30 C
Астана
2 августа, 2021
Image default

Практика устранения кандидатов в президенты в Центральной Азии

В Узбе­ки­стане от уча­стия в пре­зи­дент­ской гон­ке отка­зал­ся Джа­хон­гир Ата­д­жа­нов. Он объ­явил, что при­чи­ной слу­жит дав­ле­ние на его семью. Устра­не­ние реаль­ных кан­ди­да­тов в пре­зи­ден­ты харак­тер­но не толь­ко для Узбе­ки­ста­на, но и для всей Цен­траль­ной Азии.

Джа­хон­гир Ата­д­жа­нов выбыл из пре­зи­дент­ской гон­ки в Узбекистане.

«Сле­зы моих роди­те­лей обхо­дят­ся мне слиш­ком доро­го», — сооб­щил Ата­д­жа­нов в сво­ем Instagram-кана­ле, объ­яв­ляя, что отка­зы­ва­ет­ся быть кан­ди­да­том от неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной демо­кра­ти­че­ской пар­тии «Эрк» из-за ока­зы­ва­е­мо­го дав­ле­ния на его семью.

Дей­стви­тель­но оппо­зи­ци­он­ные кан­ди­да­ты, бал­ло­ти­ру­ю­щи­е­ся на пост пре­зи­ден­та в Узбе­ки­стане и в дру­гих стра­нах Цен­траль­ной Азии, долж­ны быть гото­вы к про­сто огром­ным пре­пят­стви­ям на сво­ем пути.

Лица, зани­ма­ю­щие высо­кие посты на дан­ный момент в реги­оне, не жалу­ют людей с новы­ми иде­я­ми и, как пра­ви­ло, исполь­зу­ют сило­вые орга­ны, судеб­ную систе­му, а ино­гда и откро­вен­но голо­во­ре­зов, что­бы устра­нить неже­ла­тель­ных кон­ку­рен­тов на выборах.

Вот как это происходит.

Узбекистан

В декаб­ре быв­ший певец Ата­д­жа­нов сооб­щил, что пре­кра­ща­ет свою пев­че­скую карье­ру, так как она про­ти­во­ре­чит зако­нам шари­а­та. Затем он сде­лал несколь­ко неожи­дан­ное заяв­ле­ние о том, что на пре­зи­дент­ских выбо­рах в октяб­ре будет кан­ди­да­том в пре­зи­ден­ты от Демо­кра­ти­че­ской пар­тии «Эрк».

«Эрк» суще­ству­ет уже око­ло 30 лет, одна­ко пар­тия так и не была офи­ци­аль­но зарегистрирована.

Если здра­во рас­суж­дать, то у Ата­д­жа­но­ва и пар­тии «Эрк» с само­го нача­ла не было ника­ких шансов.

Экс­пер­ты счи­та­ют, что у Ата­д­жа­но­ва и пар­тии «Эрк» с само­го нача­ла не было ника­ких шансов

Дей­ству­ю­щий пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Шав­кат Мир­зи­е­ев бал­ло­ти­ру­ет­ся на вто­рой срок. Хотя Мир­зи­е­ев несколь­ко раз и гово­рил, что стране нуж­ны насто­я­щие оппо­зи­ци­он­ные пар­тии и кан­ди­да­ты, он и его адми­ни­стра­ция, похо­же, счи­та­ют, что сей­час вре­мя для это­го неподходящее.

Быв­ший рек­тор Тер­мез­ско­го уни­вер­си­те­та Узбе­ки­ста­на Хидир­на­зар Алла­ку­лов обра­зо­вал новую пар­тию под назва­ни­ем «Хаки­кат ва Тар­ак­ки­ет» («Спра­вед­ли­вость и Раз­ви­тие») и пла­ни­ро­вал бал­ло­ти­ро­вать­ся в пре­зи­ден­ты. Но Минюст отка­зы­ва­ет этой пар­тии в регистрации.

