-8 C
Астана
1 марта, 2021
Image default

Письменные доказательства в английском парламенте пятой сессии — Экономические преступления в странах Центральной Азии (Казахстане)

Введение и история вопроса

Мы — груп­па иссле­до­ва­те­лей из уни­вер­си­те­тов Эксе­те­ра, Кем­бри­джа, Окс­фор­да и Колум­бии ( Нью-Йорк ), кото­рые вме­сте рабо­та­ли над иссле­до­ва­ни­ем про­блем отмы­ва­ния денег и исполь­зо­ва­ния ано­ним­ных ком­па­ний поли­ти­че­ски­ми дея­те­ля­ми из Цен­траль­ной Азии и Афри­ки. В 2018 году мы пред­ста­ви­ли в Коми­тет каз­на­чей­ства дока­за­тель­ства в отно­ше­нии инве­сти­ций в лон­дон­скую недви­жи­мость поли­ти­че­ски актив­ны­ми лица­ми из Цен­траль­ной Азии. Один из чле­нов груп­пы, про­фес­сор Джон Хизер­шоу, летом 2019 года так­же пред­ста­вил Коми­те­ту по ино­стран­ным делам уст­ные и пись­мен­ные дока­за­тель­ства в отно­ше­нии рас­сле­до­ва­ния уто­кра­тий и внеш­ней поли­ти­ки Вели­ко­бри­та­нии. Вто­рой член, д‑р Тена Пре­лец, пред­ста­ви­ла пись­мен­ные сви­де­тель­ства об отно­ше­ни­ях меж­ду Вели­ко­бри­та­ни­ей и Запад­ны­ми Бал­ка­на­ми в Пала­ту лор­дов и уст­ные сви­де­тель­ства в Пала­ту общин в 2018 году, в том чис­ле о вер­хо­вен­стве зако­на и вли­я­нии авто­ри­тар­ных стран.

Проблема политиков из клептократии

Дей­стви­тель­но, bsent из спис­ка мно­го кор­руп­ции горя­чих точек, в том чис­ле тех стран, кото­рые мож­но рас­смат­ри­вать как «клеп­то­кра­тии» — где пра­вя­щая эли­ту при­быль от при­род­ных ресур­сов стра­ны и кон­тро­ли­ру­ют м AJOR биз­не­са за счет созда­ния богат­ства для в общей поп ulace. Извест­ные стра­ны Евра­зии и Афри­ки, кото­рые мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать как клеп­то­кра­тии, но не попав­шие в спи­сок высо­ко­го рис­ка, вклю­ча­ют Анго­лу, Азер­бай­джан, Демо­кра­ти­че­скую Рес­пуб­ли­ку Кон­го, Казах­стан, Турк­ме­ни­стан и Узбе­ки­стан. При­ор нашей коман­ды­Ис­сле­до­ва­ния уста­но­ви­ли, как такие клеп­то­кра­тии удер­жи­ва­ют­ся на пла­ву транс­на­ци­о­наль­ны­ми финан­со­вы­ми сетя­ми, кото­рые поз­во­ля­ют пере­ка­чи­вать день­ги из этих стран в запад­ные демократии.

Необъяснимые заказы на благосостояние уже находятся под угрозой

До сих пор из четы­рех Необъ­яс­ни­мых богатств Зака­зов, кото­рые были выпу­ще­ны (все по N АЦИОНАЛЬНЫХ C измо­ро­зи A гото­вым, NCA ) и обна­ро­ду­ют­ся, два име­ют пче­ла н про­тив ВПДА из Евра­зии. Тот факт, что один из них (выдан про­тив соб­ствен­но­сти, при­над­ле­жа­щей Зами­ре и Джа­хан­ги­ру Гаджи­е­вым, азер­бай­джан­ским бан­ки­рам) был под­твер­жден, а вто­рой ( выдан про­тив соб­ствен­но­сти, при­над­ле­жа­щей Дари­ге Назар­ба­е­вой и Нура­ли Али­е­ву, соот­вет­ствен­но доче­ри и вну­ку пер­во­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на) Назар­ба­ев), сня­тый с про­из­вод­ства, поз­во­ля­ет нам срав­ни­вать и про­ти­во­по­став­лять эти два слу­чая. Коро­че гово­ря, дело Гаджи­е­вой было успеш­ным, пото­му что она не мог­ла предо­ста­вить доку­мен­ты, под­твер­жда­ю­щи­е­на­пра­ви­ла сред­ства пря­мо из источ­ни­ка в соот­вет­ству­ю­щие объ­ек­ты, в то вре­мя как Назар­ба­е­ва / Али­ев мог­ли, хотя под­ход NCA во вто­ром слу­чае так­же под­верг­ся кри­ти­ке со сто­ро­ны суда.

