-3 C
Астана
2 октября, 2022
Image default

Прекратить судебный процесс по Жанаозену!

След­ствие в отно­ше­нии обви­ня­е­мых по жана­о­зен­ско­му делу про­во­ди­лось пре­ступ­ным путем. Поэто­му про­цесс по делу неф­тя­ни­ков дол­жен быть пре­кра­щен, а те, кто выби­вал из неф­тя­ни­ков пока­за­ния, долж­ны быть при­вле­че­ны к ответ­ствен­но­сти. С таким заяв­ле­ни­ем вче­ра на пресс-кон­фе­рен­ции высту­пи­ли обще­ствен­ные дея­те­ли и журналисты.

 

Автор: Мар­га­ри­та ЛИХАНОВА

 

Кро­ме того, спи­ке­ры пред­ло­жи­ли всем жела­ю­щим поста­вить свою под­пись под озву­чен­ным заяв­ле­ни­ем. Сде­лать это мож­но в Facebook — на стра­ни­це одно­го из участ­ни­ков пресс-кон­фе­рен­ции Галы­ма Агелеуова.

Пол­ков­ник КНБ пытал нефтяников?

Пресс-кон­фе­рен­цию нача­ла глав­ный редак­тор сай­та guljan.org Гуль­жан Ерга­ли­е­ва. Она ска­за­ла, что на про­шлой неде­ле была в Актау и при­сут­ство­ва­ла на несколь­ких судеб­ных засе­да­ни­ях по жана­о­зен­ско­му делу.

- Сен­са­ция заклю­ча­ет­ся в том, что во вре­мя допро­сов под­су­ди­мые ста­ли или пол­но­стью, или частич­но отка­зы­вать­ся от сво­их пока­за­ний, дан­ных во вре­мя след­ствия. Глав­ная при­чи­на — все пока­за­ния, кото­рые были даны след­ствию, были добы­ты под пыт­ка­ми. Люди рас­ска­зы­ва­ли, как их пыта­ли, сколь­ко меся­цев дер­жа­ли, назы­ва­ли тех сле­до­ва­те­лей, кото­рые этим зани­ма­лись, — пере­ска­за­ла про­ис­хо­див­шее во вре­мя судеб­но­го засе­да­ния г‑жа Ергалиева.

По сло­вам глав­но­го редак­то­ра, жите­ли Жана­о­зе­на и обще­ствен­ность все­го Казах­ста­на взвол­но­ва­ны тем, что до сих пор не при­вле­че­ны к ответ­ствен­но­сти те, кто рас­стре­ли­вал людей и кто давал коман­ду стре­лять 16—17 декаб­ря 2011 года. «Поче­му сна­ча­ла не судят тех, кто стре­лял?» — зада­ла рито­ри­че­ский вопрос спикер.

Галым Аге­ле­уов, участ­ник меж­ду­на­род­но­го коми­те­та «Жана­о­зен-2011», счи­та­ет, что обви­ни­тель­ное заклю­че­ние по жана­о­зен­ско­му делу стро­и­лось пре­иму­ще­ствен­но на пока­за­ни­ях неф­тя­ни­ка Тана­та­ра Кали­е­ва. Под­су­ди­мый на пред­ва­ри­тель­ном след­ствии гово­рил о том, что яко­бы гото­вил­ся бен­зин, с помо­щью кото­ро­го соби­ра­лись под­жи­гать зда­ния, что яко­бы после рас­стре­ла на пло­ща­ди сре­ди неф­тя­ни­ков ходи­ли раз­го­во­ры, что надо съез­дить куда-то и взять оружие.

- Тана­тар Кали­ев заявил, что к нему при­ме­ня­лись пыт­ки, что ворон­ка не под­хо­дит для того, что­бы раз­ли­вать бен­зин по бутыл­кам, что 80‑й бен­зин не про­да­ет­ся в Жана­о­зене. Речь об орга­ни­за­то­рах не име­ет под собой осно­ва­ний. Исчез­ло ору­жие, исчез­ли под­жо­ги. Есть моло­дежь (пока­за­ния о неиз­вест­ных моло­дых людях на пло­ща­ди Жана­о­зе­на 16 декаб­ря), кото­рая кем-то управ­ля­лась, что это за моло­дежь? Все потер­пев­шие гово­рят, что не име­ют к под­су­ди­мым пре­тен­зий, — пере­чис­лил про­валь­ные места в жана­о­зен­ском деле г‑н Аге­ле­уов. — Мы тре­бу­ем пере­смот­ра дела по вновь открыв­шим­ся обсто­я­тель­ствам, пото­му что све­де­ния добы­ты с помо­щью пыток. А под­су­ди­мых ста­ли допра­ши­вать рань­ше сви­де­те­лей и постра­дав­ших, что­бы под­кор­рек­ти­ро­вать кон­крет­ные показания.

Ока­зы­ва­ет­ся, о дав­ле­нии со сто­ро­ны сле­до­ва­те­лей неф­тя­ни­ки рас­ска­зы­ва­ли еще до судеб­но­го про­цес­са. Об этом они сооб­щи­ли режис­се­ру, акти­ви­сту коа­ли­ции «Халык Май­да­ны» Бола­ту Атабаеву.

- Они жало­ва­лись на неко­е­го Нур­ла­на Бал­да­и­ро­ва, что он с осо­бым остер­ве­не­ни­ем, с осо­бым удо­воль­стви­ем пси­хо­ло­ги­че­ски давил, давал при­ка­зы жест­ко гово­рить с людь­ми. Я не знал, кто это. А потом на оче­ред­ном допро­се в КНБ (Ата­ба­ев обви­ня­ет­ся в раз­жи­га­нии соц­роз­ни, что яко­бы при­ве­ло к бес­по­ряд­кам в Жана­о­зене в 2011 году — авт.) я позна­ко­мил­ся с Нур­ла­ном Бал­да­и­ро­вым, он мне пред­ла­гал сотруд­ни­че­ство, что­бы я помо­гал след­ствию, — выдал г‑н Атабаев.

