29 C
Астана
3 августа, 2021
Image default

Полицейские врали на следствии

В суде в Актау по делу поли­цей­ских, стре­ляв­ших в людей 16–17 декаб­ря 2011 года, про­дол­жил­ся опрос сви­де­те­лей. Всплы­ва­ют инте­рес­ные фак­ты: один из «стра­жей поряд­ка» ска­зал, что на след­ствии дал лож­ные пока­за­ния, мол, стре­лял в декаб­ре из ору­жия. Пой­ти про­тив прав­ды его попро­си­ли руководители.

 

Автор: Андрей ЦУКАНОВ

 

Ока­зы­ва­ет­ся, руко­вод­ству про­сто было необ­хо­ди­мо «под­бить бух­гал­те­рию» — сколь­ко патро­нов выда­ли, сколь­ко вер­ну­ли, сколь­ко «потра­ти­ли»…

«Есбер­ге­нов не стрелял»

Сви­де­тель Нур­кен Жанал­бе­ков, дозна­ва­тель из Жана­о­зе­на, сооб­щил суду, что 6 декаб­ря 2011 года с утра был на рабо­те в ГУВД, при­мер­но в 10 часов его вызва­ли на под­креп­ле­ние на Алан, там «неф­тя­ни­ки-заба­стов­щи­ки меша­ли про­ве­де­нию празд­ни­ка», они как мог­ли их успо­ка­и­ва­ли, но нас не слу­ша­ли, потом нача­лись мас­со­вые бес­по­ряд­ки, мы ушли в ГУВД.

- Через неко­то­рое вре­мя при­шло изве­стие, что горят адми­ни­стра­тив­ные зда­ния, потом кто-то сооб­щил, что одну из сотруд­ниц поли­ции насиль­но удер­жи­ва­ют на Алане. Мы постро­и­лись и пошли на пло­щадь. В нас кида­ли кам­ни, у людей в руках были обрез­ки желез­ной арма­ту­ры. Мы дела­ли пре­ду­пре­жде­ния, но не подей­ство­ва­ло, они хоте­ли ата­ко­вать нас, при­шлось делать пре­ду­пре­ди­тель­ные выстре­лы вверх. Сам я сде­лал шесть выстре­лов из табель­но­го ору­жия в небо. Дой­ти до юрт не было воз­мож­но­сти, нас нача­ли окру­жать, и мы ото­шли обрат­но к ГУВД.

- Кто про­во­дил постро­е­ние колонны?

- Началь­ник.

- Кто именно?

- Заме­сти­тель началь­ни­ка ДВД пол­ков­ник Утегалиев.

- Кто при­ка­зал при­ме­нять оружие?

- Уте­га­ли­ев.

- Сколь­ко людей было в колонне?

- 50—70 примерно.

- Где нача­лись столкновения?

- Око­ло кафе «Туран».

- Ору­жие огне­стрель­ное у напа­дав­ших людей было?

- Обре­зы и само­дель­ные писто­ле­ты были, но точ­но не пом­ню, кто из них в руках держал.

- У этих напа­дав­ших были защит­ные средства?

- Нет, но у поли­ции были.

- Какая была цель, когда шли во вто­рой раз на Алан?

- Нам ска­за­ли, что надо спа­сать людей в горя­щем аки­ма­те, и сотруд­ни­цу поли­ции Мадину.

- Счи­та­е­те, что цель была достигнута?

- Нет, не было возможности.

- Кто из под­су­ди­мых был в колонне?

- Есбер­ге­нов, Бал­та­ба­ев, Ерги­мов, Утегалиев.

- Были сре­ди поли­цей­ских ранен­ные из огне­стрель­но­го оружия?

- Были ране­ные, но не знаю, были ли из огнестрельного.

- Кто явля­ет­ся кура­то­ром ГУВД Жанаозена?

- Уте­га­ли­ев.

- Кто воз­глав­лял в тот день лич­ный состав ГУВД?

- Уте­га­ли­ев.

- Когда вы полу­чи­ли оружие?

- Когда при­шел в ГУВД.

- А Есбер­ге­нов когда получил?

- Надо ска­зать, что Есбер­ге­нов ору­жия не полу­чал, он с 15 декаб­ря был в наря­де, но я его ото­звал, что­бы нам помо­гал с доку­мен­та­ми разобраться.

Адво­кат попро­сил ска­зать, дохо­ди­ли ли поли­цей­ские до цен­тра Алана.

- Когда? — попро­сил уточ­нить свидетель.

- Когда дви­га­лись колонной.

- Куда имен­но, в центр?

- Вот, посмот­ри­те на схе­му (пока­зы­ва­ет с раз­ре­ше­ния судьи схему).

- Нет, не смог­ли туда дойти.

- В щиты дробь от обре­зов попадала?

- Да, как потом выяс­ни­ли, и в тот день я слы­шал зву­ки попа­да­ю­щей в щит дроби.

Жанал­бе­ков доба­вил, что Есбер­ге­нов не стре­лял, у него даже ору­жия не было, но ему так­же ска­за­ли запол­нить рапорт об исполь­зо­ван­ных патронах.

- Кто при­ка­зал сде­лать лож­ный рапорт?

- Точ­но не знаю, всем нам ска­за­ли сдать рапорты.

- Отку­да зна­е­те, что у Есбер­ге­но­ва не было оружия?

- Я же гово­рил, что ото­звал его из наря­да. Он как сдал ору­жие, так и не брал его.

- Когда сами ору­жие сдали?

- Точ­но не пом­ню, но после собы­тий 16 декабря.

- В жур­на­ле как поло­же­но реги­стра­цию о сда­че делали?

- Не пом­ню точ­но, тогда никто точ­но никто не знал, кто какое ору­жие берет.

Адво­кат спро­сил, на след­ствие точ­но такие же пока­за­ния дава­ли? «Да», — ответил

Жанал­бе­ков.

- Све­де­ния об изъ­ятых обре­зах, само­дель­ных писто­ле­тах есть?

- Да, их нашли на кры­шах, в под­ва­лах близ­ле­жа­щих домов.

- Про­то­ко­лы, акты по это­му пово­ду есть?

- Да.

Адво­кат Уте­га­ли­е­ва — Дар­ме­нов: чем руко­вод­ство­ва­лись, когда стреляли?

Жанал­бе­ков отве­тил, что законами.

- Кон­крет­но може­те утвер­ждать, что Уте­га­ли­ев при­ка­зал вооружаться?

- Да.

- Кто при­ка­зал выстра­и­вать­ся в колонну?

- Уте­га­ли­ев, Кожаев.

- Что ста­ло с насиль­но удер­жи­ва­е­мой сотруд­ни­цей полиции?

- Это Адие­ва Мади­на, как ока­за­лось, ее выве­ли про­стые люди, с ней все нормально.

- Рань­ше при­хо­ди­лось участ­во­вать в наве­де­нии поряд­ка при мас­со­вых бес­по­ряд­ках? (Дар­ме­нов выра­зил­ся «в лик­ви­да­ции мас­со­вых беспорядков»).

- Нет, я в орга­нах МВД с 2002 года.

- Когда неф­тя­ни­ки нача­ли актив­но протестовать?

- При­мер­но с 2008 года.

Пред­ста­ви­тель потер­пев­ших Нур­га­зи­е­ва: «Вы ска­за­ли, что в соста­ве колон­ны пошли помо­гать людям, что имен­но вы сделали?»

Жанал­бе­ков: «Не было воз­мож­но­сти что-либо сделать».

- После это­го были уби­ты про­стые люди, про­хо­жие, поче­му не задер­жи­ва­ли тех, кто с кам­ня­ми, бутыл­ка­ми, обрезами?

- Не было возможности.

- Ране­ных людей видели?

- Да, 2—3, их уно­си­ли дру­гие участ­ни­ки беспорядков.

Потер­пев­ший Хасан Дуй­се­ке­нов: «Кто при­ка­зал отходить?»

Жанал­бе­ков: «Уте­га­ли­ев».

- Ерлан Бакыт­га­ли­улы был в колонне?

- Да.

Судья: «Вы поль­зо­ва­лись ору­жи­ем, кото­рое за вами закреплено?»

Жанал­бе­ков: «Да».

- И стре­ля­ли 8 раз?

- Да, 6 раз в небо, и два раза по ногам.

- По чьим ногам?

- Участ­ни­ков беспорядков.

- Чем руководствовались?

- Зако­на­ми.

- Счи­та­е­те, что вашей жиз­ни угро­жа­ла опасность?

- Да, счи­таю. На меня напа­да­ли, кида­ли газо­вый бал­лон. Хоте­ли ору­жие отобрать.

Про­ку­рор: «Мог­ли выдать табель­ное ору­жие не тем, за кем оно закреплено?»

Жанал­бе­ков: «Да, в той ситу­а­ции мог­ли, нераз­бе­ри­ха была».

По прось­бе одно­го из адво­ка­тов судья объ­явил 10 минут­ный перерыв.