Одна­ко уди­ви­тель­ным и разо­ча­ро­вы­ва­ю­щим — и потен­ци­аль­но ката­стро­фи­че­ским для буду­ще­го зако­но­да­тель­ства UWO — была готов­ность судьи во вто­ром деле при­нять в каче­стве надеж­ных дока­за­тельств инфор­ма­цию из Казах­ста­на, несмот­ря на то, что его судеб­ные и след­ствен­ные орга­ны не име­ют неза­ви­си­мость, и люди, под­чи­нен­ные UWO, были близ­ки­ми род­ствен­ни­ка­ми тогдаш­не­го пре­зи­ден­та стра­ны. Напри­мер, судья заявил, что тот факт, что про­ку­рор Казах­ста­на поста­но­вил, что акти­вы Назар­ба­е­вой явля­ют­ся закон­ны­ми, явля­ет­ся «силь­ным» аргу­мен­том. Они не при­ни­ма­ют во вни­ма­ние доволь­но оче­вид­ный момент, что в клеп­то­кра­тии пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны и суды рабо­та­ют, что­бы уза­ко­нить власть и день­ги от име­ни тех, кто нахо­дит­ся у власти.

Это созда­ет досад­ный пре­це­дент для буду­ще­го UWO: поли­ти­че­ским дея­те­лям нуж­но толь­ко обра­тить­ся в пра­во­вую систе­му сво­ей стра­ны для «леги­ти­ма­ции» сво­их акти­вов, что­бы UWO потер­пел пора­же­ние. Таким обра­зом, кажет­ся, что зако­но­да­тель­ство с боль­шей веро­ят­но­стью потер­пит неуда­чу, когда будут пре­сле­до­вать­ся поли­ти­че­ски зна­чи­мые лица, поль­зу­ю­щи­е­ся посто­ян­ным бла­го­склон­но­стью в сво­их стра­нах, а это как раз про­ти­во­ре­чит тому, для чего было раз­ра­бо­та­но зако­но­да­тель­ство. Крайне бес­по­ко­ит то, что это убеж­де­ние, похо­же, дошло до NCA, посколь­ку в недав­ней ста­тье гово­ри­лось: «Финан­со­вые сле­до­ва­те­ли NCA в част­ном поряд­ке сооб­щи­ли MoS [Mail on Sunday], что, по их мне­нию, наце­ле­ны на корыст­ных биз­не­сме­нов, име­ю­щих доступ к доро­го­сто­я­щим QCs и тре­бо­ва­ния част­но­го богат­ства» — это «пустая тра­та времени».

