о­наль­ная изби­ра­тель­ная систе­ма с «закры­тым спис­ком» на пар­ла­мент­ских выбо­рах. То есть изби­ра­те­ли голо­су­ют толь­ко за пар­тию, а затем пар­тия, полу­чив­шая ман­дат, реша­ет, кто будет депу­та­том. Для про­хож­де­ния в мажи­лис пар­тия долж­на полу­чить не менее семи про­цен­тов голосов.

Все­го в выбо­рах это­го года участ­во­ва­ли пять пар­тий. Обще­на­ци­о­наль­ная соци­ал-демо­кра­ти­че­ская пар­тия бой­ко­ти­ро­ва­ла выбо­ры. До это­го бан­кир в изгна­нии и оппо­зи­ци­он­ный поли­тик Мух­тар Абля­зов при­зы­вал сво­их сто­рон­ни­ков голо­со­вать за эту партию.

По офи­ци­аль­ным резуль­та­там, пар­тия «Нур Отан» полу­чи­ла 71,09 про­цен­та голо­сов, Демо­кра­ти­че­ская пар­тия «Ак жол» — 10,95 про­цен­та, Народ­ная пар­тия Казах­ста­на — 9,10 про­цен­та, пар­тия «Ауыл» — 5,29 про­цен­та, пар­тия «Адал» — 3, 57 про­цен­та. В мажи­лис про­шли пер­вые три партии.

 

Лишь чет­верть опро­шен­ных счи­та­ет, что резуль­та­там выбо­ров мож­но верить. На вопрос о при­чине, по кото­рой люди не ходи­ли на выбо­ры, респон­ден­ты отве­ча­ли: «Резуль­тат оче­ви­ден, мой голос ниче­го не решает».

Опрос часто выяв­ля­ет такое настро­е­ние: «Мы не можем повли­ять на реше­ние вла­стей». 25 про­цен­тов респон­ден­тов игно­ри­ру­ют поли­ти­че­скую жизнь. Так­же сто­ит отме­тить, что коли­че­ство тех, кто «про­ти­во­дей­ству­ет, когда воз­мож­но», уве­ли­чи­лось с двух до деся­ти про­цен­тов. Их мотив — «пра­ви­тель­ство дей­ству­ет про­тив инте­ре­сов наро­да». В опро­се, кото­рый про­во­дит­ся уже несколь­ко лет под­ряд, есть толь­ко одна посто­ян­ная — это чис­ло тех, кто вынуж­ден при­спо­саб­ли­вать­ся к реше­нию вла­стей. В 2017 году «при­спо­соб­лен­цев» было 38 про­цен­тов, в 2021‑м ста­ло 39 процентов.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

ГАЗЕТА — Связь с Мухтаром Аблязовым – «царица доказательств»?!

Недопуск на участки, запрет на съемку, «хвост». Репортеры Азаттыка — о дне выборов

Editor

Масимова оставили премьером