24 C
Астана
22 июля, 2024
Image default

Пограничников уже расстреливали

На судеб­ном про­цес­се по делу быв­ше­го началь­ни­ка заста­вы «Сары-Бок­тер» Алек­сея Фоми­на завер­ши­лись пре­ния сто­рон. Про­ку­рор тре­бу­ет для Фоми­на десять лет лише­ния сво­бо­ды, защи­та наста­и­ва­ет на оправ­да­тель­ном приговоре.

 

Автор: Касым ДЖАНИБЕКОВ

Фото: Вла­ди­мир Прокопенко

 

Начи­ная пре­ния в суде по делу экс-началь­ни­ка заста­вы Алек­сея Фоми­на, про­ку­рор Ерма­ха­нов зачи­тал пока­за­ния воен­но­слу­жа­щих «Сары-Бок­те­ра», воин­ской части 2484 Уша­раль­ско­го погра­нич­но­го отря­да и комен­да­ту­ры гар­ни­зо­на. Из них сле­до­ва­ло, что Алек­сей Фомин, не сумев свя­зать­ся с постом «Аркан­кер­ген» 28 мая 2012 года, доло­жил дежур­но­му по свя­зи отря­да, что связь с постом под­дер­жи­ва­ет­ся в преж­нем режи­ме. После чего при­ка­зал сво­е­му под­чи­нен­но­му Буда­у­ову ухуд­шить каче­ство свя­зи и докла­ды­вать в отряд и комен­да­ту­ру от име­ни воен­но­слу­жа­щих «Аркан­кер­ге­на».

 

 

На сле­ду­ю­щий день все повто­ри­лось: воен­но­слу­жа­щие «Сары-Бок­те­ра» по при­ка­зу началь­ни­ка заста­вы докла­ды­ва­ли выше­сто­я­ще­му руко­вод­ству, что связь с «Аркан­кер­ге­ном» име­ет­ся. Лишь вече­ром 29 мая Фомин собрал сво­их под­чи­нен­ных и назна­чил дозор­ных по свя­зи. Трид­ца­то­го утром дозор­ные напра­ви­лись на лоша­дях на «Аркан­кер­ген». При­быв туда, они уви­де­ли сожжен­ную заста­ву и обго­рев­шие тру­пы пограничников.

 

- Пост «Аркан­кер­ген» выстав­ля­ет­ся заста­вой «Сары-Бок­тер», тер­ри­то­рия явля­ет­ся тер­ри­то­ри­ей «Сары-Бок­те­ра». Фомин отда­вал неза­кон­ные при­ка­зы выхо­дить на связь вме­сто поста «Аркан­кер­ген». Погра­нич­ный пост «Аркан­кер­ген» явля­ет­ся погра­нич­ным наря­дом, ответ­ствен­ность за него несет началь­ник заста­вы. При поте­ре свя­зи началь­ник заста­вы выяс­ня­ет при­чи­ны это­го, а затем устра­ня­ет их. При невы­хо­де на связь через пол­ча­са он обя­зан докла­ды­вать и устра­нять, — зачи­тал свою речь в пре­ни­ях про­ку­рор Ерма­ха­нов и пере­шел к завер­ша­ю­щей фазе.

 

Как смяг­ча­ю­щее обсто­я­тель­ство про­ку­рор про­сил учесть нали­чие мало­лет­не­го ребен­ка, поло­жи­тель­ную харак­те­ри­сти­ку под­су­ди­мо­го, отсут­ствие суди­мо­стей, моло­дой воз­раст. Как отяг­ча­ю­щее обсто­я­тель­ство — то, что Фомин оста­вил неза­щи­щен­ным уча­сток госу­дар­ствен­ной гра­ни­цы, при­чи­нил мате­ри­аль­ный ущерб свы­ше семи мил­ли­о­нов тен­ге. В завер­ше­ние сво­е­го выступ­ле­ния про­ку­рор запро­сил для Фоми­на десять лет лише­ния сво­бо­ды за пре­вы­ше­ние вла­сти, без­дей­ствие, хра­не­ние бое­при­па­сов, слу­жеб­ный подлог.

