-7 C
Астана
23 апреля, 2021
Image default

«Паранойя». Разговор о новых правилах для наблюдателей

Центральная избирательная комиссия Казахстана издала постановление, обязывающее наблюдателей получать разрешение на фото- и видеосъемку процесса голосования на избирательном участке. Независимые наблюдатели возмущены этими требованиями, которые, по их мнению, сильно затруднят фиксирование допускаемых во время голосования нарушений. Репортер Азаттыка поговорил с Галымжаном Оразымбетом, тренером проекта Baqylau — платформы для мониторинга за выборами. Оразымбет летом этого года занимался обучением независимых наблюдателей в 10 регионах Казахстана.

«ОГРАНИЧЕНЫ НЕ ТОЛЬКО ПРАВА, НО И ОБЯЗАННОСТИ»

Азаттык: Поче­му наблю­да­те­ли высту­па­ют про­тив недав­не­го поста­нов­ле­ния Цен­траль­ной изби­ра­тель­ной комиссии?

Галым­жан Ора­зым­бет: Это свя­за­но с огра­ни­че­ни­я­ми в рабо­те наблю­да­те­лей. Поста­нов­ле­ние содер­жит ряд про­ти­во­ре­ча­щих зако­ну поло­же­ний, пре­пят­ству­ю­щих сво­бо­де наблю­де­ния и его каче­ству. Пер­вое — это запрет на видео­транс­ля­цию. В доку­мен­те гово­рит­ся, что осве­ще­ние и транс­ли­ро­ва­ние хода выбо­ров явля­ют­ся функ­ци­ей средств мас­со­вой инфор­ма­ции. Мы рас­смат­ри­ва­ем это как дис­кри­ми­на­цию по роду заня­тий и нару­ше­ние прав граж­дан. Кон­сти­ту­ция Казах­ста­на гла­сит, что «каж­дый граж­да­нин име­ет пра­во полу­чать и рас­про­стра­нять инфор­ма­цию любым спо­со­бом». Если не оши­ба­юсь, в законе о СМИ есть ана­ло­гич­ная нор­ма. Каж­дый наблю­да­тель, будь то пред­ста­ви­тель СМИ, неком­мер­че­ской орга­ни­за­ции или кан­ди­дат, име­ет оди­на­ко­вый ста­тус и пра­ва. Отда­вать пред­по­чте­ние одно­му из них — юри­ди­че­ски некорректно.

Вто­рое — это огра­ни­че­ние на фото- и видео­съем­ку. Это так­же про­ти­во­ре­чит зако­ну о выбо­рах в Казах­стане. Кон­сти­ту­ци­он­ный закон гла­сит, что каж­дый име­ет пра­во на фото- и видео­съем­ку. В ста­тье 20–1 кон­сти­ту­ци­он­но­го зако­на гово­рит­ся, что наблю­да­те­ли долж­ны осно­вы­вать свои заме­ча­ния на доку­мен­ти­ро­ван­ных, дей­стви­тель­ных и под­да­ю­щих­ся про­вер­ке фак­тах. Это озна­ча­ет, что наблю­да­те­ли могут предо­ста­вить дока­за­тель­ства толь­ко с фото- и видео­ма­те­ри­а­ла­ми. То есть поста­нов­ле­ние огра­ни­чи­ва­ет не толь­ко пра­ва, но и обя­зан­но­сти наблю­да­те­лей. Так­же есть пункт, соглас­но кото­ро­му участ­ко­вая изби­ра­тель­ная комис­сия долж­на опре­де­лить зону наблю­де­ния, отку­да могут про­из­во­дить­ся фото‑, аудио- и видео­за­пи­си. Это так­же меша­ет наблю­да­те­лям наблю­дать за всем про­цес­сом. Если член или пред­се­да­тель изби­ра­тель­ной комис­сии ука­зы­ва­ет место наблю­да­те­лю и гово­рит ему сни­мать видео толь­ко с это­го ракур­са, сни­мать отту­да нет смыс­ла. Наблю­да­тель не смо­жет вести пол­ное наблю­де­ние и запи­сы­вать про­цесс. Что каса­ет­ся раз­ре­ше­ния, то ста­тья 14 зако­на о СМИ гла­сит, что граж­да­нам запре­ще­но фото­гра­фи­ро­вать и сни­мать видео. По зако­ну съем­ка обще­ствен­ных, куль­тур­ных и дру­гих меро­при­я­тий не запре­ще­на. А выбо­ры — это не част­ное дело изби­ра­те­лей. Выбо­ры — обще­ствен­ное меро­при­я­тие. Наблю­да­тель идет на обще­ствен­ное меро­при­я­тие, а не сни­мать сва­дьбу избирателей.

