6 C
Астана
25 октября, 2021
Image default

Почему я ненавижу КНБ

В КНБ фак­ти­че­ски не оста­лось про­фес­си­о­на­лов, а людей чести и досто­ин­ства мож­но сосчи­тать «по паль­цам», пишет в сво­ем обра­ще­нии к сотруд­ни­кам спец­служб Марат Жан­у­за­ков. Ниже мы пред­ла­га­ем текст его откры­то­го пись­ма без купюр. 

 

Автор: Марат ЖАНУЗАКОВ

 

СПЕЦСЛУЖБАМ КАЗАХСТАНА

В тече­ние мно­гих лет сотруд­ни­ки КНБ бес­це­ре­мон­но и наг­ло ведут слеж­ку, под­слу­ши­ва­ют мои теле­фон­ные раз­го­во­ры, вме­ши­ва­ют­ся в мою лич­ную жизнь, про­из­во­дят «зачист­ку» в моем окру­же­нии, с помо­щью шан­та­жа и угроз выдав­ли­вая из него людей, кото­рых при­ро­да не награ­ди­ла той сте­пе­нью стой­ко­сти, кото­рая необ­хо­ди­ма для того, что­бы про­ти­во­сто­ять тако­му под­ло­му нажиму.

Струк­ту­ра КНБ, ост­ро­ум­но и точ­но назван­ная в наро­де «Коми­те­том Назар­ба­ев­ской Без­опас­но­сти», поль­зу­ясь тру­со­стью моих быв­ших кол­лег — ВУЗов­ских пре­по­да­ва­те­лей и чинов­ни­ков, орга­ни­зо­ва­ла моё уволь­не­ние из уни­вер­си­те­та в нача­ле 2003 года. Фор­маль­ным пово­дом для уволь­не­ния послу­жи­ло отсут­ствие на рабо­чем месте «более трех часов», а фак­ти­че­ской при­чи­ной было вступ­ле­ние в ряды РОО ДВК и актив­ное уча­стие в его деятельности.

Мои попыт­ки через суд добить­ся спра­вед­ли­во­сти не увен­ча­лись успе­хом, преж­де все­го пото­му, что спе­цор­га­ны сде­ла­ли все, что­бы не допу­стить это­го. Попи­рая закон, поль­зу­ясь сла­бо­стью людей, вы доби­лись того, что врач, выда­вав­ший мне боль­нич­ный лист, после вашей «обра­бот­ки», заявил на суде, что я не был болен! А руко­вод­ство област­но­го управ­ле­ния здра­во­хра­не­ния сво­им реше­ни­ем и вовсе анну­ли­ро­ва­ло боль­нич­ный лист. Так обо­рва­лась моя пре­по­да­ва­тель­ская дея­тель­ность, про­дол­жав­ша­я­ся два деся­ти­ле­тия. Док­тор­ская дис­сер­та­ция, над кото­рой я рабо­тал не один год, оста­лась незавершенной.

Ока­за­лась не вос­тре­бо­ван­ной и моя лич­ная биб­лио­те­ка, содер­жа­щая более 5000 книг и жур­на­лов (воз­мож­но, это самая боль­шая домаш­няя биб­лио­те­ка в нашем горо­де), кото­рую я соби­рал со сту­ден­че­ских лет. Зна­чи­тель­ную часть её состав­ля­ет науч­ная лите­ра­ту­ра, кото­рая в усло­ви­ях наше­го горо­да, за пре­де­ла­ми госу­ни­вер­си­те­та, вне сту­ден­че­ской ауди­то­рии исполь­зо­вать почти невозможно.

Прав­да, поз­же мне неод­но­крат­но пред­ла­га­ли вер­нуть­ся в госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, на род­ной факуль­тет. Сре­ди тех, кто про­тя­ги­вал «руку помо­щи», были аки­мы обла­сти и горо­да. Оба раза, слу­чай­но или зако­но­мер­но, это про­ис­хо­ди­ло нака­нуне пре­зи­дент­ских выбо­ров. В пер­вый раз, узнав о теме бесе­ды, я про­сто не пошел на встре­чу с аки­мом обла­сти, во вто­рой — веж­ли­во отка­зал­ся, побла­го­да­рив за доб­рый жест. И в пер­вый, и во вто­рой раз я пре­крас­но пони­мал, что все эти пред­ло­же­ния не бес­ко­рыст­ны и мень­ше все­го про­дик­то­ва­ны сочув­стви­ем ко мне как спе­ци­а­ли­сту, выби­то­му из зна­ко­мой про­фес­си­о­наль­ной сре­ды дея­тель­но­сти. Вос­ста­нов­ле­ние на преж­ней рабо­те для меня озна­ча­ло бы отказ от убеж­де­ний и поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти. А таким спо­со­бом поку­пать воз­вра­ще­ние к вузов­ской дея­тель­но­сти я не хочу.

