3 C
Астана
20 сентября, 2021
Image default

Политика темных денег: почему Европе следует присоединиться к борьбе Байдена с коррупцией

Резюме

  • Мно­гие евро­пей­цы и аме­ри­кан­цы счи­та­ют, что их поли­ти­че­ские систе­мы коррумпированы.
  • Это разо­ча­ро­ва­ние в соче­та­нии с рас­ту­щим исполь­зо­ва­ни­ем клеп­то­кра­та­ми «стра­те­ги­че­ской кор­руп­ции» в Евро­пе и дру­гих стра­нах деста­би­ли­зи­ру­ет запад­ную поли­ти­ку и нано­сит ущерб транс­ат­лан­ти­че­ским отношениям.
  • Пре­зи­дент США Джо Бай­ден отве­тил на эти вызо­вы, заявив, что борь­ба с кор­руп­ци­ей явля­ет­ся основ­ным при­о­ри­те­том наци­о­наль­ной без­опас­но­сти и частью его «внеш­ней поли­ти­ки в инте­ре­сах сред­не­го класса».
  • Евро­пей­ские поли­ти­ки долж­ны исполь­зо­вать его под­ход к борь­бе с кор­руп­ци­ей, что­бы помочь вос­ста­но­вить запад­ный аль­янс и решить про­бле­му зло­упо­треб­ле­ния вве­рен­ной вла­стью в их соб­ствен­ных обществах.
  • Им сле­ду­ет создать вид­ные наци­о­наль­ные учре­жде­ния в сти­ле DfID, кото­рым пору­че­но бороть­ся с кор­руп­ци­ей и кото­рые спо­соб­ны рабо­тать в меж­ду­на­род­ной сети.

Вступление

Борь­ба с кор­руп­ци­ей и ее неуда­чи нача­ли транс­фор­ми­ро­вать запад­ную поли­ти­ку. Дональд Трамп стал пре­зи­ден­том США в ходе кам­па­нии, осуж­да­ю­щей взя­точ­ни­че­ство сре­ди поли­ти­ков в Вашинг­тоне, рас­чи­стив путь для четы­рех лет упор­но­го само­управ­ле­ния в Белом доме и раз­ру­ше­ния транс­ат­лан­ти­че­ских отно­ше­ний. Клю­че­вые члены бри­тан­ско­го пра­ви­тель­ства про­шли ана­ло­гич­ный путь к вла­сти, играя на иде­ях про­даж­ной брюс­сель­ской эли­ты в кам­па­нии, кото­рая при­ве­ла к выхо­ду Соеди­нен­но­го Коро­лев­ства из Евро­пей­ско­го Сою­за. Авто­ри­та­ри­я­ми в Вен­грии и Поль­ше испор­ти­ли госу­дар­ствен­ные струк­ту­ры , так осно­ва­тель­но , что, в какой ‑то момент в про­шлом году, ЕС появил­ся на кар­ту свое буду­щее — в виде сво­е­го бюд­же­та и его вос­ста­нов­ле­ние коро­на­ви­ру­са фон­да -об укреп­ле­нии вер­хо­вен­ства зако­на в этих стра­нах. Обще­ствен­ное недо­воль­ство кор­руп­ци­ей, реаль­ной и вооб­ра­жа­е­мой, выби­ва­ет из колеи запад­ные обще­ства. Тем не менее, у Евро­пы и Соеди­нен­ных Шта­тов есть воз­мож­ность пере­на­пра­вить эту энер­гию на укреп­ле­ние сво­их поли­ти­че­ских систем и обнов­ле­ние сво­е­го союза.

Воз­мож­ность появи­лась бла­го­да­ря двум недав­ним собы­ти­ям. Пер­вый — это при­ход на пост пре­зи­ден­та Джо Бай­де­на, кото­рый насту­пил вско­ре после того, как Кон­гресс США при­нял один из самых стро­гих анти­кор­руп­ци­он­ных зако­нов за послед­ние деся­ти­ле­тия. Этот закон, вклю­чен­ный в Закон о раз­ре­ше­нии на наци­о­наль­ную обо­ро­ну, при­зван объ­явить вне зако­на ано­ним­ные под­став­ные ком­па­нии США, кото­рые дол­гое вре­мя при­но­си­ли поль­зу кор­рум­пи­ро­ван­ным лиде­рам и пре­ступ­ным орга­ни­за­ци­ям по все­му миру. Бай­ден начал опи­рать­ся на это, рас­став­ляя при­о­ри­те­ты ини­ци­а­ти­вы по «закры­тию лазе­ек, раз­вра­ща­ю­щих нашу демо­кра­тию», как он выра­зил­ся во вре­мя сво­ей пре­зи­дент­ской кам­па­нии. В фев­ра­ле 2021 года Госу­дар­ствен­ный депар­та­мент объ­явил, что он будет про­ти­во­сто­ять этой «гло­баль­ной угро­зе без­опас­но­сти и демо­кра­тии», про­во­дя рефор­мы, кото­рые соот­вет­ству­ют меж­ду­на­род­ным обя­за­тель­ствам Соеди­нен­ных Шта­тов по борь­бе с кор­руп­ци­ей, и укреп­ляя инсти­ту­ты, защи­ща­ю­щие вер­хо­вен­ство зако­на, а так­же граж­дан­ское общество. .

Вто­рое собы­тие — это уси­лия Евро­пы после Трам­па по вос­ста­нов­ле­нию транс­ат­лан­ти­че­ских отно­ше­ний. В сов­мест­ном заяв­ле­нии по ито­гам сам­ми­та с США в июне 2021 года ЕС заявил, что будет «пода­вать при­мер дома» посред­ством «кон­крет­ных дей­ствий по защи­те все­об­щих прав чело­ве­ка, предот­вра­ще­нию отступ­ле­ния от демо­кра­тии и борь­бе с кор­руп­ци­ей». Это про­изо­шло через несколь­ко дней после того, как адми­ни­стра­ция Бай­де­на вве­ла анти­кор­руп­ци­он­ные санк­ции в отно­ше­нии несколь­ких поли­ти­че­ски вли­я­тель­ных бол­гар — дав­но назрев­шие меры. В пред­две­рии запла­ни­ро­ван­но­го адми­ни­стра­ци­ей Сам­ми­та за демо­кра­тию у евро­пей­ских госу­дарств есть силь­ный дипло­ма­ти­че­ский сти­мул для устра­не­ния при­чин широ­ко рас­про­стра­нен­ной обще­ствен­ной оза­бо­чен­но­сти по пово­ду взя­точ­ни­че­ства: 62 про­цен­та граж­дан ЕС гово­рят, что кор­руп­ция в пра­ви­тель­стве явля­ет­ся «боль­шой про­бле­мой». иссле­до­ва­ние Transparency International про­ве­ла в кон­це про­шло­го года.

Внут­ри стра­ны это озна­ча­ет нака­за­ние и сдер­жи­ва­ние вопи­ю­ще неза­кон­ных зло­упо­треб­ле­ний вве­рен­ной вла­стью, а так­же дей­ствий в пра­во­вой серой зоне, кото­рая застав­ля­ет изби­ра­те­лей рас­смат­ри­вать поли­ти­че­скую систе­му как кор­рум­пи­ро­ван­ную, и укреп­ле­ние инсти­ту­тов, предот­вра­ща­ю­щих такие зло­упо­треб­ле­ния. На меж­ду­на­род­ном уровне это озна­ча­ет про­ти­во­дей­ствие все более широ­ко­му исполь­зо­ва­нию авто­ри­тар­ны­ми госу­дар­ства­ми того, что Бай­ден назы­ва­ет «стра­те­ги­че­ской кор­руп­ци­ей», для дости­же­ния сво­их поли­ти­че­ских целей в раз­лич­ных реги­о­нах, не в послед­нюю оче­редь в Евро­пе. Такие угро­зы часто обра­зу­ют часть кон­ти­ну­у­ма, пере­се­ка­ю­ще­го наци­о­наль­ные гра­ни­цы, как он заме­тил в 2018 году, ком­мен­ти­руя, что «суще­ству­ет мно­же­ство сви­де­тельств про­ник­но­ве­ния тем­ных денег в дру­гие демо­кра­тии, и нет при­чин пола­гать, что мы застра­хо­ва­ны от это­го риска».

Для запад­ных поли­ти­ков, кото­рые сосре­до­то­че­ны на борь­бе с кор­руп­ци­ей, боль­шая часть про­блем заклю­ча­ет­ся в про­ти­во­дей­ствии взя­точ­ни­че­ству спо­со­ба­ми, кото­рые граж­дане заме­ча­ют, пони­ма­ют и под­дер­жи­ва­ют. Слож­ный и неяс­ный харак­тер мно­гих кор­руп­ци­он­ных сетей, дей­ству­ю­щих через сла­бо регу­ли­ру­е­мые, низ­ко­про­филь­ные юри­ди­че­ские и финан­со­вые струк­ту­ры во мно­гих стра­нах, труд­но впи­сать в убе­ди­тель­ный поли­ти­че­ский рас­сказ о при­вер­жен­но­сти пра­ви­тель­ства вер­хо­вен­ству зако­на. Про­бле­ма осо­бен­но ост­ро сто­ит в отно­ше­нии стра­те­ги­че­ской кор­руп­ции, кото­рая моти­ви­ру­ет­ся не толь­ко лич­ной выго­дой, но и кон­ку­рен­ци­ей за вли­я­ние меж­ду госу­дар­ства­ми. Бай­ден утвер­ждал в 2017 году авто­ри­тар­ные лиде­ры могут исполь­зо­вать эту фор­му кор­руп­ции в каче­стве ору­жия из-за «слож­но­сти дока­за­тель­ства того, что она вооб­ще суще­ству­ет или что ее цель явля­ет­ся поли­ти­че­ской». Для боль­шин­ства граж­дан запад­ных стран мно­гие анти­кор­руп­ци­он­ные ини­ци­а­ти­вы так­же неза­мет­ны. Такие ини­ци­а­ти­вы часто рас­про­стра­ня­ют­ся сре­ди ряда госу­дар­ствен­ных орга­нов, кото­рые изби­ра­те­ли вряд ли будут ассо­ци­и­ро­вать с анти­кор­руп­ци­он­ной борь­бой ни в сво­их соб­ствен­ных обще­ствах, ни как эле­мент внеш­ней поли­ти­ки, напри­мер, отно­си­тель­но низ­ко­про­филь­ных финан­со­вых регу­ля­то­ров и под­раз­де­ле­ний в спецслужбах.

В этой ста­тье утвер­жда­ет­ся, что США и Евро­па долж­ны уси­лить свою защи­ту от взя­точ­ни­че­ства таким обра­зом, что­бы это поль­зо­ва­лось устой­чи­вой обще­ствен­ной под­держ­кой. Для это­го им сле­ду­ет создать наци­о­наль­ные анти­кор­руп­ци­он­ные инсти­ту­ты, неви­дан­ные на Запа­де. Со вре­ме­нем пра­ви­тель­ство США и его евро­пей­ские кол­ле­ги долж­ны обес­пе­чить сотруд­ни­че­ство этих инсти­ту­тов друг с дру­гом — как часть сети, пред­на­зна­чен­ной для про­ти­во­дей­ствия клеп­то­кра­там и дру­гим вли­я­тель­ным кор­рум­пи­ро­ван­ным игро­кам, кото­рые угро­жа­ют запад­но­му аль­ян­су. Эти инсти­ту­ты будут коор­ди­ни­ро­вать внут­рен­ние и внеш­ние уси­лия по борь­бе с кор­руп­ци­ей, помо­гая при этом содей­ство­вать рабо­те ино­стран­ных пра­ви­тельств в таких обла­стях, как рефор­ма судеб­ной систе­мы и сек­то­ра безопасности.

В ста­тье основ­ное вни­ма­ние уде­ля­ет­ся анти­кор­руп­ци­он­но­му эле­мен­ту «внеш­ней поли­ти­ки Бай­де­на для сред­не­го клас­са» и ее послед­стви­ям для Евро­пы. В пер­вой части ста­тьи обсуж­да­ют­ся внут­рен­ние кор­ни его оза­бо­чен­но­сти по пово­ду кор­руп­ции, в том чис­ле то, каким обра­зом взя­точ­ни­че­ство подо­рва­ло веру граж­дан США в поли­ти­че­скую систе­му. Во вто­рой части ана­ли­зи­ру­ют­ся общие угро­зы, кото­рые кор­руп­ция пред­став­ля­ет для Евро­пы и США. В тре­тьей и чет­вер­той частях обсуж­да­ют­ся два основ­ных направ­ле­ния транс­ат­лан­ти­че­ско­го сотруд­ни­че­ства в борь­бе со взя­точ­ни­че­ством: исполь­зо­ва­ние клеп­то­кра­та­ми и авто­ри­тар­ны­ми вла­стя­ми стра­те­ги­че­ской кор­руп­ции для ока­за­ния вли­я­ния за рубе­жом; и кор­руп­ция со сто­ро­ны финан­со­вых транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций. В заклю­чи­тель­ной части рас­ска­зы­ва­ет­ся, как новые анти­кор­руп­ци­он­ные инсти­ту­ты могут рабо­тать на практике.

В доку­мен­те рас­смат­ри­ва­ют­ся неко­то­рые аспек­ты борь­бы с кор­руп­ци­ей, кото­рым Бай­ден, по всей види­мо­сти, уде­ля­ет при­о­ри­тет­ное вни­ма­ние. Это пока­зы­ва­ет, что, созда­вая такие инсти­ту­ты, запад­ные стра­ны мог­ли бы одно­вре­мен­но укре­пить свой аль­янс, повы­сить стан­дар­ты управ­ле­ния друг дру­га и пре­одо­леть разо­ча­ро­ва­ние обще­ства в их поли­ти­че­ских системах.

