20 C
Астана
14 мая, 2021
Image default

Последняя статья Дастан Кадыржанов, которую не успели опубликовать.

Дру­зья! В редак­ции оста­лась неопуб­ли­ко­ван­ная ста­тья Дастан Кады­р­жа­нов, кото­рый мы не успе­ли отре­дак­ти­ро­вать и согла­со­вать с ним все прав­ки. Поэто­му мы пуб­ли­ку­ем неот­ре­дак­ти­ро­ван­ный мате­ри­ал, кото­рые Дастан-ага успел нам при­слать за несколь­ко дней до того, как попал в боль­ни­цу. Пере­шли­те сво­им дру­зьям, пусть послед­няя рабо­та Даста­на най­дет сво­их читателей. 

О име­на, о нра­вы! Мысль летит быст­рей, чем пти­ца, Сча­стье Ста­лин дал нам в дар. И кра­са­ви­ца сто­ли­ца Не Москва — Ста­ли­но­дар! Е.Ф. Чума­ко­ва, пер­со­наль­ная пен­си­о­нер­ка, 1937 год. 

Очень про­ти­во­ре­чи­вые чув­ства вызва­ла у меня ини­ци­а­ти­ва сооте­че­ствен­ни­ков из Восточ­но­го Казах­ста­на о пере­име­но­ва­нии улиц и ста­ди­о­нов в честь Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Понят­ное дело, мои чув­ствен­ные мета­ния не про­ис­хо­ди­ли по линии «под­дер­жи­ваю идею — не поддерживаю». 

Разу­ме­ет­ся, я не могу в здра­вом уме это под­дер­жи­вать, посколь­ку в чело­ве­че­ской циви­ли­за­ции ста­ло уже дав­но обще­при­ня­тым, что при­жиз­нен­ное «уве­ко­ве­че­ние памя­ти» явля­ет­ся откры­тым про­яв­ле­ни­ем куль­та лич­но­сти. Оно пред­став­ля­ет собой одну из его край­них форм, посколь­ку не все исто­ри­че­ские лич­но­сти, кото­рым при­пи­сы­ва­ют культ сво­ей пер­со­ны, обя­за­тель­но пре­сле­до­ва­ли сво­ей целью при жиз­ни осу­ще­ствить мас­со­вые топо­ни­ми­че­ские пере­име­но­ва­ния в свою честь. 

Про­ти­во­ре­чи­вость моих чувств была вызва­на имен­но сооб­ра­же­ни­я­ми о том, в какой пери­од появи­лась новая ини­ци­а­ти­ва. Ведь вер­но­под­дан­ни­че­ский раж по при­сво­е­нию име­ни быв­ше­го пре­зи­ден­та, столь бур­но увен­чав­ший­ся пере­име­но­ва­ни­ем сто­ли­цы, по идее уже дав­но дол­жен был пой­ти на спад. Одна­ко с этой восточ­но-казах­стан­ской ини­ци­а­ти­вой ста­ло понят­но, что спа­да это­го «искрен­не­го поры­ва народ­ных масс» не состо­я­лось. А это зна­чит, что нуж­но бы подроб­нее и тща­тель­нее поко­пать­ся в при­чи­нах того, чем мож­но объ­яс­нить произошедшее. 

На пер­вый взгляд, это доста­точ­но про­стой вопрос — что, кто, зачем и поче­му, но это толь­ко в пер­вом при­бли­же­нии. Любые повто­ря­ю­щи­е­ся алго­рит­мы при всей абсо­лют­ной схо­же­сти обла­да­ют свой­ством реки, в кото­рую нель­зя вой­ти два­жды. Мир вокруг меня­ет­ся и это про­ис­хо­дит несмот­ря ни на что. Ини­ци­а­ти­ва полу­чи­лась доста­точ­но сум­бур­ной и при этом абсо­лют­но вызы­ва­ю­щей, посколь­ку речь шла о том, что спор­тив­но­му ком­плек­су не про­сто при­сва­и­ва­ли имя Елба­сы, но отби­ра­ли у вели­ко­го Абая, при­чем это пла­ни­ро­ва­лось осу­ще­ствить имен­но на малой родине вели­ко­го про­све­ти­те­ля. До сей поры ини­ци­а­то­ры пере­име­но­ва­ния ста­ра­лись так, что­бы имя Нур­сул­та­на Аби­ше­ви­ча «не отби­ра­ло» улиц у дру­гих лич­но­стей, посколь­ку это слиш­ком явно созда­ва­ло ненуж­ные пси­хо­ло­ги­че­ские рефлек­сии при рас­суж­де­ни­ях о срав­не­нии исто­ри­че­ской роли. 