О сти­ле рабо­ты ваше­го ведом­ства мно­гие казах­стан­цы зна­ко­мы по газе­там, по судь­бам Н.Масанова, С.Дуванова, С.Куттыкадама, П.Своика и др. Но они порой не пред­став­ля­ют, как рабо­та­е­те вы на местах, вда­ли от цен­тра, где нет под­держ­ки цен­траль­ной прес­сы, а обще­ствен­ность пас­сив­на и инерт­на. За годы пре­бы­ва­ния в поли­ти­че­ской оппо­зи­ции я и мои това­ри­щи испы­та­ли на себе очень мно­гое из того, что вы исполь­зу­е­те по отно­ше­нию к наи­бо­лее непо­кор­ным оппо­нен­там власти.

Раз­ве не спе­цор­га­ны ини­ци­и­ро­ва­ли рас­про­стра­не­ние под­мет­ных листо­вок обо мне, пуб­ли­ка­цию в интер­не­те и газе­тах ста­тей кле­вет­ни­че­ско­го содер­жа­ния, при­пи­сы­вая мне сло­ва и дей­ствия, кото­рые я не про­из­но­сил и не совер­шал, пере­дер­ги­вая фак­ты в моих пуб­ли­ка­ци­ях, ста­вя все с ног на голо­ву, при­пи­сы­вая мне бре­до­вые идеи (напри­мер, неонацизм)?

Раз­ве не ваши сотруд­ни­ки раз­ра­бо­та­ли опе­ра­цию по вовле­че­нию меня с помо­щью моло­дой жен­щи­ны в сау­ну в 2005 году (без­успеш­ную), а чуть поз­же, дей­ствуя по прин­ци­пу не мытьем, так ката­ни­ем, пыта­лись зама­рать по-дру­го­му, сде­лав меня винов­ни­ком в исто­рии с фаль­ши­вы­ми день­га­ми. Тогда со мной у вас это не про­шло. Но частич­но было осу­ществ­ле­но ваши­ми сотруд­ни­ка­ми про­тив мое­го сорат­ни­ка Вик­то­ра Новикова.

Сняв его на видео­ка­ме­ру в посте­ли с жен­щи­ной, кото­рую, без сомне­ния, ему вы и «под­ста­ви­ли», ваши сотруд­ни­ки пыта­лись его шан­та­жи­ро­вать, скло­нить к «сотруд­ни­че­ству» с ваши­ми ведом­ство­ва­ми. Конеч­но, вы были уве­ре­ны, что с таким ком­про­ма­том сло­ма­е­те чело­ве­ка, сде­ла­е­те из него «сту­ка­ча». Одна­ко и эта затея ваших сотруд­ни­ков про­ва­ли­лась. Чело­век невы­со­ко­го роста и отнюдь не бога­тыр­ско­го сло­же­ния, уже дале­ко не моло­дой — ему тогда было 68 — пока­зал, без пре­уве­ли­че­ния, насто­я­щую волю и стой­кость. Вам, воз­мож­но, такие вещи не понять. Пото­му что сотруд­ни­ки любых пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, по мое­му мне­нию, гото­вы ради зва­ний и долж­но­стей посту­пить­ся прин­ци­па­ми, про­дать совесть, если она у кого ещё есть.

Дав­но я обра­тил вни­ма­ние на такой фено­мен: муже­ствен­ные про­фес­сии, к кото­рым отно­сят и пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны, как пра­ви­ло, выби­ра­ют для само­утвер­жде­ния перед окру­жа­ю­щи­ми сла­бые духом люди. Казен­ная фор­ма, табель­ное ору­жие, гре­ю­щее серд­це гроз­ная для обы­ва­те­ля «короч­ка» и про­чие внеш­ние атри­бу­ты вашей про­фес­сии ста­но­вят­ся заме­ни­те­ля­ми муже­ства, кото­рым гос­подь чаще все­го мно­гих из вас обде­ля­ет. Пар­ни, трус­ли­во жав­ши­е­ся к сво­им дамам во вре­мя сту­ден­че­ских пота­со­вок, по моим наблю­де­ни­ям, пошли в пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны. В том чис­ле и КГБ-КНБ.