Внутренние истоки антикоррупционной кампании Байдена

Внеш­няя поли­ти­ка Бай­де­на в отно­ше­нии сред­не­го клас­са осно­ва­на на про­стой идее: обес­пе­чить, что­бы повсе­днев­ные забо­ты аме­ри­кан­цев име­ли боль­шее вли­я­ние на отно­ше­ния Соеди­нен­ных Шта­тов с осталь­ным миром. Как он утвер­ждал в сво­ем пер­вом внеш­не­по­ли­ти­че­ском выступ­ле­нии в каче­стве пре­зи­ден­та, «боль­ше нет чет­кой гра­ни­цы меж­ду внеш­ней и внут­рен­ней поли­ти­кой. Каж­дое дей­ствие, кото­рое мы пред­при­ни­ма­ем за гра­ни­цей, мы долж­ны пред­при­ни­мать с уче­том инте­ре­сов аме­ри­кан­ских рабо­чих семей ». Евро­пей­ским лиде­рам будет важ­но пони­мать неко­то­рые из этих опа­се­ний, если они хотят пред­ви­деть сдви­ги в анти­кор­руп­ци­он­ной поли­ти­ке США при администрации.

Хотя Бай­ден стал­ки­ва­ет­ся с более широ­ким спек­тром кри­зи­сов, чем мно­гие из его пред­ше­ствен­ни­ков, он несколь­ко раз заяв­лял, что будет уде­лять при­о­ри­тет­ное вни­ма­ние уси­ли­ям по борь­бе с кор­руп­ци­ей. Этот выбор может пока­зать­ся стран­ным, учи­ты­вая, что адми­ни­стра­ции США в послед­ние деся­ти­ле­тия часто уде­ля­ли это­му вопро­су мало вни­ма­ния. Тем не менее, один из опре­де­ля­ю­щих взгля­дов Бай­де­на на меж­ду­на­род­ные отно­ше­ния, по– види­мо­му, заклю­ча­ет­ся в том, что демо­кра­тии вовле­че­ны в экзи­стен­ци­аль­ную бит­ву с кор­рум­пи­ро­ван­ны­ми авто­ри­тар­ны­ми госу­дар­ства­ми. А после эпо­хи Трам­па появи­лись вес­кие внут­рен­ние при­чи­ны для того, что­бы уде­лять пер­во­оче­ред­ное вни­ма­ние борь­бе с кор­руп­ци­ей. Боль­шая часть моти­ва­ции для ново­го под­хо­да Бай­де­на, веро­ят­но, исхо­дит из при­зна­ния аме­ри­кан­ца­ми того, как взя­точ­ни­че­ство раз­ру­ша­ет поли­ти­че­скую систему.

Американское разочарование

Резуль­тат вто­ро­го судеб­но­го про­цес­са по импич­мен­ту Трам­па, объ­яв­лен­ный в Сена­те 13 фев­ра­ля 2021 года, стал самым низ­ким пока­за­те­лем ответ­ствен­но­сти в аме­ри­кан­ской поли­ти­ке. Толь­ко 57 сена­то­ров про­го­ло­со­ва­ли за то, что­бы при­знать быв­ше­го пре­зи­ден­та винов­ным в под­стре­ка­тель­стве к вос­ста­нию, что не соот­вет­ству­ет боль­шин­ству в две тре­ти голо­сов, необ­хо­ди­мых для при­зна­ния его винов­ным в соот­вет­ствии с кон­сти­ту­ци­ей. Сре­ди 43 голо­со­вав­ших за оправ­да­тель­ный при­го­вор лидер мень­шин­ства Митч Мак­Кон­нелл рез­ко осу­дил Трам­па, сохра­нив при этом четы­рех­лет­нюю при­выч­ку раз­ре­шать ему пер­со­на­ли­за­цию — и моне­ти­за­цию — пре­зи­дент­ства. И все же рито­ри­ка Мак­Кон­нел­ла не все­гда была пустой. Как пре­по­да­ва­тель уни­вер­си­те­та в 1970‑х годах он утвер­ждал, что для поли­ти­че­ско­го успе­ха в Аме­ри­ке необ­хо­ди­мы «день­ги, день­ги, день­ги». Это утвер­жде­ние нико­гда не было пол­но­стью неточ­ным, но в после­ду­ю­щие деся­ти­ле­тия оно ока­за­лось все более умест­ным — отча­сти бла­го­да­ря его усилиям.

В пери­од с 1986 по 2018 год сто­и­мость полу­че­ния места в любой пала­те Кон­грес­са уве­ли­чи­лась более чем вдвое (с поправ­кой на инфля­цию). В коми­те­тах по поли­ти­че­ским дей­стви­ям на выбо­рах в Кон­гресс за этот пери­од доля кор­по­ра­тив­ных рас­хо­дов пре­вы­ша­ла рас­хо­ды на рабо­чую силу, вырос­ла при­мер­но с 50% до при­мер­но 300%. В 2010 году Вер­хов­ный суд поста­но­вил, что в соот­вет­ствии с Пер­вой поправ­кой кор­по­ра­ции име­ют пра­во тра­тить неогра­ни­чен­ные сред­ства на изби­ра­тель­ные кам­па­нии и могут делать это, не созда­вая зна­чи­тель­ной угро­зы кор­руп­ции, что, дру­ги­ми сло­ва­ми, такие рас­хо­ды явля­ют­ся фор­мой сво­бо­ды сло­ва. Шесть лет спу­стя суд силь­но сузил­ся. Осно­ва­ние, на кото­ром избран­ные долж­ност­ные лица могут быть при­зна­ны винов­ны­ми во взя­точ­ни­че­стве. Тем вре­ме­нем поли­ти­ка США ста­но­ви­лась все более при­ва­ти­зи­ро­ван­ной. Напри­мер, во вре­мя созда­ния в 2017 году фир­мен­ной фис­каль­ной поли­ти­ки Трам­па, поспеш­ной нало­го­вой рефор­мы на несколь­ко трил­ли­о­нов дол­ла­ров, кото­рая при­нес­ла поль­зу в первую оче­редь 1% самых бога­тых домо­хо­зяйств, 130 сотруд­ни­ков сенат­ско­го коми­те­та по финан­сам и объ­еди­нен­но­го нало­го­во­го коми­те­та боро­лись с при­мер­но 6200 лоб­би­ста­ми. Неуди­ви­тель­но, что, соглас­но опро­су Gallup, про­ве­ден­но­му в 2018 году, 72 про­цен­та аме­ри­кан­цев заяви­ли, что кор­руп­ция широ­ко рас­про­стра­не­на в пра­ви­тель­стве США — уро­вень циниз­ма в их взгля­дах на Кремль немно­го выше, чем у россиян.

Бай­ден начал под­чер­ки­вать важ­ность таких вопро­сов в сво­ей кам­па­нии по выбо­рам пре­зи­ден­та, утвер­ждая, что «слиш­ком дол­го осо­бые инте­ре­сы и кор­по­ра­ции иска­жа­ли поли­ти­че­ский про­цесс в свою поль­зу за счет поли­ти­че­ских взно­сов». Он пообе­щал под­пи­сать дирек­ти­ву пре­зи­ден­та о поли­ти­ке, кото­рая уста­но­вит борь­бу с кор­руп­ци­ей в каче­стве основ­но­го инте­ре­са наци­о­наль­ной без­опас­но­сти и демо­кра­ти­че­ской ответ­ствен­но­сти — обя­за­тель­ство, кото­рое он выпол­нил в июне это­го года (неза­дол­го до того, как Кон­гресс учре­дил двух­пар­тий­ную фрак­цию про­тив клептократии).

Клю­че­вые фигу­ры в его адми­ни­стра­ции подроб­но оста­но­ви­лись на идее внеш­ней поли­ти­ки для сред­не­го клас­са и необ­хо­ди­мо­сти одно­вре­мен­но бороть­ся с кор­руп­ци­ей внут­ри стра­ны и за рубе­жом. В про­шлом году гос­сек­ре­тарь Энто­ни Блин­кен упо­мя­нул «кри­зис дове­рия к нашим учре­жде­ни­ям… кор­руп­ция, про­ни­зы­ва­ю­щая наши систе­мы по-раз­но­му». Совет­ник по наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Джейк Сал­ли­ван уста­но­вил связь меж­ду эко­но­ми­че­ской поли­ти­кой и уси­ли­я­ми по борь­бе с клеп­то­кра­ти­ей. Министр финан­сов Джа­нет Йел­лен при­зва­ла к новым мерам по уси­ле­нию зако­нов США о борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег (и для реше­ния свя­зан­ной с этим про­бле­мы гло­баль­но­го укло­не­ния от упла­ты нало­гов ). И адми­ни­стра­тор USAID Саман­та Пау­эр опре­де­ли­ла борь­ба с кор­руп­ци­ей име­ет реша­ю­щее зна­че­ние для вос­ста­нов­ле­ния репу­та­ции Соеди­нен­ных Шта­тов как ком­пе­тент­но­го меж­ду­на­род­но­го игро­ка с уни­каль­ны­ми воз­мож­но­стя­ми — уси­лия, кото­рые сле­ду­ет начи­нать дома.

В свя­зи с этим, появ­ля­ет­ся «сред­ний класс» , что­бы быть широ­кое поня­тие свя­за­но с соци­аль­ной ущерб , при­чи­нен­ный опас­но высо­ким уров­нем нера­вен­ства, насчи­ты­ва­ю­щий­как это дела­ют США сре­ди 60 стран мира с коэф­фи­ци­ен­том Джи­ни выше 40. Таким обра­зом, под­ход адми­ни­стра­ции Бай­де­на к кор­руп­ции, веро­ят­но, будет иметь три основ­ных направ­ле­ния: вос­ста­нов­ле­ние веры аме­ри­кан­цев в свои инсти­ту­ты; рефор­ми­ро­ва­ние внут­рен­них поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских систем, спо­соб­ству­ю­щих кор­руп­ции во всем мире; и рабо­та с ино­стран­ны­ми союз­ни­ка­ми для про­ти­во­дей­ствия угро­зам, кото­рые клеп­то­кра­тия пред­став­ля­ет для демо­кра­ти­че­ских госу­дарств. Тем не менее, ино­гда эти пря­ди пере­пле­та­ют­ся настоль­ко, что их невоз­мож­но отли­чить друг от дру­га. Это мож­но уви­деть в чере­де скан­да­лов и ката­строф, кото­рые раз­ра­зи­лись меж­ду США и Укра­и­ной в послед­ние годы.

Темные деньги в глубине страны

Как объ­ект рос­сий­ской воен­ной агрес­сии и член Восточ­но­го парт­нер­ства Укра­и­на в послед­нее деся­ти­ле­тие при­вле­ка­ла боль­шое вни­ма­ние евро­пей­ских поли­ти­ков. Под­держ­ка борь­бы стра­ны с под­дер­жи­ва­е­мы­ми Рос­си­ей клеп­то­кра­та­ми, кото­рые стре­мят­ся осла­бить укра­ин­скую поли­ти­че­скую систе­му настоль­ко, что­бы вовлечь ее в сфе­ру вли­я­ния Крем­ля, важ­на для уси­лий ЕС по ста­би­ли­за­ции сво­е­го сосед­ства. По тем же при­чи­нам Укра­и­на сыг­ра­ла огром­ную роль в анти­кор­руп­ци­он­ных эле­мен­тах внеш­ней поли­ти­ки США — и в недав­ней карье­ре Байдена.

Во вре­мя визи­та в Киев вско­ре после Рево­лю­ции досто­ин­ства в 2014 году он исполь­зо­вал встре­чи с таки­ми лиде­ра­ми, как тогдаш­ний кан­ди­дат в пре­зи­ден­ты Петр Поро­шен­ко, что­бы кос­вен­но свя­зать помощь США с укра­ин­ски­ми анти­кор­руп­ци­он­ны­ми рефор­ма­ми. К сле­ду­ю­ще­му году взгля­ды Бай­де­на на этот вопрос, похо­же, изме­ни­лись: он ска­зал ауди­то­рии в Вашинг­тоне, что кор­руп­ция ста­ла стра­те­ги­че­ским ору­жи­ем для враж­деб­ных госу­дарств, таких как Рос­сия, как вид­но из ее кон­флик­та с Укра­и­ной. Меж­ду дву­мя собы­ти­я­ми сын Бай­де­на занял место в сове­те дирек­то­ров укра­ин­ской энер­ге­ти­че­ской ком­па­нии Burisma . Назна­че­ние в конеч­ном ито­ге вызва­ло скан­дал, кото­рый, хотя и вызвал мно­го­обе­ща­ю­щие деба­ты. об инду­стрии вли­я­ния США, каза­лось, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни осно­вы­ва­лось на необос­но­ван­ных заяв­ле­ни­ях Трам­па и его последователей.