Во вре­мя пере­ры­ва потер­пев­ший Хасан Дуй­се­ке­нов, отец погиб­ше­го от выстре­ла на Алане, ска­зал, что на него ока­зы­ва­ет­ся дав­ле­ние со сто­ро­ны руко­вод­ства кол­ле­джа, в кото­ром он рабо­та­ет. Тре­бу­ют, что­бы он вышел на рабо­ту, хотя у Дуй­се­ке­но­ва есть на руках повест­ка из суда. Дуй­се­ке­нов счи­та­ет, что на руко­вод­ство кол­ле­джа в свою оче­редь ока­зы­ва­ют дав­ле­ние пра­во­охра­ни­тель­ные органы.

Затем во вре­мя пере­ры­ва пред­ста­ви­тель потер­пев­ших Нур­га­зи­е­ва заме­ти­ла, что под­су­ди­мые, при попу­сти­тель­стве кон­во­и­ров и судеб­ных при­ста­вов обща­ют­ся со сви­де­те­ля­ми-поли­цей­ски­ми. Их обще­ние про­хо­ди­ло в боко­вой части дво­ра судеб­но­го ком­плек­са, куда дру­гих людей не допус­ка­ли. После пере­ры­ва Нур­га­зи­е­ва заяви­ла по это­му пово­ду про­тест, ука­зав, что это уже вто­рой зафик­си­ро­ван­ный слу­чай. На это судья отве­ти­ла, что она не ответ­ствен­на за про­ис­хо­дя­щее за пре­де­ла­ми зда­ния суда.

Стре­лял 16 раз, хоть мож­но толь­ко три

Сви­де­тель Мух­тар Толе­ба­ев, сер­жант пат­руль­ной поли­ции, Жана­о­зен, рас­ска­зал, что в тот зло­по­луч­ный день они, как обыч­но, пат­ру­ли­ро­ва­ли город, но потом поеха­ли помо­гать на Алан: надо было сто­ять в оцеп­ле­нии. По его сло­вам, моло­дые люди про­рва­ли оцеп­ле­ние, рани­ли кам­ня­ми поли­цей­ских, Толе­ба­е­ву пору­чи­ли отвез­ти постра­дав­ших в боль­ни­цу. На это ушло мно­го вре­ме­ни: пока дое­ха­ли, пока дела­ли рент­ген. Когда Толе­ба­ев с това­ри­ща­ми еха­ли обрат­но в ГУВД, уви­де­ли колон­ну, оста­но­ви­лись, отра­пор­то­ва­ли. Им ска­за­ли сле­до­вать за колон­ной, они пошли, но потом опять сели в маши­ну, так как их ска­за­ли выехать на охра­ну транс­пор­та перед акиматом.

- Где нача­лась стрельба?

- Око­ло 33 дома, 3 микрорайона.

- Ране­ных граж­дан­ских людей видели?

- Да, дво­их лежа­щих людей видел.

- Поче­му не помог­ли им?

- Не было возможности.

- Кто дал при­каз стрелять?

- Не знаю.

- Кто воз­гла­вил колонну?

- Уте­га­ли­ев.

- В щиты дробь попадала?

- Не знаю.

- Поли­цей­ские до цен­тра ала­на доходили?

- Не знаю.

Мух­тар Толе­ба­ев сооб­щил суду, что сам видел, что Уте­га­ли­ев воз­гла­вил колон­ну, что доло­жил о двух ране­ных май­о­ру Оте­ше­ву, что у него было табель­ное ору­жие — ПМ. По его сло­вам, он полу­чил ору­жие 15 декаб­ря 2011 года, стре­лял из него в небо 16 раз.

Потер­пев­шая Нур­га­зи­е­ва зада­ла вопрос: «Рядом с родиль­ным домом из УАЗа, в кото­ром вы были, стре­ля­ли из автомата?

- Да, это стре­лял Кызыл­ку­лу­лы, он ска­зал, что­бы мы оста­ва­лись в машине. На нас хоте­ли участ­ни­ки бес­по­ряд­ков напасть, — отве­тил свидетель.

- Он пояс­нил, что еще в машине Батыр­ку­лов, води­тель, Кызыл­ку­лу­лы, что у Батыр­ку­ло­ва был писто­лет, но он не пом­нит, сколь­ко тот сде­лал выстре­лов. По его сло­ва,  Кызыл­ку­лу­лы стре­лял из авто­ма­та и попал в ногу одно­му пар­ню, кото­рый упал после выстре­ла, пар­ню помощь не ока­за­ли. Толе­ба­ев ска­зал, что по инструк­ции мож­но делать три пре­ду­пре­ди­тель­ных выстре­ла. Он сде­лал 16, пото­му что было мно­го нападавших.

Врать про­си­ло начальство

Сви­де­тель Мак­сат Мол­даб­а­ев, сле­до­ва­тель ГУВД Жана­о­зе­на, сооб­щил, что 16 декаб­ря их вызва­ли на под­креп­ле­ние на Алан, ска­за­ли, людей не хва­та­ет. «Потом мас­со­вые бес­по­ряд­ки нача­лись, ото­шли к ГУВД. Потом опять к Ала­ну пошли, колон­ной. В нас кида­ли кам­ни, газо­вым бал­ло­ном», — ска­зал Молдабаев.

- Кто кон­крет­но дал при­каз стро­ить­ся колонной?

- Уте­га­ли­ев.

- Взять ору­жие кто приказал?

- Уте­га­ли­ев.

- При­каз о при­ме­не­нии оружия?

- Уте­га­ли­ев.

- У вас ору­жие было?

- Нет, толь­ко щит, дубинка.

- Може­те кон­крет­но опи­сать то, что люди, напа­дав­шие на поли­цей­ских, дер­жа­ли в руках?

- Нет, но я слы­шал выстре­лы с их сто­ро­ны, видел дымок от выстрелов.

- Виде­ли ране­ных граж­дан­ских лиц?

- Видел убе­га­ю­щих, неко­то­рые из них хромали.

- Кто-нибудь из поли­цей­ских пре­ду­пре­ждал, что будет стрелять?

- Сло­ва­ми, кри­ка­ми пре­ду­пре­жда­ли. Уси­ли­те­лей зву­ка не было.

- Кто был рядом с вами?

- Шуре­нов, Есбергенов.

- Что в их руках было?

- Щиты, дубинки.

- Ору­жие было?

- Нет.

Под­су­ди­мый Уте­га­ли­ев начал зада­вать уже при­выч­ный уточ­ня­ю­щий вопрос: «Я ска­зал при­ме­нить ору­жие или стре­лять?» Мол­даб­а­ев отве­тил: «Вы ска­за­ли, при­ка­зы­ваю при­ме­нить ору­жие, то есть стрелять».

Адво­кат Дар­ме­нов тоже стал уточ­нять: «При­ме­нять ору­жие — это ваше пра­во или обя­зан­ность?» Про­ку­рор воз­ра­зил про­тив это­го вопро­са, и судья сня­ла. Тогда Дар­ме­нов стал спра­ши­вать, кто при­ка­зал пре­кра­тить стрель­бу. Мол­даб­а­ев при­знал­ся, что это­го не слы­шал, но «ска­за­ли отхо­дить от аки­ма­та». У Мол­даб­а­е­ва не было табель­но­го ору­жия, пото­му что он его оста­вил в каби­не­те, в сей­фе, а дру­гим не поль­зо­вал­ся. Он так­же ска­зал, что  как сле­до­ва­тель не опра­ши­вал ране­ных, «опра­ши­вал дру­гих», что изъ­ял мно­го буты­лок с бен­зи­ном, обре­зов и само­дель­ные пистолеты.

Судья поин­те­ре­со­ва­лась, было у Мол­даб­а­е­ва  при себе ору­жие, когда выхо­ди­ли на Алан? Мол­даб­а­ев еще раз ска­зал, что не было.

- В мате­ри­а­лах с ваших слов запи­са­но, что вы два раза стре­ля­ли из писто­ле­та Мака­ро­ва. Где прав­ду гово­ри­те? — спро­си­ла судья.

- Здесь, прав­ду говорю.

- Полу­ча­ет­ся на след­ствии врали?

- Когда под­во­ди­ли ито­ги, ока­за­лось, что коли­че­ство выдан­ных и сдан­ных обрат­но патро­нов не сов­па­да­ет, поэто­му началь­ство попро­си­ло так отве­тить. Все патро­ны, кото­рые я брал, под опись возвратил.

Вре­мя про­шло — сви­де­тель забыл

Сви­де­тель (фами­лия про­из­не­се­на нечет­ко) из ГУВД Жана­о­зен, так­же рас­ска­зал, что 16 декаб­ря был с утра на Алане, обес­пе­чи­вал обще­ствен­ный поря­док. «Бли­же к 10.30 началь­ник Ержан Бакыт­га­ли­улы послал меня и еще дво­их про­ве­рить кры­шу близ­сто­я­ще­го зда­ния, на ней были заме­че­ны подо­зри­тель­ные люди. Но пока мы залез­ли на кры­шу, они ушли. Когда мы воз­вра­ти­лись на Алан, мас­со­вые бес­по­ряд­ки уже нача­лись. Потом ото­шли в ГУВД, постро­и­лись в колон­ну, пошли опять к Ала­ну», — ска­зал свидетель.

- Кто стро­ил колонну?

- Уте­га­ли­ев.

