22 C
Астана
31 июля, 2021
Image default

Поместье Нуржана Субханбердина — на Лазурном берегу и размером с Ватикан

Казах­стан­ские мил­ли­ар­де­ры ску­па­ют самую доро­гую недви­жи­мость на Лазур­ном побе­ре­жье Фран­ции — при­мер­но год назад мы уже пуб­ли­ко­ва­ли лон­грид об этом. В этот раз мы рас­ска­жем о вла­де­ни­ях еще одно­го участ­ни­ка казах­стан­ско­го спис­ка Forbes, прав­да уже быв­ше­го, Нур­жа­на Суб­хан­бер­ди­на. Экс-совла­де­лец «Каз­ком­мерц­банк» раз­бо­га­тел на офшор­ных схе­мах, сто­ив­ших бюд­же­ту Казах­ста­на почти $9 млрд. Суб­хан­бер­дин ока­зал­ся соб­ствен­ни­ком поме­стья на побе­ре­жье Сре­ди­зем­но­го моря пло­ща­дью несколь­ко гек­та­ров и сто­и­мо­стью в десят­ки мил­ли­о­нов евро.

Кто такой Нуржан Субханбердин

В 2017 году в Казах­стане раз­ра­зил­ся скан­дал. В рас­по­ря­же­нии немец­кой газе­ты Süddeutsche Zeitung ока­за­лись 6,8 мил­ли­о­на кон­фи­ден­ци­аль­ных доку­мен­тов бер­муд­ской юри­ди­че­ской фир­мы Appleby. Эти­ми дан­ны­ми они поде­ли­лись с Меж­ду­на­род­ным кон­сор­ци­у­мом жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей (ICIJ) и Цен­тром по иссле­до­ва­нию кор­руп­ции и орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти (OCCRP). Доку­мен­ты содер­жа­ли мас­си­вы дан­ных, свя­зан­ные со мно­же­ством офшор­ных фирм и рас­кры­ва­ли струк­ту­ры, тран­зак­ции и про­чие опе­ра­ции мно­гих хол­дин­го­вых ком­па­ний по все­му миру, кото­рые пыта­лись скрыть свою дея­тель­ность в спе­ци­фи­че­ских юрисдикциях.

Так казах­стан­цы узна­ли, что чис­ло насто­я­щих бене­фи­ци­а­ров Meridian Capital не огра­ни­чи­ва­ет­ся толь­ко дву­мя участ­ни­кам спис­ка казах­ско­го Forbes Аска­ром Алшин­ба­е­вым и Евге­ни­ем Фель­дом (оба лишь два­жды фигу­ри­ро­ва­ли в рей­тин­ге жур­на­ла и дан­ные по ним не пуб­ли­ку­ют­ся послед­ние 6 лет). На самом деле спи­сок акци­о­не­ров ком­па­нии был гораз­до шире.

Сре­ди них ока­зал­ся круп­ный казах­стан­ский чинов­ник, зани­мав­ший мини­стер­ские посты и руко­во­див­ший на тот момент наци­о­наль­ной ком­па­ни­ей «Каз­Му­най­Газ» Сау­ат Мын­ба­ев. В янва­ре это­го года он, уже будучи гла­вой дру­гой наци­о­наль­ной ком­па­нии «Казах­стан темир жолы» (КТЖ), был гос­пи­та­ли­зи­ро­ван с тяже­лой трав­мой позво­ноч­ни­ка. Пресс-служ­ба желез­но­до­рож­но­го моно­по­ли­ста сооб­ща­ла, что трав­му он полу­чил, зани­ма­ясь спор­том. Поз­же в соци­аль­ных сетях появи­лась инфор­ма­ция, что трав­мы Мын­ба­е­ва мог­ли стать след­стви­ем кор­по­ра­тив­но­го кон­флик­та. В апре­ле он окон­ча­тель­но оста­вил крес­ло гла­вы КТЖ.