В 2018 году двое граж­дан США, свя­зан­ных с Дмит­ри­ем Фир­та­шем — укра­ин­ским оли­гар­хом, кото­рый яко­бы рабо­талс Крем­лем для кон­тро­ля над энер­ге­ти­че­ски­ми рын­ка­ми в Цен­траль­ной Азии и Восточ­ной Евро­пе — при­со­еди­нил­ся к союз­ни­ку Трам­па Руди Джу­ли­а­ни вме­сте с дву­мя быв­ши­ми сотруд­ни­ка­ми укра­ин­ских пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов в кле­вет­ни­че­ской кам­па­нии, направ­лен­ной про­тив Бай­де­на (а так­же тогдаш­не­го посла США в Укра­ине, Мари Йова­но­вич). В сле­ду­ю­щем году Трамп был под­верг­нут импич­мен­ту за яко­бы угро­зу лишить Укра­и­ну под­держ­ки США, если Киев: не предо­ста­вит ком­про­ме­ти­ру­ю­щие мате­ри­а­лы на Бай­де­на; оспа­ри­ва­е­мые дока­за­тель­ства, исполь­зо­ван­ные в суде над Полом Мана­фор­том; и утвер­ждал, что за взло­мом Наци­о­наль­но­го коми­те­та Демо­кра­ти­че­ской пар­тии в 2016 году сто­я­ли быв­шие укра­ин­ские чинов­ни­ки. Мак­Кон­нелл и дру­гие доби­лись того, что­бы Сенат откло­нил обви­не­ние в импич­мен­те. Тем не менее, они ниче­го не мог­ли сде­лать, что­бы раз­ве­ять впе­чат­ле­ние, что укра­ин­ская поли­ти­че­ская систе­ма, дол­гое вре­мя стра­да­ю­щая от поваль­ной коррупции,

Если сеть вокруг Фир­та­ша пока­за­ла, как клеп­то­кра­тия может иска­зить поли­ти­ку США и поли­ти­ку на выс­шем уровне, сеть вокруг двух дру­гих укра­ин­ских оли­гар­хов пока­за­ла, как она может нане­сти более пря­мой ущерб жиз­ням аме­ри­кан­ских граж­дан, вклю­чая сред­ний класс, кото­рый Бай­ден стре­мит­ся пред­став­лять и защи­щать. . Ген­на­дий Бого­лю­бов и Игорь Коло­мой­ский, пожа­луй, наи­бо­лее извест­ны на Запа­де как быв­шие вла­дель­цы круп­ней­шей финан­со­вой ком­па­нии Укра­и­ны При­ват­Бан­ка. В 2016 году Киев наци­о­на­ли­зи­ро­вал банк в ответ на пред­по­ла­га­е­мую схе­му обма­на укра­ин­ских нало­го­пла­тель­щи­ков на сум­му око­ло 5,5 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, кото­рые направ­ля­лись через кипр­ский фили­ал фир­мы. Это лишь один из мно­гих слу­ча­ев, когда Бого­лю­бов и Коло­мой­ский яко­бы исполь­зо­ва­ли откры­тость запад­ных эко­но­мик для пото­ков укра­ден­ных средств.

Соглас­но иссле­до­ва­нию Меж­ду­на­род­но­го кон­сор­ци­у­ма жур­на­ли­стов-рас­сле­до­ва­те­лей (ICIJ), два маг­на­та ску­пи­ли мно­же­ство ком­па­ний и соб­ствен­но­сти в США в пери­од с 2006 по 2016 год. В реше­нии этой зада­чи им яко­бы помо­га­ла фир­ма Deutsche Bank со штаб-квар­ти­рой в Евро­пе. кото­рый, судя по все­му, пере­вел Коло­мой­ско­му в США 750 мил­ли­о­нов дол­ла­ров за несколь­ко лет — несмот­ря на то, что его сотруд­ни­ки неод­но­крат­но выра­жа­ли оза­бо­чен­ность по пово­ду харак­те­ра сде­лок. При этом Бого­лю­бов и Коло­мой­ский пере­во­ди­ли сред­ства через ком­па­нии в сек­рет­ных юрис­дик­ци­ях, таких как Бри­тан­ские Вир­гин­ские ост­ро­ва, Кипр и штат Дела­вэр, где про­жи­ва­ет Байден.

Они купи­ли ста­ле­ли­тей­ный завод в Огайо, без­дей­ству­ю­щий завод Motorola в Илли­ной­се, офис­ную баш­ню в Луи­свил­ле и более 20 дру­гих объ­ек­тов недви­жи­мо­сти — в какой-то момент став круп­ней­ши­ми ком­мер­че­ски­ми арен­до­да­те­ля­ми в Клив­лен­де. Эти пред­по­ла­га­е­мые инве­сти­ции вызва­ли пре­не­бре­же­ние, харак­тер­ное для круп­но­мас­штаб­ных сетей по отмы­ва­нию денег. Мно­же­ствен­ные нару­ше­ния зако­нов о без­опас­но­сти и охране окру­жа­ю­щей сре­ды яко­бы при­ве­ли к серии несчаст­ных слу­ча­ев, в резуль­та­те кото­рых были тяже­ло ране­ны рабо­чие, вклю­чая взры­вы на заво­дах в Инди­ане и Огайо в 2010 и 2011 годах соот­вет­ствен­но. Как выяс­нил ICIJ, по мень­шей мере четы­ре метал­лур­ги­че­ских заво­да, при­над­ле­жа­щие оли­гар­хам, объ­яви­ли о банк­рот­стве. Мно­гие объ­ек­ты недви­жи­мо­сти нако­пи­ли неупла­чен­ные нало­ги, сче­та за ком­му­наль­ные услу­ги и дол­ги перед мест­ным бизнесом.

Укра­ин­цы будут слиш­ком хоро­шо зна­ко­мы с насле­ди­ем, кото­рое эти тран­зак­ции оста­ви­ли для неко­то­рых аме­ри­кан­цев: физи­че­ские и эмо­ци­о­наль­ные шра­мы, поте­рян­ные рабо­чие места и эко­но­ми­че­ский крах, а так­же ярость по пово­ду систе­мы, кото­рая, кажет­ся, поз­во­ля­ет бога­тым рабо­тать без­на­ка­зан­но. Судя по все­му, имен­но укра­ин­ские регу­ли­ру­ю­щие орга­ны и Наци­о­наль­ное анти­кор­руп­ци­он­ное бюро Укра­и­ны (НАБУ), а не регу­ли­ру­ю­щие орга­ны США или фир­мы, полу­ча­ю­щие при­быль от мно­гих тран­зак­ций, нес­ли основ­ную ответ­ствен­ность за пре­кра­ще­ние пото­ка денег Коло­мой­ско­го в США. 2016. Таким обра­зом, анти­кор­руп­ци­он­ное учре­жде­ние в дале­кой стране помог­ло защи­тить аме­ри­кан­ских граждан.

Адми­ни­стра­ция Бай­де­на вве­ла санк­ции в отно­ше­нии Коло­мой­ско­го в мар­те 2021 года. Одна­ко, если бы в США суще­ство­вал спе­ци­аль­ный внут­рен­ний анти­кор­руп­ци­он­ный инсти­тут, аме­ри­кан­цы, ско­рее все­го, изна­чаль­но не были бы столь уяз­ви­мы. Такой инсти­тут, рабо­та­ю­щий в сети с союз­ни­ка­ми стра­ны, мог огра­ни­чить финан­со­вый и поли­ти­че­ский охват таких фигур, как Фир­таш, Бого­лю­бов и Коломойский.

Общие проблемы коррупции в Европе и Америке

Подоб­ные круп­но­мас­штаб­ные кор­руп­ци­он­ные сети, дей­ству­ю­щие через пра­ви­тель­ства или исклю­чи­тель­но част­ные кана­лы, пред­став­ля­ют собой такую ​​же про­бле­му для Евро­пы, как и для США. Без­вкус­ный фей­ер­верк пре­зи­дент­ства Трам­па, воз­мож­но, оста­вил у неко­то­рых граж­дан ЕС и Вели­ко­бри­та­нии чув­ство мораль­но­го пре­вос­ход­ства — убеж­ден­ность в том, что, как бы пло­хо ни было, у аме­ри­кан­цев было еще хуже. Реаль­ность менее ясна.

Как и в США, в Евро­пе про­жи­ва­ет мно­же­ство изби­ра­те­лей, счи­та­ю­щих поли­ти­че­скую систе­му сино­ни­мом взя­точ­ни­че­ства. Соглас­но опро­су, про­ве­ден­но­му Pew Research Center в 2020 году, доля изби­ра­те­лей, счи­та­ю­щих боль­шин­ство поли­ти­ков кор­рум­пи­ро­ван­ны­ми, состав­ля­ет 46 про­цен­тов во Фран­ции, 45 про­цен­тов в Вели­ко­бри­та­нии и 29 про­цен­тов в Гер­ма­нии. Как пока­за­ло иссле­до­ва­ние Евро­пей­ско­го сове­та по меж­ду­на­род­ным отно­ше­ни­ям, про­ве­ден­ное в 2020 году, в сред­нем 36 про­цен­тов изби­ра­те­лей в Австрии, Дании, Фин­лян­дии, Фран­ции, Гер­ма­нии, Нидер­лан­дах, Поль­ше и Шве­ции обес­по­ко­е­ны финан­со­вы­ми рас­тра­та­ми и кор­руп­ци­ей в стра­нах. ‘исполь­зо­ва­ние фон­да вос­ста­нов­ле­ния коро­на­ви­ру­са ЕС.

Во всех этих выво­дах может быть неко­то­рая пред­взя­тость отно­си­тель­но новиз­ны. Всплеск госу­дар­ствен­ных заку­пок в ответ на пан­де­мию при­вел к серии гром­ких дел о кор­руп­ции по всей Евро­пе. Кри­зис пока­зал евро­пей­ским граж­да­нам, как, выка­чи­вая госу­дар­ствен­ные сред­ства, пред­на­зна­чен­ные для спа­се­ния жиз­ни, лече­ния или про­фи­лак­ти­че­ских мер, кор­руп­ци­он­ные сети могут при­чи­нить вред людям, кото­рых они знают.

В неко­то­рых евро­пей­ских стра­нах пан­де­мия уско­ри­ла эро­зию инсти­ту­тов, кото­рые тра­ди­ци­он­но защи­ща­ют от зло­упо­треб­ле­ния вве­рен­ной вла­стью. Запад­ные поли­ти­ки обыч­но при­зна­ют, что в таких стра­нах, как Ирак и Укра­и­на, анти­кор­руп­ци­он­ная рефор­ма тес­но свя­за­на со спо­соб­но­стью этих инсти­ту­тов обес­пе­чи­вать соблю­де­ние закон­но­сти. Без такой защи­ты мало что может поме­шать поли­ти­кам и дру­гим вли­я­тель­ным фигу­рам зани­мать­ся взя­точ­ни­че­ством. Одна­ко запад­ные пра­ви­тель­ства не все­гда при­ме­ня­ли эту логи­ку у себя дома. Сего­дня обще­ствен­ное недо­воль­ство кор­руп­ци­ей сре­ди эли­ты гораз­до глуб­же, чем послед­ствия пандемии.

В мар­те это­го года суд Фран­ции вынес три-лет­ний срок быв­ше­го пре­зи­ден­та Нико­ля Сар­ко­зи за попыт­ку под­ку­па судьи в 2014 г. Реше­ние было при­ня­то десять лет после осуж­де­ния по обви­не­нию в кор­руп­ции дру­го­го быв­ше­го пре­зи­ден­та Жака Шира­ка. В обо­их слу­ча­ях фран­цуз­ские суды дали понять, что никто не сто­ит выше зако­на. И ни Сар­ко­зи, ни Ширак не совер­ша­ли этих пре­ступ­ле­ний, нахо­дясь на посту пре­зи­ден­та. Одна­ко их пове­де­ние, веро­ят­но, уси­ли­ло цинизм фран­цуз­ских изби­ра­те­лей в отно­ше­нии вари­ан­тов, кото­рые поли­ти­че­ская систе­ма пред­ла­га­ет им на выбо­рах. Быв­ший пре­мьер-министр Фран­с­уа Фий­он, кото­рый был вынуж­ден отка­зать­ся от пре­зи­дент­ской гон­ки 2017 года из-за его уча­стия в деле о хище­нии, не сде­ла­ет ниче­го, что­бы вос­ста­но­вить свою веру, если он — как сооб­ща­лось- ста­но­вит­ся послед­ним евро­пей­ским поли­ти­ком на пен­сии, кото­рый вошел в совет дирек­то­ров рос­сий­ской энер­ге­ти­че­ской компании.

В Вели­ко­бри­та­нии пра­ви­тель­ство пред­при­ня­ло несколь­ко попы­ток осла­бить инсти­ту­ты, кото­рые защи­ща­ют от зло­упо­треб­ле­ния вве­рен­ной вла­стью. Его иска­жен­ная четы­рех­лет­няя под­го­тов­ка к выхо­ду из ЕС при­ве­ла к напад­кам на неза­ви­си­мость судеб­ной систе­мы и — без види­мой иро­нии — на верхо­вен­ство пар­ла­мен­та . Совсем недав­но пра­ви­тель­ство вве­де­но зако­но­да­тель­ство о Север­ной Ирлан­дии , кото­рое нару­ша­ло бы меж­ду­на­род­ное пра­во в «кон­крет­ных и огра­ни­чен­ных пре­де­лах»; при­нял под­ход к пан­де­мии , свя­зан­ным с госу­дар­ствен­ны­ми кон­трак­та­ми , кото­рые, как опрос Survation нашли , 59 про­цен­тов изби­ра­те­лей видят как кор­рум­пи­ро­ван­ные; и выдви­нул закон, кото­рый, как пред­став­ля­ет­ся, серьез­но огра­ни­чи­вал пра­во на про­тест (сре­ди дру­гих дра­ко­нов­ских мер). Пра­ви­тель­ство недав­но стре­мит­ся исполь­зо­вать санк­ции для борь­бы с отмы­ва­ни­ем денег. Одна­ко толь­ко в мар­те это­го года вла­сти Вели­ко­бри­та­нии воз­бу­ди­ли пер­вое уго­лов­ное дело про­тив круп­но­го бан­ка NatWest в соот­вет­ствии с пра­ви­ла­ми отмы­ва­ния денег 2007 года.