Как пра­ви­ло, пере­име­но­ва­нию под­ле­жа­ли ули­цы, ранее носив­шие, ска­жем так, ней­траль­но сим­во­ли­че­ские назва­ния. Это — три про­спек­та Тәу­ел­сіздік в Оске­мене, Пав­ло­да­ре и Тал­ды­кор­гане; про­спек­ты Аста­на, Достык и Жибек Жолы. Неко­то­рые ули­цы были «ото­бра­ны» у совет­ских дея­те­лей — Мак­си­ма Горь­ко­го и Фур­ма­но­ва, а в Коста­нае — у Гага­ри­на. Вооб­ще-то Гага­рин явля­ет­ся лич­но­стью обще­че­ло­ве­че­ско­го мас­шта­ба, но види­мо, мно­гое обще­че­ло­ве­че­ское нам сего­дня чуждо. 

Объ­ек­тив­но­сти ради нуж­но отме­тить, что ини­ци­а­то­ры пере­име­но­ва­ния убеж­да­ли сооте­че­ствен­ни­ков: имя Гага­ри­на не исчез­нет из топо­ни­мии Коста­ная, но будет доволь­ство­вать­ся дру­гой ули­цей, менее пафос­ной. Ну поле­тел чело­век в кос­мос, ну и что? Есть более серьёз­ные дости­же­ния у дру­гих людей, спо­соб­ные затмить это, ну вот возь­мём к при­ме­ру… и так далее в том же духе. Да и пра­виль­но! На чер­та нам кос­мос? От него в новей­шей исто­рии Казах­ста­на одни про­бле­мы. Основ­ные миро­воз­зрен­че­ские столк­но­ве­ния нача­лись, когда име­нем Назар­ба­е­ва попы­та­лись назвать ули­цы и про­спек­ты, назван­ные в честь таких лич­но­стей, как Толе би, Абул­ха­ир Хан, Абай и ака­де­мик Каныш Сатпаев. 

В этот момент ини­ци­а­ти­ва оте­че­ствен­ной бюро­кра­тии вызва­ла такое оже­сто­чен­ное непри­я­тие обще­ствен­но­сти, что власть вынуж­де­на была пой­ти на попят­ную. Поче­му имен­но это было отступ­ле­ни­ем, а не тор­же­ством здра­во­го смыс­ла? Да про­сто пото­му, что такое сопро­тив­ле­ние оче­вид­но не вхо­ди­ло в пла­ны. Про­власт­ные СМИ в мар­те 2020 года друж­но докла­ды­ва­ли о том, что пере­име­но­ва­ние, вслед за пере­име­но­ва­ни­ем сто­ли­цы в Нур-Сул­тан, при­об­ре­ло харак­тер не про­сто ини­ци­а­ти­вы, а поли­ти­че­ско­го сорев­но­ва­ния. Инфор­ма­ци­он­ные источ­ни­ки на пол­ном серьё­зе сле­ди­ли за тем, кто быст­рее под­клю­чит­ся к ини­ци­а­ти­ве и опе­ре­дит в про­цес­се пере­име­но­ва­ния — к при­ме­ру, аки­мы Бай­бек или Абдрахимов? 

Офи­ци­аль­ные лица успо­ка­и­ва­ли нас, дескать, ули­цы име­ни Назар­ба­е­ва есть в Аммане, Ингу­ше­тии и Каза­ни. Это, яко­бы, всё в рам­ках нор­маль­ной поли­ти­че­ской эти­ки. Как-то за кад­ром оста­лось то, что ули­ца Назар­ба­е­ва исчез­ла в Арме­нии, но это лад­но. Но это в преды­ду­щий пери­од. Что же вдруг теперь? Что­бы разо­брать­ся в этом, обра­тим­ся к науч­но­му пони­ма­нию вопро­са и к исто­ри­че­ским ана­ло­ги­ям — может быть это про­льёт нам свет на то, что же такое с бух­ты-барах­ты вдруг про­изо­шло в ВКО, и поче­му это они пря­мо посре­ди ковид­ной вес­ны вдруг выско­чи­ли с такой инициативой?Топонимика и её зако­но­мер­но­сти Топо­ни­ми­ка, как нау­ка, изу­ча­ю­щая гео­гра­фи­че­ские назва­ния, явля­ет­ся инте­граль­ной, или меж­дис­ци­пли­нар­ной. Это озна­ча­ет, что она зиждет­ся сра­зу на несколь­ких само­сто­я­тель­ных науч­ных дис­ци­пли­нах — линг­ви­сти­ке, гео­гра­фии, исто­рии, архи­тек­ту­ре. Счи­та­ет­ся, что эти нау­ки при­мер­но в оди­на­ко­вой сте­пе­ни воз­дей­ству­ют на топо­ни­ми­ку и на при­ня­тие реше­ний в её обла­сти. Это гово­рит о том, что вопрос пере­име­но­ва­ния в сво­ем осно­ва­нии, по идее, дол­жен иметь науч­ный или науч­но-взве­шен­ный под­ход в управлении. 