- Кто дал при­каз вооружаться?

- Не знаю.

- Кто при­ка­зал стрелять?

- Точ­но не знаю.

- Кто при­ка­зал идти на Алан, после нача­ла мас­со­вых беспорядков?

- Уте­га­ли­ев.

- У вас ору­жие было?

- Да, табель­ное, ПМ.

- Сколь­ко раз стреляли?

- Два раза, в небо.

- Когда ору­жие взяли?

- При­мер­но за месяц до мас­со­вых беспорядков.

- Когда сдали?

- После того как все успокоилось.

- Полу­че­ние-сда­чу ору­жия заре­ги­стри­ро­ва­ли, как положено?

- Да.

- Людей сло­ва­ми пре­ду­пре­жда­ли, что буде­те стрелять?

- Не было возможности.

- Рапорт писали?

- Да.

Адво­кат Дар­ме­нов инте­ре­со­вал­ся, кто из началь­ства был. По сло­вам сви­де­те­ля, Уте­га­ли­ев, Кожа­ев, Бакыт­га­ли­улы, Отешев.

- Мыл­ты­ков был?

- Мыл­ты­ков? Кто это? Его не знаю.

- Чем руко­вод­ство­ва­лись, когда стре­ля­ли на Алане?

- Зако­на­ми, конечно.

- Вы ска­за­ли, что ору­жие взя­ли еще за месяц до бес­по­ряд­ков, где хра­ни­ли его?

- В лич­ном сей­фе, в кабинете.

- Ране­ных видели?

- Нет.

- При­каз отой­ти к ГУВД кто дал?

- Не знаю, все ото­шли и я отошел.

Адво­кат Дар­ме­нов задал вопрос: «На след­ствии, в сво­их пока­за­ни­ях вы гово­ри­ли, что сре­ди началь­ству­ю­ще­го соста­ва был Мыл­ты­ков, а сей­час сде­ла­ли вид, что в пер­вый раз слы­ши­те его фами­лию». Сви­де­тель ска­зал, что про­шло мно­го вре­ме­ни, может, про­сто забыл (после того как ему пока­за­ли про­то­кол его опроса).

После тер­ак­та в Тара­зе раз­ре­ши­ли носить оружия

Сви­де­тель Тимур Бегим­бе­тов, опе­ра­тив­ный работ­ник ГУВД Жана­о­зе­на, ска­зал, что в ночь с 15-го на 16-ое декаб­ря 2011 года он был на дежур­стве. Утром вышел со сме­ны, отпра­вил­ся домой отды­хать. При­мер­но в 12.30 его под­ня­ли по тре­во­ге. При­мер­но к 13.30 уже подо­шел к ГУВД. Отту­да направ­ля­лась колон­на, он при­со­еди­нил­ся к ним. Пошли на Алан, там были мас­со­вые бес­по­ряд­ки. Гости­ни­ца «Ару­а­на», ОМГ, аки­мат горе­ли. Какие-то люди нача­ли ата­ко­вать поли­ции, в их руках были кам­ни, кир­пи­чи. Про­изо­шли столк­но­ве­ния. Они ото­шли к ГУВД.

- Кто дал при­каз воору­жать­ся, когда стро­и­лись перед ГУВД? — был задан вопрос.

- Я в зда­ние ГУВД даже не захо­дил. Ору­жие у меня было при себе, после тараз­ских собы­тий нам раз­ре­ши­ли посто­ян­ное ноше­ние оружия.

- Кто воз­гла­вил колонну?

- Не знаю.

- Сло­ва­ми пре­ду­пре­жда­ли, что будет открыт огонь?

- Да.

- Кто был рядом с вами?

- Не знаю, рабо­таю в ГУВД с сен­тяб­ря, не всех еще знаю.

- Началь­ство рядом было?

- Нет.

- Где хра­ни­ли оружие?

- В каби­не­те, в сейфе.

- Все патро­ны сдали?

- Да (хотя ранее ска­зал, что в ору­жие носил с собой и в зда­ние ГУВД не заходил).

Детей и жен­щин не видел

По сло­вам сви­де­те­ля Нур­жан Шуре­нов, сле­до­ва­те­ля из ГУВД Жана­о­зе­на, в 9 утра 16 декаб­ря он уже был в ГУВД, рабо­тал. Поз­же ему ска­за­ли, что необ­хо­ди­мо идти на Алан для под­креп­ле­ния, он пошел туда, сто­ял в оцеп­ле­нии. Нача­лись мас­со­вые бес­по­ряд­ки, ото­шли к ГУВД. Потом сооб­щи­ли, что на Алане, в одной из юрт оста­лась сотруд­ни­ца поли­ции, пошли колон­ной туда. Он был в бро­не­жи­ле­те, в кас­ке, с щитом и дубинкой.

- Кто колон­ну строил?

- Точ­но не знаю.

- Кто воз­гла­вил колонну?

- Уте­га­ли­ев.

- Сло­вес­ные пре­ду­пре­жде­ния были?

- Нет, дела­ли пре­ду­пре­ди­тель­ные выстре­лы в небо.

- Ране­ных видели?

- Да, видел упавших.

- Помо­га­ли им?

- Не было возможности.

- Ору­жие при вас было?

- Да, ПМ.

- Стре­ля­ли?

- Да, в небо, четы­ре раза.

- Рапорт по это­му пово­ду писали?

- Да.

- Когда ору­жие взяли?

- Не помню.

- Когда сдали?

- Не пом­ню точ­но, кажет­ся, 18—19 декабря.

- Эти све­де­ния зане­се­ны в жур­нал регистрации?

- Долж­ны там быть.

- Сре­ди собрав­ших­ся людей, жен­щи­ны и дети были?

- В тол­пе их не видел.

- Ране­ных поли­цей­ских видели?

- Нет.

- Видео, сня­тое во вре­мя бес­по­ряд­ков, видели?

- Нет.

При­каз стре­лять счи­тал законным

Сви­де­тель Адай­бай Умбе­тов, опе­ра­тив­ный работ­ник ГУВД Жана­о­зе­на, сооб­щил, что ночь с 15-го на 16-ое декаб­ря был на дежур­стве, на Алане. Утром 16-го пошел отды­хать домой. При­мер­но в 10 утра его под­ня­ли по тре­во­ге, ска­за­ли, что нуж­но под­креп­ле­ние. Поехал в ГУВД.

- Когда ору­жие взяли?

- В 12.30, 16-го декабря.

- Кто стро­ил колонну?

- Началь­ство, точ­но не помню.

- У наро­да какое ору­жие видели?

- Обре­зы.

- Ране­ные поли­цей­ские были?

- Не знаю.

- Кто дал при­каз стрелять?

- Уте­га­ли­ев. По ногам в слу­чае опасности.

Адво­кат Дар­ме­нов стал зада­вать свой корон­ный вопрос: «Уте­га­ли­ев дал при­каз или раз­ре­ше­ние?» «При­каз», — отве­тил сви­де­тель. «Инструк­таж был?» — «Нет».

Судья поин­те­ре­со­ва­лась: «Вы испол­ня­ли при­каз, пото­му что счи­та­ли, что он соот­вет­ству­ет зако­ну?» «Да», — под­твер­дил  Умбетов.

Он так­же сооб­щил, что сам стре­лял воз­ле кафе «Туран», в небо, что он не пом­нит, был ли там Ержан Бакыт­ка­ли­улы, что ли что для него, Умбе­то­ва, была опасность.

«Без при­ка­за не стал бы стрелять»

Сви­де­тель Рыс­ка­ли­ев Нур­лан (у него не ока­за­лось с собой доку­мен­тов, но сто­ро­ны про­цес­са не ста­ли воз­ра­жать про­тив его опро­са), поли­цей­ский ГУВД Жана­о­зе­на, корот­ко отра­пор­то­вал: «Пошел на под­креп­ле­ние на Алан, после нача­ла мас­со­вых бес­по­ряд­ков ото­шли к ГУВД. Табель­ное ору­жие взял 16 декаб­ря, делал два пре­ду­пре­ди­тель­ных выстре­ла в небо».

- Кто колон­ну строил?

- Уте­га­ли­ев, Кожа­ев, Мылтыков.

- Кто колон­ну возглавил?

- Не знаю.

- Что послу­жи­ло при­чи­ной стрельбы?

- При­каз.

- Чей?

- Уте­га­ли­е­ва.

- Если бы не было при­ка­за, вы бы не стреляли?

- Не стал бы стрелять.

- Кто был рядом с вами в колонне?

- Есбер­ге­нов, Ток­са­нов, Умбетов

После­до­вал вопрос адво­ка­та Дар­ме­но­ва: «Инструк­таж был?» «Был при­каз, ска­за­ли, что в одной из юрт удер­жи­ва­ют Мади­ну Адие­ву, ска­за­ли, что жгут и бес­чин­ству­ют хули­га­ны», — ска­зал Рыскалиев.

- На Уте­га­ли­е­ве какая одеж­да была?

- Не помню.

- Бакыт­га­ли­улы был?

- Не пом­ню, были Кожа­ев, Утегалиев.

- Ране­ных граж­дан­ских лиц видели?

- Нет, не заметил.