Ата­д­жа­нов и Алла­ку­лов столк­ну­лись и с дру­ги­ми пре­пят­стви­я­ми. На пуб­лич­ных собра­ни­ях их пар­тий и в домах кан­ди­да­тов то и дело появ­ля­лись неиз­вест­ные, сры­вая обсуж­де­ния стра­те­гий и при­зы­вая Ата­д­жа­но­ва и Алла­ку­ло­ва уйти из политики.

Мили­ция изъ­яла авто­ма­ши­ну Ата­д­жа­но­ва, а когда он сооб­щил об этом в сво­ем Instagram’е, орга­ны внут­рен­них дел нача­ли рас­сле­до­ва­ние на пред­мет того, не явля­ют­ся ли ком­мен­та­рии Ата­д­жа­но­ва оскорблением.

Не так дав­но оскорб­ле­ние пре­зи­ден­та в соци­аль­ных сетях ста­ло пре­ступ­ле­ни­ем. Види­мо, то же самое при­ме­ни­мо и по отно­ше­нию к оскорб­ле­нию орга­нов внут­рен­них дел.

Меж­ду тем Алла­ку­лов, как сооб­ща­ет­ся, под­верг­ся напа­де­нию в подъ­ез­де мно­го­квар­тир­но­го дома, где он про­жи­ва­ет. Груп­па людей опре­де­лен­но пыта­лась спро­во­ци­ро­вать дра­ку с потен­ци­аль­ным кан­ди­да­том. Алла­ку­лов пуб­лич­но пожа­ло­вал­ся на груп­пу, после чего они бла­го­по­луч­но пода­ли на него в суд за оскорб­ле­ние их чести и достоинства.

Лидер пар­тии «Ҳақиқат ва Тараққи­ёт» («Спра­вед­ли­вость и Раз­ви­тие»), быв­ший рек­тор Тер­мез­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та Хидир­на­зар Аллакулов

Судеб­ные при­ста­вы яви­лись в дом Алла­ку­ло­ва и изъ­яли всю его быто­вую тех­ни­ку – теле­ви­зор, холо­диль­ник, мик­ро­вол­но­вую печь и дру­гие вещи – в счет упла­ты штрафа.

Несколь­ко лет назад было заве­де­но дело, в кото­ром ока­зал­ся заме­шан­ным лидер коа­ли­ции «Сол­неч­ный Узбе­ки­стан» Сан­жар Ума­ров, объ­явив­ший в 2005 году о сво­ем наме­ре­нии бал­ло­ти­ро­вать­ся в пре­зи­ден­ты. Вско­ре он был обви­нен и при­знан винов­ным в хище­нии, укло­не­нии от упла­ты нало­гов и дру­гих финан­со­вых нару­ше­ни­ях и при­го­во­рен к 11 годам лише­ния свободы.

В свя­зи с меж­ду­на­род­ным дав­ле­ни­ем он был осво­бож­ден в 2009 году и уехал в Соеди­нен­ные Шта­ты, где и нахо­дит­ся по сей день.

Таджикистан

Мож­но утвер­ждать, что вла­сти Таджи­ки­ста­на еще жест­че отно­сят­ся к поли­ти­че­ским оппонентам.

Зайд Саи­дов был биз­не­сме­ном и госу­дар­ствен­ным долж­ност­ным лицом – с 2002 по 2007 год он зани­мал пост мини­стра промышленности.

Одна­ко сто­и­ло ему сфор­ми­ро­вать пар­тию «Новый Таджи­ки­стан» («Тод­жи­ки­сто­ни нав»), как вла­сти тут же раз­вер­ну­ли про­тив него жесто­кую кампанию.

«Новый Таджи­ки­стан» подал заяв­ку на реги­стра­цию в нача­ле апре­ля 2013 года, Саи­дов тогда чет­ко заявил, что не наме­рен бал­ло­ти­ро­вать­ся на пре­зи­дент­ских выбо­рах, кото­рые долж­ны были состо­ять­ся в кон­це того года.

Ника­ко­го зна­че­ния эти сло­ва не имели.

