24 C
Астана
19 июля, 2024
Image default

Прокуратура ввела цензуру, а суд поддержал!

«Как четы­ре юри­ста не мог­ли разо­брать­ся в том, что один про­ку­рор натво­рил». Так долж­на назы­вать­ся сказ­ка про вче­раш­нее судеб­ное засе­да­ние по «делу о еди­ном СМИ и его запрете».

 

Автор: Редак­ция

 

Напом­ним, 20 нояб­ря про­ку­ра­ту­ра Алма­ты пода­ла иск к цело­му ряду СМИ, тре­буя пре­кра­тить их выход. Осно­ва­ние — реше­ние суда по делу Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, где эти газе­ты и сай­ты, одним махом назван­ные «еди­ным СМИ», при­зна­ва­лись экс­тре­мист­ски­ми. 21 нояб­ря Меде­ус­кий суд в обес­пе­че­ние это­го иска запре­тил выход всех этих СМИ.

На пер­вом пред­ва­ри­тель­ном засе­да­нии 27 нояб­ря судья, не уви­дев сход­ства меж­ду спис­ка­ми ответ­чи­ков (газет и сай­тов) и назва­ни­я­ми ТОО в дове­рен­но­стях юри­стов-пред­ста­ви­те­лей, лег­ко­мыс­лен­но назна­чи­ла основ­ное раз­би­ра­тель­ство, заме­тив: к тому вре­ме­ни про­ку­ра­ту­ра что-нибудь при­ду­ма­ет. Сра­зу ска­жем — про­ку­ра­ту­ра не при­ду­ма­ла ниче­го луч­ше, как оста­вить в каче­стве ответ­чи­ков те же СМИ — то есть, по сути, выпус­ки газет и про­дук­цию веб-сай­тов. Но луч­ше рас­ска­жем о засе­да­нии от 6 декаб­ря по порядку.

К назна­чен­но­му вре­ме­ни в зда­нии Меде­уско­го суда собра­лась вну­ши­тель­ная тол­па: сотруд­ни­ки редак­ции, наши кол­ле­ги из дру­гих СМИ, в том чис­ле ино­стран­ных, чита­те­ли и обще­ствен­ные дея­те­ли. Уви­дев всех, работ­ни­ца суда даже пообе­ща­ла предо­ста­вить боль­шой зал засе­да­ний. Но сло­во не сдер­жа­ла — в ито­ге несколь­ким десят­кам муж­чин и жен­щин в зим­ней одеж­де при­шлось все вре­мя про­цес­са тес­нить­ся в малень­ком душ­ном поме­ще­нии, где сесть мог­ли единицы.

Перед нача­лом про­цес­са жур­на­ли­сты «Голо­са рес­пуб­ли­ки» про­ве­ли флеш­моб: зале­пи­ли рты над­пи­ся­ми «Цен­зу­ра» и взя­ли в руки пла­ка­ты. Фото­гра­фы и опе­ра­то­ры с удо­воль­стви­ем сни­ма­ли живо­пис­ную кар­ти­ну. Судья Бей­се­но­ва Г. Р. без­успеш­но пыта­лась пре­кра­тить это «без­об­ра­зие».

Нако­нец щел­ка­нье камер затих­ло, судья обер­ну­лась к ска­мей­ке сто­ро­ны защи­ты — и тут ее ждал новый сюр­приз. Четы­рех юри­стов — пред­ста­ви­те­лей трех раз­ных газет и пор­та­ла «Рес­пуб­ли­ка» — закры­ва­ли боль­шие изоб­ра­же­ния «насто­я­щих» ответ­чи­ков — этих самых СМИ.

Воз­му­щен­ная слу­жи­тель­ни­ца Феми­ды потре­бо­ва­ла убрать пла­ка­ты и нача­ла засе­да­ние, обра­тив­шись к пред­ста­ви­те­лям: «Давай­те дове­рен­но­сти». Юри­сты в ответ спро­си­ли: от каких ответчиков?

- Про­ку­ра­ту­ра отка­зы­ва­ет­ся менять ответ­чи­ков, — оша­ра­ши­ла при­сут­ство­вав­ших судья.

- А, тогда воз­вра­щай­те «ответ­чи­ков» на место! — схва­ти­лись за пла­ка­ты защит­ни­ки прессы.

Впро­чем, судья лег­ко обо­шла это затруд­не­ние. В том же сти­ле, что и про­ку­ра­ту­ра, когда объ­яви­ла три десят­ка СМИ одним. Судья при­зна­ла соб­ствен­ни­ков СМИ… «тре­тьей сто­ро­ной, высту­па­ю­щей на сто­роне ответ­чи­ка». И тут же ушла, что­бы напе­ча­тать новые иски и новое опре­де­ле­ние суда по это­му поводу.