В Гер­ма­нии недав­няя вол­на скан­да­лов с уча­сти­ем зако­но­да­те­лей и под­дер­жи­ва­е­мых авто­ри­тар­ны­ми вла­стя­ми кор­руп­ци­он­ных сетей, как пишут Май­да Руге и Густав Грес­сель из ECFR, угро­жа­ет подо­рвать веру обще­ства в поли­ти­че­скую систе­му. А крах Wirecard в про­шлом году стал еще одним при­ме­ром того, как стране не уда­лось про­ти­во­сто­ять кор­руп­ции с помо­щью финан­со­вых транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций. Пла­теж­ный гигант встре­тил свою судь­бу на фоне обви­не­ний в том, что он был заме­шан в сетях отмы­ва­ния денег , схе­мах мошен­ни­че­ства , сдел­ках Фир­та­ша и даже опе­ра­ци­ях рос­сий­ской раз­вед­ки.. Сооб­ща­ет­ся, что Бер­лин поду­мы­вал о том, что­бы спа­сти фир­му, но в послед­ний момент отка­зал­ся от это­го. Еще до того, как эта исто­рия раз­ра­зи­лась, было труд­но избе­жать выво­да о том, что само­му могу­ще­ствен­но­му евро­пей­ско­му госу­дар­ству не хва­та­ло силы (или склон­но­сти) для под­дер­жа­ния вер­хо­вен­ства зако­на в финан­со­вой систе­ме. Напри­мер, Deutsche Bank был заме­шан во всем: от скан­да­ла с рос­сий­ски­ми зер­ка­ла­ми и нару­ше­ний санк­ций в отно­ше­нии Ира­на и Сирии до, как уже гово­ри­лось, сомни­тель­ных при­об­ре­те­ний укра­ин­ских оли­гар­хов в США. С 2002 года ком­па­ния выпла­ти­ла регу­ли­ру­ю­щим орга­нам США штра­фы на сум­му более 15 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров за целый ряд пре­ступ­ле­ний . Но ничто из это­го не поме­ша­ло канц­ле­ру Анге­ле Мер­кель поста­вить при­вет­ствен­ная речь на ново­год­нем при­е­ме бан­ка в 2021 году.

Меж­ду тем раз­об­ла­че­ния об отмы­ва­нии денег через такие фир­мы, как Swedbank и Nordea Bank, запят­на­ли репу­та­цию несколь­ких скан­ди­нав­ских стран. Глав­ный из этих дел — дело в Danske Bank , кото­рый, как утвер­жда­ет­ся, спо­соб­ство­вал пере­ме­ще­нию око­ло 230 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров укра­ден­ных средств через свое эстон­ское отде­ле­ние в пери­од с 2007 по 2015 год. Для граж­дан, вни­ма­тель­но сле­див­ших за этой исто­ри­ей, Дания, веро­ят­но, ста­ла одним из мно­гих евро­пей­ских госу­дарств, кото­рые сами сде­ла­ли это имидж при­вер­жен­ной демо­кра­тии кон­тра­сти­ру­ет с ее ролью в обес­пе­че­нии клеп­то­кра­тии в дру­гих частях мира.

Ситу­а­ция в дру­гих частях ЕС вызы­ва­ет еще боль­шее бес­по­кой­ство. Рост кор­рум­пи­ро­ван­ных лиде­ров в Поль­ше и Вен­грии хоро­шо задо­ку­мен­ти­ро­ван, вклю­чая пред­по­ла­га­е­мые уси­лия их пра­ви­тельств по огра­ни­че­нию неза­ви­си­мо­сти судеб­ной систе­мы и отвле­че­нию средств ЕС поли­ти­че­ским союз­ни­кам , а так­же дру­гие нару­ше­ния. В послед­ние несколь­ко лет круп­ные кор­руп­ци­он­ные скан­да­лы вско­лых­ну­ли такие стра­ны, как Хор­ва­тия , Кипр , Маль­та , Румы­ния , Сло­ва­кия и Сло­ве­ния, что ино­гда при­во­ди­ло к мас­со­вым про­те­стам. Пер­вый отчет ЕС о соблю­де­нии госу­дар­ства­ми-чле­на­ми вер­хо­вен­ства зако­на, опуб­ли­ко­ван­ный в сен­тяб­ре 2020 года, может иметь несколь­ко проблем.со сво­ей мето­до­ло­ги­ей. Но он обна­ру­жил серьез­ные недо­стат­ки в демо­кра­ти­че­ских стан­дар­тах этих стран (и даже недо­стат­ки, свя­зан­ные с граж­дан­ским обще­ством, уго­лов­ным судо­про­из­вод­ством и сво­бо­дой выра­же­ния мне­ния в Гре­ции, Ита­лии и Испа­нии соот­вет­ствен­но). Судя по отче­ту, евро­пей­цы могут спро­сить, закон­чит­ся ли вклад ЕС в демо­кра­ти­за­цию с про­цес­сом при­со­еди­не­ния — осо­бен­но с уче­том того, что его Меха­низм сотруд­ни­че­ства и про­вер­ки, похо­же, не улуч­шил эти стан­дар­ты ни в одной из двух стран, нахо­дя­щих­ся в его ком­пе­тен­ции, Бол­га­рии и Румынии.

Став­ка ЕС на еди­но­ду­шие пре­пят­ству­ет уси­ли­ям его инсти­ту­тов по борь­бе с кор­руп­ци­ей в госу­дар­ствах-чле­нах. Бло­ку напом­ни­ли об этом в нояб­ре про­шло­го года, когда Вен­грия и Поль­ша нало­жи­ли вето на свой бюд­жет и фонд вос­ста­нов­ле­ния коро­на­ви­ру­са, вме­сто того, что­бы согла­сить­ся с финан­со­вы­ми огра­ни­че­ни­я­ми, при­зван­ны­ми предот­вра­тить даль­ней­шие нару­ше­ния вер­хо­вен­ства зако­на. ЕС в кон­це кон­цов усту­пил, пере­дав спор в Евро­пей­ский суд — оче­вид­но, в надеж­де най­ти закон­ное реше­ние поли­ти­че­ской про­бле­мы. Вли­я­тель­ные евро­пей­ские стра­ны по-преж­не­му могут ока­зы­вать дав­ле­ние на Вен­грию, Поль­шу и дру­гие госу­дар­ства-чле­ны с целью про­ве­де­ния демо­кра­ти­че­ских реформ. Но им, веро­ят­но, при­дет­ся сде­лать это в рам­ках анти­кор­руп­ци­он­но­го аль­ян­са — коа­ли­ции жела­ю­щих, — а не через еди­но­душ­ные струк­ту­ры ЕС.

В све­те все­го это­го евро­пей­ские лиде­ры, обес­по­ко­ен­ные упад­ком демо­кра­тии внут­ри стра­ны и за рубе­жом, долж­ны раз­де­лить мно­гие из при­чин, по кото­рым Бай­ден начал меж­ду­на­род­ную кам­па­нию про­тив кор­руп­ции. Если эпо­ха Трам­па помог­ла Бай­де­ну понять, поче­му борь­ба с кор­руп­ци­ей явля­ет­ся важ­ным эле­мен­том внеш­ней поли­ти­ки, сосре­до­то­чен­ной на внут­рен­них про­бле­мах, евро­пей­ские госу­дар­ства долж­ны реа­ги­ро­вать на свою борь­бу со взя­точ­ни­че­ством ана­ло­гич­ным образом.

Для запад­ных стран крайне важ­но не толь­ко эффек­тив­но бороть­ся с транс­на­ци­о­наль­ной кор­руп­ци­ей, но и быть заме­чен­ны­ми в том, что они дела­ют это так, как обще­ствен­ность нахо­дит убе­ди­тель­ной и отзыв­чи­вой. Мно­го­сто­рон­ние согла­ше­ния часто полез­ны для реше­ния меж­ду­на­род­ных про­блем. Но, как пока­зы­ва­ют фис­каль­ные пра­ви­ла ЕС, кото­рые он был вынуж­ден при­оста­но­вить во вре­мя пан­де­мии, они могут при­ве­сти к жест­кой поли­ти­ке, не под­хо­дя­щей для пре­одо­ле­ния кри­зи­сов и лишен­ной демо­кра­ти­че­ской леги­тим­но­сти. Когда лиде­ры при­ни­ма­ют реше­ния, направ­лен­ные на пре­об­ра­зо­ва­ние обще­ства в демо­кра­ти­че­ских госу­дар­ствах, но изби­ра­те­ли не име­ют воз­мож­но­сти при­влечь их к ответ­ствен­но­сти, разо­ча­ро­ва­ние обще­ства в демо­кра­тии растет.

Неко­то­рые евро­пей­ские пра­ви­тель­ства могут отвер­гать взгляд Бай­де­на на меж­ду­на­род­ные отно­ше­ния как на борь­бу меж­ду демо­кра­ти­ей и авто­кра­ти­ей, но все они ищут спо­со­бы вос­ста­но­вить транс­ат­лан­ти­че­ские отно­ше­ния после труд­ных четы­рех лет. Анти­кор­руп­ци­он­ная поли­ти­ка дает воз­мож­ность сде­лать это, не рас­тво­ря­ясь в вели­ких стра­те­ги­ях и гео­по­ли­ти­че­ских манев­рах, кото­рые часто кажут­ся дале­ки­ми от жиз­ни граж­дан. Эта поли­ти­ка долж­на вклю­чать созда­ние наци­о­наль­ных анти­кор­руп­ци­он­ных инсти­ту­тов, что­бы сиг­на­ли­зи­ро­вать союз­ни­кам и, что более важ­но, изби­ра­те­лям, что пра­ви­тель­ство при­вер­же­но делу борь­бы со взя­точ­ни­че­ством. Эти учре­жде­ния долж­ны изна­чаль­но сосре­до­то­чить­ся на двух основ­ных темах: стра­те­ги­че­ская кор­руп­ция и кор­руп­ция со сто­ро­ны финан­со­вых транс­на­ци­о­наль­ных корпораций.

Стратегическая коррупция

Трамп вино­ват в боль­шей части недав­не­го ущер­ба, нане­сен­но­го запад­но­му аль­ян­су, но не во всем. Евро­пей­ские лиде­ры вре­мя от вре­ме­ни, каза­лось, исполь­зо­ва­ли его пре­зи­дент­ство как пред­лог для про­ве­де­ния про­ти­во­ре­чи­вой поли­ти­ки, кото­рую они в любом слу­чае пред­по­чли бы, оправ­ды­вая свои дей­ствия утвер­жде­ни­ем «евро­пей­ско­го суве­ре­ни­те­та». По таким вопро­сам, как эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния с Кита­ем, гло­баль­ная роль евро и газо­про­вод «Север­ный поток — 2», непо­сто­ян­ный хули­ган в Белом доме стал иде­аль­ным фоном для аргу­мен­тов, кото­рые, каза­лось, были боль­ше сосре­до­то­че­ны на ком­мер­че­ских воз­мож­но­стях транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций со штаб-квар­ти­рой в Евро­пе, чем на дол­го­сроч­ные инте­ре­сы граж­дан Евро­пы. После того, как США при Трам­пе пере­шли к жест­кой одно­сто­рон­но­сти, у их тра­ди­ци­он­ных союз­ни­ков в Евро­пе было мень­ше воз­мож­но­стей укре­пить — но и мень­ше ответ­ствен­но­сти по под­дер­жа­нию — транс­ат­лан­ти­че­ских отношений.

Одна­ко это новая эра. В сво­ей пер­вой круп­ной речи в каче­стве госу­дар­ствен­но­го сек­ре­та­ря Блин­кен три­жды упо­мя­нул угро­зу кор­руп­ции и под­черк­нул, что «парт­нер­ство озна­ча­ет сов­мест­ное несе­ние бре­ме­ни, при этом каж­дый выпол­ня­ет свою часть, а не толь­ко мы». «Где бы ни писа­лись пра­ви­ла меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти и гло­баль­ной эко­но­ми­ки», — ска­зал он, — «Аме­ри­ка будет там». Заяв­ле­ние Блин­ке­на, каза­лось, сиг­на­ли­зи­ро­ва­ло о том, что, хотя пере­ход от Трам­па к Бай­де­ну име­ет мно­го пре­иму­ществ для Евро­пы, он так­же несет с собой новые обязанности.