Важ­но отме­тить, что судья по делу Назар­ба­е­вой / Али­е­ва утвер­ждал, что «необ­хо­ди­мо про­яв­лять осто­рож­ность, рас­смат­ри­вая слож­ность вла­де­ния иму­ще­ством через кор­по­ра­тив­ные струк­ту­ры как осно­ва­ние для подо­зре­ний». Тем не менее в поста­нов­ле­нии Апел­ля­ци­он­но­го суда по делу Гаджи­е­вой гово­рит­ся, что «про­цесс при­об­ре­те­ния может быть закон­ной отправ­ной точ­кой». Заяв­ле­ние судьи так­же про­ти­во­ре­чит утвер­жде­ни­ям FCA о том, что «ситу­а­ции, пред­став­ля­ю­щие более высо­кий риск отмы­ва­ния денег», могут вклю­чать «кли­ен­тов с излишне слож­ны­ми или непро­зрач­ны­ми струк­ту­ра­ми фор­маль­ной соб­ствен­но­сти» и « необыч­ные сдел­ки, в кото­рых отсут­ству­ют оче­вид­ная эко­но­ми­че­ская или закон­ная цель, явля­ют­ся слож­ны­ми или круп­ны­ми или могут подой­ти ано­ним­но ». К сожа­ле­нию, поста­нов­ле­ние Высо­ко­го суда UWO мог­ло подо­рвать основ­ные реко­мен­да­ции финан­со­во­го регу­ли­ру­ю­ще­го орга­на Вели­ко­бри­та­нии отно­си­тель­но исполь­зо­ва­ния таких структур.

Важ­ней­шим эле­мен­том это­го кон­крет­но­го UWO долж­на была быть не про­сто оцен­ка обос­но­ван­но­сти слож­но­сти струк­тур, исполь­зу­е­мых для удер­жа­ния соб­ствен­но­сти, но и оцен­ка обос­но­ван­но­сти слож­но­сти дело­вых опе­ра­ций, лежа­щих в осно­ве таких сде­лок с недви­жи­мо­стью. Напри­мер, для покуп­ки одно­го из объ­ек­тов соб­ствен­но­сти Нура­ли Али­ев полу­чил ссу­ду в раз­ме­ре 65 мил­ли­о­нов дол­ла­ров от казах­стан­ско­го бан­ка «Нур­банк» через ком­па­нию, кото­рая затем предо­ста­ви­ла допол­ни­тель­ную ссу­ду дру­го­му лицу. Нура­ли Али­ев был конеч­ным вла­дель­цем всех этих струк­тур, но его соб­ствен­ность была скры­та из-за исполь­зо­ва­ния несколь­ких уров­ней под­став­ных ком­па­ний. На момент выда­чи кре­ди­та он сам был пред­се­да­те­лем прав­ле­ния «Нур­бан­ка», а его мать, Дари­га, была его основ­ным акци­о­не­ром. Неяс­но, выпла­чи­вал ли Али­ев когда-либо ссу­ду или кре­дит­ный дого­вор был пред­став­лен в суд в каче­стве дока­за­тель­ства. Эта дого­во­рен­ность вызва­ла мно­го вопро­сов: если ссу­да была закон­ной, поче­му были пред­при­ня­ты зна­чи­тель­ные уси­лия, что­бы скрыть ее полу­ча­те­ля и создать впе­чат­ле­ние, буд­то ссу­да пере­сы­ла­ет­ся тре­тьей сто­роне? Кто имен­но в бан­ке одоб­рил полу­че­ние кре­ди­та и на каких усло­ви­ях? Тем не менее, Нур­банк — теперь уже не при­над­ле­жит Дари­ге Назар­ба­е­вой, а сест­ре сорат­ни­ка ее быв­ше­го мужа. — ска­за­ли, что кре­дит был закон­ным. Неяс­но, на каких дока­за­тель­ствах был осно­ван этот вывод, и имел ли тот, кто сде­лал это утвер­жде­ние, все фак­ты в сво­ем рас­по­ря­же­нии. Даже если бы была извест­на пол­ная инфор­ма­ция, этот при­мер сно­ва под­чер­ки­ва­ет про­бле­му того, что бри­тан­ский суд пола­га­ет­ся на инфор­ма­цию из любо­го учре­жде­ния, осно­ван­но­го на клептократии.