В сфе­ре управ­ле­ния в нашем госу­дар­стве это выра­жа­ет­ся в том, что у нас име­ет­ся Рес­пуб­ли­кан­ская оно­ма­сти­че­ская комис­сия, кото­рая состо­ит, в основ­ном, из выс­ших бюро­кра­тов. Конеч­но, там есть доволь­но пред­ста­ви­тель­ный уче­ный люд, но все пре­крас­но пони­ма­ют, что decision makers — это имен­но выс­шие чины, транс­ли­ру­ю­щие цен­но­сти «поли­ти­ки свер­ху», а не науч­ные люди, фор­ми­ру­ю­щие «глас нау­ки и обще­ства». Ины­ми сло­ва­ми, как это тра­ди­ци­он­но для Казах­ста­на, когда дан­ный орган пред­став­ля­ет собой оче­ред­ную бюро­кра­ти­че­скую струк­ту­ру, дей­ству­ю­щую по бюро­кра­ти­че­ским же законам! 

Ред­кие успе­хи в ней по защи­те здра­во­го смыс­ла, как пра­ви­ло, пре­под­но­сят­ся его участ­ни­ка­ми как тор­же­ство разу­ма. А на самом деле, это — ред­кие побе­ды ума над бюро­кра­ти­че­ской конъ­юнк­ту­рой, кото­рые явля­ют­ся ско­рее ано­ма­ли­ей, неже­ли логи­че­ски выте­ка­ю­щим последствием. 

Это — общий при­знак всех инсти­ту­тов Казах­ста­на, в кото­рых собран целый ряд вполне при­лич­ных и умных людей, но заправ­ля­ет всё рав­но пара-трой­ка бюро­кра­тов без­упреч­но­го ран­га. Эти инсти­ту­ты рабо­та­ют исклю­чи­тель­но по прин­ци­пу «я с тобой сове­ту­юсь, а ты мне воз­ра­жа­ешь». У нас еще име­ет­ся сеть област­ных оно­ма­сти­че­ских комис­сий и оно­ма­сти­че­ских комис­сий горо­дов рес­пуб­ли­кан­ско­го зна­че­ния. Уче­ные и экс­пер­ты состо­ят в них, как пра­ви­ло, в силу сво­е­го глу­бо­чай­ше­го кон­фор­миз­ма с поли­ти­че­ским режи­мом. Ну и доба­вим тра­ди­ци­он­ное для Казах­ста­на — мы, граж­дане стра­ны, нико­го из них не избирали. 

Итак, немно­го тео­рии. Экс­пер­ты в обла­сти топо­ни­ми­ки опре­де­ля­ют обыч­но две основ­ные при­чи­ны пере­име­но­ва­ний — это идео­ло­ги­че­ские и неблагозвучие.Со вто­рым более или менее понят­но. В опре­де­лен­ный момент жите­ли посел­ка Тышқақ пере­ста­ют радо­вать­ся тому, что их назы­ва­ют тыш­как­тар и при­сту­па­ют к поис­ку того, как бы пере­име­но­вать­ся более бла­го­звуч­но. Так, во вто­рой раз была пере­име­но­ва­на новая сто­ли­ца Казах­ста­на, посколь­ку сло­во «Акмо­ла» было сочте­но небла­го­звуч­ным по той при­чине, что одна из интер­пре­та­ций пере­во­дов это­го назва­ния была «Белая моги­ла». Суще­ству­ет и эзо­те­ри­че­ская вер­сия пере­име­но­ва­ния Акмо­лы, но мы здесь оста­но­вим­ся на систем­но-науч­ном пони­ма­нии вопро­сов. В поис­ке реше­ния о пере­име­но­ва­нии люди ищут источ­ни­ки идей в исто­рии, идео­ло­гии, сре­ди лич­но­стей, сре­ди легенд, сре­ди харак­те­ри­стик мест­но­сти, но реше­ние быва­ет, как пра­ви­ло, идеологическим. 

