-7 C
Астана
23 апреля, 2021
Image default

Почему исчезают бесплатные лекарства?

В любой редак­ции зна­ют: чем бли­же Новый год, тем боль­ше жалоб от боль­ных, не полу­чив­ших поло­жен­ные бес­плат­ные пре­па­ра­ты. Хуже все­го при­хо­дит­ся, конеч­но, паци­ен­там онко­ло­ги­че­ских дис­пан­се­ров: для почти все лекар­ства — жиз­нен­но необ­хо­ди­мые. При этом средств на лекар­ствен­ное обес­пе­че­ние выде­ля­ет­ся нема­ло. В чем же закавыка?

Автор: Татья­на ПАНЧЕНКО

Темой рас­хо­дов на онко­ло­гию я заин­те­ре­со­ва­лись еще и пото­му, что участ­вую в про­ек­те Шко­лы жур­на­лист­ских рас­сле­до­ва­ний в сфе­ре госу­дар­ствен­ных Финан­сов. Шко­ла явля­ет­ся сов­мест­ным про­ек­том Фон­да Сорос-Казах­стан с сетью фон­дов «Откры­тое обще­ство» в Азер­бай­джане, Гру­зии и Укра­ине. Одной из тем про­ек­та и ста­ли бюд­жет­ные рас­хо­ды на рако­вые заболевания.

Офи­ци­аль­ная инфор­ма­ция по это­му вопро­су все­ля­ет непод­дель­ный опти­мизм. Судя по циф­рам, в Казах­стане с онко­ло­ги­че­ской служ­бой все в поряд­ке: отчис­ле­ния из бюд­же­та уве­ли­чи­ва­ют­ся, смерт­ность сни­жа­ет­ся, ран­няя выяв­ля­е­мость и пяти­лет­няя выжи­ва­е­мость увеличиваются.

Так, если в 2006 году пять лет после поста­нов­ки диа­гно­за жили 45,8% боль­ных, то в 2010 таких ста­ло боль­ше поло­ви­ны — 51,2%, сооб­щи­ло в отве­те на запрос Мини­стер­ство здра­во­охра­не­ния. Смерт­ность от зло­ка­че­ствен­ных ново­об­ра­зо­ва­ний умень­ши­лась за те же пять лет на «11 пунк­тов», то есть если в 2006 году из 100 тысяч казах­стан­цев от рака уми­ра­ли 115 чело­век, то сей­час — 103,9.

Прав­да, поче­му-то на сай­те Мин­здра­ва при­ве­де­ны дру­гие циф­ры (http://www.minzdrav.kz/dpsobl). Напри­мер, в 2006 году смерт­ность была 118,6, а в 2011 — 109,87 на 100 тысяч насе­ле­ния. Но дина­ми­ка прак­ти­че­ски та же. И неуди­ви­тель­но — финан­со­вые вли­ва­ния рас­тут как на дрож­жах. Сум­мы на закуп химио­пре­па­ра­тов онко­ло­ги­че­ским боль­ным в сред­нем уве­ли­чи­ва­ют­ся на мил­ли­ард (!) тен­ге в год. В про­шлом году на эти цели потра­че­но 4 млрд 465,6 млн тенге.

Но хва­тит цифр, обра­тим­ся к живым при­ме­рам. Вот обра­ще­ние на горя­чую линию фон­да «Аман­са­улык» (http://www.amansaulyk.kz/deyatelnost/govorit/medusl/663/).

Жен­щи­на . У. К., 1968 г. р.), инва­лид II груп­пы, обра­ти­лась на «Горя­чую линию» с прось­бой помочь разо­брать­ся в ситу­а­ции обес­пе­че­ния кало­при­ем­ни­ка­ми. У жен­щи­ны два сви­ща: восемь опе­ра­ций по улуч­ше­нию состо­я­ния про­шли без­ре­зуль­тат­но. На дан­ный момент по зако­ну она долж­на бес­плат­но полу­чать 20 кало­при­ем­ни­ков в месяц.