Во вре­мя выбо­ров слу­ча­ет­ся вся­кое. Пред­се­да­те­ли комис­сии, быва­ет, сами сбра­сы­ва­ют бюл­ле­те­ни пач­ка­ми в урну. Сей­час в соци­аль­ных сетях пол­но таких видео. И что делать в таких слу­ча­ях? Пока вы буде­те изви­нять­ся и про­сить раз­ре­ше­ния на съем­ку вбро­са пач­ки бюл­ле­те­ней, пока буде­те вклю­чать каме­ру — всё будет кон­че­но. И что вы тогда дока­же­те? Какой про­цесс вы сни­ме­те на камеру?

Суще­ству­ет Кон­сти­ту­ция, есть раз­лич­ные меж­ду­на­род­ные согла­ше­ния, рати­фи­ци­ро­ван­ные Казах­ста­ном. В слу­чае про­ти­во­ре­чия с внут­рен­ним зако­но­да­тель­ством пре­иму­ще­ствен­ную силу име­ют поло­же­ния меж­ду­на­род­ных согла­ше­ний. Затем есть изби­ра­тель­ный кодекс, закон. Ука­зы, поста­нов­ле­ния, уста­вы и дру­гие акты сто­ят после них. Меж­ду тем в нашем слу­чае поста­нов­ле­ние име­ет боль­шую юри­ди­че­скую силу, чем зако­ны, кодек­сы и даже Кон­сти­ту­ция. Это тоже нелогично.

«ВСЕ НЕПОСЛУШНЫЕ ПАРТИИ ДАВНО ЗАЧИЩЕНЫ»

Азаттык: Вы соби­ра­е­тесь обжа­ло­вать такие про­ти­во­ре­чия и недостатки?

Галым­жан Ора­зым­бет: Я не явля­юсь чле­ном какой-либо орга­ни­за­ции. Я част­ное лицо. Одна­ко как неза­ви­си­мые наблю­да­те­ли мы обсуж­да­ли этот вопрос с кол­ле­га­ми. В буду­щем пла­ни­ру­ет­ся обра­ще­ние в соот­вет­ству­ю­щие орга­ны. Пла­ни­ру­ет­ся подать жало­бу и вне­сти пред­ло­же­ния об отмене норм поста­нов­ле­ния, кото­рые про­ти­во­ре­чат зако­ну и пре­пят­ству­ют про­ве­де­нию спра­вед­ли­вых и каче­ствен­ных выборов.

Азаттык: Как вы дума­е­те, поче­му это поста­нов­ле­ние Цен­траль­ной изби­ра­тель­ной комис­сии сто­ит выше меж­ду­на­род­ных доку­мен­тов и законов?

Галым­жан Ора­зым­бет: Из-за опа­се­ний, пани­ки. Паранойя.

Азаттык: Поче­му? Боязнь кого или чего?

Галым­жан Ора­зым­бет: Неза­ви­си­мых наблю­да­те­лей. Думаю, что само пра­ви­тель­ство поли­ти­зи­ру­ет направ­ле­ние неза­ви­си­мо­го наблю­де­ния. В самом неза­ви­си­мом наблю­де­нии нет ника­кой поли­ти­ки. Наблю­де­ние — это, преж­де все­го, пра­во­вой вопрос. Непо­слуш­ные и непо­кор­ные пар­тии на поли­ти­че­ской арене дав­но «зачи­ще­ны». Не оста­лось ни одной пар­тии, кото­рая пока­за­ла бы свой харак­тер. Остал­ся толь­ко [один] неза­ви­си­мый пул людей, кото­рые не под­чи­ня­ют­ся и не пови­ну­ют­ся, — это неза­ви­си­мые наблю­да­те­ли. И этот шаг [озна­ча­ет]: «Если не можем дого­во­рить­ся, то будет так, как мы ска­жем». Я так это понимаю.