Создав сеть наци­о­наль­ных анти­кор­руп­ци­он­ных инсти­ту­тов, евро­пей­ские стра­ны и США мог­ли бы участ­во­вать в таком сотруд­ни­че­стве про­тив общих угроз, кото­рое помог­ло бы вос­ста­но­вить запад­ный аль­янс. Посред­ством этих инсти­ту­тов союз­ни­ки мог­ли повы­сить про­зрач­ность и внут­рен­нюю леги­тим­ность сво­их соб­ствен­ных анти­кор­руп­ци­он­ных кам­па­ний. Это, в свою оче­редь, под­толк­нет их к вос­про­из­ве­де­нию эле­мен­тов кам­па­ний друг дру­га, кото­рые ока­за­лись эффек­тив­ны­ми. В кон­це кон­цов, наи­бо­лее важ­ная рабо­та неко­то­рых инсти­ту­тов может быть сосре­до­то­че­на на вопро­сах, тре­бу­ю­щих серьез­но­го само­ана­ли­за, таких как, в слу­чае с Вели­ко­бри­та­ни­ей, огром­ная роль Лон­до­на в меж­ду­на­род­ных сетях по отмы­ва­нию денег. Но в поис­ках точ­ки сопри­кос­но­ве­ния, на кото­рой мож­но было бы вос­ста­но­вить транс­ат­лан­ти­че­ские отно­ше­ния, учре­жде­ния мог­ли бы изна­чаль­но сосре­до­то­чить­ся на стра­те­ги­че­ской кор­руп­ции в сле­ду­ю­щих областях.

Соседство ЕС 

И ЕС, и США хотят ста­би­ли­зи­ро­вать стра­ны по сосед­ству с бло­ком, а в неко­то­рых слу­ча­ях защи­тить их раз­ви­тие до функ­ци­о­ни­ру­ю­щих демо­кра­тий и вовлечь их в запад­ный аль­янс. Вот поче­му евро­пей­ские и аме­ри­кан­ские поли­ти­ки ино­гда пыта­лись огра­ни­чить власть оли­гар­хов, кото­рые иска­жа­ют через кор­руп­цию поли­ти­че­ские систе­мы госу­дарств на восто­ке и юге ЕС.

Было бы невоз­мож­но решить стра­те­ги­че­ские вызо­вы, с кото­ры­ми евро­пей­цы стал­ки­ва­ют­ся в этих стра­нах — будь то поли­ти­че­ские бес­по­ряд­ки в пост­со­вет­ских стра­нах или кон­фликт на Ближ­нем Восто­ке — без уче­та про­блем управ­ле­ния, создан­ных клеп­то­кра­та­ми. Подав­ле­ние Пра­ви­тельств про­те­стов про­тив кор­рум­пи­ро­ван­ной поли­ти­че­ской систе­мы была в цен­тре неко­то­рых из самых глу­бо­ких кри­зи­сов в рай­оне ЕС в послед­нее деся­ти­ле­тие, от кон­флик­та в Сирии до госу­дар­ствен­но­го наси­лия , кото­рые помог­ли зажечь рево­лю­цию в 2014 Ukraine.As Бай­ден отме­тил , в 2015 году, обсуж­дая исполь­зо­ва­ние Рос­си­ей стра­те­ги­че­ской кор­руп­ции в Укра­ине, «нам нуж­но помочь неко­то­рым новым стра­нам ЕС и тем, кто стре­мит­ся к ним при­со­еди­нить­ся, укре­пить их инсти­ту­ты, внед­рить меха­низм, необ­хо­ди­мый для того, что­бы не стать уяз­ви­мы­ми для это­го ново­го внеш­не­по­ли­ти­че­ское оружие ».

Китай . По мар­ки­ров­ке Китая в каче­стве «систем­но­го кон­ку­рен­та» в 2019 году, поли­ти­ка ЕС выра­зи­ла неко­то­рые из тех же про­блем , что их кол­ле­ги в США уже дав­но про­ве­ден­ных о рас­ту­щей мощи Пеки­на. ЕС и США по-преж­не­му рас­хо­дят­ся во мне­ни­ях по ряду вопро­сов, свя­зан­ных с Кита­ем. Тем не менее, необ­хо­ди­мость борь­бы с пред­по­ла­га­е­мым исполь­зо­ва­ни­ем Кита­ем стра­те­ги­че­ской кор­руп­ции долж­на быть вопро­сом, по кото­ро­му они могут согласиться.

Сооб­ща­ет­ся, что в послед­ние годы Пекин рас­ши­рил свое вли­я­ние за счет взя­точ­ни­че­ства и дру­гих кор­руп­ци­он­ных сде­лок с ком­па­ни­я­ми и поли­ти­че­ски­ми лиде­ра­ми в Афри­ке, часто в рам­ках сво­ей ини­ци­а­ти­вы «Один пояс, один путь». Напри­мер, мас­со­вый при­ток китай­ских инве­сти­ций яко­бы помог под­дер­жать кор­рум­пи­ро­ван­ный авто­ри­тар­ный режим в Джи­бу­ти, стране, кото­рая зани­ма­ет стра­те­ги­че­ски важ­ное поло­же­ние на меж­ду­на­род­ных тор­го­вых путях и в кото­рой нахо­дят­ся воен­ные базы США и Китая. Подоб­ные дей­ствия Китая могут поме­шать уси­ли­ям ЕС по углуб­ле­нию эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний со стра­на­ми Афри­ки — уси­ли­ям, за кото­рые высту­пал гла­ва внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ведом­ства бло­ка Хосеп Бор­релл.в про­шлом году в рам­ках отве­та на пан­де­мию. Посту­пая так, он пре­вра­тил повсе­днев­ные забо­ты евро­пей­цев о здо­ро­вье — их повы­шен­ное чув­ство уяз­ви­мо­сти перед Кита­ем как систем­ным сопер­ни­ком — в эле­мент внеш­ней поли­ти­ки. Евро­пей­ские лиде­ры долж­ны ана­ло­гич­ным обра­зом реа­ги­ро­вать на обес­по­ко­ен­ность обще­ствен­но­сти по пово­ду коррупции.

Вели­ко­бри­та­ния, со сво­ей сто­ро­ны, мог­ла бы быть заин­те­ре­со­ван­ным парт­не­ром в ини­ци­а­ти­вах по борь­бе с под­дер­жи­ва­е­мой Кита­ем кор­руп­ци­ей в Афри­ке, учи­ты­вая ее недав­ние шаги по про­ти­во­дей­ствию нару­ше­ни­ям прав чело­ве­ка Пеки­на в Синьц­зяне и Гон­кон­ге , а так­же обсуж­де­ние кор­руп­ции и неза­кон­но­го финан­си­ро­ва­ния в 2021 году. ком­плекс­ный обзор . ЕС, стре­мясь пока­зать, что он может предо­ста­вить демо­кра­ти­че­скую аль­тер­на­ти­ву китай­ской эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти в Афри­ке, мог бы начать с пре­се­че­ния пред­по­ла­га­е­мо­го исполь­зо­ва­ния евро кор­руп­ци­он­ны­ми сетя­ми в обход санк­ций США, направ­лен­ных на предот­вра­ще­ние экс­плу­а­та­ции при­род­ных ресур­сов афри­кан­ских стран — и, воз­мож­но, путем опи­ра­ясь на пред­ло­же­ние « Боль­шой семер­ки» по ини­ци­а­ти­ве «Чистая зелень» .

Транснациональные организованные преступные группировки .

 Евро­пол опуб­ли­ко­вал в апре­ле 2021 года свою первую за четы­ре года оцен­ку угро­зы серьез­ной орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти. Отчет пока­зы­ва­ет, что 60 про­цен­тов орга­ни­зо­ван­ных пре­ступ­ных групп в Евро­пе регу­ляр­но исполь­зу­ют кор­руп­цию для дости­же­ния сво­их целей, что легаль­ные биз­нес-струк­ту­ры важ­ны для более чем 80 про­цен­тов пре­ступ­ных сетей и что такая дея­тель­ность ока­зы­ва­ет серьез­ное вли­я­ние на жизнь в ЕС. граж­дане. Неко­то­рые орга­ни­зо­ван­ные пре­ступ­ные груп­пи­ров­ки ино­гда рабо­та­ют от име­ни авто­ри­тар­ных госу­дарств, таких как Рос­сия. Евро­пей­ские стра­ны мог­ли бы, наря­ду с США, решить анти­кор­руп­ци­он­ные аспек­ты этих про­блем, пер­во­на­чаль­но наце­ли­ва­ясь на груп­пы, кото­рые в рав­ной сте­пе­ни угро­жа­ют Аме­ри­ке и Европе.

Одной из таких орга­ни­за­ций явля­ет­ся бази­ру­ю­ща­я­ся в Ливане «Хиз­бал­ла», кото­рую Управ­ле­ние дирек­то­ра наци­о­наль­ной раз­вед­ки США пере­чис­ли­ло вме­сте с Кубой, Ира­ном, Рос­си­ей и Вене­су­э­лой в сво­ем отче­те об ино­стран­ном вме­ша­тель­стве в пре­зи­дент­ские выбо­ры в нояб­ре 2020 года. Трамп откры­то при­звал ино­стран­ные орга­ни­за­ции вме­ши­вать­ся в выбо­ры в США. Бай­ден совер­шен­но ина­че отно­сит­ся к тако­му пове­де­нию. Недав­но он объ­явил о новых санк­ци­ях в отно­ше­нии Рос­сии в ответ на дей­ствия, обсуж­да­е­мые в отче­те, после того, как заявил, что стра­на «запла­тит цену» за свое вмешательство.

Подоб­ное нака­за­ние может ждать «Хиз­бал­ла». Поми­мо сво­ей важ­но­сти в ливан­ской поли­ти­ке, груп­па при­ме­ча­тель­на сво­и­ми амби­ци­я­ми и гео­гра­фи­че­ским охва­том пред­по­ла­га­е­мой при­част­но­сти к транс­на­ци­о­наль­ной орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти и кор­руп­ции. Его дея­тель­ность, о кото­рой сооб­ща­ет­ся, вклю­ча­ет экс­плу­а­та­цию эко­но­ми­ки Гам­бии при клеп­то­кра­те Яхье Джам­ме; под­держ­ка кор­рум­пи­ро­ван­но­го авто­ри­тар­но­го пра­ви­тель­ства Вене­су­э­лы; уста­нов­ле­ние парт­нер­ских отно­ше­ний с мек­си­кан­ски­ми и колум­бий­ски­ми нар­ко­тер­ро­ри­сти­че­ски­ми орга­ни­за­ци­я­ми; отмы­ва­ние денег через банк, свя­зан­ный с про­грам­мой сирий­ско­го режи­ма по хими­че­ско­му ору­жию; неза­кон­ный обо­рот нар­ко­ти­ков, таких как кока­ин и кап­та­гон, в США и Евро­пу; и даже накоп­ле­ние взрыв­чат­ки в Лон­доне. Дохо­ды от такой дея­тель­но­сти яко­бы помо­га­ют под­дер­жи­вать воен­ные и поли­ти­че­ские опе­ра­ции «Хиз­бал­лы» в Ливане, Сирии и дру­гих частях Ближ­не­го Востока.

Во всех трех этих обла­стях евро­пей­ские стра­ны долж­ны сотруд­ни­чать с США, что­бы раз­ру­шить финан­со­вые сети, под­дер­жи­ва­ю­щие опе­ра­ции клеп­то­кра­тов. Это долж­но быть одной из основ­ных целей наци­о­наль­ных анти­кор­руп­ци­он­ных инсти­ту­тов, посколь­ку они коор­ди­ни­ру­ют ино­гда раз­роз­нен­ную анти­кор­руп­ци­он­ную рабо­ту, напри­мер, финан­со­вых регу­ля­то­ров, раз­ве­ды­ва­тель­ных агентств, пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, коми­те­тов по эти­ке и лиц, опре­де­ля­ю­щих эко­но­ми­че­скую поли­ти­ку. Поли­ти­че­ский сти­мул к это­му может исхо­дить из высо­ко­го уров­ня обще­ствен­ной оза­бо­чен­но­сти по пово­ду кор­руп­ции во мно­гих запад­ных стра­нах. Как и в слу­чае с поли­ти­кой в ​​отно­ше­нии Афри­ки, за кото­рую высту­па­ет Бор­релл, лиде­ры Евро­пы и США долж­ны будут объ­яс­нить изби­ра­те­лям, как реше­ние стра­те­ги­че­ской про­бле­мы за рубе­жом защи­ща­ет граж­дан дома.

Коррупция со стороны финансовых транснациональных корпораций

Евро­пей­ская и аме­ри­кан­ская финан­со­вые систе­мы настоль­ко инте­гри­ро­ва­ны, что ино­гда невоз­мож­но ска­зать, где закан­чи­ва­ет­ся одна и начи­на­ет­ся дру­гая. Клеп­то­кра­ты исполь­зо­ва­ли сла­бо­сти и неопре­де­лен­но­сти этой инте­гра­ции для созда­ния дале­ко иду­щих сетей без­на­ка­зан­но­сти в Европе.

Гло­баль­ная финан­со­вая систе­ма отли­ча­ет­ся от мно­гих дру­гих форм инфра­струк­ту­ры той ролью, кото­рую она отво­дит запад­ным транс­на­ци­о­наль­ным кор­по­ра­ци­ям. Такие орга­ни­за­ции, как цен­траль­ные бан­ки и служ­ба обме­на сооб­ще­ни­я­ми SWIFT, жиз­нен­но важ­ны для систе­мы. Одна­ко систе­ма в основ­ном состо­ит из круп­ных финан­со­вых ком­па­ний, балан­сы неко­то­рых из кото­рых пре­вы­ша­ют ВВП боль­шин­ства стран.

В неко­то­ром смыс­ле такие фир­мы явля­ют­ся для финан­со­вой инфра­струк­ту­ры тем же, что доро­ги и шос­се для транс­порт­ной инфра­струк­ту­ры. Через них про­хо­дит боль­шин­ство меж­ду­на­род­ных тран­зак­ций. А запад­ные госу­дар­ства в основ­ном деле­ги­ро­ва­ли над­зор за финан­со­вы­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми транс­на­ци­о­наль­ным финан­со­вым кор­по­ра­ци­ям, кото­рые толь­ко в 2020 году потра­ти­ли око­ло 180 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров на соблю­де­ние пра­вил отмы­ва­ния денег и санк­ций. Но этим ком­па­ни­ям не по силам.