Судья спро­си­ла: «Стре­ля­ли, осно­вы­ва­ясь на при­каз?» — «Да» — «Счи­та­е­те, что дей­ствия соот­вет­ству­ют зако­ну?» — «Да».

Пат­руль­но­го попро­си­ли при­влечь к отвественности

Сви­де­тель Марат Батыр­ку­лов, пат­руль­ный поли­цей­ский ГУВД Жана­о­зе­на, пояс­нил, что до 10.30 часов 16 декаб­ря был в резер­ве, потом его­по­зва­ли на Алан, рядомс ним  был Толе­ба­ев и води­тель. При­е­ха­ли к Ала­ну, забра­ли ранен­ных кам­ня­ми поли­цей­ских, повез­ли их в больницу.

- У вас было оружие?

- Да, полу­чил утром 16-го.

- Какое?

- Писто­лет, потом еще авто­мат дали.

- Реги­стри­ро­ва­ли получение?

- Там бар­дак был, взял без регистрации.

- Куда с ору­жи­ем пошли?

- К аки­ма­ту, транс­порт охранять.

- Кто рядом был?

- Еще три человека.

- Кызыл­ку­лу­лы был?

- Да.

- У кого еще авто­мат был?

- У Кызылкулулы.

- Вы стре­ля­ли из автомата?

- Нет, в тот день не стре­лял. Потом, ночью сем­на­дца­то­го езди­ли по вызо­ву о раз­граб­ле­нии мага­зи­на, там пре­ду­пре­ди­тель­ный выстрел делал.

- Кто при­ка­зал стре­лять 16-го?

- Из писто­ле­та стреляли?

- Да, делал пре­ду­пре­ди­тель­ные выстрелы.

- Сколь­ко раз?

- 16 раз, в небо.

- Кто из началь­ства еще был?

- Не помню.

- Когда Уте­га­ли­ев дал при­каз стрелять?

- Когда шли рядом с родиль­ным домом.

- Собрав­ши­е­ся люди стре­ля­ли в вас?

- Не помню.

- Ране­ные поли­цей­ские были?

- Не видел.

Про­ку­рор задал вопрос: «Если бы не было при­ка­за, вы бы стре­ля­ли?» — «Если бы была опас­ность, то стре­лял бы».

Батыр­ку­лов так­же ска­зал, что делал 16 пре­ду­пре­ди­тель­ных выстре­лов делать, так как была опас­ность. После это­го адво­кат Дар­ме­нов попро­сил воз­бу­дить дело про­тив это­го сви­де­те­ля, так как он вво­дит в заблуж­де­ние суд: он не мог слы­шать, как Уте­га­ли­ев при­ка­зы­вал ему рядом родиль­ным домом.

Про­ку­ро­ры воз­ра­зил про­тив это­го: «Если защит­ник не согла­сен, он может заявить о неудо­вле­тво­рен­но­сти отве­том».  (Вось­мо­го мая дру­гой сви­де­тель-поли­цей­ский уже гово­рил, что Уте­га­ли­ев при­каз отда­вал рядом с род­до­мом — авт.).

Судья попро­си­ла Батыр­ку­ло­ва назвать номер авто­ма­та, кото­рый тот полу­чил 16 декаб­ря. Пат­руль­ный ска­зал, что не помнит.

- Авто­мат когда сдали?

- Вече­ром 16-го, но точ­ное вре­мя не помню.

- Поче­му на номер не посмот­ре­ли? Рапорт писа­ли на имя Кабылова?

- Да.

- Вы гово­ри­те, что 16-го из авто­ма­та не стреляли?

- Не стрелял.

- А в рапор­те напи­са­ли, что 16 декаб­ря вы стре­ля­ли. Вот, може­те посмот­реть (пока­зы­ва­ет).

- Это не моя подпись.

- Вы авто­мат взя­ли утром?

- Да.

- Сда­ли вечером?

- Да.

- Потом опять взяли?

- Да.

- Так поче­му, как сле­ду­ет, не регистрировали?

- Бар­дак был.

- Что, до само­го вечера?

- Да.

СОБР был в Жана­о­зене уже 14 декабря

Сви­де­тель Чига­на­ков, инспек­тор СОБР ДВД Ман­ги­ста­уской обла­сти, ска­зал, что они выеха­ли в Жана­о­зен еще 14 декаб­ря. В ночь с 15 на 16 дежу­ри­ли, потом с утра отды­ха­ли. Но под­ня­ли по тре­во­ге, при­мер­но в 10 часов. Собра­ли око­ло ГУВД, про­ин­струк­ти­ро­ва­ли, пошли колон­ной к Алану.

- Кто инструктировал?

- Мыл­ты­ков.

- Кто воз­гла­вил колонну.

- Не помню.

- У вас ору­жие было?

- Да, автомат.

- Сколь­ко патро­нов было?

- 30.

- Сколь­ко использовали?

- 5.

- По какой причине?

- Была опасность.

- Что именно?

- Кида­ли кам­ни, нас ата­ко­ва­ли, кида­ли бутыл­ки с бензином.

- У напа­дав­ших ору­жие было?

- Да, но что точ­но, не помню.

- Вы свое ору­жие из Актау привезли?

- Да.

- Кро­ме авто­ма­та, дру­гое ору­жие было?

- Нет, толь­ко автомат.

- Что кон­крет­но Мыл­ты­ков говорил?

- Что если будет угро­за жиз­ни и здо­ро­вью, то мож­но при­ме­нять оружие.

«Калаш» при­вез из Актау

Сви­де­тель Жак­сы­лык Бери­ков, инспек­тор Ман­ги­ста­уско­го област­но­го ДВД, так­же при­был в Жана­о­зен 14 декаб­ря, 16 декаб­ря при­мер­но в 10.00 часов их под­ня­ли по тре­во­ге, и они  пошли к ГУВД, там их про­ин­струк­ти­ро­ва­ли, и в 11.00 они пошли на Алан.

- У вас ору­жие было?

- Да, авто­мат Калашникова.

- Из Актау привезли?

- Да.

- 16 декаб­ря ору­жие применяли?

- Да, стре­лял в небо 4 раза.

- Кто приказал?

- Никто.

- Что послу­жи­ло причиной?

- Была опас­ность, имел закон­ное право.

- Какая опасность?

- На меня бежа­ла толпа.

- Были сотруд­ни­ки поли­ции, ране­ные из огне­стрель­но­го оружия?

- Не видел.

- Спец­с­на­ря­же­ние у вас было?

- Да, бро­не­жи­лет. Кас­ки и щита не было.

- Кто инструк­таж проводил?

- Не помню.

- Кто колон­ну возглавил?

- Не пом­ню, я поза­ди стоял.

Сви­де­тель Мерей Сагын­ды­ков из  СОБР ДВД Ман­ги­ста­уской обла­сти дал ана­ло­гич­ные пока­за­ния. Он так­же доба­вил, что видел ране­ных поли­цей­ских, кото­рые полу­чи­ли ране­ния от бро­шен­ных кам­ней и буты­лок, что стре­лять они нача­ли «где-то рядом с гости­ни­цей «Ару­а­на». Сви­де­тель Батыр­ша­ев из спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го управ­ле­ния охра­ны ДВД  Ман­ги­ста­уской обла­сти, давал такие же отве­ты, что и преды­ду­щие сви­де­те­ли. Из «ново­го» он сооб­щил, что 16-го декаб­ря «охра­ня­ли иму­ще­ство част­ных пред­при­ни­ма­те­лей на Алане».

Суд выслу­шал сви­де­те­лей Кура­ла Нур­бер­ге­но­ва из управ­ле­ния спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной охра­ны, Кал­ды­бе­ко­ва из управ­ле­ния спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной охра­ны, Абду­му­ми­на Муса­е­ва из это­го же управ­ле­ния — все они дава­ли пока­за­ния, схо­жие  с теми, что гово­ри­ли преды­ду­щие сотруд­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ных органов.

Еще один сотруд­ник из управ­ле­ния спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной охра­ны  Ербо­лат Еща­нов был допро­шен в каче­стве сви­де­те­ля. Он ска­зал, что у него ору­жия не было, что не видел, было ли ору­жие  утех, кто с ним шел в колонне.

Участ­ник про­цес­са Дуй­се­ке­нов спро­сил его, где нача­ли при­ме­нять ору­жие полицейские?

- Око­ло родиль­но­го дома, — отве­тил Еща­нов. — Писто­ле­ты, автоматы.

- Кто воз­глав­лял колонну?

- Не помню.

- Лежа­щих на зем­ле ране­ных видели?

- Нет, видел, что люди убегали.

- При­каз о том, что мож­но стре­лять слышали?

- Нет.

- При­каз что нуж­но отсту­пить к ГУВД кто дал?

- Не помню.

- Дубин­кой кого-нибудь били?

- Нет.

После это­го судья объ­яви­ла о пере­ры­ве до 10.00 часов 11 мая.