Поче­му? Про­сто пото­му, что идео­ло­гия выстав­ля­ет гра­ни­цы офи­ци­аль­ных при­о­ри­те­тов. Вы дума­е­те, что тыся­чи посел­ков име­ни Ильи­ча — это резуль­тат отсут­ствия фан­та­зии у людей? Как бы не так. Это есть гра­ни­цы идео­ло­ги­че­ски вер­ных на тот пери­од реше­ний и пото­му без­упреч­ных в плане обсуж­де­ния. К при­ме­ру, вы хоти­те назвать свой посе­лок име­нем лич­но­сти из этих кра­ев. Но в про­цес­се обсуж­де­ния выяс­ня­ет­ся, что этот чело­век не шиб­ко соот­вет­ству­ет взгля­дам нынеш­них вла­стей на то, кем эта лич­ность явля­ет­ся для оте­че­ствен­ной исто­рии. Поэто­му со сме­ной идео­ло­гии рез­ко меня­ют­ся и лиди­ру­ю­щие темы в обла­сти пере­име­но­ва­ния. Сего­дня вряд ли сто­ит удив­лять­ся тому, что мно­гие «бюро­кра­ти­че­ские дея­те­ли куль­ту­ры» энер­гич­но рату­ют за пере­име­но­ва­ние улиц в име­на аки­мов и раз­ных чинов­ни­ков — эти пер­со­ны дей­стви­тель­но явля­ют­ся идео­ло­ги­че­ской цен­но­стью сего­дняш­не­го режи­ма. Все пере­име­но­ва­ния в рам­ках деко­ло­ни­за­ции созна­ния, деболь­ше­ви­за­ции, воз­вра­та к исто­ри­че­ско­му про­шло­му; вос­ста­нов­ле­ние преж­них назва­ний; этни­че­ские и рели­ги­оз­ные пере­име­но­ва­ния — всё отно­сит­ся к идео­ло­ги­че­ским обоснованиям. 

Так что сам Абай — это фигу­ра про­све­ти­тель­ская, сим­во­ли­че­ская, а три десят­ка про­спек­тов с его назва­ни­ем во всех горо­дах и селах — это чистой воды идео­ло­гия. При­чём обла­да­ю­щая при­зна­ка­ми мас­со­вой куль­ту­ры. Конеч­но, суще­ству­ет целая пле­я­да совер­шен­но ори­ги­наль­ных твор­че­ских назва­ний. Имен­но они пред­став­ля­ют собой цвет казах­стан­ской топо­ни­мии и часто пора­жа­ют сво­им полё­том фан­та­зии. Но, к сожа­ле­нию, и имен­но они так­же чаще все­го ста­но­вят­ся жерт­вой стан­дарт­ных идео­ло­ги­че­ских пере­име­но­ва­ний. Идео­ло­ги­че­ское пере­име­но­ва­ни­е­Са­мое инте­рес­ное то, что поли­ти­ку пере­име­но­ва­ний луч­ше все­го изу­чать имен­но на пост­со­вет­ском про­стран­стве. При том, что Совет­ский Союз, Рос­сия, т. н. Евразий­ское про­стран­ство пред­став­ля­ют собой часть Ста­ро­го Све­та, тем не менее, исто­рия топо­ни­ми­че­ских кол­ли­зий здесь заме­ча­тель­на и, самое глав­ное, очень иллюстративна.

Из-за пер­тур­ба­ций на совет­ском про­стран­стве мно­гие экс­пер­ты даже выде­ля­ют отдель­ную фун­да­мен­таль­ную моти­ва­цию в пере­име­но­ва­ни­ях — рели­ги­оз­ную. Дей­стви­тель­но, на тер­ри­то­рии совет­ско­го госу­дар­ства после­до­ва­тель­но уни­что­жа­лись такие назва­ния, как Ак-мечеть, Бла­го­ве­щен­ское, Дам­ба-Гецель-Худух и пр. Но это опять же не вопрос чисто рели­ги­оз­но­го противостояния. 

Это — вопрос имен­но сме­ны идео­ло­гии, кото­рая в 1917 году ста­ла пол­но­стью атеистической. 

Оби­лие одно­тип­ных совет­ских назва­ний-идео­ло­гем, типа Лени­на, Ильи­ча, Улья­но­ва, гово­рит о том, что урав­ни­тель­ная часть доми­ни­ро­ва­ла над твор­че­ским под­хо­дом. Часто напрочь забы­ва­ет­ся то, что уме­ние дать назва­ние в опре­де­лен­ной сте­пе­ни пред­став­ля­ет собой ещё и истин­ное искус­ство. А вот типич­ность гово­рит, как ни стран­но, о бед­но­сти сим­во­лиз­ма тех или иных идео­ло­гий. Об этом есть даже ста­рый совет­ский анек­дот, когда кол­хоз выби­ра­ет назва­ние меж­ду «сов­хо­зом Ильи­ча» и «Лени­на», а один ста­рик пред­ла­га­ет назвать «име­ни Лопе де Вега», но он не для печа­ти. Нрав­ствен­ные гра­ни­цы­Сле­ду­ет отме­тить то, что в идео­ло­ги­че­ских вол­нах пере­име­но­ва­ний огром­ную роль игра­ет нрав­ствен­ная сторона. 