 

Сло­во для выступ­ле­ния в пре­ни­ях было предо­став­ле­но защи­те быв­ше­го началь­ни­ка заста­вы «Сары-Бок­тер». Адво­ка­ты Фоми­на Азат Фай­зул­ла­ев и Галым Нур­пе­и­сов, как выяс­ни­лось, люби­ли поэ­зию, ува­жа­ли судью и раз­би­ра­лись в поли­ти­ке. Свою речь в пре­ни­ях адво­кат Нур­пе­и­сов начал и закон­чил пат­ри­о­ти­че­ски­ми сти­ха­ми. Несколь­ко раз он касал­ся темы гео­по­ли­ти­че­ско­го поло­же­ния Казах­ста­на, назы­вая стра­ну лиде­ром Цен­траль­ной Азии, на кото­ро­го смот­рит весь мир. Рас­ска­зы­вая об успе­хах Казах­ста­на в ОБСЕ и ВТО, Нур­пе­и­сов кос­нул­ся и дела сво­е­го под­за­щит­но­го. По его сло­вам, на таких, как Фомин, и дер­жит­ся стра­на: он — чест­ный, умный, пер­спек­тив­ный погра­нич­ник. В кон­це сво­ей речи адво­кат попро­сил суд оправ­дать Алек­сея Фоми­на, «что­бы тре­тьи силы не смог­ли посме­ять­ся над нами».

 

В целом защи­та быв­ше­го погра­нич­ни­ка стро­и­лась на том, что погран­пост «Аркан­кер­ген» не под­чи­нял­ся началь­ни­ку заста­вы «Сары-Бок­тер», а раз так, то в его слу­жеб­ные обя­зан­но­сти не вхо­ди­ло под­дер­жа­ние свя­зи с «Аркан­кер­ге­ном».

 

- «Сары-Бок­тер» явля­ет­ся про­ме­жу­точ­ной заста­вой, у отря­да (вой­ско­вой части 2484 — авт.) была пря­мая связь с «Аркан­кер­ге­ном». Отряд через каж­дые два часа дол­жен был выхо­дить на связь с «Аркан­кер­ге­ном». В деле, в том чис­ле и в сек­рет­ных мате­ри­а­лах, нет ника­ких доку­мен­тов, под­твер­жда­ю­щих, что за «Аркан­кер­ген» отве­чал имен­но Алек­сей Фомин. У каж­до­го свои участ­ки: покой­ный Кере­ев отве­чал перед отря­дом, так же и Фомин отве­чал перед отря­дом, — гово­рил высту­пав­ший сле­ду­ю­щим адво­кат Файзуллаев.

 

Ответ­ствен­ность за слу­чив­ше­е­ся адво­кат воз­ло­жил на началь­ни­ка отря­да (вой­ско­вой части 2484) и началь­ни­ка шта­ба этой же части. Имен­но они, по его мне­нию, долж­ны были сидеть на ска­мье под­су­ди­мых, а не Фомин. Попро­сив для сво­е­го под­за­щит­но­го оправ­да­тель­но­го при­го­во­ра, Фай­зул­ла­ев закон­чил свою речь сло­ва­ми бла­го­дар­но­сти судье.

 

Каких-то про­цес­су­аль­ных нару­ше­ний в ходе след­ствия и, тем более, суда защи­та Фоми­на не отме­ти­ла, за исклю­че­ни­ем одно­го момен­та: род­ствен­ни­ки Фоми­на, жена и мать, не при­сут­ство­ва­ли при обыс­ке в его квар­ти­ре, про­ве­ден­ном 17 июня (Алек­сей Фомин был взят под стра­жу 4 июня). В квар­ти­ре, как потом утвер­жда­ло обви­не­ние, были обна­ру­же­ны патро­ны от авто­ма­та Калаш­ни­ко­ва, что послу­жи­ло осно­ва­ни­ем для воз­буж­де­ния еще одно­го уго­лов­но­го дела по ста­тье 251 — хра­не­ние боеприпасов.