View the original here:
Поли­цей­ские вра­ли на следствии

архивные статьи по теме

Резолюция ЕП: взгляд со стороны

Жанаозенцы нанимают новых адвокатов

Бывший премьер-министр Казахстана: находясь в кресле председателя Совбеза, Назарбаев сделает все, чтобы на выборах победил его кандидат

Editor
Image default

Полицейские врали на следствии

В суде в Актау по делу поли­цей­ских, стре­ляв­ших в людей 16–17 декаб­ря 2011 года, про­дол­жил­ся опрос сви­де­те­лей. Всплы­ва­ют инте­рес­ные фак­ты: один из «стра­жей поряд­ка» ска­зал, что на след­ствии дал лож­ные пока­за­ния, мол, стре­лял в декаб­ре из ору­жия. Пой­ти про­тив прав­ды его попро­си­ли руководители.

 

Автор: Андрей ЦУКАНОВ

 

Ока­зы­ва­ет­ся, руко­вод­ству про­сто было необ­хо­ди­мо «под­бить бух­гал­те­рию» — сколь­ко патро­нов выда­ли, сколь­ко вер­ну­ли, сколь­ко «потра­ти­ли»…

«Есбер­ге­нов не стрелял»

Сви­де­тель Нур­кен Жанал­бе­ков, дозна­ва­тель из Жана­о­зе­на, сооб­щил суду, что 6 декаб­ря 2011 года с утра был на рабо­те в ГУВД, при­мер­но в 10 часов его вызва­ли на под­креп­ле­ние на Алан, там «неф­тя­ни­ки-заба­стов­щи­ки меша­ли про­ве­де­нию празд­ни­ка», они как мог­ли их успо­ка­и­ва­ли, но нас не слу­ша­ли, потом нача­лись мас­со­вые бес­по­ряд­ки, мы ушли в ГУВД.

- Через неко­то­рое вре­мя при­шло изве­стие, что горят адми­ни­стра­тив­ные зда­ния, потом кто-то сооб­щил, что одну из сотруд­ниц поли­ции насиль­но удер­жи­ва­ют на Алане. Мы постро­и­лись и пошли на пло­щадь. В нас кида­ли кам­ни, у людей в руках были обрез­ки желез­ной арма­ту­ры. Мы дела­ли пре­ду­пре­жде­ния, но не подей­ство­ва­ло, они хоте­ли ата­ко­вать нас, при­шлось делать пре­ду­пре­ди­тель­ные выстре­лы вверх. Сам я сде­лал шесть выстре­лов из табель­но­го ору­жия в небо. Дой­ти до юрт не было воз­мож­но­сти, нас нача­ли окру­жать, и мы ото­шли обрат­но к ГУВД.

- Кто про­во­дил постро­е­ние колонны?

- Началь­ник.

- Кто именно?

- Заме­сти­тель началь­ни­ка ДВД пол­ков­ник Утегалиев.

- Кто при­ка­зал при­ме­нять оружие?

- Уте­га­ли­ев.

- Сколь­ко людей было в колонне?

- 50—70 примерно.

- Где нача­лись столкновения?

- Око­ло кафе «Туран».

- Ору­жие огне­стрель­ное у напа­дав­ших людей было?

- Обре­зы и само­дель­ные писто­ле­ты были, но точ­но не пом­ню, кто из них в руках держал.

- У этих напа­дав­ших были защит­ные средства?

- Нет, но у поли­ции были.

- Какая была цель, когда шли во вто­рой раз на Алан?

- Нам ска­за­ли, что надо спа­сать людей в горя­щем аки­ма­те, и сотруд­ни­цу поли­ции Мадину.

- Счи­та­е­те, что цель была достигнута?

- Нет, не было возможности.

- Кто из под­су­ди­мых был в колонне?

- Есбер­ге­нов, Бал­та­ба­ев, Ерги­мов, Утегалиев.

- Были сре­ди поли­цей­ских ранен­ные из огне­стрель­но­го оружия?

- Были ране­ные, но не знаю, были ли из огнестрельного.

- Кто явля­ет­ся кура­то­ром ГУВД Жанаозена?

- Уте­га­ли­ев.

- Кто воз­глав­лял в тот день лич­ный состав ГУВД?

- Уте­га­ли­ев.

- Когда вы полу­чи­ли оружие?

- Когда при­шел в ГУВД.

- А Есбер­ге­нов когда получил?

- Надо ска­зать, что Есбер­ге­нов ору­жия не полу­чал, он с 15 декаб­ря был в наря­де, но я его ото­звал, что­бы нам помо­гал с доку­мен­та­ми разобраться.

Адво­кат попро­сил ска­зать, дохо­ди­ли ли поли­цей­ские до цен­тра Алана.

- Когда? — попро­сил уточ­нить свидетель.

- Когда дви­га­лись колонной.

- Куда имен­но, в центр?

- Вот, посмот­ри­те на схе­му (пока­зы­ва­ет с раз­ре­ше­ния судьи схему).

- Нет, не смог­ли туда дойти.

- В щиты дробь от обре­зов попадала?

- Да, как потом выяс­ни­ли, и в тот день я слы­шал зву­ки попа­да­ю­щей в щит дроби.

Жанал­бе­ков доба­вил, что Есбер­ге­нов не стре­лял, у него даже ору­жия не было, но ему так­же ска­за­ли запол­нить рапорт об исполь­зо­ван­ных патронах.

- Кто при­ка­зал сде­лать лож­ный рапорт?

- Точ­но не знаю, всем нам ска­за­ли сдать рапорты.

- Отку­да зна­е­те, что у Есбер­ге­но­ва не было оружия?

- Я же гово­рил, что ото­звал его из наря­да. Он как сдал ору­жие, так и не брал его.

- Когда сами ору­жие сдали?

- Точ­но не пом­ню, но после собы­тий 16 декабря.

- В жур­на­ле как поло­же­но реги­стра­цию о сда­че делали?

- Не пом­ню точ­но, тогда никто точ­но никто не знал, кто какое ору­жие берет.

Адво­кат спро­сил, на след­ствие точ­но такие же пока­за­ния дава­ли? «Да», — ответил

Жанал­бе­ков.

- Све­де­ния об изъ­ятых обре­зах, само­дель­ных писто­ле­тах есть?

- Да, их нашли на кры­шах, в под­ва­лах близ­ле­жа­щих домов.

- Про­то­ко­лы, акты по это­му пово­ду есть?

- Да.

Адво­кат Уте­га­ли­е­ва — Дар­ме­нов: чем руко­вод­ство­ва­лись, когда стреляли?

Жанал­бе­ков отве­тил, что законами.

- Кон­крет­но може­те утвер­ждать, что Уте­га­ли­ев при­ка­зал вооружаться?

- Да.

- Кто при­ка­зал выстра­и­вать­ся в колонну?

- Уте­га­ли­ев, Кожаев.

- Что ста­ло с насиль­но удер­жи­ва­е­мой сотруд­ни­цей полиции?

- Это Адие­ва Мади­на, как ока­за­лось, ее выве­ли про­стые люди, с ней все нормально.

- Рань­ше при­хо­ди­лось участ­во­вать в наве­де­нии поряд­ка при мас­со­вых бес­по­ряд­ках? (Дар­ме­нов выра­зил­ся «в лик­ви­да­ции мас­со­вых беспорядков»).

- Нет, я в орга­нах МВД с 2002 года.

- Когда неф­тя­ни­ки нача­ли актив­но протестовать?

- При­мер­но с 2008 года.

Пред­ста­ви­тель потер­пев­ших Нур­га­зи­е­ва: «Вы ска­за­ли, что в соста­ве колон­ны пошли помо­гать людям, что имен­но вы сделали?»

Жанал­бе­ков: «Не было воз­мож­но­сти что-либо сделать».

- После это­го были уби­ты про­стые люди, про­хо­жие, поче­му не задер­жи­ва­ли тех, кто с кам­ня­ми, бутыл­ка­ми, обрезами?

- Не было возможности.

- Ране­ных людей видели?

- Да, 2—3, их уно­си­ли дру­гие участ­ни­ки беспорядков.

Потер­пев­ший Хасан Дуй­се­ке­нов: «Кто при­ка­зал отходить?»

Жанал­бе­ков: «Уте­га­ли­ев».

- Ерлан Бакыт­га­ли­улы был в колонне?

- Да.

Судья: «Вы поль­зо­ва­лись ору­жи­ем, кото­рое за вами закреплено?»

Жанал­бе­ков: «Да».

- И стре­ля­ли 8 раз?

- Да, 6 раз в небо, и два раза по ногам.

- По чьим ногам?

- Участ­ни­ков беспорядков.

- Чем руководствовались?

- Зако­на­ми.

- Счи­та­е­те, что вашей жиз­ни угро­жа­ла опасность?

- Да, счи­таю. На меня напа­да­ли, кида­ли газо­вый бал­лон. Хоте­ли ору­жие отобрать.

Про­ку­рор: «Мог­ли выдать табель­ное ору­жие не тем, за кем оно закреплено?»

Жанал­бе­ков: «Да, в той ситу­а­ции мог­ли, нераз­бе­ри­ха была».

По прось­бе одно­го из адво­ка­тов судья объ­явил 10 минут­ный перерыв.