Зайд Саи­дов был биз­не­сме­ном и госу­дар­ствен­ным долж­ност­ным лицом – с 2002 по 2007 год он зани­мал пост мини­стра промышленности.

К 12 мая Агент­ство по госу­дар­ствен­но­му финан­со­во­му кон­тро­лю и борь­бе с кор­руп­ци­ей воз­бу­ди­ло уго­лов­ное дело про­тив Саи­до­ва по обви­не­нию в мошен­ни­че­стве и многоженстве.

В доме Саи­до­ва был про­из­ве­ден обыск.

Пар­ла­мент­ская газе­та «Садои Мар­дум» утвер­жда­ла, что такие пар­тии, как «Новый Таджи­ки­стан», были созда­ны для защи­ты лич­ных инте­ре­сов опре­де­лен­ных лиц, что Саи­дов «смог стать вла­дель­цем тако­го боль­шо­го состо­я­ния и соб­ствен­но­сти бла­го­да­ря коры­сти» и что он помог собрать день­ги для Объ­еди­нен­ной таджик­ской оппо­зи­ции (ОТО), вое­вав­шей про­тив пра­ви­тель­ствен­ных войск во вре­мя граж­дан­ской вой­ны в Таджи­ки­стане 1992–1997 годов.

Коли­че­ство обви­не­ний про­тив Саи­до­ва рос­ло: полу­че­ние взят­ки, рас­тра­та, неза­кон­ная при­ва­ти­за­ция госу­дар­ствен­но­го иму­ще­ства, изна­си­ло­ва­ние и ста­тут­ное изна­си­ло­ва­ние (поло­вой акт с лицом, не достиг­шим совершеннолетия).

Спу­стя все­го восемь меся­цев после объ­яв­ле­ния о созда­нии сво­ей поли­ти­че­ской пар­тии Саи­дов был осуж­ден в ходе закры­то­го судеб­но­го про­цес­са за финан­со­вое мошен­ни­че­ство, мно­го­жен­ство и сек­су­аль­ные отно­ше­ния с несо­вер­шен­но­лет­ней, и при­го­во­рен к 26 годам лише­ния сво­бо­ды, еще три года были добав­ле­ны позднее.

После при­го­во­ра адво­ка­ты Саи­до­ва и чле­ны их семей под­вер­га­лись пре­сле­до­ва­ни­ям. Один из его адво­ка­тов, Шух­рат Кудра­тов, был впо­след­ствии при­го­во­рен к девя­ти годам лише­ния сво­бо­ды по обви­не­нию в мошен­ни­че­стве и взяточничестве.

Посте­пен­но иму­ще­ство Саи­до­ва было захва­че­но, а чле­ны его семьи высе­ле­ны из домов.

Та же так­ти­ка исполь­зо­ва­лась в кон­це 2015 года для дис­кре­ди­та­ции и запре­та «Пар­тии ислам­ско­го воз­рож­де­ния Таджи­ки­ста­на», кото­рая была осно­вой ОТО, и заклю­че­ния в тюрь­му мно­гих ее лидеров.

Казахстан

Пре­мьер-мини­стром Казах­ста­на с 1994 по 1997 год был Аке­жан Каже­гель­дин. Он оста­вил пост после кон­флик­та с тогдаш­ним пре­зи­ден­том Казах­ста­на Нур­сул­та­ном Назарбаевым.

Каже­гель­дин наме­ре­вал­ся бал­ло­ти­ро­вать­ся в пре­зи­ден­ты на выбо­рах, наме­чен­ных на декабрь 2000 года.

Одна­ко в октяб­ре 1998 года Назар­ба­ев про­вел встре­чу за закры­ты­ми две­ря­ми с груп­пой депу­та­тов, в ходе кото­рой пар­ла­мен­та­рии пред­ло­жи­ли изме­нить срок пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий с пяти до семи лет. Этот ход предо­ста­вит Назар­ба­е­ву еще два сро­ка, пере­не­ся пре­зи­дент­ские выбо­ры на январь 1999 года.