Азаттык: Наблю­да­те­ли были актив­ны на про­шло­год­них пре­зи­дент­ских выбо­рах. Как вы дума­е­те, как они себя про­явят на этом голосовании?

Галым­жан Ора­зым­бет: До поста­нов­ле­ния у неза­ви­си­мых наблю­да­те­лей была воз­мож­ность рабо­тать луч­ше, чем в про­шлом году. Во-пер­вых, мно­гие граж­дане впер­вые зани­ма­лись наблю­да­тель­ской дея­тель­но­стью на пре­зи­дент­ских выбо­рах 2019 года в Казах­стане. Мно­гие пошли без под­го­тов­ки. Наблю­де­ние велось нека­че­ствен­но. Но это был опыт. Затем были откры­ты раз­лич­ные орга­ни­за­ции наблю­да­те­лей. Орга­ни­зу­ют­ся обу­ча­ю­щие семи­на­ры. Бла­го­да­ря это­му уве­ли­чи­лось коли­че­ство и каче­ство наблю­да­те­лей. Уви­дев это, вла­сти пошли на такой шаг. Если от это­го поста­нов­ле­ния не отка­жут­ся и оно будет при­ме­не­но на выбо­рах, труд­но ска­зать, что выбо­ры будут справедливыми.

Затем вво­дит­ся еще одна нор­ма. В ней гово­рит­ся, что допус­кать­ся будут толь­ко орга­ни­за­ции, полу­чив­шие раз­ре­ше­ние на наблю­де­ние за выбо­ра­ми и име­ю­щие в сво­их уста­вах пунк­ты для осу­ществ­ле­ния поли­ти­че­ских и дру­гих прав граж­дан. Это тоже боль­шое пре­пят­ствие. Поду­май­те сами, выбо­ры — это поли­ти­че­ское собы­тие, кото­рое про­хо­дит через каж­дые четы­ре-пять лет. Какая орга­ни­за­ция при созда­нии ука­жет, что каж­дые пять лет будет наблю­дать за этим собы­ти­ем? Во-вто­рых, орга­ни­за­ции при­ня­ли бы во вни­ма­ние и вклю­чи­ли бы в свой устав при созда­нии такие нор­мы, если бы они были в законе о выбо­рах и дру­гих кодек­сах. И, если не оши­ба­юсь, этот пункт был мол­ча вве­ден в июне это­го года, когда люди уми­ра­ли от пнев­мо­нии и коро­на­ви­ру­са. Сей­час гово­рят, что вве­ли пол­го­да назад.

Азаттык: Полу­ча­ет­ся, что обще­ствен­ные орга­ни­за­ции толь­ко сей­час узна­ли о тре­бо­ва­нии тако­го раз­де­ла в уставе?

Галым­жан Ора­зым­бет: Узна­ли в момент при­ня­тия поста­нов­ле­ния ЦИК. Во-пер­вых, перед при­ня­ти­ем он не обсуж­дал­ся обще­ствен­но­стью. Об этом даже не сооб­ща­лось. В целом, в этом поста­нов­ле­нии мно­го ссы­ла­ют­ся на зако­ны и мно­го гово­рит­ся о граж­дан­ском обще­стве и пра­вах чело­ве­ка. На самом деле это поли­ти­че­ское реше­ние, а не обще­ствен­ное. Сами вла­сти это тоже знают.

Азаттык: Как вы дума­е­те, могут ли вла­сти исполь­зо­вать каран­тин и пан­де­мию про­тив дея­тель­но­сти наблюдателей?

Галым­жан Ора­зым­бет: Мы меж­ду собой обсуж­да­ли раз­ные сце­на­рии раз­ви­тия собы­тий вокруг пре­пят­ствий для наблю­да­те­лей. Мы, конеч­но, пред­ви­де­ли, что они будут. Но мы не ожи­да­ли тако­го абсур­да. Во вре­мя пан­де­мии не допус­ка­ет­ся при­сут­ствие более одно­го наблю­да­те­ля на одном изби­ра­тель­ном участ­ке. Ссы­ла­ясь на необ­хо­ди­мость сохра­нять соци­аль­ную дистан­цию, поста­вят сво­их людей. При обсуж­де­нии сце­на­ри­ев мы пред­по­ла­га­ли, что будут огра­ни­чи­вать дея­тель­ность неза­ви­си­мых наблю­да­те­лей, тре­бо­вать сда­чи ПЦР-теста [на коро­на­ви­рус]. Это всё было бы пре­пят­стви­ем для наблю­да­те­лей, пото­му что не все орга­ни­за­ции наблю­да­те­лей и наблю­да­те­ли име­ют воз­мож­ность его сдать. Соци­аль­ный ста­тус не поз­во­ля­ет сда­вать тест плат­но. Мы обсуж­да­ли такой сце­на­рий, а вла­сти выбра­ли неожи­дан­ную, необос­но­ван­ную и про­ти­во­ре­ча­щую зако­ну модель.