Во вре­мя пере­ры­ва потер­пев­ший Хасан Дуй­се­ке­нов, отец погиб­ше­го от выстре­ла на Алане, ска­зал, что на него ока­зы­ва­ет­ся дав­ле­ние со сто­ро­ны руко­вод­ства кол­ле­джа, в кото­ром он рабо­та­ет. Тре­бу­ют, что­бы он вышел на рабо­ту, хотя у Дуй­се­ке­но­ва есть на руках повест­ка из суда. Дуй­се­ке­нов счи­та­ет, что на руко­вод­ство кол­ле­джа в свою оче­редь ока­зы­ва­ют дав­ле­ние пра­во­охра­ни­тель­ные органы.

Затем во вре­мя пере­ры­ва пред­ста­ви­тель потер­пев­ших Нур­га­зи­е­ва заме­ти­ла, что под­су­ди­мые, при попу­сти­тель­стве кон­во­и­ров и судеб­ных при­ста­вов обща­ют­ся со сви­де­те­ля­ми-поли­цей­ски­ми. Их обще­ние про­хо­ди­ло в боко­вой части дво­ра судеб­но­го ком­плек­са, куда дру­гих людей не допус­ка­ли. После пере­ры­ва Нур­га­зи­е­ва заяви­ла по это­му пово­ду про­тест, ука­зав, что это уже вто­рой зафик­си­ро­ван­ный слу­чай. На это судья отве­ти­ла, что она не ответ­ствен­на за про­ис­хо­дя­щее за пре­де­ла­ми зда­ния суда.

Стре­лял 16 раз, хоть мож­но толь­ко три

Сви­де­тель Мух­тар Толе­ба­ев, сер­жант пат­руль­ной поли­ции, Жана­о­зен, рас­ска­зал, что в тот зло­по­луч­ный день они, как обыч­но, пат­ру­ли­ро­ва­ли город, но потом поеха­ли помо­гать на Алан: надо было сто­ять в оцеп­ле­нии. По его сло­вам, моло­дые люди про­рва­ли оцеп­ле­ние, рани­ли кам­ня­ми поли­цей­ских, Толе­ба­е­ву пору­чи­ли отвез­ти постра­дав­ших в боль­ни­цу. На это ушло мно­го вре­ме­ни: пока дое­ха­ли, пока дела­ли рент­ген. Когда Толе­ба­ев с това­ри­ща­ми еха­ли обрат­но в ГУВД, уви­де­ли колон­ну, оста­но­ви­лись, отра­пор­то­ва­ли. Им ска­за­ли сле­до­вать за колон­ной, они пошли, но потом опять сели в маши­ну, так как их ска­за­ли выехать на охра­ну транс­пор­та перед акиматом.

- Где нача­лась стрельба?

- Око­ло 33 дома, 3 микрорайона.

- Ране­ных граж­дан­ских людей видели?

- Да, дво­их лежа­щих людей видел.

- Поче­му не помог­ли им?

- Не было возможности.

- Кто дал при­каз стрелять?

- Не знаю.

- Кто воз­гла­вил колонну?

- Уте­га­ли­ев.

- В щиты дробь попадала?

- Не знаю.

- Поли­цей­ские до цен­тра ала­на доходили?

- Не знаю.

Мух­тар Толе­ба­ев сооб­щил суду, что сам видел, что Уте­га­ли­ев воз­гла­вил колон­ну, что доло­жил о двух ране­ных май­о­ру Оте­ше­ву, что у него было табель­ное ору­жие — ПМ. По его сло­вам, он полу­чил ору­жие 15 декаб­ря 2011 года, стре­лял из него в небо 16 раз.

Потер­пев­шая Нур­га­зи­е­ва зада­ла вопрос: «Рядом с родиль­ным домом из УАЗа, в кото­ром вы были, стре­ля­ли из автомата?

- Да, это стре­лял Кызыл­ку­лу­лы, он ска­зал, что­бы мы оста­ва­лись в машине. На нас хоте­ли участ­ни­ки бес­по­ряд­ков напасть, — отве­тил свидетель.

- Он пояс­нил, что еще в машине Батыр­ку­лов, води­тель, Кызыл­ку­лу­лы, что у Батыр­ку­ло­ва был писто­лет, но он не пом­нит, сколь­ко тот сде­лал выстре­лов. По его сло­ва,  Кызыл­ку­лу­лы стре­лял из авто­ма­та и попал в ногу одно­му пар­ню, кото­рый упал после выстре­ла, пар­ню помощь не ока­за­ли. Толе­ба­ев ска­зал, что по инструк­ции мож­но делать три пре­ду­пре­ди­тель­ных выстре­ла. Он сде­лал 16, пото­му что было мно­го нападавших.

Врать про­си­ло начальство

Сви­де­тель Мак­сат Мол­даб­а­ев, сле­до­ва­тель ГУВД Жана­о­зе­на, сооб­щил, что 16 декаб­ря их вызва­ли на под­креп­ле­ние на Алан, ска­за­ли, людей не хва­та­ет. «Потом мас­со­вые бес­по­ряд­ки нача­лись, ото­шли к ГУВД. Потом опять к Ала­ну пошли, колон­ной. В нас кида­ли кам­ни, газо­вым бал­ло­ном», — ска­зал Молдабаев.

- Кто кон­крет­но дал при­каз стро­ить­ся колонной?

- Уте­га­ли­ев.

- Взять ору­жие кто приказал?

- Уте­га­ли­ев.

- При­каз о при­ме­не­нии оружия?

- Уте­га­ли­ев.

- У вас ору­жие было?

- Нет, толь­ко щит, дубинка.

- Може­те кон­крет­но опи­сать то, что люди, напа­дав­шие на поли­цей­ских, дер­жа­ли в руках?

- Нет, но я слы­шал выстре­лы с их сто­ро­ны, видел дымок от выстрелов.

- Виде­ли ране­ных граж­дан­ских лиц?

- Видел убе­га­ю­щих, неко­то­рые из них хромали.

- Кто-нибудь из поли­цей­ских пре­ду­пре­ждал, что будет стрелять?

- Сло­ва­ми, кри­ка­ми пре­ду­пре­жда­ли. Уси­ли­те­лей зву­ка не было.

- Кто был рядом с вами?

- Шуре­нов, Есбергенов.

- Что в их руках было?

- Щиты, дубинки.

- Ору­жие было?

- Нет.

Под­су­ди­мый Уте­га­ли­ев начал зада­вать уже при­выч­ный уточ­ня­ю­щий вопрос: «Я ска­зал при­ме­нить ору­жие или стре­лять?» Мол­даб­а­ев отве­тил: «Вы ска­за­ли, при­ка­зы­ваю при­ме­нить ору­жие, то есть стрелять».

Адво­кат Дар­ме­нов тоже стал уточ­нять: «При­ме­нять ору­жие — это ваше пра­во или обя­зан­ность?» Про­ку­рор воз­ра­зил про­тив это­го вопро­са, и судья сня­ла. Тогда Дар­ме­нов стал спра­ши­вать, кто при­ка­зал пре­кра­тить стрель­бу. Мол­даб­а­ев при­знал­ся, что это­го не слы­шал, но «ска­за­ли отхо­дить от аки­ма­та». У Мол­даб­а­е­ва не было табель­но­го ору­жия, пото­му что он его оста­вил в каби­не­те, в сей­фе, а дру­гим не поль­зо­вал­ся. Он так­же ска­зал, что  как сле­до­ва­тель не опра­ши­вал ране­ных, «опра­ши­вал дру­гих», что изъ­ял мно­го буты­лок с бен­зи­ном, обре­зов и само­дель­ные пистолеты.

Судья поин­те­ре­со­ва­лась, было у Мол­даб­а­е­ва  при себе ору­жие, когда выхо­ди­ли на Алан? Мол­даб­а­ев еще раз ска­зал, что не было.

- В мате­ри­а­лах с ваших слов запи­са­но, что вы два раза стре­ля­ли из писто­ле­та Мака­ро­ва. Где прав­ду гово­ри­те? — спро­си­ла судья.

- Здесь, прав­ду говорю.

- Полу­ча­ет­ся на след­ствии врали?

- Когда под­во­ди­ли ито­ги, ока­за­лось, что коли­че­ство выдан­ных и сдан­ных обрат­но патро­нов не сов­па­да­ет, поэто­му началь­ство попро­си­ло так отве­тить. Все патро­ны, кото­рые я брал, под опись возвратил.

Вре­мя про­шло — сви­де­тель забыл

Сви­де­тель (фами­лия про­из­не­се­на нечет­ко) из ГУВД Жана­о­зен, так­же рас­ска­зал, что 16 декаб­ря был с утра на Алане, обес­пе­чи­вал обще­ствен­ный поря­док. «Бли­же к 10.30 началь­ник Ержан Бакыт­га­ли­улы послал меня и еще дво­их про­ве­рить кры­шу близ­сто­я­ще­го зда­ния, на ней были заме­че­ны подо­зри­тель­ные люди. Но пока мы залез­ли на кры­шу, они ушли. Когда мы воз­вра­ти­лись на Алан, мас­со­вые бес­по­ряд­ки уже нача­лись. Потом ото­шли в ГУВД, постро­и­лись в колон­ну, пошли опять к Ала­ну», — ска­зал свидетель.

- Кто стро­ил колонну?