Суще­ству­ют пред­став­ле­ния о том, какие нрав­ствен­ные чер­ты не может пере­сечь даже дик­та­тор. К при­ме­ру, одним из самых мас­со­вых пере­име­но­ва­ний в совет­ский пери­од явля­ет­ся при­сво­е­ние име­ни Лени­на и про­из­вод­ных от него ули­цам, горо­дам, пред­при­я­ти­ям и куль­тур­ным объ­ек­там. Одна­ко, сле­ду­ет отме­тить то, что эта вол­на пере­име­но­ва­ния нача­лась лишь в 1924 году, то есть после смер­ти Вла­ди­ми­ра Ильича.В Китае, на мой взгляд, подо­шли очень взве­шен­но к вопро­сам пере­име­но­ва­ния, хотя эта стра­на пере­жи­ла подоб­ные Рос­сии ката­клиз­мы по смене монар­хии, бур­жу­аз­ной рес­пуб­ли­ки и ком­му­ни­сти­че­ско­го строя. К при­ме­ру, ули­ца име­ни Ли Бая — одно­го из осно­во­по­лож­ни­ков клас­си­че­ской лите­ра­ту­ры Китая, одно­го из «Трёх Чудес» китай­ской куль­ту­ры (ули­ца Тай Бай — так зву­чит «имя учти­во­сти» это­го поэта) — все­го одна и она не рас­ти­ра­жи­ро­ва­на по всей стране, хотя зна­че­ние Ли Бая в китай­ской куль­ту­ре труд­но пере­оце­нить. Но самое глав­ное — то, что в 1949 году на седь­мом съез­де Ком­пар­тии Китая было при­ня­то спе­ци­аль­ное поста­нов­ле­ние «о предот­вра­ще­нии куль­та лич­но­сти». Соглас­но ему в Китае не суще­ству­ют и не могут суще­ство­вать ули­цы име­ни Мао Цзэ­ду­на, Цзян Цзи­ми­на или Си Цзиньпина. 

Этот запрет счи­та­ет­ся «эти­че­ским», таким обра­зом, не под­да­ет­ся дема­го­гии о «вели­ких вкла­дах» той или иной лич­но­сти в исто­рию стра­ны. Пра­во заво­е­ва­ния и коло­ни­за­ции Конеч­но же, одним из основ­ных пово­дов пере­име­но­ва­ния явля­ет­ся пере­ход гео­гра­фи­че­ско­го объ­ек­та от одной нации к дру­гой в резуль­та­те заво­е­ва­ния или коло­ни­за­ции. Тако­ва исто­рия, к при­ме­ру, Нью-Йор­ка, кото­рый начи­на­ет свою топо­ни­ми­че­скую чехар­ду с име­ни индей­цев Мана­хат­та, у кото­рых был выкуп­лен ост­ров, нося­щий сего­дня назва­ние Ман­х­эт­тен. Фран­цу­зы назва­ли эту зем­лю Нувель-Ангу­лем, гол­ланд­цы — Новый Амстер­дам, англи­чане после заво­е­ва­ния – Нью-Йорк, сно­ва гол­ланд­цы — Новый Оранж и после повтор­но­го заво­е­ва­ния англи­ча­на­ми опять воз­вра­ща­ет­ся назва­ние Нью-Йорк. Кон­стан­ти­но­поль, кото­рый — быв­ший Новый Рим, быв­ший Визан­ти­ум, после заво­е­ва­ния тур­ка­ми еще дол­го оста­вал­ся Кон­стан­ти­нийе. Истан­бул был лишь неофи­ци­аль­ным назва­ни­ем. Стам­бу­лом для все­го мира город окон­ча­тель­но и идео­ло­ги­че­ски стал толь­ко в 1930 году при Ата­тюр­ке (и сно­ва бра­во, Кемаль-паша!). 

Да что там гово­рить, мы и на нашем при­ме­ре пре­крас­но пони­ма­ем идео­ло­ги­че­скую раз­ни­цу меж­ду назва­ни­ем Вер­ный и Алматы. 

Понят­на и моти­ва­ция пере­име­но­ва­ний, осу­ществ­ля­е­мых, когда наро­ды вою­ют друг с другом. 