 После убий­ства А.Сарсенбаева и его дру­зей, в кото­ром самое актив­ное уча­стие при­ня­ли ваши кол­ле­ги, мно­го писа­лось о том, что в КНБ фак­ти­че­ски не оста­лось про­фес­си­о­на­лов. А людей чести и досто­ин­ства, как мне кажет­ся, и в КГБ СССР мож­но было сосчи­тать «по паль­цам». Более того, я допус­каю, что и в этом ведом­стве, а так­же в мари­о­не­точ­ных, зави­си­мых от неё струк­ту­рах (напри­мер, в депар­та­мен­те внут­рен­ней поли­ти­ки), мало нор­маль­ных муж­чин и жен­щин, име­ю­щих есте­ствен­ные потреб­но­сти и жела­ния. А если эти жела­ния у них есть, то, по каким-то при­чи­нам, нет воз­мож­но­сти их удовлетворить.

Воз­мож­но, в силу спе­ци­фи­че­ских задач, постав­лен­ных перед вами «кук­ло­во­да­ми» из Ак Орды, по при­чине, кото­рая мне неве­до­ма, в спе­цор­га­ны, ныне наби­ра­ют пре­иму­ще­ствен­но импо­тен­тов и «голу­бых». Я не пси­хо­лог, не пси­хи­атр, не сек­со­па­то­лог. Но свое, пусть и диле­тант­ское объ­яс­не­ние того, что вы дела­е­те и чем инте­ре­су­е­тесь в жиз­ни сво­их «под­опеч­ных», у меня есть.

В этой свя­зи вспо­ми­на­ет­ся Фаи­на Ранев­ская, кото­рая перед смер­тью выска­за­лась откро­вен­но о дра­ме сво­ей жиз­ни так: «Ухо­жу из жиз­ни недо­иг­рав­шая и недое.…я!». Убеж­ден, что в этом отно­ше­нии вашим штат­ным и вне­штат­ным сотруд­ни­цам повез­ло зна­чи­тель­но боль­ше, чем вели­кой актри­се. В гряз­ные поли­ти­че­ские игри­ща они в сво­ей жиз­ни наиг­ра­ют­ся всласть. Поэто­му уйдут из жиз­ни толь­ко недо…е. Ведь, судя по все­му, вы рекру­ти­иру­е­те сво­их сотруд­ниц из чис­ла тех, у кого, в силу отсут­ствия соб­ствен­ной част­ной жиз­ни, про­яв­ля­ет­ся повы­шен­ный инте­рес к при­ват­ной жиз­ни дру­гих. Загля­ды­вая «в замоч­ную сква­жи­ну», воз­буж­да­ясь от чужих сто­нов, они, воз­мож­но, пси­хо­ло­ги­че­ски ком­пен­си­ру­ют то, чего лише­ны. Ина­че гово­ря, физи­че­ский голод уто­ля­ют с помо­щью зву­ко­вых и зри­тель­ных образов.

На этом я делаю акцент неслу­чай­но. Как нам ста­ло извест­но из сети интер­нет, из 13 сотруд­ни­ков отде­ла поли­ти­че­ско­го сыс­ка Акмо­лин­ско­го ДКНБ восемь чело­век фор­маль­но отно­сят­ся к жен­ско­му полу. Ска­жу откро­вен­но, жизнь научи­ла меня тому, что­бы быть гото­вым к любо­му ковар­ству с вашей сто­ро­ны. Что ещё вы заго­то­ви­ли про­тив меня? С про­сти­тут­ка­ми я нико­гда не зна­ко­мил­ся, нар­ко­ти­ки нико­гда не упо­треб­лял, взят­ки, даже будучи нищим вузов­ским пре­по­да­ва­те­лем, нико­гда не брал. А может, у вас име­ют­ся более серьез­ные пла­ны, чем обви­не­ние меня в исполь­зо­ва­нии фаль­ши­вых денег и нар­ко­ти­ков? Напри­мер, ули­чить меня в раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни? Или, еще кру­че — в свер­же­нии казах­ско­го госу­дар­ства насиль­ствен­ным путем? Раз­ве не в этих смерт­ных гре­хах вы обви­ни­ли недав­но моих еди­но­мыш­лен­ни­ков: В.Козлова, А.Амирову, И.Винявского, С.Сапаргали, В.Курамшина и др.?

Я допус­каю, что всё это и мно­гое дру­гое, име­ю­ще­е­ся в вашем гряз­ном арсе­на­ле, заго­тов­ле­но не про­тив меня, а про­тив моих близ­ких, моих детей. Зная ваши мето­ды рабо­ты, я не исклю­чаю послед­не­го. Жана­о­зен­ский рас­стрел людей подон­ка­ми из МВД и КНБ, уве­рен, не оста­вил ника­ких иллю­зий отно­си­тель­но ваших мето­дов даже у самых верноподданных.