Гиги­е­ни­че­ские сред­ства, без кото­рых паци­ент­ка не может обхо­дить­ся, выда­ют с пере­бо­я­ми, а почти три меся­ца она их не полу­ча­ла вовсе. Поэто­му при­об­ре­тать кало­при­ем­ни­ки жен­щине при­шлось за свой счет. Апте­ки, вос­поль­зо­вав­шись отсут­стви­ем бес­плат­ных, выда­ва­е­мых госу­дар­ством, кало­при­ем­ни­ков, повы­си­ли цены в два раза, с 500 тен­ге до 1000 тен­ге за шту­ку. Когда паци­ент­ка, нако­нец-то, полу­чи­ла бес­плат­ные кало­при­ем­ни­ки, ока­за­лось, что они без спе­ци­аль­но­го кла­па­на для выхо­да воз­ду­ха, неудоб­ные в исполь­зо­ва­нии, а пото­му и деше­вые. Эко­но­мия для госу­дар­ства суще­ствен­ная — в два раза. «Вот толь­ко инва­ли­ды не могут выхо­дить с ними из дома — из-за отсут­ствия кла­па­на кало­при­ем­ник раз­ду­ва­ет, поэто­му и менять его нуж­но гораз­до чаще, но о допол­ни­тель­ном их коли­че­стве для инва­ли­дов никто не поза­бо­тил­ся…» — пишут на сайте.

В сво­ем заяв­ле­нии на имя фон­да жен­щи­на напи­са­ла, что в сут­ки ей нуж­но мини­мум 5—6 кало­при­ем­ни­ков. Но на месяц каж­до­му выда­ют толь­ко 20 штук.

Такая же ситу­а­ция и с пам­пер­са­ми, и с дру­ги­ми «рас­ход­ны­ми мате­ри­а­ла­ми» для инва­ли­дов. Госу­дар­ство сна­ча­ла берет на себя обя­зан­ность по зако­ну обес­пе­чи­вать ими, но в то же вре­мя поста­нов­ле­ни­я­ми упол­но­мо­чен­ных орга­нов огра­ни­чи­ва­ет их коли­че­ство. В ито­ге и боль­ные недо­воль­ны, и бюд­жет несет расходы.

Толь­ко за октябрь на горя­чую линию по вопро­сам лекар­ствен­но­му обес­пе­че­ния обра­ти­лись 112 онко­боль­ных. Зна­чи­тель­ная часть жалоб каса­ет­ся доро­го­сто­я­щих пре­па­ра­тов. Так, паци­ент­ка Ида Салаш­ная жалу­ет­ся, что с 26 сен­тяб­ря 2011 года нет пре­па­ра­та «Боне­фос» сто­и­мо­стью 50 тысяч тенге.

В октяб­ре с той же про­бле­мой вышли к жур­на­ли­стам онко­боль­ные Шым­кен­та, к тому вре­ме­ни уже месяц не полу­чав­шие лекарств. В област­ном онко­ло­ги­че­ском дис­пан­се­ре закончилась“Диферелин” и т же “Бони­фос”. Боль­ным пред­ло­жи­ли подо­ждать или поку­пать лекар­ства на свои день­ги. Но, напри­мер, для жите­ля Шым­кен­та Нико­лая Гор­бу­ле­че­ва это невоз­мож­но: укол сто­и­мо­стью в 120 тысяч тен­ге он себе поз­во­лить себе не может. «Южно-Казах­стан­ский коми­тет кон­тро­ля за меди­цин­ской и фар­ма­цев­ти­че­ской дея­тель­но­стью пред­ла­га­ет брен­до­вые пре­па­ра­ты заме­нить на гене­ри­ки. И поку­пать их само­сто­я­тель­но, а не ждать, когда бес­плат­ные лекар­ства выда­дут в онко­дис­пан­се­ре», — сооб­щил новост­ной пор­тал Tengrinews.