Как вид­но из пото­ка кор­руп­ци­он­ных скан­да­лов, охва­тив­ших финан­со­вые транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции, такие как HSBC , BNP Paribas , Danske Bank, Deutsche Bank и Goldman Sachs за послед­нее деся­ти­ле­тие, мега­бан­ки ста­ли одним из основ­ных меха­низ­мов, с помо­щью кото­рых клеп­то­кра­ты укра­ли богат­ство сво­их стран — рас­ши­рить свою финан­со­вую и поли­ти­че­скую власть на меж­ду­на­род­ном уровне. Если запад­ные пра­ви­тель­ства хотят про­ти­во­сто­ять этой угро­зе, им потре­бу­ет­ся новый под­ход к финан­со­вым транс­на­ци­о­наль­ным кор­по­ра­ци­ям. Дру­ги­ми сло­ва­ми, им нуж­но будет нала­дить отно­ше­ния меж­ду госу­дар­ством и рынком.

Кам­па­ния Бай­де­на про­тив взя­точ­ни­че­ства почти навер­ня­ка пол­но­стью изме­нит поли­ти­ку его пред­ше­ствен­ни­ка — кото­рый, напри­мер, как сооб­ща­ет­ся, пытал­ся сокра­тить мил­ли­ар­ды дол­ла­ров на про­грам­мах помо­щи, направ­лен­ных на борь­бу с кор­руп­ци­ей в таких госу­дар­ствах, как Укра­и­на. Одна­ко наи­бо­лее суще­ствен­ный сдвиг в анти­кор­руп­ци­он­ной поли­ти­ке при Бай­дене может сосре­до­то­чить­ся на отно­ше­ни­ях меж­ду госу­дар­ством и рын­ком. Это озна­ча­ло бы раз­рыв не толь­ко с Трам­пом, но и с несколь­ки­ми пре­зи­ден­та­ми до него.

Высо­ко­по­став­лен­ные чле­ны адми­ни­стра­ции Бай­де­на сиг­на­ли­зи­ро­ва­ли о таком сдви­ге. В июле 2020 года Блин­кен обсу­дил про­бле­мы для США, кото­рые воз­ни­ка­ют в резуль­та­те «огром­но­го рас­се­и­ва­ния вла­сти за пре­де­ла­ми госу­дарств и рас­ту­ще­го сомне­ния в отно­ше­нии управ­ле­ния внут­ри госу­дарств». (Похо­же, он имел в виду отно­ше­ния шта­тов со все­воз­мож­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми, а не толь­ко с рын­ком.) Сал­ли­ван более подроб­но про­ком­мен­ти­ро­вал этот вопрос в про­шлом меся­це. Он ска­зал, что в Аме­ри­ке про­ис­хо­дит «рас­чет» отно­си­тель­но буду­ще­го эко­но­ми­ки, и что «при­шло вре­мя и для тех, кто при­ни­ма­ет реше­ния по внеш­ней поли­ти­ке». В ста­тье, напи­сан­ной в соав­тор­стве с Джен­ни­фер Хар­рис ранее в этом году, Сал­ли­ван утвер­ждал, что неко­то­рые аспек­ты гео­эко­но­ми­че­ской поли­ти­ки Вашинг­то­на не при­нес­ли мало поль­зы аме­ри­кан­цам сред­не­го клас­са, сослав­шись на тор­го­вые пере­го­во­ры, кото­рые отда­ли при­о­ри­тет досту­пу Goldman Sachs к китай­ским финан­со­вым рынкам.

В 2020 году на банк, полу­чив­ший про­зви­ще «Government Sachs» за спо­соб­ность быв­ших и буду­щих сотруд­ни­ков зани­мать руко­во­дя­щие долж­но­сти, при­шлось око­ло 90% штра­фов регу­ли­ру­ю­щих орга­нов США за несо­блю­де­ние пра­вил по борь­бе с отмы­ва­ни­ем денег, знай­те сво­е­го кли­ен­та про­це­ду­ры, кон­фи­ден­ци­аль­ность дан­ных и Дирек­ти­ва о рын­ках финан­со­вых инстру­мен­тов. Боль­шая часть этих штра­фов свя­за­на с уча­сти­ем фир­мы в кор­руп­ци­он­ном скан­да­ле 1Malaysia Development Berhad (1MDB), в кото­ром быв­ший пре­мьер-министр Наджиб Разак и биз­нес­мен Джо Лоу были заме­ша­ны в хище­нии мил­ли­ар­дов дол­ла­ров из суве­рен­но­го фон­да бла­го­со­сто­я­ния Малайзии.

Goldman Sachs вхо­дит в чис­ло мно­гих «систем­но зна­чи­мых орга­ни­за­ций», полу­чив­ших мно­го­мил­ли­ард­ные штра­фы за уча­стие в меж­ду­на­род­ных кор­руп­ци­он­ных сетях. Пра­ви­тель­ства при­ме­ня­ют этот ярлык к финан­со­вым транс­на­ци­о­наль­ным кор­по­ра­ци­ям в знак при­зна­ния того фак­та, что их неуда­ча может деста­би­ли­зи­ро­вать миро­вую эко­но­ми­ку. Тем не менее, даже при нали­чии обо­зна­че­ния, боль­шин­ство этих фирм так часто нару­ша­ли закон, что это, похо­же, явля­ет­ся частью их бизнес-моделей.

Штра­фы в раз­ме­ре 6,8 млрд дол­ла­ров, упла­чен­ные Goldman Sachs регу­ли­ру­ю­щим орга­нам по все­му миру за уча­стие в 1MDB, явля­ют­ся зна­чи­тель­ны­ми, но вполне обыч­ны­ми. Такие нака­за­ния, как этот, почти навер­ня­ка не отра­жа­ют истин­ный мас­штаб пре­ступ­ле­ний мега­бан­ков, учи­ты­вая мно­гие недо­стат­ки пра­ви­тель­ствен­ных режи­мов финан­со­во­го регу­ли­ро­ва­ния и пра­во­при­ме­не­ния. Тем не менее, во всем мире с 2008 года бан­ки выпла­ти­ли регу­ли­ру­ю­щим орга­нам око­ло 320 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров за нару­ше­ния, свя­зан­ные с отмы­ва­ни­ем денег, финан­си­ро­ва­ни­ем тер­ро­риз­ма, мани­пу­ли­ро­ва­ни­ем рын­ком и дру­ги­ми нор­ма­тив­ны­ми стан­дар­та­ми. Мно­гие из этих штра­фов могут быть не свя­за­ны с кор­руп­ци­он­ны­ми сетя­ми, но те, кото­рые так свя­за­ны на сот­ни мил­ли­ар­дов долларов.

Пред­по­ла­га­е­мая роль Deutsche Bank в сети Бого­лю­бо­ва и Коло­мой­ско­го долж­на была пока­зать запад­ным пра­ви­тель­ствам, как непри­ка­са­е­мый ста­тус мега­бан­ков может навре­дить граж­да­нам дома. Так долж­ны быть финан­со­вые послед­ствия скан­да­ла с Danske Bank (дело, кото­рое Евро­пей­ское бан­ков­ское управ­ле­ние в конеч­ном ито­ге отка­за­лось рас­сле­до­вать). Тем не менее, при­вер­жен­ность мега­бан­ков повтор­ной пре­ступ­ной дея­тель­но­сти пред­по­ла­га­ет, что они при­об­ре­ли такую ​​важ­ную роль в эко­но­ми­ке, что пра­ви­тель­ства не осме­ли­ва­ют­ся при­вле­кать их к ответ­ствен­но­сти, как если бы они сде­ла­ли мень­шую ком­па­нию в той же отрасли.

Такие фир­мы-леви­а­фа­ны часто игра­ли глав­ную роль в угро­зе, кото­рую кор­руп­ция пред­став­ля­ет для запад­ных обществ. Задол­го до эры финан­со­вой гло­ба­ли­за­ции или даже оли­го­по­лий Золо­то­го века Ост-Индская ком­па­ния пока­за­ла, насколь­ко раз­ру­ши­тель­ным может быть для пра­ви­тельств предо­став­ле­ние част­ным инте­ре­сам пол­но­мо­чий, обыч­но закреп­лен­ных за государствами.

На пике сво­е­го вли­я­ния в восем­на­дца­том веке тор­го­вая фир­ма так без­жа­лост­но гра­би­ла Индию, что мог­ла поз­во­лить себе содер­жать посто­ян­ную армию, пре­вы­ша­ю­щую армию любой ази­ат­ской стра­ны, и кор­рум­пи­ро­вать бри­тан­ский поли­ти­че­ский про­цесс, под­ку­пив чле­нов пар­ла­мен­та, пред­став­ля­ю­щих «гни­лые рай­о­ны». ». Каза­лось, что гос­под­ство Ост-Индской ком­па­нии над боль­шей частью бри­тан­ской эко­но­ми­ки сде­ла­ло ее неза­ме­ни­мой. Лишь в 1786 году, когда был объ­яв­лен импич­мент Уор­ре­ну Гастинг­су, пер­во­му гене­рал-губер­на­то­ру Индии и быв­ше­му сотруд­ни­ку фир­мы, эле­мен­ты в бри­тан­ском госу­дар­стве пред­при­ня­ли убе­ди­тель­ную попыт­ку устра­нить угро­зу. Эдмунд Берк, воз­гла­вив­ший импич­мент, осу­дил Гастингса за то, что он назвал «гео­гра­фи­че­ской мора­лью … как буд­то, когда вы пере­се­ка­е­те эква­то­ри­аль­ную линию, все доб­ро­де­те­ли уми­ра­ют». «Каж­дый вто­рой заво­е­ва­тель, — доба­вил Берк, — что-то оста­вил после себя».

Этот про­цесс по делу об импич­мен­те про­хо­дил меж­ду 1788 и 1795 года­ми, но, как и оба дела Трам­па, закон­чил­ся неуда­чей. Как пока­зы­ва­ет исто­рик Уильям Дэлрим­пл , пред­при­я­тие, начав­ше­е­ся в 1600 году с нова­тор­ской ком­мер­че­ской идеи — акци­о­нер­ной ком­па­нии, — в конеч­ном ито­ге про­ло­жи­ло путь раз­ру­ше­ния на пол­ми­ра и раз­вра­ти­ло поли­ти­ку сво­е­го род­но­го государства.

Совре­мен­ные финан­со­вые транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции дале­ки от того, что­бы стать таки­ми раз­ру­ши­тель­ны­ми, как Ост-Индская ком­па­ния — даже если, как пока­за­но в рас­смот­рен­ных выше слу­ча­ях, они часто участ­ву­ют в эко­но­ми­че­ской экс­плу­а­та­ции, кото­рая име­ет серьез­ные поли­ти­че­ские послед­ствия у себя дома и в отда­лен­ных стра­нах. Одна­ко исто­рия всех этих фирм пре­по­да­ет оче­вид­ный урок евро­пей­ским и аме­ри­кан­ским поли­ти­кам: если не кон­тро­ли­ро­вать ситу­а­цию, кон­цен­тра­ция ком­мер­че­ской вла­сти при­во­дит к кон­цен­тра­ции поли­ти­че­ской вла­сти. В любом обще­стве, стра­да­ю­щем от широ­ко рас­про­стра­нен­ной кор­руп­ции и жела­ю­щем сохра­нить свой демо­кра­ти­че­ский харак­тер, поли­ти­ка финан­со­вой систе­мы долж­на касать­ся не толь­ко эко­но­ми­ки, но и демо­кра­ти­че­ской ответственности.

Для про­ве­де­ния эффек­тив­ной меж­ду­на­род­ной кам­па­нии про­тив кор­руп­ции Евро­пе и США потре­бу­ет­ся эко­но­ми­че­ская поли­ти­ка, учи­ты­ва­ю­щая спо­со­бы, кото­ры­ми дело­вая прак­ти­ка мега­бан­ков вли­я­ет на поли­ти­ку внут­ри стра­ны и за рубе­жом. Мно­гие граж­дане запад­ных госу­дарств, веро­ят­но, игно­ри­ру­ют меж­ду­на­род­ные дела, такие как 1MDB, но они не закры­ва­ют гла­за на дис­функ­ции в миро­вой финан­со­вой систе­ме. Самый боль­шой недав­ний всплеск циниз­ма аме­ри­кан­цев в отно­ше­нии кор­руп­ции в пра­ви­тель­стве США про­изо­шел не при Трам­пе, а после финан­со­во­го кри­зи­са 2007–2008 годов. Доля изби­ра­те­лей США, счи­тав­ших кор­руп­цию широ­ко рас­про­стра­нен­ной в пра­ви­тель­стве, рез­ко воз­рос­ла с 67 про­цен­тов до 79 про­цен­тов в пери­од с 2007 по 2013 год (до дости­же­ния при­мер­но 75 про­цен­тов). Прав­до­по­доб­ное объ­яс­не­ние этой тен­ден­ции состо­ит в том, что все боль­шее чис­ло аме­ри­кан­цев пола­га­ли, что пра­ви­тель­ство поста­ви­ло бла­го­со­сто­я­ние финан­со­вых транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций выше бла­го­со­сто­я­ния граждан.