Сов­мест­ное засе­да­ние пар­ла­мен­та одоб­ри­ло пред­ло­же­ния в счи­тан­ные дни.

14 октяб­ря Каже­гель­дин выдви­нул свою кан­ди­да­ту­ру. Одна­ко 20 октяб­ря суд Алма­ты поста­но­вил, что Каже­гель­дин в нача­ле октяб­ря нару­шил недав­но при­ня­тый закон об уча­стии в «мас­со­вых собра­ни­ях и собра­ни­ях неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной орга­ни­за­ции» сво­им появ­ле­ни­ем на митин­ге дви­же­ния «За сво­бод­ные выборы».

Аке­жан Каже­гель­дин, лидер казах­ской оппо­зи­ции в изгна­нии. Страс­бург, 25 апре­ля 2006 года.

Это было адми­ни­стра­тив­ное пра­во­на­ру­ше­ние, но, по мне­нию казах­стан­ских судов, новый закон предо­ста­вил доста­точ­ные осно­ва­ния для отстра­не­ния Каже­гель­ди­на от уча­стия в выборах.

Каже­гель­дин попы­тал­ся оспо­рить реше­ние. Но при этом чле­ны его пред­вы­бор­ной коман­ды под­верг­лись пре­сле­до­ва­ни­ям, его сотруд­ник по свя­зям с обще­ствен­но­стью и пресс-сек­ре­тарь были изби­ты, а в зда­ние редак­ции газе­ты «XXI век», кото­рая под­дер­жа­ла кан­ди­да­ту­ру Каже­гель­ди­на, была бро­ше­на бутыл­ка с зажи­га­тель­ной смесью.

Вско­ре Каже­гель­дин бежал из Казах­ста­на и так и не вернулся.

Еще одним потен­ци­аль­ным кан­ди­да­том в пре­зи­ден­ты в Казах­стане был Алтын­бек Сар­сен­бай­у­лы. Он был мини­стром инфор­ма­ции и послом Казах­ста­на в Рос­сии и имел попу­ляр­ность сре­ди населения.

Сар­сен­бай­у­лы так­же кри­ти­ко­вал Назар­ба­е­ва и в апре­ле 2005 года сфор­ми­ро­вал оппо­зи­ци­он­ную пар­тию под назва­ни­ем «Нагыз Ак жол» («Истин­ный свет­лый путь»), наме­ре­ва­ясь бал­ло­ти­ро­вать­ся на пре­зи­дент­ских выбо­рах про­тив Назар­ба­е­ва в кон­це того же года.

Похо­ро­ны оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка Алтын­бе­ка Сар­сен­бай­у­лы в Алма­ты. 15 фев­ра­ля 2006 года.

Вме­сто это­го Сар­сен­бай­у­лы под­дер­жал Жар­ма­ха­на Туяк­бая, кото­ро­го несколь­ко оппо­зи­ци­он­ных групп, назы­ва­ю­щих себя бло­ком «За спра­вед­ли­вый Казах­стан», согла­си­лись под­дер­жать в каче­стве сво­е­го кандидата.

Туяк­бай два­жды под­вер­гал­ся напа­де­нию в нача­ле сво­ей кам­па­нии. Один раз, когда чле­ны бло­ка соби­ра­лись в гости­ни­це Шым­кен­та, на эту встре­чу ворва­лась груп­па из при­мер­но 300 неиз­вест­ных, что­бы поме­шать пред­ста­ви­те­лям оппозиции.

Сар­сен­бай­у­лы был убит в фев­ра­ле 2006 года. Его тело, а так­же тела его тело­хра­ни­те­ля и води­те­ля были най­де­ны на обо­чине доро­ги в при­го­ро­де Алма­ты со свя­зан­ны­ми за спи­ной рука­ми. Они были уби­ты выстре­лом в голову.