- Уте­га­ли­ев.

- Кто дал при­каз вооружаться?

- Не знаю.

- Кто при­ка­зал стрелять?

- Точ­но не знаю.

- Кто при­ка­зал идти на Алан, после нача­ла мас­со­вых беспорядков?

- Уте­га­ли­ев.

- У вас ору­жие было?

- Да, табель­ное, ПМ.

- Сколь­ко раз стреляли?

- Два раза, в небо.

- Когда ору­жие взяли?

- При­мер­но за месяц до мас­со­вых беспорядков.

- Когда сдали?

- После того как все успокоилось.

- Полу­че­ние-сда­чу ору­жия заре­ги­стри­ро­ва­ли, как положено?

- Да.

- Людей сло­ва­ми пре­ду­пре­жда­ли, что буде­те стрелять?

- Не было возможности.

- Рапорт писали?

- Да.

Адво­кат Дар­ме­нов инте­ре­со­вал­ся, кто из началь­ства был. По сло­вам сви­де­те­ля, Уте­га­ли­ев, Кожа­ев, Бакыт­га­ли­улы, Отешев.

- Мыл­ты­ков был?

- Мыл­ты­ков? Кто это? Его не знаю.

- Чем руко­вод­ство­ва­лись, когда стре­ля­ли на Алане?

- Зако­на­ми, конечно.

- Вы ска­за­ли, что ору­жие взя­ли еще за месяц до бес­по­ряд­ков, где хра­ни­ли его?

- В лич­ном сей­фе, в кабинете.

- Ране­ных видели?

- Нет.

- При­каз отой­ти к ГУВД кто дал?

- Не знаю, все ото­шли и я отошел.

Адво­кат Дар­ме­нов задал вопрос: «На след­ствии, в сво­их пока­за­ни­ях вы гово­ри­ли, что сре­ди началь­ству­ю­ще­го соста­ва был Мыл­ты­ков, а сей­час сде­ла­ли вид, что в пер­вый раз слы­ши­те его фами­лию». Сви­де­тель ска­зал, что про­шло мно­го вре­ме­ни, может, про­сто забыл (после того как ему пока­за­ли про­то­кол его опроса).

После тер­ак­та в Тара­зе раз­ре­ши­ли носить оружия

Сви­де­тель Тимур Бегим­бе­тов, опе­ра­тив­ный работ­ник ГУВД Жана­о­зе­на, ска­зал, что в ночь с 15-го на 16-ое декаб­ря 2011 года он был на дежур­стве. Утром вышел со сме­ны, отпра­вил­ся домой отды­хать. При­мер­но в 12.30 его под­ня­ли по тре­во­ге. При­мер­но к 13.30 уже подо­шел к ГУВД. Отту­да направ­ля­лась колон­на, он при­со­еди­нил­ся к ним. Пошли на Алан, там были мас­со­вые бес­по­ряд­ки. Гости­ни­ца «Ару­а­на», ОМГ, аки­мат горе­ли. Какие-то люди нача­ли ата­ко­вать поли­ции, в их руках были кам­ни, кир­пи­чи. Про­изо­шли столк­но­ве­ния. Они ото­шли к ГУВД.

- Кто дал при­каз воору­жать­ся, когда стро­и­лись перед ГУВД? — был задан вопрос.

- Я в зда­ние ГУВД даже не захо­дил. Ору­жие у меня было при себе, после тараз­ских собы­тий нам раз­ре­ши­ли посто­ян­ное ноше­ние оружия.

- Кто воз­гла­вил колонну?

- Не знаю.

- Сло­ва­ми пре­ду­пре­жда­ли, что будет открыт огонь?

- Да.

- Кто был рядом с вами?

- Не знаю, рабо­таю в ГУВД с сен­тяб­ря, не всех еще знаю.

- Началь­ство рядом было?

- Нет.

- Где хра­ни­ли оружие?

- В каби­не­те, в сейфе.

- Все патро­ны сдали?

- Да (хотя ранее ска­зал, что в ору­жие носил с собой и в зда­ние ГУВД не заходил).

Детей и жен­щин не видел

По сло­вам сви­де­те­ля Нур­жан Шуре­нов, сле­до­ва­те­ля из ГУВД Жана­о­зе­на, в 9 утра 16 декаб­ря он уже был в ГУВД, рабо­тал. Поз­же ему ска­за­ли, что необ­хо­ди­мо идти на Алан для под­креп­ле­ния, он пошел туда, сто­ял в оцеп­ле­нии. Нача­лись мас­со­вые бес­по­ряд­ки, ото­шли к ГУВД. Потом сооб­щи­ли, что на Алане, в одной из юрт оста­лась сотруд­ни­ца поли­ции, пошли колон­ной туда. Он был в бро­не­жи­ле­те, в кас­ке, с щитом и дубинкой.

- Кто колон­ну строил?

- Точ­но не знаю.

- Кто воз­гла­вил колонну?

- Уте­га­ли­ев.

- Сло­вес­ные пре­ду­пре­жде­ния были?

- Нет, дела­ли пре­ду­пре­ди­тель­ные выстре­лы в небо.

- Ране­ных видели?

- Да, видел упавших.

- Помо­га­ли им?

- Не было возможности.

- Ору­жие при вас было?

- Да, ПМ.

- Стре­ля­ли?

- Да, в небо, четы­ре раза.

- Рапорт по это­му пово­ду писали?

- Да.

- Когда ору­жие взяли?

- Не помню.

- Когда сдали?

- Не пом­ню точ­но, кажет­ся, 18—19 декабря.

- Эти све­де­ния зане­се­ны в жур­нал регистрации?

- Долж­ны там быть.

- Сре­ди собрав­ших­ся людей, жен­щи­ны и дети были?

- В тол­пе их не видел.

- Ране­ных поли­цей­ских видели?

- Нет.

- Видео, сня­тое во вре­мя бес­по­ряд­ков, видели?

- Нет.

При­каз стре­лять счи­тал законным

Сви­де­тель Адай­бай Умбе­тов, опе­ра­тив­ный работ­ник ГУВД Жана­о­зе­на, сооб­щил, что ночь с 15-го на 16-ое декаб­ря был на дежур­стве, на Алане. Утром 16-го пошел отды­хать домой. При­мер­но в 10 утра его под­ня­ли по тре­во­ге, ска­за­ли, что нуж­но под­креп­ле­ние. Поехал в ГУВД.

- Когда ору­жие взяли?

- В 12.30, 16-го декабря.

- Кто стро­ил колонну?

- Началь­ство, точ­но не помню.

- У наро­да какое ору­жие видели?

- Обре­зы.

- Ране­ные поли­цей­ские были?

- Не знаю.

- Кто дал при­каз стрелять?

- Уте­га­ли­ев. По ногам в слу­чае опасности.

Адво­кат Дар­ме­нов стал зада­вать свой корон­ный вопрос: «Уте­га­ли­ев дал при­каз или раз­ре­ше­ние?» «При­каз», — отве­тил сви­де­тель. «Инструк­таж был?» — «Нет».

Судья поин­те­ре­со­ва­лась: «Вы испол­ня­ли при­каз, пото­му что счи­та­ли, что он соот­вет­ству­ет зако­ну?» «Да», — под­твер­дил  Умбетов.

Он так­же сооб­щил, что сам стре­лял воз­ле кафе «Туран», в небо, что он не пом­нит, был ли там Ержан Бакыт­ка­ли­улы, что ли что для него, Умбе­то­ва, была опасность.

«Без при­ка­за не стал бы стрелять»

Сви­де­тель Рыс­ка­ли­ев Нур­лан (у него не ока­за­лось с собой доку­мен­тов, но сто­ро­ны про­цес­са не ста­ли воз­ра­жать про­тив его опро­са), поли­цей­ский ГУВД Жана­о­зе­на, корот­ко отра­пор­то­вал: «Пошел на под­креп­ле­ние на Алан, после нача­ла мас­со­вых бес­по­ряд­ков ото­шли к ГУВД. Табель­ное ору­жие взял 16 декаб­ря, делал два пре­ду­пре­ди­тель­ных выстре­ла в небо».

- Кто колон­ну строил?

- Уте­га­ли­ев, Кожа­ев, Мылтыков.

- Кто колон­ну возглавил?

- Не знаю.

- Что послу­жи­ло при­чи­ной стрельбы?

- При­каз.

- Чей?

- Уте­га­ли­е­ва.

- Если бы не было при­ка­за, вы бы не стреляли?

- Не стал бы стрелять.

- Кто был рядом с вами в колонне?

- Есбер­ге­нов, Ток­са­нов, Умбетов

После­до­вал вопрос адво­ка­та Дар­ме­но­ва: «Инструк­таж был?» «Был при­каз, ска­за­ли, что в одной из юрт удер­жи­ва­ют Мади­ну Адие­ву, ска­за­ли, что жгут и бес­чин­ству­ют хули­га­ны», — ска­зал Рыскалиев.

- На Уте­га­ли­е­ве какая одеж­да была?

- Не помню.

- Бакыт­га­ли­улы был?

- Не пом­ню, были Кожа­ев, Утегалиев.

- Ране­ных граж­дан­ских лиц видели?