- Такое пер­вый раз в моей прак­ти­ке! — при­зна­лась опыт­ный юрист из Рос­сии Ната­лья Анто­но­ва, пред­ста­ви­тель ООО «Медиа-кон­салт» — соб­ствен­ни­ка пор­та­ла «Рес­пуб­ли­ка».

Полу­чив новые иски, все четы­ре пред­ста­ви­те­ля пода­ли хода­тай­ства о пере­но­се засе­да­ния — надо вре­мя, что­бы под­го­то­вить отзыв на иски. Но судья пред­ло­жи­ла вна­ча­ле рас­смот­реть два заяв­ле­ния, подан­ных глав­ным редак­то­ром газе­ты «Голос рес­пуб­ли­ки». Татья­на Тру­ба­че­ва про­си­ла разъ­яс­нить: озна­ча­ет ли запрет на выпуск и рас­про­стра­не­ние пере­чис­лен­ных в иске газет так­же и запрет на жур­на­лист­скую дея­тель­ность «рес­пуб­ли­кан­цев»? Дру­ги­ми сло­ва­ми, могут ли они пуб­ли­ко­вать свои ста­тьи в дру­гих СМИ и рас­про­стра­нять их любым дру­гим закон­ным способом?

Про­ку­рор Тимур Аута­ли­пов при­звал судью не удо­вле­тво­рять заяв­ле­ние (то есть ниче­го не объ­яс­нять), мол, разъ­яс­нять по зако­ну мож­но толь­ко реше­ния суда, а не опре­де­ле­ния. Судья уда­ли­ла всех из зала и после дол­го­го раз­ду­мья… согла­си­лась с прокурором.

- Мож­но вопрос про­ку­ро­ру?! — не выдер­жал юрист Сер­гей Уткин. — Вы пода­ли заяв­ле­ние об обес­пе­че­нии иска, пото­му что вы бои­тесь, что реше­ние суда будет затруд­не­но в испол­не­нии или его невоз­мож­но будет испол­нить? Как будет испол­нять­ся реше­ние? Вы бои­тесь, что в ходе судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства будут пуб­ли­ко­вать­ся све­де­ния, как вы гово­ри­те, каса­ю­щи­е­ся свер­же­ния кон­сти­ту­ци­он­но­го строя?

- Да, пуб­ли­ко­вать мате­ри­а­лы, — кив­нул прокурор.

- Соглас­но зако­ну о СМИ и Кон­сти­ту­ции РК эта пози­ция про­ку­ра­ту­ры назы­ва­ет­ся «цен­зу­ра»! — про­воз­гла­сил Сер­гей Уткин. — В законе о СМИ чет­ко напи­са­но, что такое цен­зу­ра. Это про­вер­ка перед тем, как пуб­ли­ко­вать, либо запрет на пуб­ли­ка­цию того, что еще не было опуб­ли­ко­ва­но. Вот сей­час вы сво­им опре­де­ле­ни­ем вве­ли цен­зу­ру в Казах­стане офи­ци­аль­но. Вы ска­за­ли, что я, судья такая-то, запре­щаю выхо­дить этой газе­те, пото­му что, воз­мож­но, там будут опуб­ли­ко­ва­ны такие мате­ри­а­лы, кото­рые, воз­мож­но, будут про­ти­во­ре­чить зако­ну. Это и есть цен­зу­ра. Это делать Кон­сти­ту­ци­ей кате­го­ри­че­ски запре­ща­ет­ся. Поэто­му мы вас про­сим эту меру отменить.

Во вто­ром заяв­ле­нии Тру­ба­че­ва про­си­ла изме­нить меры по обес­пе­че­нию иска: вме­сто запре­та на выход газе­ты запре­тить соб­ствен­ни­кам рас­по­ря­жать­ся при­над­ле­жа­щи­ми им СМИ, изме­нять наиме­но­ва­ние СМИ и его тема­ти­че­скую направленность.

Резуль­тат рас­смот­ре­ния заяв­ле­ния — после такой же пау­зы — был тем же. Хоро­шей ново­стью было толь­ко то, что судья все же пере­нес­ла засе­да­ние — на 13 декабря.

More here:
Про­ку­ра­ту­ра вве­ла цен­зу­ру, а суд поддержал!

архивные статьи по теме

Лорд-мэр Сити: мы рады любым деньгам

Степан Разин лучше Владимира Козлова?

Частный самолет, связанный с Россией, конфискован, поскольку Великобритания ужесточает авиационные санкции

Editor