Кыргызстан

Кыр­гыз­стан счи­та­ет­ся един­ствен­ной стра­ной в Цен­траль­ной Азии, где были про­ве­де­ны демо­кра­ти­че­ские выбо­ры, но даже там неко­то­рые оппо­зи­ци­он­ные кан­ди­да­ты в пре­зи­ден­ты столк­ну­лись с проблемами.

В 1990‑е годы Феликс Кулов зани­мал несколь­ко госу­дар­ствен­ных долж­но­стей: вице-пре­зи­ден­та, мини­стра наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, губер­на­то­ра Чуй­ской обла­сти и мэра Бишкека.

Как и Каже­гель­дин в Казах­стане, Кулов ста­но­вил­ся все более кри­тич­ным по отно­ше­нию к пре­зи­ден­ту Кыр­гыз­ста­на, кото­рым до мар­та 2005 года был Аскар Акаев.

В 1999 году в госу­дар­ствен­ных газе­тах нача­ли появ­лять­ся ста­тьи о том, что Кулов замыш­ля­ет заго­вор с целью свер­же­ния Ака­е­ва или даже его убий­ства. Было нача­то рас­сле­до­ва­ние, и в апре­ле 1999 года Кулов подал в отстав­ку с поста мэра. К июню Кулов сфор­ми­ро­вал свою соб­ствен­ную поли­ти­че­скую пар­тию – «Ар-Намыс» («Досто­ин­ство»), и было оче­вид­но, что Кулов при­смат­ри­ва­ет­ся к посту пре­зи­ден­та, выбо­ры на кото­рый были запла­ни­ро­ва­ны на октябрь 2000 года.

Феликс Кулов, быв­ший пре­мьер-министр Кыр­гыз­ста­на и лидер оппо­зи­ци­он­ной пар­тии «Ар Намыс» (Досто­ин­ство), отве­ча­ет на вопро­сы во вре­мя онлайн-кон­фе­рен­ции Радио Азаттык. Биш­кек, 9 мар­та 2011 года.

Но сна­ча­ла Кулов хотел быть избран­ным в пар­ла­мент на все­об­щих выбо­рах в фев­ра­ле 2000 года.

Рас­сле­до­ва­нию заяв­ле­ний о том, что Кулов пла­ни­ро­вал сверг­нуть Ака­е­ва, было дано уско­ре­ние в свя­зи с доба­вив­ши­ми­ся обви­не­ни­я­ми в орга­ни­за­ции авто­мо­биль­ной ава­рии с уча­сти­ем мини­стра наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Анар­бе­ка Бака­е­ва в 1996 году.

Кулов занял эту долж­ность после ава­рии, а Бака­ев оста­вал­ся в коме до сво­ей смер­ти в янва­ре 1998 года.

Преж­де чем «Ар-Намыс» мог бы быть заре­ги­стри­ро­ван­ным, в изби­ра­тель­ное зако­но­да­тель­ство Кыр­гыз­ста­на были при­ня­ты поправ­ки, соглас­но кото­рым пар­тии долж­ны были реги­стри­ро­вать­ся как мини­мум за год до выборов.

«Пар­тия Демо­кра­ти­че­ско­го дви­же­ния Кыр­гыз­ста­на» поз­во­ли­ла Куло­ву бал­ло­ти­ро­вать­ся, но рас­сле­до­ва­ние в его отно­ше­нии продолжалось.

Были утвер­жде­ния, что он при­сво­ил око­ло 62 тысяч дол­ла­ров в быт­ность его губер­на­то­ром Чуй­ской обла­сти, а будучи мини­стром наци­о­наль­ной без­опас­но­сти при­об­рел аппа­ра­ту­ру для про­слу­ши­ва­ния теле­фо­нов несколь­ких пра­ви­тель­ствен­ных чинов­ни­ков, и что спе­ци­аль­ное под­раз­де­ле­ние «Кал­ка­на», сфор­ми­ро­ван­ное им в мини­стер­стве, пла­ни­ро­ва­ло убить Акаева.