Заключение и рекомендации

Кор­руп­ция пред­став­ля­ет две основ­ные угро­зы запад­ным демо­кра­ти­ям. Во-пер­вых, во мно­гих евро­пей­ских стра­нах и США тре­вож­но боль­шая доля изби­ра­те­лей счи­та­ет внут­рен­нюю поли­ти­че­скую систе­му и избран­ных ими лиде­ров кор­рум­пи­ро­ван­ны­ми. Запад­ным пра­ви­тель­ствам необ­хо­ди­мо пре­одо­леть это разо­ча­ро­ва­ние, кото­рое помог­ло при­ве­сти Трам­па и дру­гих, подоб­ных ему, к вла­сти, если они хотят под­дер­жи­вать обще­ствен­ное уча­стие в демо­кра­ти­че­ской политике.

Вто­рая угро­за исхо­дит от того, как авто­ри­тар­ные госу­дар­ства исполь­зу­ют кор­руп­цию для нара­щи­ва­ния сво­ей поли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской вла­сти на Запа­де, а так­же в таких местах, как Восточ­ная Евро­па, Ближ­ний Восток и Афри­ка. Когда Кремль коор­ди­ни­ру­ет свои дей­ствия с укра­ин­ски­ми оли­гар­ха­ми, а Пекин спон­си­ру­ет афри­кан­ских авто­кра­тов, они под­ры­ва­ют уси­лия Евро­пы по обес­пе­че­нию ста­биль­но­сти, обще­го про­цве­та­ния и демо­кра­ти­че­ской ответ­ствен­но­сти в этих реги­о­нах. Когда авто­ри­тар­ные режи­мы назна­ча­ют отстав­ных запад­ных поли­ти­ков на при­быль­ные долж­но­сти в госу­дар­ствен­ных ком­па­ни­ях или, кажет­ся, тай­но финан­си­ру­ют запад­ные поли­ти­че­ские пар­тии, они под­ры­ва­ют веру изби­ра­те­лей в поли­ти­че­скую систе­му и, воз­мож­но, фор­ми­ру­ют поли­ти­ку в соот­вет­ствии со сво­и­ми интересами.

Тра­ди­ци­он­ные мно­го­сто­рон­ние ини­ци­а­ти­вы, такие как Кон­вен­ция ООН про­тив кор­руп­ции, могут помочь спра­вить­ся со вто­рой из этих угроз. Но они мало что могут сде­лать с пер­вым. Заяв­ле­ния миро­вых лиде­ров в Жене­ве или Нью-Йор­ке вос­ста­но­вят мало веры обще­ствен­но­сти во внут­ри­по­ли­ти­че­скую систе­му, если граж­дане будут счи­тать этих же лиде­ров кор­рум­пи­ро­ван­ны­ми. Эта дина­ми­ка так­же при­ме­ни­ма в Брюс­се­ле. ЕС и его госу­дар­ства-чле­ны, вклю­чая Вели­ко­бри­та­нию в свое вре­мя, пуб­лич­но взя­ли на себя мно­гие обя­за­тель­ства по демо­кра­ти­за­ции Евро­пы. Тем не менее, им не уда­лось предот­вра­тить под­рыв демо­кра­ти­че­ских стан­дар­тов и инсти­ту­тов в таких стра­нах, как Бол­га­рия, Вен­грия, Поль­ша и дру­гие, или обес­пе­чить демо­кра­ти­че­скую под­от­чет­ность каж­дой части финан­со­вой системы.

Одна из основ­ных задач для Евро­пы состо­ит в том, что­бы одно­вре­мен­но про­ти­во­сто­ять этим двум угро­зам: про­ти­во­дей­ство­вать стра­те­ги­че­ской кор­руп­ции таким обра­зом, что­бы снять оза­бо­чен­ность евро­пей­цев по пово­ду взя­точ­ни­че­ства во внут­рен­ней поли­ти­че­ской систе­ме. В этом смыс­ле в отно­ше­нии борь­бы с кор­руп­ци­ей евро­пей­ским стра­нам нуж­на соб­ствен­ная внеш­няя поли­ти­ка для сред­не­го класса.

Когда изби­ра­те­ли жалу­ют­ся на кор­рум­пи­ро­ван­ность пра­ви­тель­ства, они гово­рят, что оно в первую оче­редь слу­жит част­ным инте­ре­сам и в резуль­та­те утра­ти­ло свою демо­кра­ти­че­скую леги­тим­ность. Сле­до­ва­тель­но, реше­ние это­го разо­ча­ро­ва­ния долж­но исхо­дить от тех инсти­ту­тов, кото­рые помо­га­ют созда­вать и под­дер­жи­вать такую ​​леги­тим­ность. Даже в самых про­ев­ро­пей­ских стра­нах это в первую оче­редь наци­о­наль­ные инсти­ту­ты. Это свя­за­но с тем, что обще­на­ци­о­наль­ные выбо­ры явля­ют­ся глав­ным сред­ством, с помо­щью кото­ро­го граж­дане отста­и­ва­ют свои поли­ти­че­ские взгля­ды и предо­став­ля­ют поли­ти­кам пра­во руко­во­дить. Наци­о­наль­ные учре­жде­ния могут пред­став­лять изби­ра­те­лей с гиб­ко­стью, замет­но­стью и отзыв­чи­во­стью, кото­рых не хва­та­ет в гран­ди­оз­ных мно­го­сто­рон­них ини­ци­а­ти­вах и стратегиях.

Модель DfID

Пер­спек­тив­ной моде­лью для наци­о­наль­ных анти­кор­руп­ци­он­ных инсти­ту­тов явля­ет­ся Мини­стер­ство меж­ду­на­род­но­го раз­ви­тия Вели­ко­бри­та­нии (DfID). В про­шлом году бри­тан­ское пра­ви­тель­ство пре­об­ра­зо­ва­ло это учре­жде­ние в то, что тогда назы­ва­лось Мини­стер­ством ино­стран­ных дел и по делам Содру­же­ства (FCO). Созда­ние DfID дву­мя деся­ти­ле­ти­я­ми ранее яви­лось частью попыт­ки обес­пе­чить, что­бы Вели­ко­бри­та­ния достиг­ла одну из его стра­те­ги­че­ских целей: сокра­ще­ние мас­шта­бов нище­ты во всем мире. Пра­ви­тель­ство того вре­ме­ни рас­су­ди­ло, что это доста­точ­но важ­но, что­бы оправ­дать более сфо­ку­си­ро­ван­ный, неза­ви­си­мый под­ход — и что спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ное учре­жде­ние улуч­шит про­зрач­ность и под­от­чет­ность рас­хо­дов на ино­стран­ную помощь. В про­тив­ном слу­чае, как гла­сил аргу­мент, суще­ство­ва­ла опас­ность того, что эта стра­те­ги­че­ская цель будет поте­ря­на сре­ди дале­ко иду­щих целей FCO, кото­рые вклю­ча­ли все, от меж­го­су­дар­ствен­ной дипло­ма­тии до про­дви­же­ния бри­тан­ских ком­па­ний за рубежом.

Такая участь постиг­ла мно­гие про­шлые попыт­ки про­ти­во­дей­ство­вать взя­точ­ни­че­ству. Напри­мер, анти­кор­руп­ци­он­ная про­грам­ма США в Афга­ни­стане име­ла реша­ю­щее зна­че­ние для попыт­ки Вашинг­то­на достичь одной из сво­их стра­те­ги­че­ских целей: постро­е­ния демо­кра­ти­че­ско­го афган­ско­го госу­дар­ства. Но, как рас­ска­зы­ва­ет быв­ший воен­ный совет­ник США Сара Чей­ес , рабо­та про­грам­мы часто откла­ды­ва­лась из-за кон­ку­ри­ру­ю­щих дипло­ма­ти­че­ских, раз­ве­ды­ва­тель­ных и воен­ных опе­ра­ций, кото­рые про­во­ди­лись в более корот­кие — каза­лось бы, более сроч­ные — сро­ки. Воз­мож­но, если бы анти­кор­руп­ци­он­ная про­грам­ма поль­зо­ва­лась под­держ­кой спе­ци­аль­но­го учре­жде­ния, тако­го как DfID, ей было бы лег­че удер­жать­ся во вза­и­мо­дей­ствии с таки­ми орга­ни­за­ци­я­ми, как Госу­дар­ствен­ный депар­та­мент, Цен­траль­ное коман­до­ва­ние и ЦРУ.

Еще одна силь­ная сто­ро­на DfID заклю­ча­лась в том, что он создал поли­ти­че­ски полез­ную сте­пень отде­ле­ния от FCO. Хотя эти два учре­жде­ния в конеч­ном ито­ге нахо­ди­лись под руко­вод­ством одно­го и того же пра­ви­тель­ства, DfID мог досто­вер­но утвер­ждать, что сосре­до­то­чил свое вни­ма­ние на таких про­бле­мах, как сокра­ще­ние мас­шта­бов нище­ты, ради самих себя, а не как часть услу­ги за услу­гу с уча­сти­ем бри­тан­ских дипло­ма­ти­че­ских или ком­мер­че­ских инте­ре­сов. Таким обра­зом, ино­стран­ным пра­ви­тель­ствам было лег­че при­нять помощь от DFID, чем от FCO. Образ бес­при­страст­но­сти может быть важен для запад­ных анти­кор­руп­ци­он­ных про­грамм за рубе­жом, осо­бен­но в стра­нах, где пра­ви­тель­ство назы­ва­ет орга­ни­за­ции, про­дви­га­ю­щие демо­кра­тию, «ино­стран­ны­ми агентами».

Внут­ри стра­ны зна­чи­мость DfID как моде­ли для анти­кор­руп­ци­он­ных учре­жде­ний во мно­гом обу­слов­ле­на ​​полу­чен­ным обще­ствен­ным при­зна­ни­ем. В неко­то­ром смыс­ле учре­жде­ние было слиш­ком хоро­шо извест­но для соб­ствен­но­го бла­га, учи­ты­вая, что его сли­я­ние с FCO про­изо­шло после того, как он был вовле­чен в поли­ти­че­ский спор о том, не слиш­ком ли мно­го Вели­ко­бри­та­ния тра­тит на ино­стран­ную помощь. Тем не менее, соглас­но опро­су, про­ве­ден­но­му в мар­те 2020 года, толь­ко 48 про­цен­тов бри­тан­ских изби­ра­те­лей не зна­ли или не забо­ти­лись о сли­я­нии. Это уди­ви­тель­но низ­кий пока­за­тель для учеб­но­го заве­де­ния, про­грам­мы кото­ро­го прак­ти­че­ски не повли­я­ли на их жизнь.

Запад­ные пра­ви­тель­ства долж­ны учи­ты­вать такую ​​ква­зи­не­за­ви­си­мую модель в сти­ле DFID при созда­нии наци­о­наль­ных анти­кор­руп­ци­он­ных инсти­ту­тов. Учре­жде­ния, при­зван­ные пуб­лич­но при­вле­кать к ответ­ствен­но­сти вли­я­тель­ных поли­ти­че­ских и дело­вых лиде­ров как дома, так и за рубе­жом, могут начать вос­ста­нав­ли­вать веру граж­дан в поли­ти­че­скую систе­му. Напри­мер, в слу­чае с опе­ра­ци­я­ми Бого­лю­бо­ва и Коло­мой­ско­го в США, анти­кор­руп­ци­он­ный инсти­тут мог бы помочь обес­пе­чить, что­бы пра­ви­тель­ство прак­ти­ко­ва­ло в Аме­ри­ке то, что оно про­по­ве­до­ва­ло на Укра­ине. Более того, такой инсти­тут может пере­жить любую адми­ни­стра­цию, повы­шая устой­чи­вость наци­о­наль­ной анти­кор­руп­ци­он­ной кам­па­нии. И, имея дело с транс­на­ци­о­наль­ны­ми кор­руп­ци­он­ны­ми сетя­ми, кото­рые про­хо­дят через финан­со­вые транс­на­ци­о­наль­ные корпорации,

Сетевые антикоррупционные институты

Созда­ние наци­о­наль­ных анти­кор­руп­ци­он­ных инсти­ту­тов по этой моде­ли не долж­но вести запад­ные госу­дар­ства к одно­сто­рон­ним дей­стви­ям. Неко­то­рые из наи­бо­лее устой­чи­вых форм меж­ду­на­род­но­го сотруд­ни­че­ства в борь­бе с общи­ми угро­за­ми вклю­ча­ют в себя сети наци­о­наль­ных инсти­ту­тов, такие как раз­ве­ды­ва­тель­ный аль­янс «Пять глаз», а не широ­кие мно­го­сто­рон­ние дого­во­рен­но­сти. Что каса­ет­ся борь­бы с кор­руп­ци­ей, эти доб­ро­воль­ные коа­ли­ции долж­ны вклю­чать запад­ные госу­дар­ства, кото­рые име­ют ана­ло­гич­ную при­вер­жен­ность неза­ви­си­мым инсти­ту­там и общее жела­ние вос­ста­но­вить транс­ат­лан­ти­че­ский аль­янс на осно­ве демо­кра­ти­че­ских норм и стандартов.