Целый поток подоб­ных жалоб идет на блог мини­стра здра­во­охра­не­ния. Толь­ко один при­мер: «Я, Корот­ков Сер­гей, 1980 года рож­де­ния вынуж­ден обра­тить­ся к ВАМ с прось­бой. С 2005 года мне поста­ви­ли диа­гноз хро­ни­че­ский мие­ло­лей­коз. В про­цес­се лече­ния я при­ни­мал има­ти­ниб (гли­век), наде­ясь на улуч­ше­ние состо­я­ния здо­ро­вья, но дан­ный пре­па­рат вызвал реци­див. Состо­я­ние мое ухуд­ши­лось, я сей­час нуж­да­юсь в сроч­ном лече­нии пре­па­ра­та­ми Нило­ти­ниб, Дазо­ти­ниб. Ина­че мне наде­ет­ся не на что. Ведь я молод и хочу жить, у меня есть семья, близ­кие. Помо­ги­те!!! Пожа­луй­ста, мне ВЫЖИТЬ!»

«Нило­ти­ниб» сто­ит 4700 дол­ла­ров — в этом, навер­ное, все дело. Боль­ные про­сят очень доро­гие лекар­ства, очень доро­гие иссле­до­ва­ния или опла­ту лече­ния за рубе­жом, а это не вхо­дит в гаран­ти­ро­ван­ный объ­ем бес­плат­ной помо­щи. А если вхо­дит — то име­ет свой­ство кон­чать­ся к кон­цу года, как и все баес­плат­но-льгот­ные пре­па­ра­ты. Самый све­жий при­мер — жало­ба на блог мини­стра житель­ни­цы горо­да Семи­па­ла­тин­ска Баян Булек­па­евой. «По зако­ну пре­па­ра­ты, кото­рые мне поло­же­но при­ни­мать после лече­ния, долж­ны мне выда­вать­ся бес­плат­но. Если я не при­ни­маю укол каж­дые три меся­ца в одно и тоже вре­мя, то все лече­ние, кото­рое про­хо­ди­ло ранее, сво­дит­ся на нет. Лекар­ства мне не дают, все вре­мя ссы­ла­ясь на их отсут­ствие. Поку­пать я их не в состо­я­нии, сто­и­мость 35 тысяч тен­ге, а моя пен­сия намно­го мень­ше. Я не про­шу ниче­го сверхъ­есте­ствен­но­го, а про­сто пре­па­ра­ты, под­дер­жи­ва­ю­щие мое, не самое хоро­шее, здоровье».

Еще один ухаб на доро­ге к изле­че­нию — неудоб­ная про­це­ду­ра полу­че­ния лекарств. В Алма­ты, рас­ска­зы­ва­ет Гаухар Тка­чен­ко, при­ни­ма­ю­щая звон­ки на горя­чую линию фон­да «Аман­са­улык», сна­ча­ла боль­ные едут в онко­дис­пан­сер, идут к вра­чу на осмотр. На сле­ду­ю­щий день они при­ез­жа­ют туда же за рецеп­том. И на тре­тий день они едут в апте­ку — одну на весь город. При­чем не факт, что нуж­ный пре­па­рат будет в наличии.

Оче­вид­но, что не все про­бле­мы тре­бу­ют еще боль­ших денеж­ных средств. Если в слу­чае с доро­ги­ми лекар­ства­ми или про­це­ду­ра­ми нужен чет­кий меха­низм на уровне госу­дар­ства: кто, при каких усло­ви­ях, каким обра­зом име­ет на них пра­во, то «хож­де­ния по мукам» за лекар­ства­ми для  боль­ных людей мож­но пре­кра­тить на уровне мест­но­го управ­ле­ния здра­во­охра­не­ния — про­сто упро­стив про­це­ду­ру спе­ци­аль­ным приказом.

Read the original:
Поче­му исче­за­ют бес­плат­ные лекарства?

архивные статьи по теме

Дала даңқын “ЭКСПО”-сыз шығаруға болмай ма?

Следите за судом в Актау в блогах «К‑плюс»

Оппозиции нашли место после выборов