-23 C
Астана
22 января, 2021
Image default

Почему результаты выборов привели к массовым протестам в Киргизии

Участ­ни­ки про­те­стов тре­бу­ют новых выбо­ров и при­хо­да к вла­сти новых людей, а не сме­ны поли­ти­че­ской систе­мы. Поэто­му речь не идет о рево­лю­ции, счи­та­ют опро­шен­ные DW эксперты.

Кир­ги­зию лихо­ра­дит. Мас­со­вые про­те­сты нача­лись в поне­дель­ник, 5 октяб­ря, после объ­яв­ле­ния резуль­та­тов выбо­ров в пар­ла­мент. На ули­цы Биш­ке­ка вышли люди, воз­му­щен­ные тем, что из-за мас­со­вых фаль­си­фи­ка­ций семи­про­цент­ный барьер не пре­одо­ле­ли две­на­дцать из шест­на­дца­ти участ­во­вав­ших в них пар­тий. Зато более поло­ви­ны голо­сов собра­ли две пар­тии вла­сти. В спис­ках кан­ди­да­тов одной из них – «Бирим­дик» — брат дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Асил­бек Жээн­бе­ков. Дру­гую – «Меке­ним Кыр­гыз­стан» — вел на выбо­ры брат чинов­ни­ка, имя кото­ро­го фигу­ри­ру­ет в гром­ких анти­кор­руп­ци­он­ных расследованиях.

В стране и до выбо­ров нако­пил­ся потен­ци­ал для соци­аль­но­го взры­ва. «Уже было ясно, что рано или позд­но нечто подоб­ное про­изой­дет, пото­му что пре­зи­дент и его коман­да за три года не смог­ли решить ни одну соци­аль­ную зада­чу. Народ наде­ял­ся, что прой­дут спра­вед­ли­вые выбо­ры, и во вла­сти появят­ся новые лица», — рас­ска­зы­ва­ет поли­то­лог Таа­лат­бек Маса­ды­ков, один из лиде­ров Соци­а­ли­сти­че­ской пар­тии Кир­ги­зии (СПК), кото­рая отка­за­лась от уча­стия в этих выборах.

Спонтанный протест или третья киргизская революция?

В резуль­та­те Биш­кек и ряд дру­гих горо­дов охва­ти­ли про­те­сты. В рос­сий­ских СМИ заго­во­ри­ли о новой рево­лю­ции, орга­ни­зо­ван­ной неки­ми сила­ми, стре­мя­щи­ми­ся деста­би­ли­зи­ро­вать рес­пуб­ли­ку. Одна­ко инсай­де­ры отме­ча­ют, что нынеш­ние про­те­сты, в отли­чие, к при­ме­ру, от рево­лю­ций 2005 и 2010 годов, нача­лись спон­тан­но. «Обыч­но, когда сце­на­рий про­те­ста раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся зара­нее, у его орга­ни­за­то­ров есть вре­мя для про­ве­де­ния курул­тая оппо­зи­ци­он­ных сил и сбо­ра сво­их сто­рон­ни­ков в реги­о­нах, для пере­брос­ки их в Биш­кек. А сей­час ситу­а­ция раз­ви­лась так быст­ро, что авто­бу­сы с людь­ми из реги­о­нов про­сто не успе­ли бы дое­хать. Про­те­сты в сто­ли­це осу­ще­стви­ли горо­жане и жите­ли при­ле­жа­щих к Биш­ке­ку мест­но­стей», — гово­рит в интер­вью DW заве­ду­ю­щая кафед­рой меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний и пра­ва дипло­ма­ти­че­ской ака­де­мии МИД РК Айнур Джоробекова.

Глав­ным тре­бо­ва­ни­ем про­те­сту­ю­щих было про­ве­де­ние новых выбо­ров. «Конеч­но, за каж­дой пар­ти­ей сто­ят некие вли­я­тель­ные кру­ги, но не думаю, что они объ­еди­ни­лись и цен­тра­ли­зо­ван­но направ­ля­ли про­те­сты. Ско­рее, это про­изо­шло спон­тан­но. На пло­ща­ди были раз­ные груп­пы. Еди­ным у них было отно­ше­ние к вла­сти, кото­рая про­ве­ла абсо­лют­но сфаль­си­фи­ци­ро­ван­ные выбо­ры», — ана­ли­зи­ру­ет ситу­а­цию Таа­лат­бек Маса­ды­ков. А власть ока­за­лась сла­ба и не смог­ла кон­тро­ли­ро­вать ситу­а­цию. Даже сре­ди сило­вых струк­тур она не полу­чи­ла необ­хо­ди­мую под­держ­ку, про­дол­жа­ет он.