Бене­фи­ци­а­ра­ми Meridian Capital так­же ока­за­лись пред­се­да­тель прав­ле­ния АО «Каз­ком­мерц­банк» Нина Жусу­по­ва и гла­ва сове­та дирек­то­ров того же бан­ка Нур­жан Суб­хан­бер­дин. Кро­ме того, Суб­хан­бер­дин вла­дел (напря­мую и через АО «Цен­траль­но-Ази­ат­ская инве­сти­ци­он­ная ком­па­ния», в кото­рой Жусу­по­вой при­над­ле­жа­ли 13%) круп­ным паке­том акций это­го бан­ка. В 2015 году его доля состав­ля­ла 37% в акци­о­нер­ном капи­та­ле Каз­ко­ма, но к 2017 году он почти пол­но­стью изба­вил­ся от нее, про­дав пакет Кене­су Раки­ше­ву. Менее чем через год после опуб­ли­ко­ван­но­го жур­на­лист­ско­го рас­сле­до­ва­ния вто­рой по объ­е­му акти­вов банк стра­ны пере­шел под кон­троль круп­ней­ше­го «Народ­но­го бан­ка» Тиму­ра и Дина­ры Кули­ба­е­вых.

Сре­ди акци­о­не­ров Meridian Capital мож­но заме­тить и неко­е­го Аза­та Аби­ше­ва, веро­ят­но, род­ствен­ни­ка супру­ги Суб­хан­бер­ди­на Жанар Аби­ше­вой.

Соб­ствен­ни­ки Meridian Capital Ltd. Инфо­гра­фи­ка OCCRP

«Каз­ко­мов­цам» при­над­ле­жал круп­ней­ший пакет Meridian Capital. Соглас­но полу­чен­ным жур­на­ли­ста­ми доку­мен­там вид­но, что имен­но через этот банк, исполь­зуя цепоч­ку офшор­ных фирм, груп­па Meridian финан­си­ро­ва­ла мно­же­ство сво­их проектов.

Инте­ре­сы груп­пы, кото­рая пози­ци­о­ни­ро­ва­ла себя как вен­чур­ный фонд, рас­про­стра­ня­лись на мно­гие про­ек­ты хол­дин­га в обла­сти добы­чи полез­ных иско­па­е­мых, деве­ло­пер­ский и логи­сти­че­ский биз­нес (тут мож­но почи­тать, как им уда­лось постро­ить целую транс­порт­ную импе­рию в Казах­стане) и т.д.

Груп­па вела свою дея­тель­ность не толь­ко в Казах­стане, но и в сосед­ней Рос­сии, а так­же в Север­ной Аме­ри­ке, Азии, Евро­пе и Австра­лии. Почти бес­кон­троль­ный доступ к «деше­вым» день­гам и лоб­бист­ские воз­мож­но­сти Мын­ба­е­ва обес­пе­чи­ли хол­дин­гу быст­рый рост. При этом авто­ры рас­сле­до­ва­ния отме­ча­ют, что неудач­ные про­ек­ты про­сто спи­сы­ва­лись на баланс «Каз­ко­мерц­бан­ка» — толь­ко после утеч­ки с Бер­муд ста­ло понят­но, что мно­гие фир­мы, кото­рым банк «про­щал» кре­ди­ты, ока­за­лись свя­зан­ны­ми с Meridian Capital.

Схе­ма «сети» Meridian Capital. Дан­ные icij.org

Итог был пред­ска­зу­ем: бан­ку пона­до­би­лось несколь­ко раун­дов финан­со­вой помо­щи от госу­дар­ства. В 2010 году объ­ем вли­ва­ний гос­средств достиг $1,4 млрд, а год спу­стя «Каз­ком» полу­чил еще $7,5 млрд. Это чуть мень­ше поло­ви­ны сово­куп­но­го состо­я­ния 50 бога­тей­ших биз­не­сме­нов Казах­ста­на по вер­сии Forbes в 2012 году ($23,9 млрд).