Дари­га Назар­ба­е­ва утвер­жда­ла, что про­фи­нан­си­ро­ва­ла покуп­ку одно­го из объ­ек­тов недви­жи­мо­сти, под­па­да­ю­щих под дей­ствие UWO, путем про­да­жи акций сахар­ной ком­па­нии, кото­рой она вла­де­ла. юри­ди­че­ско­му лицу, заре­ги­стри­ро­ван­но­му в Казах­стане. Груп­па жур­на­лист­ских рас­сле­до­ва­ний Source Material опуб­ли­ко­ва­ла дока­за­тель­ства, поз­во­ля­ю­щие пред­по­ло­жить, что Назар­ба­е­ва, похо­же, сама кон­тро­ли­ро­ва­ла казах­стан­ское пред­при­я­тие, что озна­ча­ло бы, что Назар­ба­е­ва «про­сто пере­во­ди­ла день­ги из одно­го из сво­их акти­вов в дру­гой, ими­ти­руя насто­я­щую про­да­жу, — и что подроб­но­сти сдел­ка не про­льет све­та на реаль­ное про­ис­хож­де­ние средств». Посколь­ку UWO тре­бу­ют чет­ких дока­за­тельств про­ис­хож­де­ния средств, Дари­га Назар­ба­е­ва, воз­мож­но, вве­ла в заблуж­де­ние Высо­кий суд, заявив, что эта доля была источ­ни­ком. Адво­ка­ты Назар­ба­е­вой опро­верг­ли эти обвинения.

UK LLP, S LP и Регистрационная палата

Сле­ду­ет так­же про­ана­ли­зи­ро­вать, как серий­ные нару­ши­те­ли про­зрач­но­сти могут избе­гать рас­кры­тия инфор­ма­ции, обхо­дя пра­ви­ла. Как обсуж­да­лось в нашем послед­нем пред­став­ле­нии, когда тогдаш­ний пре­мьер-министр Дэвид Кэме­рон изло­жил пла­ны сво­е­го пра­ви­тель­ства по борь­бе с подо­зри­тель­ны­ми фон­да­ми, инве­сти­ру­е­мы­ми в недви­жи­мость Вели­ко­бри­та­нии в 2015 году, он кон­крет­но упо­мя­нул порт­фель недви­жи­мо­сти сто­и­мо­стью более 130 мил­ли­о­нов фун­тов стер­лин­гов, в кото­ром фигу­ри­ро­вал боль­шой зда­ние, рас­по­ло­жен­ное на Бей­кер-стрит. В струк­ту­ре соб­ствен­но­сти это­го зда­ния фигу­ри­ру­ет ком­па­ния, заре­ги­стри­ро­ван­ная в Вели­ко­бри­та­нии, но на сего­дняш­ний день ком­па­ния не объ­яви­ла о нали­чии PSC. Иссле­до­ва­ния исход­ных мате­ри­а­лов пока­зы­ва­ют, что это может быть свя­за­но с тем, что конеч­ная соб­ствен­ность была раз­де­ле­на на пять раз­лич­ных частей. Они могут быть струк­ту­ри­ро­ва­ны таким обра­зом, пото­му что долж­ны быть объ­яв­ле­ны толь­ко ЧОК, вла­де­ю­щие 25% или более акций ком­па­нии. Есть опре­де­лен­ная иро­ния в том, что, когда Source Material в 2020 году нако­нец рас­кры­ла вла­дель­цев зда­ния в 2015 году, как Дари­га Назар­ба­е­ва и Нурал и Али­ев, это про­изо­шло толь­ко пото­му, что эта инфор­ма­ция была обна­ру­же­на в резуль­та­те утеч­ки доку­мен­тов. Это свой­ство не было частью выше­упо­мя­ну­то­го При­ка­за о необъ­яс­ни­мом богатстве.

Эта ста­тья явля­ет­ся машин­ным пере­во­дом части боль­шо­го рас­сле­до­ва­ния об эко­но­ми­че­ских пре­ступ­ле­ни­ях в стра­нах Цен­траль­ной Азии. 

Ссыл­ка на PDF

Источ­ник: https://committees.parliament.uk/writtenevidence/18542/html/

архивные статьи по теме

Как Акорда морочит голову Западу

ЮКО: в двух шагах от резни

«Ел болып, халық болып атсалысуымыз керек!»