Два координационных совета оппозиции претендуют на власть

«На этот раз народ повел себя более орга­ни­зо­ван­но, чем в ходе мно­го­чис­лен­ных вол­не­ний преж­них лет. Про­те­сты пона­ча­лу про­хо­ди­ли без погро­мов. Но в ночь на 6 октяб­ря появи­лись про­во­ка­то­ры, кото­рые заня­лись маро­дер­ством, как бы от име­ни тех, кто митин­гу­ет. В ито­ге сило­вые струк­ту­ры попы­та­лись при­ме­нить спец­сред­ства, шумо­вые гра­на­ты, водо­ме­ты, сле­зо­то­чи­вый газ, и про­те­сту­ю­щих уда­лось раз­бить на несколь­ко групп. Но народ не усту­пил, и сило­ви­ки при­ня­ли его сто­ро­ну», — гово­рит собе­сед­ник DW.

В резуль­та­те про­те­сту­ю­щие взя­ли штур­мом зда­ние пар­ла­мен­та, осво­бо­ди­ли из мест заклю­че­ния быв­ших пре­зи­ден­та Алмаз­бе­ка Атам­ба­е­ва и пре­мье­ра Сапа­ра Иса­ко­ва, и еще несколь­ких извест­ных поли­ти­ков. Одно­го из них, Сады­ра Жапа­ро­ва, 6 октяб­ря депу­та­ты нынеш­не­го созы­ва пар­ла­мен­та под дав­ле­ни­ем тол­пы назна­чи­ли премьер-министром.

Поли­ти­ки оппо­зи­ци­он­ных пар­тий созда­ли два коор­ди­на­ци­он­ных сове­та, оба заяви­ли, что берут на себя функ­ции вре­мен­ной вла­сти. Тем вре­ме­нем офи­ци­аль­ная власть в лице пре­зи­ден­та Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва и руко­вод­ства ЦИК объ­яви­ла опро­ве­де­нии повтор­ных выбо­ров, а пар­тия «Бирим­дик» согла­си­лась при­нять в них уча­стие. Каза­лось бы, теперь про­те­сту­ю­щие могут отпразд­но­вать побе­ду и успокоиться.

«Взя­тие вла­сти было мгно­вен­ным, без дол­гих про­те­стов, и несколь­ко сум­бур­ным. Не думаю, что нынеш­няя оппо­зи­ция ста­вит зада­чей изме­не­ние кон­сти­ту­ци­он­ных основ вла­сти. Самое глав­ное — это пере­смотр резуль­та­тов выбо­ров», — так вече­ром во втор­ник оце­ни­ла ситу­а­цию Айнур Джо­ро­бе­ко­ва. Но не все так про­сто. «Реше­ние ЦИК о повтор­ных выбо­рах, конеч­но, осла­би­ло дав­ле­ние про­те­ста. Но на пло­ща­ди в Биш­ке­ке оста­лись про­те­сту­ю­щие. Про­бле­ма в том, что людей не столь­ко воз­му­ти­ла побе­да пар­тии “Меке­ним Кыр­гыз­стан” кор­руп­ци­о­не­ра Мат­ра­и­мо­ва, сколь­ко то, что боль­шая доля тех, за кого отда­ва­лись голо­са, не попа­ли в пар­ла­мент, так как не про­шли семи­про­цент­ный барьер. Но этот барьер опре­де­лен зако­ном, при­чем вполне разум­ным. И как это обой­ти на сле­ду­ю­щих выбо­рах так, что­бы обще­ство это при­ня­ло, я пока себе не пред­став­ляю», — счи­та­ет науч­ная сотруд­ни­ца Цен­тра восточ­но­ев­ро­пей­ских и меж­ду­на­род­ных иссле­до­ва­ний (ZOiS) Беа­те Эшмент (Beate Eschment).