Так, в свое вре­мя Петер­бург стал Пет­ро­гра­дом. Стрем­ле­ние к ряду вели­ких Раз уж мы затро­ну­ли тему нрав­ствен­но­сти, то нуж­но обя­за­тель­но отме­тить: мы пре­крас­но пони­ма­ем, что в осно­ве жела­ния уве­ко­ве­чить имя того или ино­го поли­ти­че­ско­го дея­те­ля лежит… воля это­го само­го поли­ти­че­ско­го дея­те­ля, нахо­дя­ще­го­ся в дан­ный момент у вла­сти. Пси­хо­ло­ги­че­ски модель «про­дви­же­ния себя» осно­ва­на не толь­ко на идее, что­бы стать самой вели­кой пер­со­ной в исто­рии сво­е­го наро­да, затме­вая дру­гих исто­ри­че­ских дея­те­лей. Так нача­ли кам­па­нию кле­вре­ты режи­ма, реши­тель­но набро­сив­шись на име­на Абул­ха­и­ра, Аблай­ха­на, Толе би, Абая и Каны­ша Сат­па­е­ва. Целью, понят­ное дело, было закреп­ле­ние мыс­ли о том, что вклад этих людей так или ина­че зна­чи­тель­но мень­ше того вкла­да, кото­рый при­внес в исто­рию стра­ны экс-пре­зи­дент Казахстана. 

Но поми­мо исто­ри­че­ской кон­ку­рен­ции с про­шлым, есть еще и стрем­ле­ние к тому, что­бы ква­ли­фи­ци­ро­вать себя в срав­не­нии с теми, чьи био­гра­фии изда­ют­ся в серии ЖЗЛ (Жизнь заме­ча­тель­ных людей), и что­бы в этом срав­не­нии выгля­деть пред­по­чти­тель­нее. Вве­сти себя, так ска­зать, в ряды пле­я­ды вели­чай­ших дея­те­лей в исто­рии человечества.Самой пре­крас­ной иллю­стра­ци­ей к это­му слу­жит новей­шая исто­рия Зим­баб­ве. Вряд ли вы быст­ро вспом­ни­те, кто такой Эммер­сон Дам­буд­зо Мнан­га­г­ва. Зато его пред­ше­ствен­ни­ка вы зна­е­те хоро­шо — это зна­ме­ни­тый дик­та­тор Муга­бе, пра­вив­ший стра­ной 37 лет. Но вер­нём­ся всё же к Мнан­га­гве. В общем, этот не очень извест­ный поли­ти­че­ский дея­тель решил стать извест­ным поли­ти­че­ским дея­те­лем все­мир­но­го мас­шта­ба путем… топо­ни­ми­че­ско­го пере­де­ла. С одной сто­ро­ны, в стране созда­ет­ся целая сеть про­спек­тов, улиц и пло­ща­дей име­ни извест­ней­ших дея­те­лей исто­рии, таких как Аго­сти­ньо Нето, Гамаль Абдель Насер, Фидель Каст­ро, Мао Цзэ­дун («Буль­вар Пред­се­да­те­ля Мао» — китай­цы удив­ле­ны) и Лео­нид Бреж­нев (Аве­ню Брежнева). 

Но глав­ное в про­ек­те не это — в обрам­ле­нии этой пле­я­ды дея­те­лей око­ло десят­ка новых улиц будет выде­ле­но под имя… само­го Мнан­га­г­вы. Я счи­таю, что это — про­сто пре­крас­ная исто­рия и пре­крас­ная пле­я­да, в кото­рую погру­зил себя новый зим­баб­вий­ский пре­зи­дент. И заме­ча­тель­ная нрав­ствен­ная иллю­стра­ция. Хоро­шая мина при пло­хой игре извест­ны исто­рии о том, что носи­те­ли куль­тов лич­но­сти про­яв­ля­ли неимо­вер­ную скром­ность, когда реши­тель­но настро­ен­ный народ бук­валь­но застав­лял их согла­сить­ся с тем, что­бы ули­цы были назва­ны их именами. 

Суще­ству­ют сот­ни душе­щи­па­тель­ных сви­де­тельств о том, как това­рищ Ста­лин муд­ро и скром­но откло­нял все подо­бо­страст­ные ини­ци­а­ти­вы о пере­име­но­ва­нии топо­ни­мов в его честь. Такие же исто­рии суще­ству­ют и у нас, о том, как Нур­сул­тан Аби­ше­вич выра­жа­ет свое несо­гла­сие с тем, что­бы что-то пере­име­но­вы­ва­ли в его честь. Тем более, что это все­гда ини­ци­а­ти­ва тех самых «про­стых людей», кото­рые до сих пор пишут в Биб­лио­те­ку зага­доч­ные «ана­ло­го­вые письма». 