Кулов бал­ло­ти­ро­вал­ся в Кара-Буу­рин­ском рай­оне Талас­ской обла­сти и выиг­рал пер­вый тур пар­ла­мент­ских выбо­ров в фев­ра­ле 2000 года, но набрал толь­ко 36 про­цен­тов голо­сов – это­го было недо­ста­точ­но для пол­ной победы.

Во вто­ром туре 12 мар­та его оппо­нент Алым­бай Сул­та­нов, набрав­ший в пер­вом туре 18 про­цен­тов, набрал 56 про­цен­тов голосов.

Нача­лись про­те­сты, и Орга­ни­за­ция по без­опас­но­сти и сотруд­ни­че­ству в Евро­пе (ОБСЕ) заяви­ла, что ее наблю­да­те­ли сооб­ща­ют о мно­го­чис­лен­ных нарушениях.

Сооб­ща­лось, что 17 мар­та пред­се­да­тель участ­ко­вой изби­ра­тель­ной комис­сии покон­чил жизнь самоубийством.

22 мар­та Кулов был аре­сто­ван по обви­не­нию в кор­руп­ции, когда он нахо­дил­ся на лече­нии в боль­ни­це из-за сер­деч­но­го приступа.

27 июня в воен­ном суде начал­ся закры­тый про­цесс по его делу, одна­ко 7 авгу­ста он был неожи­дан­но оправдан.

9 авгу­ста Кулов объ­явил о сво­ем наме­ре­нии бал­ло­ти­ро­вать­ся в президенты.

Но 11 сен­тяб­ря его оправ­да­тель­ный при­го­вор был отме­нен, и Цен­траль­ная изби­ра­тель­ная комис­сия отка­за­лась заре­ги­стри­ро­вать его в каче­стве кан­ди­да­та на голо­со­ва­ни­ях 29 октября.

В янва­ре 2001 года воен­ный суд при­знал Куло­ва винов­ным в зло­упо­треб­ле­нии вла­стью, в его быт­ность мини­стром наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, и при­го­во­рил его к семи годам лише­ния свободы.

Кулов был осво­бож­ден из тюрь­мы, когда Ака­ев был изгнан в резуль­та­те тюль­па­но­вой рево­лю­ции в мар­те 2005 года.

Те, кто осве­дом­лен о пре­зи­дент­ской гон­ке в Кыр­гыз­стане в 2017 году, пом­нят Омур­бе­ка Баба­но­ва – лиди­ро­вав­ше­го с боль­шим отры­вом в боль­шин­стве рей­тин­гов перед выбо­ра­ми – под­верг­ну­то­го широ­ко­мас­штаб­ной кле­вет­ни­че­ской кам­па­нии. Как толь­ко завер­ши­лись выбо­ры, он был вынуж­ден вре­мен­но поки­нуть стра­ну во избе­жа­ние обви­не­ний, всплыв­ших про­тив него во вре­мя кампании.

Мож­но при­ве­сти гораз­до боль­ше при­ме­ров по каж­дой из этих стран.

Про­шло почти 30 лет с тех пор, как госу­дар­ства Цен­траль­ной Азии обре­ли независимость.

За все это вре­мя, за исклю­че­ни­ем несколь­ких голо­со­ва­ний в Кыр­гыз­стане, выбо­ры в этих стра­нах, мож­но ска­зать, были чуть боль­ше чем про­сто меро­при­я­ти­ем – они были фор­маль­ны­ми, а не истин­ны­ми, кото­рые про­хо­дят раз за разом, не при­во­дя к реаль­ным изме­не­ни­ям в поли­ти­ке или систе­ме по их завершению.

При этом после все­го это­го пра­ви­тель­ства изоб­ра­жа­ют оскорб­лен­ных, когда запад­ные наблю­да­те­ли и пра­ви­тель­ства кри­ти­ку­ют их выборы.

Источ­ник: http://asiais.ru/

архивные статьи по теме

Звезда Келимбетова покатилась к закату

Қос биліктен туындаған саяси шиеленіс қайда алып барады?

Editor

Стинг отказался выступать в Астане по политическим причинам