Новые руководители и власть президента Жээнбекова

Ночь на 7 октяб­ря в Биш­ке­ке про­шла неспо­кой­но. Поми­мо групп маро­де­ров и народ­ных дру­жин охра­ны поряд­ка, создан­ных для защи­ты от погром­щи­ков, сохра­ня­ли актив­ность про­те­сту­ю­щие. Но тре­бо­ва­ния у раз­лич­ных груп­пи­ро­вок раз­ные – от отстав­ки пре­зи­ден­та до непри­я­тия ново­го пре­мьер-мини­стра, назна­чен­но­го ста­рым пар­ла­мен­том. Замет­но, что преж­ние лиде­ры, в том чис­ле, вышед­шие из-за решет­ки, уже не под­хо­дят на эту роль. Парал­лель­но с эти­ми про­те­ста­ми некие груп­пы пред­при­ня­ли попыт­ку захва­та неко­то­рых круп­ных ком­мер­че­ских объ­ек­тов, в том чис­ле офи­са золо­то­до­бы­ва­ю­щей ком­па­нии «Кум­тор» в Бишкеке.

Неко­то­рые чинов­ни­ки попы­та­лись вос­поль­зо­вать­ся ситу­а­ци­ей и само­на­зна­чить­ся на высо­кие посты – сра­зу двое пре­тен­ден­тов назна­чи­ли себя на роль Гене­раль­но­го про­ку­ро­ра рес­пуб­ли­ки, есть само­на­зна­че­нец, «от име­ни наро­да» заняв­ший крес­ло мэра сто­ли­цы, ушед­ше­го сей­час в отстав­ку, появи­лись «комен­дант Биш­ке­ка» и само­на­зна­чен­ный «и.о. ГКНБ». За эти­ми людь­ми сто­ят акти­ви­сты, гото­вые под­дер­жать их силой. Со сво­ей сто­ро­ны, Соорон­бай Жээн­бе­ков назвал все эти назна­че­ния неле­ги­тим­ны­ми и заго­во­рил о попыт­ке неза­кон­но­го захва­та власти.

Айнур Джо­ро­бе­ко­ва, име­ю­щая посто­ян­ный кон­такт со сту­ден­че­ской сре­дой, счи­та­ет, что нынеш­ние собы­тия при всей их дра­ма­тич­но­сти вряд ли выльют­ся в граж­дан­ское про­ти­во­сто­я­ние и в про­ти­во­сто­я­ние реги­о­нов. «По край­ней мере, актив­ная моло­дежь в Биш­ке­ке опа­са­ет­ся не это­го, а того, что пло­да­ми про­те­ста вос­поль­зу­ют­ся ста­рые деля­ги, кото­рые уже сего­дня нача­ли делить порт­фе­ли и само­на­зна­чать­ся – кто про­ку­ро­ром, кто – мини­стром, а кого-то уже назы­ва­ют пре­зи­ден­том. И тогда это будет сме­ной поли­ти­че­ских порт­ре­тов, не более того», — гово­рит она.

По сло­вам Таа­лат­бе­ка Маса­ды­ко­ва, потре­бу­ет­ся неде­ля-две, что­бы эмо­ции улег­лись, и тогда нач­нет­ся обсуж­де­ние даль­ней­ших кон­струк­ций вла­сти. Пер­вая зада­ча — сохра­нить ста­биль­ность и не допу­стить даль­ней­ше­го раз­де­ле­ния стра­ны по реги­о­наль­но­му прин­ци­пу, под­чер­ки­ва­ет он. «Асил­бек Жээн­бе­ков в Оше уже пытал­ся моби­ли­зо­вать сто­рон­ни­ков пре­зи­ден­та Жээн­бе­ко­ва, его южный элек­то­рат. Но даже там сей­час очень мно­го тех, кто про­тив пре­зи­ден­та и его коман­ды», — уве­рен Маса­ды­ков. Кир­гиз­ский поли­то­лог не дума­ет, что власть Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва сохра­нит­ся. «Собы­тия 5 октяб­ря пока­зы­ва­ют, что он не справ­ля­ет­ся с ситу­а­ци­ей. У него уже нет ни коман­ды, ни воли», — гово­рит он.