В общем, после ХХ съез­да КПСС мало кого уди­вишь ухищ­ре­ни­я­ми типа «я не хотел, но народ решил». Все пре­крас­но пони­ма­ют, что источ­ни­ком это­го реше­ния явля­ет­ся вер­хов­ный пра­ви­тель и толь­ко он. Посколь­ку в автар­ки­ях имен­но пер­вое лицо пред­став­ля­ет собой ту идео­ло­гию, в кото­рой долж­на жить вве­рен­ная ему нация, жить и давать име­на детям, горо­дам и куль­тур­ным объ­ек­там. Идео­ло­гия прав­ле­ния Тока­е­ва, как мы пре­крас­но пом­ним, крайне энер­гич­ный энту­зи­азм по пере­име­но­ва­нию улиц и горо­дов име­нем Елба­сы начал­ся с ини­ци­а­ти­вы дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на К.-Ж. Токаева. 

Понят­ное дело, граж­дане вос­при­ня­ли этот сиг­нал таким обра­зом, каким его и хотел пре­под­не­сти сам Касым-Жомарт Кеме­ле­вич — что, несмот­ря на тран­зит, ника­кой новой идео­ло­гии в стране не появи­лось, даже несмот­ря на то, что поме­нял­ся пре­зи­дент. В прин­ци­пе, это понят­но — пре­ем­ствен­ность и всё такое. Но есть одна инте­рес­ная загвозд­ка. Дело в том, что идео­ло­гия таких выс­ших руко­во­ди­те­лей, как пра­ви­ло, функ­ци­о­наль­но направ­ле­на на то, что она обос­но­вы­ва­ет то, что имен­но этот пра­ви­тель сего­дня воз­глав­ля­ет госу­дар­ство. Как мы пом­ним, в своё вре­мя, как и в после­ду­ю­щие годы, Нур­сул­тан Аби­ше­вич все­гда энер­гич­но обос­но­вы­вал то, что имен­но он дол­жен был прий­ти к вла­сти в те слож­ные вре­ме­на, имен­но он дол­жен был воз­глав­лять стра­ну в тече­ние этих мно­гих про­шед­ших лет. И судя по тому, что сего­дня пере­име­но­ва­ния в его честь про­дол­жа­ют осу­ществ­лять­ся, это у него полу­чи­лось замечательно. 

И вот тут Восточ­но-казах­стан­ский пре­це­дент под­ни­ма­ет очень серьёз­ный пласт вопро­сов фун­да­мен­таль­но­го харак­те­ра. «Парад бла­го­дар­но­сти» Назар­ба­е­ву по идее дол­жен был пой­ти на спад, в свя­зи с тем, что глав­ным идей­ным содер­жа­ни­ем тран­зи­та долж­но начать­ся новое идей­ное обос­но­ва­ние новой вла­сти, ново­го пре­зи­ден­та. Но это­го не про­изо­шло, то есть за все это вре­мя идео­ло­ги­че­ское обос­но­ва­ние прав­ле­ния Тока­е­ва как лич­но­сти, так и не сфор­му­ли­ро­ва­но. Оно оста­ет­ся инер­ци­он­ным и за рам­ки идеи «я — лишь пре­ем­ник, кото­ро­го выбрал Назар­ба­ев» так и не вышло. А это озна­ча­ет не боль­ше ни мень­ше — очень боль­шие про­бле­мы с вопро­сом легитимности. 

И вопро­сом, поче­му имен­но эта лич­ность сей­час во гла­ве стра­ны, а не какая-то дру­гая из окру­же­ния Нур­сул­та­на Аби­ше­ви­ча. Что это озна­ча­ет? Толь­ко то, что в бли­жай­шее вре­мя пони­ма­ние «это может быть любой дру­гой» будет посто­ян­но висеть в воз­ду­хе. И вооб­ще, как гово­рит­ся в одной древ­ней араб­ской посло­ви­це: «тот, кого ты при­ни­ма­ешь за Мои­сея, на самом деле — фараон». 

Карьер­ный прогиб

Эта вер­сия ини­ци­а­тив пере­име­но­ва­ния понят­на, име­на извест­ны, позор их вели­ко­ле­пен в сво­ей откро­вен­но­сти. Такой метод явля­ет­ся клас­си­кой госу­дар­ства, погру­жен­но­го в дре­му­чую пучи­ну бюро­кра­ти­за­ции, в кото­ром напрочь исчез­ли хоть какие-то меха­низ­мы мери­то­кра­тии. Когда соци­аль­ные лиф­ты дове­де­ны до абсур­да, такие пре­крас­ные взлё­ты на кры­льях под­ха­ли­маж­но­го ornitottero – это классика. 