Важ­ную роль «Каз­ком­мерц­бан­ка» в дея­тель­но­сти Meridian Capital под­твер­жда­ет и тот факт, что после того, как банк пере­шел под кон­троль Кули­ба­е­вых, инте­рес участ­ни­ков груп­пы к Казах­ста­ну замет­но снизился.

Аскар Алшин­ба­е­вы и Евге­ний Фельд все еще руко­во­дят Meridian Capital. Офи­сы груп­пы рас­по­ло­же­ны в Гон­кон­ге, Москве и Амстер­да­ме. Насколь­ко их про­ек­ты успеш­ны — судить сложно.

АО «Цен­траль­но-Ази­ат­ская инве­сти­ци­он­ная ком­па­ния» Нур­жа­на Суб­хан­бер­ди­на и Нины Жусу­по­вой не предо­став­ля­ла ауди­тор­ские отче­ты с 2018 года. Судя по послед­не­му опуб­ли­ко­ван­но­му спис­ку аффи­ли­ро­ван­ных лиц в 2019 году, за ними еще чис­ли­лись неболь­шая тор­го­вая фир­ма ТОО «ИнКо Ком­па­нии» (Суб­хан­бер­дин 32,92% / Жусу­по­ва 67,08%), ее «доч­ка» ТОО «Нефть сер­вис» и доли в медиа-биз­не­се — газе­тах ТОО «Изда­тель­ский дом «Вре­мя» (Суб­хан­бер­дин 41,8%) и ТОО «Рес­пуб­ли­кан­ская газе­та Пано­ра­ма» (Суб­хан­бер­дин 40%)

Веро­ят­но, про­бле­мы с надеж­ным источ­ни­ком финан­си­ро­ва­ния в виде «Каз­ком­мерц­бан­ка» заста­ви­ли Суб­хан­бер­ди­на окон­ча­тель­но изба­вить­ся в 2019 году и от рос­кош­ных квар­тир в цен­тре Нью-Йорка.

Этот актив он соби­рал несколь­ко лет: сна­ча­ла купил в 2004‑м в Time Warner Center первую квар­ти­ру за $8,65 млн, через десять лет — сосед­нюю за $7,25 млн. Общая пло­щадь двух пент­ха­у­сов на 75‑м эта­же элит­но­го ком­плек­са состав­ля­ла 440 м². Пер­во­на­чаль­ная цена про­да­же была заяв­ле­на в $33 млн, через несколь­ко лет она упа­ла на $10 млн. В ито­ге, судя по дан­ным город­ско­го реест­ра Депар­та­мен­та финан­сов Нью-Йор­ка, лот Суб­хан­бер­ди­на ушел за $20,4 млн.

Скрин из реест­ра Депар­та­мен­та финан­сов Нью-Йорка

Разу­ме­ет­ся, это не един­ствен­ный зару­беж­ный актив Нур­жа­на Субханбердина.

Поместье с островом на Лазурном берегу

Поиск зару­беж­ной недви­жи­мо­сти Нур­жа­на Суб­хан­бер­ди­на мы реши­ли начать с Фран­ции. На эту стра­ну нас навел про­стой факт — три его доче­ри (все­го у быв­ше­го бан­ки­ра деся­те­ро детей) носят име­на Жан­нет, Шан­тель и Жаклин. Это неспро­ста, поду­ма­ли мы — и не прогадали.

Про­стой поиск по обыч­но­му теле­фон­но­му спра­воч­ни­ку выда­ет два адре­са на аве­ню Рай­мо­на Пуан­ка­ре (316 и 653) в город­ка Эз, в самом серд­це фран­цуз­ской Ривье­ры, при­мер­но на пол­пу­ти меж­ду Ниц­цей и Мона­ко. Про­вер­ка по кар­те состав­лен­ной на осно­ве меже­ва­ния госу­дар­ствен­но­го кадаст­ра гово­рит нам о том, что эти участ­ки с назем­ны­ми построй­ка­ми и инфра­струк­ту­рой фор­ми­ру­ют огром­ное поме­стье с длин­ной при­бреж­ной поло­сы почти в 1 км, соб­ствен­ным искус­ствен­ным ост­ро­вом и общей пло­ща­дью почти 30 тысяч м². Это очень близ­ко к пло­ща­ди Вати­ка­на, само­го малень­ко­го госу­дар­ства в мире.