При этом мне нет необ­хо­ди­мо­сти при­во­дить при­ме­ры из жиз­ни дру­гих людей, вспо­ми­нать мно­го­чис­лен­ные слу­чаи, отра­жен­ные в СМИ. Мой соб­ствен­ный опыт не менее богат. Ваши люди неод­но­крат­но зво­ни­ли моим детям, даже, когда они были в под­рост­ко­вом воз­расте, сооб­ща­ли им реаль­ные и вымыш­лен­ные подроб­но­сти моей част­ной жиз­ни, сбра­сы­ва­ли им на элек­трон­ный адрес ком­про­мен­ти­ру­ю­щие меня ста­тьи, напи­сан­ные, по мое­му убеж­де­нию, в ваших каби­не­тах или по ваше­му зака­зу, по вашей подаче.

Каким же надо быть подон­ком, что­бы зво­нить детям, пусть и нена­вист­но­го вам чело­ве­ка, и сооб­щать им све­де­ния, раня­щие их пси­хи­ку! Толь­ко сади­сты могут полу­чать удо­воль­ствие от целе­на­прав­лен­но при­чи­нен­но­го стра­да­ния детей. Неуже­ли сего­дня спе­цор­га­ны явля­ют­ся питом­ни­ком про­сти­ту­ток, убийц, сади­стов и про­чих извращенцев? 

Ещё в совет­ское вре­мя я воз­не­на­ви­дел КГБ. Впер­вые я столк­нул­ся с «рыца­ря­ми пла­ща и кин­жа­ла» в 1979 году, когда был одним из руко­во­ди­те­лей сту­ден­че­ско­го дви­же­ния в Кок­ше­тау, направ­лен­но­го про­тив созда­ния на тер­ри­то­рии Кок­че­тав­ской и Цели­но­град­ской обла­стей Немец­кой авто­ном­ной обла­сти. Поз­же меня пре­сле­до­ва­ли за цели и дея­тель­ность, кото­рые в совре­мен­ном Казах­стане вос­при­ни­ма­ют­ся в каче­стве абсо­лют­ной ценности.

Сотруд­ни­кам КГБ не нра­ви­лись мои рас­суж­де­ния о тяже­лой судь­бе казах­ско­го язы­ка, о лжи­вой, в уго­ду совре­мен­но­сти интер­пре­ти­ро­ван­ной исто­рии наше­го наро­да. Им не нра­ви­лось мое актив­ное уча­стие в дея­тель­но­сти Граж­дан­ско­го дви­же­ния «Азат», основ­ной целью кото­ро­го явля­лось созда­ние неза­ви­си­мо­го госу­дар­ства — Казах­стан. Тогда, в 80‑х — нача­ле 90‑х годов, спец­служ­бы пыта­лись запре­тить мне любить свою зем­лю, свой язык, думать о судь­бе наро­да, пере­жи­вать за его насто­я­щее и про­шлое, бороть­ся за целост­ность и неза­ви­си­мость роди­ны. Теперь же вы пыта­е­тесь запре­тить мне нена­ви­деть боль­шие и малые куль­ты лич­но­стей (как ска­зал бы Шекс­пир: «ничто­же­ство в рос­кош­ном оде­я­нии»), без­за­ко­ние, кор­руп­цию, под­ха­лим­ство, име­ю­щее тен­ден­цию стать чер­той наци­о­наль­но­го харак­те­ра, семей­но-кла­но­вый режим, псев­до­вы­бо­ры, пре­да­тель­ство инте­ре­сов наро­да, то есть все то, что, по мое­му убеж­де­нию, с таким оже­сто­че­ни­ем защи­ща­е­те вы.

 У нас, к сожа­ле­нию, не был при­нят Закон люст­ра­ции, как в стра­нах При­бал­ти­ки и Восточ­ной Евро­пы. По этой при­чине в стране пра­вят бал быв­шие ком­со­моль­ские и пар­тий­ные функ­ци­о­не­ры, сотруд­ни­ки и донос­чи­ки КГБ. Поне­во­ле напра­ши­ва­ет­ся такая ана­ло­гия. Исто­ри­ки Оте­че­ствен­ной вой­ны дав­но дока­за­ли на мате­ри­а­ле ана­ли­за лич­ных дел кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов, слу­жив­ших у нем­цев поли­ца­я­ми, что зна­чи­тель­ная часть из них была из чис­ла быв­ших ком­му­ни­стов и сотруд­ни­ков НКВД. Эти люди все­гда сиде­ли на белом коне, несмот­ря на прин­ци­пи­аль­ную сме­ну поли­ти­че­ско­го ланд­шаф­та. Не нахо­ди­те вы здесь сход­ства с ситу­а­ци­ей в нашей стране?