Конеч­но, это вопрос обще­го кру­ше­ния нрав­ствен­но­сти обще­ства, но, откро­вен­но гово­ря, не толь­ко нрав­ствен­но­сти. Так что здесь осо­бо не вижу смыс­ла раз­би­рать оче­вид­ное. Фено­мен «Ежов-баты­ра» Давай­те луч­ше пере­клю­чим­ся на более нетри­ви­аль­ные объ­яс­не­ния того, с чего это вдруг семей­цы рину­лись в про­шед­шую было вол­ну пере­име­но­ва­ний. При всем одно­об­ра­зии вер­но­под­дан­ни­че­ства на этот пре­це­дент нуж­но обра­тить вни­ма­ние не толь­ко в силу идео­ло­ги­че­ских причин. 

Преж­де все­го пото­му, что ини­ци­а­то­ры этой темы не могут пре­тен­до­вать на карьер­ный рост. Преж­ние пане­ги­ри­сты все дела­ли в рам­ках ста­рых отно­ше­ний. Сего­дня же, есть стерж­не­вая идео­ло­гия или нет, но вла­сти очень не любят, когда их выстав­ля­ют дура­ка­ми сра­зу всех вме­сте. А это — как раз тот случай.В нача­ле ста­тьи при­ве­ден стих из пись­ма Нико­лая Ежо­ва, в кото­ром он вдруг энер­гич­но стал убеж­дать Ста­ли­на пере­име­но­вать Моск­ву в Ста­ли­но­дар. Всё бы ниче­го с этим пылом Народ­но­го комис­са­ра внут­рен­них дел, если бы его ини­ци­а­ти­ва не сов­па­да­ла с гря­ду­щим назна­че­ни­ем к нему заме­сти­те­лем Лав­рен­тия Берии. Ежов чув­ство­вал, что после это­го назна­че­ния его ждёт экзе­ку­ция в том же духе, в кото­ром он сам их осу­ществ­лял по отно­ше­нию к другим. 

Это выли­лось в мас­штаб­ный вер­но­под­дан­ни­че­ский пыл, кото­рый был при­зван затмить все про­ма­хи его руко­вод­ства НКВД. Одна­ко, это ему не помог­ло. Очень ско­ро Ежо­ва жда­ла опа­ла, при кото­рой он сам при­зна­вал­ся, что осу­ществ­лял «вре­ди­тель­скую дея­тель­ность», а затем арест и рас­стрел в духе его же соб­ствен­но­го ведомства.

О чем гово­рит этот при­мер? Ско­рее все­го о том, что в Восточ­ном Казах­стане кто-то настоль­ко встре­во­жен сво­ей без­опас­но­стью, что исполь­зо­вал свое вли­я­ние на бюро­кра­тов обла­сти, что­бы под­нять руку аж на имя Абая, лишь бы пыль, пущен­ная в гла­за, была яркой и затме­ва­ла печаль­ную реаль­ность. А посколь­ку «послед­них инструк­ций по идео­ло­гии» не посту­па­ло дав­но, то при­шлось исполь­зо­вать про­ве­рен­ный, каза­лось бы, ста­ро­ре­жим­ный метод. Но, к их боль­шо­му сожа­ле­нию, ситу­а­ция изме­ни­лась. Так что Акор­де сле­до­ва­ло бы хоро­шень­ко потря­сти тот реги­он на пред­мет, чего они там скры­ва­ют сво­ей залих­ват­ской ини­ци­а­ти­вой? Если уж недо­суг зани­мать­ся фун­да­мен­таль­ны­ми идео­ло­ги­че­ски­ми вопро­са­ми, то пока хотя бы нуж­но про­дол­жать наве­де­ние порядка. 

Тем более, что они сами при­гла­ша­ют это сде­лать — дру­го­го объ­яс­не­ния, зачем они это сде­ла­ли, я не вижу. Да и впредь мож­но быть уве­рен­ным — от тех, кто жаж­дет опу­стить обе руки в топо­ни­мию, жди потом непри­ят­ных ново­стей. Там явно чего-то «шме­ке­рят», что гро­зит уже в бли­жай­шем буду­щем выста­вить всех вме­сте дураками.

Автор: Дастан Кады­р­жа­нов, апрель 2021 год 

Пост Дани­яр Куан­ша­ли­ев:

Источ­ник: https://www.facebook.com/togzha/posts/3802480733155005

архивные статьи по теме

Для встречи с Огаем отбирают благонадежных рабочих

В Мангистауской области вновь забастовали нефтяники!

Дискотека против солидарности по Сети