 

Перед выступ­ле­ни­ем в пре­ни­ях мате­ри и защит­ни­ка Алек­сея Фоми­на Гали­ны Нико­ла­ев­ны судья пре­ду­пре­дил ее о недо­пу­сти­мо­сти раз­гла­ше­ния сек­рет­ных све­де­ний и объ­явил пере­рыв для того, что­бы Фоми­на мог­ла про­кон­суль­ти­ро­вать­ся с адво­ка­та­ми по это­му пово­ду. Тем не менее вете­ран орга­нов КНБ Гали­на Фоми­на, поми­мо повто­ре­ния дово­дов адво­ка­тов, рас­ска­за­ла нема­ло интересного:

 

- Сей­час мы рабо­та­ем по-дру­го­му. Неуже­ли для это­го надо было поло­жить тех ребят и поса­дить мое­го сына?! Поче­му рань­ше не виде­ли? В 1996 году на Зай­сане был ана­ло­гич­ный слу­чай, тогда сол­дат в днев­ное вре­мя рас­стре­лял всю заста­ву. Мате­ри­а­лы были засек­ре­че­ны. Если бы тогда при­ня­ли меры, сего­дняш­няя ситу­а­ция не слу­чи­лась бы. На «Аркане» такая высо­та, такие там эмо­ци­о­наль­ные нагруз­ки, на этом посту долж­ны были быть кон­тракт­ни­ки не менее 80 про­цен­тов, а там было толь­ко четы­ре кон­тракт­ни­ка, осталь­ные — сол­да­ты сроч­ной служ­бы. Как мог­ли сол­да­ты попасть туда? Тем более что пси­хо­ло­ги не раз гово­ри­ли, что Чела­ха нель­зя под­ни­мать туда, давать ему автомат…

 

Закан­чи­вая выступ­ле­ние, Гали­на Фоми­на воз­ло­жи­ла всю вину за собы­тия на «Аркан­кер­гене» на «отцов-коман­ди­ров»: быв­ше­го началь­ни­ка вой­ско­вой части 2484 Сер­жа­но­ва и быв­ше­го началь­ни­ка шта­ба части Тажи­е­ва. Оба после слу­чив­ше­го­ся были уво­ле­ны из рядов погра­нич­ной службы.

 

Высту­пая в пре­ни­ях, сам Алек­сей Фомин повто­рил все дово­ды защи­ты: «Аркан­кер­ген» не под­чи­нял­ся «Сары-Бок­те­ру», ника­ких патро­нов у него дома не было, нико­му и нико­гда он не давал пре­ступ­ных при­ка­зов. Более того, по сло­вам под­су­ди­мо­го, он вовре­мя доло­жил о про­бле­мах со свя­зью сво­е­му началь­ству, одна­ко ника­ких мер не было предпринято.

 

На этом пре­ния сто­рон по делу Алек­сея Фоми­на закон­чи­лись. Защи­та после них настро­е­на опти­ми­стич­но: по сло­вам адво­ка­тов, суд про­хо­дил без нару­ше­ний, все хода­тай­ства защи­ты, кро­ме одно­го, были удо­вле­тво­ре­ны. Един­ствен­ный раз судья откло­нил хода­тай­ство о вызо­ве в каче­стве сви­де­те­ля сле­до­ва­те­ля, кото­рый вел уго­лов­ное дело.

 

Судья Тал­ды­кор­ган­ско­го воен­но­го гар­ни­зо­на Ержан Абдул­лин объ­явил пере­рыв до шесто­го декаб­ря, в этот день с послед­ним сло­вом будет высту­пать Алек­сей Фомин.

Original post:
Погра­нич­ни­ков уже расстреливали

архивные статьи по теме

Алексея Фомина сделали крайним?

ГАЗЕТА — Настоящему индейцу везде ништяк

Мадинов вновь требует 500 миллионов тенге