Как при­знал­ся режис­сер, он согла­сил­ся сотруд­ни­чать со след­стви­ем, если это будет в инте­ре­сах неф­тя­ни­ков. Сле­до­ва­тель, есте­ствен­но, не согла­сил­ся. «Запом­ни­те это имя — Нур­лан Бал­да­и­ров, пол­ков­ник, руко­во­ди­тель опе­ра­тив­но-след­ствен­ной груп­пы КНБ по жана­о­зен­ским собы­ти­ям, — при­звал всех спи­кер. — Все эти пыт­ки были не без его уча­стия или с его мол­ча­ли­во­го согласия».

Кому писать жалобу?

У жур­на­ли­стов, кото­рые при­шли на встре­чу с «наблю­да­те­ля­ми по жана­о­зен­ско­му делу», само собой воз­ник вопрос: какое нака­за­ние долж­ны поне­сти поли­цей­ские, пытав­шие неф­тя­ни­ков? Так как спи­ке­ры не юри­сты, то внят­но отве­тить на этот вопрос они не смог­ли. Ясно одно: долж­но прой­ти про­фес­си­о­наль­ное рас­сле­до­ва­ние. Одна­ко непо­нят­но, а кто рас­сле­до­ва­ние про­во­дить будет?

- Мы при­ез­жа­ли в Жана­о­зен сра­зу после того, как там побы­вал пре­зи­дент. Мы раз­го­ва­ри­ва­ли с пред­ста­ви­те­ля­ми след­ствен­ной груп­пы, Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры, Мини­стер­ства внут­рен­них дел, Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, — вспом­ни­ла Гуль­жан Ерга­ли­е­ва. — Посколь­ку их ули­ча­ют, что они гру­бей­шим обра­зом нару­ша­ли пра­ва чело­ве­ка, то к кому мы теперь долж­ны обра­щать­ся, что­бы в этом раз­би­рать­ся? Какие орга­ни­за­ции еще оста­лись, что­бы выявить все эти пре­ступ­ле­ния и дове­сти до суда? Оста­ет­ся Совет без­опас­но­сти, но он у нас аморф­ный. Оста­ет­ся пре­зи­дент, кото­рый, как пра­ви­ло, глух и нем. Оста­ет­ся ини­ци­и­ро­вать обра­ще­ние к обще­ствен­но­сти, живьем соби­рать под­пи­си и обра­щать­ся в меж­ду­на­род­ные судеб­ные инстан­ции, что­бы воз­бу­дить дело о пытках.

Болат Ата­ба­ев вооб­ще счи­та­ет, что нам, граж­дан­ско­му обще­ству, навя­за­ли без­нрав­ствен­ные, пре­ступ­ные пра­ви­ла игры — и мы пове­лись на эти правила.

- Мы сидим, в кото­рый раз гово­рим, вы сиди­те, в кото­рый раз пише­те — и все мы дела­ем вид, что рабо­та­ем и защи­ща­ем неф­тя­ни­ков. Но ведь все зна­ют, кто вино­ват! И вы зна­е­те, и мы зна­ем, и народ зна­ет. Надо назвать имя Назар­ба­е­ва и тре­бо­вать его импич­мен­та, обра­щать­ся к наро­ду. Нет дове­рия, люди уже уста­ли от него (Назар­ба­е­ва), — озву­чил режис­сер то, о чем мол­чат мно­гие. — Не оста­лось у меня три­бу­ны — кому это гово­рить? Акор­да зани­ма­ет­ся сказ­ка­ми, борет­ся с жева­тель­ны­ми резин­ка­ми. Уже кри­чим: «Акор­да, Акор­да! Повер­нись к нам пере­дом, к пар­ла­мен­ту задом».

А вот пре­зи­дент фон­да име­ни Болатха­на Тай­жа­на Мух­тар Тай­жан нашел адре­са­тов: он обра­тил­ся к пред­ста­ви­те­лям интеллигенции.

- Я обра­ща­юсь к народ­ным арти­стам, писа­те­лям, юри­стам, ака­де­ми­кам, сей­час вре­мя такое, что надо засту­пать­ся за народ, это наше общее буду­щее, это буду­щее детей тех же сле­до­ва­те­лей. Сей­час начи­на­ет­ся суд по Шет­пе. Купи­те билет, езжай­те туда. Одно ваше при­сут­ствие будет гово­рить о том, что вы обра­ща­е­те на это дело вни­ма­ние. Это очень важ­но, — счи­та­ет г‑н Тайжан.

При­слу­ша­ют­ся ли интел­ли­ген­ты к при­зы­ву спи­ке­ра — вопрос. А вот пред­ста­ви­те­лям граж­дан­ско­го обще­ства нуж­но поста­рать­ся и оста­но­вить суд над неф­тя­ни­ка­ми. Начать нуж­но хотя бы со сбо­ра под­пи­сей под обра­ще­ни­ем, кото­рое ини­ци­и­ро­ва­ли участ­ни­ки пресс-кон­фе­рен­ции. Жела­ю­щие могут остав­лять свои под­пи­си на фору­ме — парт­не­ре пор­та­ла «Рес­пуб­ли­ка». Мы пере­шлем их Галы­му Агелеуову.

Visit link:
Пре­кра­тить судеб­ный про­цесс по Жанаозену!

архивные статьи по теме

Башар Асад быстро бежит на месте

В аэропорту Душанбе изъяли наличку и золотые слитки. При чем тут афганский политик?

Editor

Боратоубийственная война

Editor