Стра­на недав­но отме­ти­ла свое 20-летие. В пре­зи­ди­у­мах боль­ших и малых собра­ний вос­се­да­ют те, кто в свое вре­мя послуш­но выпол­нял любую волю Крем­ля, кто насто­я­щих пат­ри­о­тов назы­вал не ина­че, как сепа­ра­ти­ста­ми и наци­о­на­ли­ста­ми, кто пре­сле­до­вал декаб­ри­стов 86-го, кто не толь­ко не борол­ся за неза­ви­си­мость Казах­ста­на, но и счи­тал идею неза­ви­си­мо­сти поли­ти­че­ской кра­мо­лой, достой­ной суро­во­го нака­за­ния. Это были поли­ти­ки-каза­хи, на пре­да­тель­стве инте­ре­сов сво­е­го наро­да сде­лав­шие карье­ру ещё при совет­ской вла­сти, поли­ти­ки-нека­за­хи, в свое вре­мя мор­щив­шие носы при раз­го­во­рах о судь­бе казах­ско­го язы­ка или лич­но­сти Кене­са­ры… Раз­ве это не парадокс!

 Мно­гие мои дру­зья нена­ви­дят КНБ, орга­ни­за­цию, кото­рая долж­на бы по идее защи­щать от внеш­них и внут­рен­них тер­ро­ри­сти­че­ских и про­чих угроз, но на самом деле, по мне­нию мно­гих людей мое­го окру­же­ния, тер­ро­ри­зи­ру­ет свой народ. Дей­стви­тель­но, раз­ве мож­но ува­жать струк­ту­ру, кото­рая кол­лек­ци­о­ни­ру­ет чело­ве­че­ские сла­бо­сти, выис­ки­ва­ет и выню­хи­ва­ет ком­про­ма­те­ри­а­лы на неугод­ных, что­бы «в нуж­ный момент и в нуж­ном месте» сло­мать чело­ве­ка, поста­вить его на коле­ни, толк­нуть на предательство?

После все­го, что вы дела­е­те в отно­ше­нии граж­дан Казах­ста­на, чья вина толь­ко в том, что они не «лижут пят­ки» власть иму­щих, раз­ве вы убе­ди­те обще­ство в том, что те несчаст­ные, кото­рые про­из­ве­ли взрыв в Акто­бе и уби­ли ваших сотруд­ни­ков в Тара­зе, были рели­ги­оз­ны­ми экс­тре­ми­ста­ми? А может быть, вы сво­и­ми цинич­ны­ми и топор­ны­ми мето­да­ми воз­дей­ствия на пси­хи­ку и дове­ли их до этого?

 Что каса­ет­ся лич­но меня, то при­зна­юсь откро­вен­но: чув­ство, кото­рое я испы­ты­ваю к вам, нель­зя пере­дать сло­вом «нена­висть» или «пре­зре­ние». Нена­висть — толь­ко состав­ля­ю­щее того, что я пере­жи­ваю, думая о вашей чер­ной рабо­те. В послед­ний раз, в Жана­о­зене, ваши сотруд­ни­ки копа­лись в моем мобиль­ном теле­фоне, с ухмыл­кой чита­ли и пере­да­ва­ли друг дру­гу мою лич­ную ника­ко­го отно­ше­ния к поли­ти­ке не име­ю­щую пере­пис­ку. Раз­ве они достой­ны толь­ко ненависти?

Вы явля­е­тесь для меня вопло­ще­ни­ем «дур­но­го запа­ха мира», о кото­ром гово­рил Н.Бердяев. Поэто­му мое отно­ше­ние к вам, осо­бен­но к тем, кто зани­ма­ет­ся поли­ти­че­ским сыском, ко всем мари­о­нет­кам, пля­шу­щим под вашу дуд­ку, намно­го слож­нее. Очень при­бли­зи­тель­но его мож­но срав­нить, пожа­луй, с ощу­ще­ни­я­ми нор­маль­но­го чело­ве­ка, наде­лен­но­го здо­ро­вым чув­ством брезг­ли­во­сти, кото­рый, про­хо­дя мимо мусор­ных кон­тей­не­ров, видит там копа­ю­щих­ся в нечи­сто­тах боль­ших белых червей.

Read More:
Поче­му я нена­ви­жу КНБ

архивные статьи по теме

Китай не уйдет из Центральной Азии

Кто может умереть в 2013 году?

Почему молчит президент?