При­мер­но треть всей тер­ри­то­рии поме­стья зани­ма­ют сады. Там же рас­по­ло­же­ны два особ­ня­ка. Один из них, види­мо, для гостей, вто­рой — Villa Isoletta с инте­рес­ной исто­ри­ей — для хозяев.

«Дом Нур­жа­на Суб­хан­бер­ди­на, осно­ва­те­ля и пред­се­да­те­ля круп­ней­ше­го бан­ка Казах­ста­на «Каз­ком­мерц­банк», гла­сит под­пись к рабо­те фран­цуз­ско­го фото­гра­фа Antoine VUELA.

В 1923 году вил­лу купи­ла Аль­ва Бел­монт, пер­вая жена Уилья­ма Ван­дер­биль­та, вну­ка Кор­не­ли­уса Ван­дер­биль­та, осно­ва­те­ля зна­ме­ни­то­го рода аме­ри­кан­ских биз­не­сме­нов. Бель­монт была доволь­но замет­ной фигу­рой в меж­ду­на­род­ном феми­нист­ском дви­же­нии. Несколь­ки­ми года­ми ранее ее дочь Кон­су­э­ло, после заму­же­ства с Чарль­зом Ричар­дом Чер­чил­лем, 9‑м гер­цо­гом Маль­бо­ро, при­об­ре­ла в этих же местах дру­гой особ­няк. С тех пор частым гостем на Villa Isoletta стал дво­ю­род­ный брат зятя Аль­вы Бел­монт Уин­стон Чер­чилль. После Вто­рой миро­вой вой­ны семья про­да­ла вил­лу, кото­рая затем сме­ни­ла несколь­ко владельцев.

Вид на вил­лу и ост­ров Суб­хан­бер­ди­на с «тро­пы Ниц­ше», по кото­рой когда-то любил гулять немец­кий философ

Поми­мо двух вилл, на тер­ри­то­рии поме­стья рас­по­ла­га­ет­ся несколь­ко пля­жей и искус­ствен­ный ост­ров. В XIX веке там рас­по­ла­га­лась артил­ле­рий­ская бата­рея для защи­ты бух­ты — сей­час на ост­ро­ве Суб­хан­бер­ди­на, соеди­нен­но­го с мате­ри­ком неболь­шим мостом, обо­ру­до­ва­на зона отды­ха и бас­сейн с мор­ской водой.

Част­ный ост­ров Суб­хан­бер­ди­на и вид на вил­лу. Съем­ки с дрона

Сто­и­мость всей этой недви­жи­мо­сти, судя по рыноч­ным ценам в окрест­но­стях Ниц­цы, мож­но при­бли­зи­тель­но оце­нить в €40 — € 50 млн. Сколь­ко в дей­стви­тель­но­сти запла­тил за нее быв­ший совла­де­лец про­го­рев­ше­го «Каз­ко­ма», мы рас­ска­жем в сле­ду­ю­щих публикациях.

Вот тут мож­но посмот­реть съем­ку с дро­на (с 1,5 мину­ты), кото­рая дает чет­кое пред­став­ле­ние об участ­ке и сто­я­щих на нем объ­ек­тах. Автор оши­боч­но при­ни­ма­ет ее за «вил­лу Боно», извест­но­го ирланд­ско­го музы­кан­та и лиде­ра груп­пы U2. На самом деле его особ­няк нахо­дит­ся при­мер­но 400 мет­рах запад­нее от поме­стья Субханбердина.

Источ­ник: https://teletype.in/

архивные статьи по теме

Индекс KASE взял рубеж в 1 200 пунктов

Кого обманывает аким Жамбылской области?

Президентские выборы не объединили казахстанскую оппозицию