- Нет, не заметил.

Судья спро­си­ла: «Стре­ля­ли, осно­вы­ва­ясь на при­каз?» — «Да» — «Счи­та­е­те, что дей­ствия соот­вет­ству­ют зако­ну?» — «Да».

Пат­руль­но­го попро­си­ли при­влечь к отвественности

Сви­де­тель Марат Батыр­ку­лов, пат­руль­ный поли­цей­ский ГУВД Жана­о­зе­на, пояс­нил, что до 10.30 часов 16 декаб­ря был в резер­ве, потом его­по­зва­ли на Алан, рядомс ним  был Толе­ба­ев и води­тель. При­е­ха­ли к Ала­ну, забра­ли ранен­ных кам­ня­ми поли­цей­ских, повез­ли их в больницу.

- У вас было оружие?

- Да, полу­чил утром 16-го.

- Какое?

- Писто­лет, потом еще авто­мат дали.

- Реги­стри­ро­ва­ли получение?

- Там бар­дак был, взял без регистрации.

- Куда с ору­жи­ем пошли?

- К аки­ма­ту, транс­порт охранять.

- Кто рядом был?

- Еще три человека.

- Кызыл­ку­лу­лы был?

- Да.

- У кого еще авто­мат был?

- У Кызылкулулы.

- Вы стре­ля­ли из автомата?

- Нет, в тот день не стре­лял. Потом, ночью сем­на­дца­то­го езди­ли по вызо­ву о раз­граб­ле­нии мага­зи­на, там пре­ду­пре­ди­тель­ный выстрел делал.

- Кто при­ка­зал стре­лять 16-го?

- Из писто­ле­та стреляли?

- Да, делал пре­ду­пре­ди­тель­ные выстрелы.

- Сколь­ко раз?

- 16 раз, в небо.

- Кто из началь­ства еще был?

- Не помню.

- Когда Уте­га­ли­ев дал при­каз стрелять?

- Когда шли рядом с родиль­ным домом.

- Собрав­ши­е­ся люди стре­ля­ли в вас?

- Не помню.

- Ране­ные поли­цей­ские были?

- Не видел.

Про­ку­рор задал вопрос: «Если бы не было при­ка­за, вы бы стре­ля­ли?» — «Если бы была опас­ность, то стре­лял бы».

Батыр­ку­лов так­же ска­зал, что делал 16 пре­ду­пре­ди­тель­ных выстре­лов делать, так как была опас­ность. После это­го адво­кат Дар­ме­нов попро­сил воз­бу­дить дело про­тив это­го сви­де­те­ля, так как он вво­дит в заблуж­де­ние суд: он не мог слы­шать, как Уте­га­ли­ев при­ка­зы­вал ему рядом родиль­ным домом.

Про­ку­ро­ры воз­ра­зил про­тив это­го: «Если защит­ник не согла­сен, он может заявить о неудо­вле­тво­рен­но­сти отве­том».  (Вось­мо­го мая дру­гой сви­де­тель-поли­цей­ский уже гово­рил, что Уте­га­ли­ев при­каз отда­вал рядом с род­до­мом — авт.).

Судья попро­си­ла Батыр­ку­ло­ва назвать номер авто­ма­та, кото­рый тот полу­чил 16 декаб­ря. Пат­руль­ный ска­зал, что не помнит.

- Авто­мат когда сдали?

- Вече­ром 16-го, но точ­ное вре­мя не помню.

- Поче­му на номер не посмот­ре­ли? Рапорт писа­ли на имя Кабылова?

- Да.

- Вы гово­ри­те, что 16-го из авто­ма­та не стреляли?

- Не стрелял.

- А в рапор­те напи­са­ли, что 16 декаб­ря вы стре­ля­ли. Вот, може­те посмот­реть (пока­зы­ва­ет).

- Это не моя подпись.

- Вы авто­мат взя­ли утром?

- Да.

- Сда­ли вечером?

- Да.

- Потом опять взяли?

- Да.

- Так поче­му, как сле­ду­ет, не регистрировали?

- Бар­дак был.

- Что, до само­го вечера?

- Да.

СОБР был в Жана­о­зене уже 14 декабря

Сви­де­тель Чига­на­ков, инспек­тор СОБР ДВД Ман­ги­ста­уской обла­сти, ска­зал, что они выеха­ли в Жана­о­зен еще 14 декаб­ря. В ночь с 15 на 16 дежу­ри­ли, потом с утра отды­ха­ли. Но под­ня­ли по тре­во­ге, при­мер­но в 10 часов. Собра­ли око­ло ГУВД, про­ин­струк­ти­ро­ва­ли, пошли колон­ной к Алану.

- Кто инструктировал?

- Мыл­ты­ков.

- Кто воз­гла­вил колонну.

- Не помню.

- У вас ору­жие было?

- Да, автомат.

- Сколь­ко патро­нов было?

- 30.

- Сколь­ко использовали?

- 5.

- По какой причине?

- Была опасность.

- Что именно?

- Кида­ли кам­ни, нас ата­ко­ва­ли, кида­ли бутыл­ки с бензином.

- У напа­дав­ших ору­жие было?

- Да, но что точ­но, не помню.

- Вы свое ору­жие из Актау привезли?

- Да.

- Кро­ме авто­ма­та, дру­гое ору­жие было?

- Нет, толь­ко автомат.

- Что кон­крет­но Мыл­ты­ков говорил?

- Что если будет угро­за жиз­ни и здо­ро­вью, то мож­но при­ме­нять оружие.

«Калаш» при­вез из Актау

Сви­де­тель Жак­сы­лык Бери­ков, инспек­тор Ман­ги­ста­уско­го област­но­го ДВД, так­же при­был в Жана­о­зен 14 декаб­ря, 16 декаб­ря при­мер­но в 10.00 часов их под­ня­ли по тре­во­ге, и они  пошли к ГУВД, там их про­ин­струк­ти­ро­ва­ли, и в 11.00 они пошли на Алан.

- У вас ору­жие было?

- Да, авто­мат Калашникова.

- Из Актау привезли?

- Да.

- 16 декаб­ря ору­жие применяли?

- Да, стре­лял в небо 4 раза.

- Кто приказал?

- Никто.

- Что послу­жи­ло причиной?

- Была опас­ность, имел закон­ное право.

- Какая опасность?

- На меня бежа­ла толпа.

- Были сотруд­ни­ки поли­ции, ране­ные из огне­стрель­но­го оружия?

- Не видел.

- Спец­с­на­ря­же­ние у вас было?

- Да, бро­не­жи­лет. Кас­ки и щита не было.

- Кто инструк­таж проводил?

- Не помню.

- Кто колон­ну возглавил?

- Не пом­ню, я поза­ди стоял.

Сви­де­тель Мерей Сагын­ды­ков из  СОБР ДВД Ман­ги­ста­уской обла­сти дал ана­ло­гич­ные пока­за­ния. Он так­же доба­вил, что видел ране­ных поли­цей­ских, кото­рые полу­чи­ли ране­ния от бро­шен­ных кам­ней и буты­лок, что стре­лять они нача­ли «где-то рядом с гости­ни­цей «Ару­а­на». Сви­де­тель Батыр­ша­ев из спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го управ­ле­ния охра­ны ДВД  Ман­ги­ста­уской обла­сти, давал такие же отве­ты, что и преды­ду­щие сви­де­те­ли. Из «ново­го» он сооб­щил, что 16-го декаб­ря «охра­ня­ли иму­ще­ство част­ных пред­при­ни­ма­те­лей на Алане».

Суд выслу­шал сви­де­те­лей Кура­ла Нур­бер­ге­но­ва из управ­ле­ния спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной охра­ны, Кал­ды­бе­ко­ва из управ­ле­ния спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной охра­ны, Абду­му­ми­на Муса­е­ва из это­го же управ­ле­ния — все они дава­ли пока­за­ния, схо­жие  с теми, что гово­ри­ли преды­ду­щие сотруд­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ных органов.

Еще один сотруд­ник из управ­ле­ния спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной охра­ны  Ербо­лат Еща­нов был допро­шен в каче­стве сви­де­те­ля. Он ска­зал, что у него ору­жия не было, что не видел, было ли ору­жие  утех, кто с ним шел в колонне.

Участ­ник про­цес­са Дуй­се­ке­нов спро­сил его, где нача­ли при­ме­нять ору­жие полицейские?

- Око­ло родиль­но­го дома, — отве­тил Еща­нов. — Писто­ле­ты, автоматы.

- Кто воз­глав­лял колонну?

- Не помню.

- Лежа­щих на зем­ле ране­ных видели?

- Нет, видел, что люди убегали.

- При­каз о том, что мож­но стре­лять слышали?

- Нет.

- При­каз что нуж­но отсту­пить к ГУВД кто дал?

- Не помню.

- Дубин­кой кого-нибудь били?

- Нет.

После это­го судья объ­яви­ла о пере­ры­ве до 10.00 часов 11 мая.

View article:
Поли­цей­ские вра­ли на следствии

архивные статьи по теме

Разделение «Самрук-Казыны» на две части – не панацея

Медведева вживляют в роль партийного босса

МБЯТ не встретил аргументов «против»