Напри­мер, выход Вели­ко­бри­та­нии из ЕС, воз­мож­но, повре­дил ее отно­ше­ни­ям с Фран­ци­ей боль­ше, чем какое-либо собы­тие за послед­ние деся­ти­ле­тия, но граж­дане обе­их стран обес­по­ко­е­ны кор­руп­ци­ей во внут­рен­ней поли­ти­че­ской систе­ме. Сотруд­ни­чая через наци­о­наль­ные анти­кор­руп­ци­он­ные учре­жде­ния, Фран­ция и Вели­ко­бри­та­ния мог­ли бы под­дер­жать орга­ни­за­ции граж­дан­ско­го обще­ства, кото­рые мно­го сде­ла­ли для ком­пен­са­ции недо­стат­ков в анти­кор­руп­ци­он­ной поли­ти­ке в послед­ние годы, такие как ICIJ и Про­ект по осве­ще­нию орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти и кор­руп­ции.. Запу­стив подоб­ную сов­мест­ную ини­ци­а­ти­ву, Париж и Лон­дон могут ока­зы­вать дав­ле­ние друг на дру­га с целью про­ве­де­ния реформ или рас­сле­до­ва­ний, когда орга­ни­за­ции обна­ру­жи­ва­ют дока­за­тель­ства кор­руп­ции с уча­сти­ем фран­цуз­ских или бри­тан­ских ком­па­ний или поли­ти­ков. Тем самым они про­де­мон­стри­ру­ют фран­цуз­ским и бри­тан­ским граж­да­нам наци­о­наль­ную при­вер­жен­ность таким рефор­мам. Дру­гие пра­ви­тель­ства могут при­со­еди­нить­ся к этой ини­ци­а­ти­ве, тем самым про­де­мон­стри­ро­вав изби­ра­те­лям, что они при­ни­ма­ют меры по устра­не­нию угрозы.

Точ­но так же Бер­лин и Вашинг­тон могут рас­хо­дить­ся во мне­ни­ях по таким вопро­сам, как «Север­ный поток — 2», но оба они наце­ле­ны на ста­би­ли­за­цию Укра­и­ны, защи­щая поли­ти­че­скую систе­му стра­ны от напа­де­ний под­дер­жи­ва­е­мых Крем­лем оли­гар­хов. Коор­ди­ни­руя свою рабо­ту через наци­о­наль­ные анти­кор­руп­ци­он­ные инсти­ту­ты, два союз­ни­ка мог­ли нака­зать и сдер­жать этих кор­рум­пи­ро­ван­ных субъ­ек­тов, наце­лив­шись на их акти­вы, в том чис­ле в мега­бан­ках с голов­ны­ми офи­са­ми в Гер­ма­нии и США.

Анти­кор­руп­ци­он­ные инсти­ту­ты евро­пей­ских стран могут сосре­до­то­чить­ся на мно­гих более широ­ких обла­стях. Кор­по­ра­тив­ная под­от­чет­ность — одна из них: напри­мер, после фиа­ско с Wirecard и Nord Stream 2 пра­ви­тель­ство Гер­ма­нии мог­ло бы пору­чить тако­му учре­жде­нию оце­нить и опуб­ли­ко­вать кор­руп­ци­он­ные рис­ки, свя­зан­ные с извест­ны­ми фир­ма­ми и эко­но­ми­че­ски­ми про­ек­та­ми, полу­ча­ю­щи­ми поли­ти­че­ское спон­сор­ство на высо­ком уровне. Дру­гой такой сфе­рой явля­ет­ся зло­упо­треб­ле­ние пра­во­вой систе­мой: подоб­ное бри­тан­ское учре­жде­ние мог­ло бы кон­тро­ли­ро­вать выпол­не­ние зако­но­да­тель­ства, что­бы не дать пред­по­ла­га­е­мым клеп­то­кра­там воз­буж­дать яко­бы досад­ные судеб­ные иски про­тив жур­на­ли­стов и дру­гих чле­нов граж­дан­ско­го общества.

Одна­ко финан­сы — это, пожа­луй, самая инте­рес­ная область, с кото­рой мож­но начать. В июне 2021 года Груп­па раз­ра­бот­ки финан­со­вых мер борь­бы с отмы­ва­ни­ем денег поме­сти­ла Маль­ту в свой серый спи­сок вме­сте с таки­ми стра­на­ми, как Паки­стан, Южный Судан и Сирия, что под­верг­ло госу­дар­ство-член ЕС уси­лен­но­му кон­тро­лю из-за его уяз­ви­мо­сти перед меж­ду­на­род­ным отмы­ва­ни­ем денег и финан­си­ро­ва­ни­ем тер­ро­риз­ма. Подоб­но санк­ци­ям, вве­ден­ным США в отно­ше­нии поли­ти­че­ски вли­я­тель­ных бол­гар, это было обви­не­ни­ем евро­пей­ских стран в защи­те от круп­но­мас­штаб­ных кор­руп­ци­он­ных сетей.

Евро­пей­ская госу­дар­ствен­ная про­ку­ра­ту­ра, учре­жде­ние ЕС, кото­рое нача­ло дей­ство­вать в июне, выра­зи­ла под­держ­ку бол­гар­ским граж­да­нам после вве­де­ния санк­ций и может в конеч­ном ито­ге помочь в реше­нии неко­то­рых из этих более широ­ких про­блем (не в послед­нюю оче­редь путем повы­ше­ния их обще­ствен­но­го авто­ри­те­та). Одна­ко тот факт, что член­ство в орга­ни­за­ции явля­ет­ся доб­ро­воль­ным, не озна­ча­ет, что она спо­соб­на бороть­ся со взя­точ­ни­че­ством в таких стра­нах, как Вен­грия и Поль­ша. Обе стра­ны, конеч­но, отка­за­лись при­со­еди­нить­ся, сослав­шись на опа­се­ния по пово­ду воз­дей­ствия на их суверенитет.

В дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве такие аргу­мен­ты о суве­ре­ни­те­те — будь то наци­о­наль­ная или евро­пей­ская раз­но­вид­ность — могут стать одним из самых серьез­ных пре­пят­ствий на пути транс­ат­лан­ти­че­ско­го сотруд­ни­че­ства в борь­бе с кор­руп­ци­ей. Аргу­мен­ты о суве­ре­ни­те­те, кото­рые США исполь­зу­ют для осуж­де­ния огра­ни­че­ний, накла­ды­ва­е­мых Евро­пой на аме­ри­кан­ских тех­но­ло­ги­че­ских гиган­тов, и кото­рые евро­пей­ские стра­ны исполь­зу­ют для кри­ти­ки аме­ри­кан­ских штра­фов на мега­бан­ки со штаб-квар­ти­рой в ЕС, могут помочь сохра­нить аспек­ты осно­ван­но­го на пра­ви­лах эко­но­ми­че­ско­го поряд­ка, кото­рые помог­ли про­цве­та­нию клеп­то­кра­тов. Эти аспек­ты поряд­ка вопло­ща­ют сво­е­го рода либер­та­ри­ан­ство, в кото­ром демо­кра­ти­че­ски избран­ным пра­ви­тель­ствам нет места вме­ша­тель­ству в стрем­ле­ние транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций к ком­мер­че­ским воз­мож­но­стям — неза­ви­си­мо от их воз­дей­ствия на здо­ро­вье общества.

Тем не менее, если евро­пей­ские стра­ны и США смо­гут пре­одо­леть эти огра­ни­че­ния, транс­ат­лан­ти­че­ское сотруд­ни­че­ство по укреп­ле­нию вер­хо­вен­ства зако­на в финан­со­вой систе­ме укре­пит пози­ции их новых анти­кор­руп­ци­он­ных инсти­ту­тов. США в первую оче­редь фор­ми­ро­ва­ли соци­аль­ные нор­мы финан­со­вой систе­мы, но евро­пей­ские (не в послед­нюю оче­редь фран­цуз­ские) поли­ти­ки коди­фи­ци­ро­ва­ли боль­шин­ство сво­их пра­во­вых норм, рабо­тая через ЕС, Орга­ни­за­цию эко­но­ми­че­ско­го сотруд­ни­че­ства и раз­ви­тия и Меж­ду­на­род­ный валют­ный фонд. Эта систе­ма, в кото­рой доми­ни­ру­ет Запад, не толь­ко не воз­ник­ла из какой-то эле­мен­тар­ной силы гло­ба­ли­за­ции , но и тща­тель­но выстра­и­ва­лась на про­тя­же­нии деся­ти­ле­тий — и как тако­вая может быть рекон­стру­и­ро­ва­на, что­бы спра­вить­ся с более хао­ти­че­ской эпохой.

Тен­ден­ция к под­ры­ву наци­о­наль­ных инсти­ту­тов — часть рас­про­стра­не­ния вла­сти за пре­де­лы госу­дарств, о кото­рых гово­рил Блин­кен, — харак­тер­на как для финан­со­вой гло­ба­ли­за­ции, так и для меж­ду­на­род­ных кор­руп­ци­он­ных сетей, как вид­но из мно­же­ства скан­да­лов с отмы­ва­ни­ем денег, в кото­рых участ­ву­ют запад­ные мега­бан­ки. Эти фир­мы боль­ше дру­гих извлек­ли выго­ду из воз­мож­но­сти выби­рать, когда и как они под­чи­ня­ют­ся наци­о­наль­ным зако­нам. Как утвер­жда­ет пра­во­вед Ката­ри­на Пистор , «выбор зако­на, наи­бо­лее отве­ча­ю­ще­го вашим инте­ре­сам, дол­жен быть затруд­нен». Это, отме­ча­ет она, «сле­ду­ет из основ­ных прин­ци­пов демо­кра­ти­че­ско­го само­управ­ле­ния. Демо­кра­ти­че­ские госу­дар­ства управ­ля­ют собой по зако­ну. Чем боль­ше у неко­то­рых будет лазе­ек, что­бы избе­жать этих зако­нов, тем менее эффек­тив­ным будет самоуправление ».

Чле­ны «Боль­шой семер­ки» недав­но достиг­ли согла­ше­ния о сокра­ще­нии мас­шта­бов укло­не­ния от упла­ты нало­гов транс­на­ци­о­наль­ны­ми кор­по­ра­ци­я­ми, на долю кото­рых при­хо­дит­ся более одной тре­ти пря­мых ино­стран­ных инве­сти­ций в миро­вой ста­ти­сти­ке — «фан­том­ный капи­тал», кото­рый толь­ко кажет­ся таки­ми инве­сти­ци­я­ми. Хотя окон­ча­тель­ная фор­ма сдел­ки разо­ча­ро­ва­ла мно­гие орга­ни­за­ции граж­дан­ско­го обще­ства (и, по-види­мо­му, исклю­чи­ла мега­бан­ки), дого­во­рен­ность, похо­же, отра­жа­ет при­зна­ние под­пи­сав­ши­ми ее сто­ро­на­ми того, что гло­ба­ли­за­ция не долж­на сохра­нять ту край­нюю фор­му, кото­рую она име­ла в послед­ние десятилетия.

Евро­пей­ские стра­ны и США мог­ли бы раз­ви­вать согла­ше­ние G7 таким обра­зом, что­бы это соот­вет­ство­ва­ло внеш­ней поли­ти­ке Бай­де­на в отно­ше­нии сред­не­го клас­са, путем созда­ния ини­ци­а­тив по про­ти­во­дей­ствию зло­упо­треб­ле­нию клеп­то­кра­та­ми нало­го­вы­ми убе­жи­ща­ми, под­став­ны­ми ком­па­ни­я­ми и дру­ги­ми струк­ту­ра­ми в рам­ках меж­ду­на­род­ной финан­со­вой систе­мы. . Созда­вая наци­о­наль­ные анти­кор­руп­ци­он­ные инсти­ту­ты, кото­рые сосре­до­то­че­ны на внут­рен­ней и внеш­ней поли­ти­ке, союз­ни­ки мог­ли пре­сле­до­вать свои стра­те­ги­че­ские цели, одно­вре­мен­но устра­няя разо­ча­ро­ва­ние обще­ства в поли­ти­че­ской систе­ме и зло­упо­треб­ле­ния вве­рен­ной вла­стью в сво­их соб­ствен­ных обществах.

Об авторе

Крис Рэг­гетт  — редак­тор Евро­пей­ско­го сове­та по меж­ду­на­род­ным отно­ше­ни­ям. Ранее он рабо­тал млад­шим редак­то­ром в Меж­ду­на­род­ном инсти­ту­те стра­те­ги­че­ских иссле­до­ва­ний. Его преды­ду­щие пуб­ли­ка­ции для ECFR вклю­ча­ют «Сети без­на­ка­зан­но­сти: кор­руп­ция и евро­пей­ская внеш­няя политика» .

Благодарности

Автор хотел бы побла­го­да­рить про­грам­му ECFR European Power за финан­си­ро­ва­ние пуб­ли­ка­ции этой ста­тьи. Он так­же хотел бы побла­го­да­рить Сью­зи Ден­ни­сон, Энто­ни Двор­кин и Нику Попес­ку за их полез­ные обзо­ры более ран­не­го про­ек­та; Ада­ма Хар­ри­со­на за его скру­пу­лез­ное редак­ти­ро­ва­ние; а так­же Мар­лен Ридель и Кри­са Эйх­бер­ге­ра за их вол­шеб­ство в созда­нии графики.

Евро­пей­ский совет по меж­ду­на­род­ным отно­ше­ни­ям не зани­ма­ет кол­лек­тив­ных пози­ций. Пуб­ли­ка­ции ECFR отра­жа­ют толь­ко взгля­ды отдель­ных авторов.

Источ­ник: https://ecfr.eu/

архивные статьи по теме

«Меня похоронили и тебя могут». Куда исчезают президенты

Editor

Оппозиционера задержали и отпустили

«Ни у кого нет монополии на истину»