«У НАС ВПЕРЕДИ ЕЩЕ БУДЕТ ПОБЕДА»

Азаттык: Ранее вы побы­ва­ли во мно­гих реги­о­нах Казах­ста­на и гото­ви­ли наблю­да­те­лей. Не про­па­дет ли ваш труд после это­го постановления?

Галым­жан Ора­зым­бет: Если посмот­реть на этот вопрос с точ­ки зре­ния разо­вых выбо­ров, то да, весь труд кажет­ся напрас­ным. Но если учесть все пред­сто­я­щие выбо­ры, то это боль­шие воз­мож­но­сти. То есть резуль­тат обу­че­ния — это боль­шой шаг, кото­рый будет виден на сле­ду­ю­щих выбо­рах. Те, кто учил­ся наблю­да­тель­ской дея­тель­но­сти, нику­да не денет­ся. Они при­мут уча­стие в сле­ду­ю­щих выбо­рах. Этот пул всё рав­но оста­нет­ся. Поэто­му, даже если мы «про­иг­ра­ем» эти выбо­ры, у нас впе­ре­ди еще будет победа.

Я счи­таю, что вла­сти, издав поста­нов­ле­ние, пред­при­няв такие шаги, тем самым при­зна­ют неза­ви­си­мых наблю­да­те­лей. Дру­ги­ми сло­ва­ми, мы на пра­виль­ном пути. Мы зани­ма­ем­ся пра­виль­ным делом. Поэто­му непра­виль­но смот­реть на это толь­ко с точ­ки зре­ния одних выборов.

Азаттык: Опи­рал­ся ли Казах­стан на опыт какой-либо стра­ны при при­ня­тии это­го постановления?

Галым­жан Ора­зым­бет: В Бела­ру­си наблю­да­те­лей не пусти­ли на изби­ра­тель­ные участ­ки во вре­мя выбо­ров. В целом, выбо­ры в Бела­ру­си тоже спо­соб­ство­ва­ли тому, что в нашей стране про­ис­хо­дят такие нело­гич­ные вещи. Мож­но гово­рить о про­шло­год­нем «эффек­те Коса­но­ва». На самом деле про­бле­ма здесь не в Коса­но­ве [Амир­жане, бал­ло­ти­ро­вав­шем­ся в пре­зи­ден­ты]. Про­бле­ма в про­те­сте. Коса­нов исполь­зо­вал­ся как анти­пра­ви­тель­ствен­ная фигу­ра. Вла­сти учли это и не допу­сти­ли ОСДП (Обще­на­ци­о­наль­ную соци­ал-демо­кра­ти­че­скую пар­тию) к уча­стию в выбо­рах, даже если это было не так опас­но. Офи­ци­аль­но не отка­за­ли. Пар­тия сама отка­за­лась и объ­яви­ла бойкот.

Реше­ние бой­ко­ти­ро­вать. ОСДП обви­ня­ет Абля­зо­ва, Абля­зов — ОСДП

Точ­но так же вла­сти Бела­ру­си не ожи­да­ли, что обще­ствен­ность под­дер­жит Свет­ла­ну Тиха­нов­скую. Она была нико­му не извест­ной обыч­ной домо­хо­зяй­кой, кото­рая участ­во­ва­ла в выбо­рах в знак про­те­ста про­тив аре­ста мужа. Это име­ло такой эффект. То есть вла­сти настро­е­ны не упус­кать из виду ни одно­го сце­на­рия про­те­ста, ни одно­го варианта.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

В казахстанских учебниках исправят информацию о Крыме

“Выдавать нельзя ни в…

ГАЗЕТА — О трудностях абсурдоперевода