Немец­кий обо­зре­ва­тель Беа­те Эшмент смот­рит на нынеш­нюю ситу­а­цию со скеп­си­сом: «Сей­час очень труд­но разо­брать, како­вы там дви­жу­щие силы. Напри­мер, пока не ясно, кто сто­ит за акци­ей по осво­бож­де­нию Атам­ба­е­ва. Но что мож­но утвер­ждать — это не рево­лю­ция, посколь­ку рево­лю­ция озна­ча­ла бы, что сама поли­ти­че­ская систе­ма в Кир­ги­зии изме­ни­лась бы. А я это исклю­чаю на сто про­цен­тов. При­дут новые люди, но не новая систе­ма. Как и после так назы­ва­е­мых “рево­лю­ций” 2005 и 2010 годов».

Реакция Узбекистана и Казахстана на протесты в Киргизии

Сосе­ди Кир­ги­зии по-раз­но­му отре­а­ги­ро­ва­ли на про­те­сты и после­до­вав­шее за этим двое­вла­стие. Таш­кент поста­рал­ся пол­но­стью исклю­чить эти собы­тия из медий­но­го про­стран­ства Узбе­ки­ста­на. И, по инфор­ма­ции, полу­чен­ной от инсай­де­ра на усло­вии ано­ним­но­сти, напра­вил допол­ни­тель­ный кон­тин­гент сило­ви­ков в Фер­ган­скую доли­ну. Цель — не толь­ко укреп­ле­ние гра­ни­цы с Кир­ги­зи­ей, но и опа­се­ние, что про­тестные настро­е­ния пере­ки­нут­ся на насе­ле­ние Узбе­ки­ста­на, очень недо­воль­ное чинов­ни­че­ством, не справ­ля­ю­щим­ся с эпи­де­ми­ей коронавируса.

В Казах­стане пре­зи­дент Касым-Жомарт Тока­ев заявил, что про­ис­хо­дя­щее в Кир­ги­зии — это внут­рен­нее дело Кир­ги­зии. По утвер­жде­нию гла­вы рес­пуб­ли­кан­ской погранслуж­бы, охра­на гра­ни­цы с Кир­ги­зи­ей про­хо­дит в обыч­ном режи­ме. Казах­стан­ские СМИ подроб­но осве­ща­ют ситу­а­цию в сосед­ней стране.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Телеграм–канал Uzyn Qulaq отме­ча­ет, что пред­ре­во­лю­ци­он­ная обста­нов­ка в Биш­ке­ке с тре­во­гой встре­че­на сре­ди поли­ти­че­ской и биз­нес-эли­ты Казах­ста­на. В пра­ви­тель­ствен­ном квар­та­ле гото­вят­ся к воз­мож­но­му рез­ко­му ухуд­ше­нию отно­ше­ний с Кыр­гыз­ста­ном на фоне раз­во­ра­чи­ва­ю­щих­ся там собы­тий. По мне­нию это­го теле­грам-кана­ла, уже сей­час казах­стан­ская сто­ро­на при­ни­ма­ет экс­трен­ные меры по кон­тро­лю веро­ят­но­го закры­тия гра­ни­цы, через кото­рую пере­ме­ща­ет­ся некон­тро­ли­ру­е­мый поток кон­тра­бан­ды из Кыр­гыз­ста­на.
Инсай­де­ры, близ­кие к руко­вод­ству «Биб­лио­те­ки», гово­рят, что елба­сы наме­рен в бли­жай­шее вре­мя про­ве­сти экс­трен­ное засе­да­ние Сове­та безопасности.

Москва тра­ди­ци­он­но под­дер­жи­ва­ла Атам­ба­е­ва, при кото­ром воен­ные США поки­ну­ли тер­ри­то­рию аэро­пор­та Манас, что было крайне важ­но для Кремля. 

Осво­бож­ден­ный из СИЗО ГКНБ Алмаз­бек Атам­ба­ев изве­стен не толь­ко как про­тив­ник дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Кыр­гыз­ста­на Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва, напо­ми­на­ет телеграм–канал Uzyn Qulaq, но и име­ет дав­ний кон­фликт с елба­сы, что по сути дела­ет его про­тив­ни­ком дей­ству­ю­ще­го в Казах­стане дуум­ви­ра­та вла­сти, и, в слу­чае, его реаль­но­го воз­вра­ще­ния во выс­шие эше­ло­ны вла­сти Кыр­гыз­ста­на отно­ше­ния меж­ду дву­мя стра­на­ми могут зай­ти в тупик.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

Режим проиграет в любом случае

Editor

Назарбаев восстановил баланс сил

Представители властей основной источник угроз: Анализ нападений на представителей медиа

Editor