20 C
Астана
17 июля, 2024
Image default

Оразалы Ержанов: Продажа ГЭС – это грабеж народа

В рас­по­ря­же­нии обще­ствен­но­го фон­да по воз­вра­ту акти­вов Elge Qaitaru ока­за­лись доку­мен­ты, в кото­рых затра­ги­ва­ет­ся болез­нен­ная для Казах­ста­на тема: про­да­жа двух элек­тро­стан­ций наци­о­наль­но­го уров­ня неко­е­му кон­сор­ци­у­му инвесторов.

По мне­нию соучре­ди­те­ля и дирек­то­ра Elge Qaitaru Ора­за­лы Ержа­но­ва, воз­мож­но, эта идея сего­дня вына­ши­ва­ет­ся в фон­де «Самрук – Казы­на», точ­нее – в «Самрук Энерго».

О том, что может про­изой­ти в слу­чае осу­ществ­ле­ния это­го пла­на, юрист и финан­сист Ержа­нов рас­ска­зал в интер­вью жур­на­ли­сту Вади­му Борей­ко в интер­вью, кото­рое вышло на YouTube-кана­ле «Гипер­бо­рей» 11 декаб­ря 2022 года.

Когда правительство не может даже нормально придумать «схематоз»

В.Б. Ора­за­лы Сан­та­е­вич, что это за документы?

Иллю­стра­ция: Справ­ка на засе­да­ние Госу­дар­ствен­ной комис­сии по вопро­сам модер­ни­за­ции эко­но­ми­ки РК.

О.Е. Один – это «Справ­ка на засе­да­ние Госу­дар­ствен­ной комис­сии по вопро­сам модер­ни­за­ции эко­но­ми­ки РК», где пер­вым пунк­том идут «вопро­сы рас­по­ря­же­ния доля­ми уча­стия в ТОО «Шуль­бин­ская ГЭС» и ТОО «Усть-Каме­но­гор­ская ГЭС».

Иллю­стра­ция: Пере­да­ча акти­вов в опла­ту раз­ме­ща­е­мых акций АО «Самрук-Казы­на» госу­дар­ствен­ных долей уча­стия в ТОО «Шуль­бин­ская ГЭС» и ТОО «Усть-Каме­но­гор­ская ГЭС.

Вто­рой – пере­чень меро­при­я­тий по реа­ли­за­ции это­го реше­ния, и он назы­ва­ет­ся «Пере­да­ча акти­вов в опла­ту раз­ме­ща­е­мых акций АО «Самрук-Казы­на» госу­дар­ствен­ных долей уча­стия…» в выше назван­ных ТОО.

В.Б. Теперь, пожа­луй­ста, сво­и­ми сло­ва­ми: в чем тут дело?

О.Е. В Казах­стане сего­дня суще­ству­ет око­ло 190 стан­ций, про­из­во­дя­щих элек­тро­энер­гию, из них восемь — наци­о­наль­но­го уров­ня. Из этих вось­ми пять теп­ло­вые, и три – гид­ро­элек­тро­стан­ции: Бух­тар­мин­ская ГЭС, Усть-Каме­но­гор­ская ГЭС и Шуль­бин­ская ГЭС — все Иртыш­ский кас­кад. Две послед­них стан­ции в про­шлом году пра­ви­тель­ство пла­ни­ро­ва­ло про­дать кон­сор­ци­у­му инве­сто­ров, кото­рый пред­став­ля­ют, с одной сто­ро­ны, инве­сто­ры из Объ­еди­нён­ных Араб­ских Эми­ра­тов, с дру­гой – груп­па нена­зван­ных казахстанцев.

На сним­ке: Шуль­бин­ская ГЭС.

В.Б. Год назад у нас на кана­ле высту­па­ли эко­лог из Усть-Каме­но­гор­ска Дау­лет Аса­нов и алма­тин­ский энер­ге­тик, быв­ший пре­зи­дент KEGOC Асет Науры­з­ба­ев. Асет гово­рил, что этот араб­ский кон­сор­ци­ум высту­па­ет в роли фрон­ти­ру­ю­ще­го фон­да — попро­сту гово­ря, это казах­стан­ские день­ги в араб­ской упаковке.

На сним­ке: Усть-Каме­но­гор­ская ГЭС.

И за всей этой сдел­кой сто­ял пре­зи­дент Назар­ба­ев, посколь­ку толь­ко он мог дать пору­че­ние тогдаш­не­му пре­мьер-мини­стру Аска­ру Мами­ну съез­дить в ОАЭ и под­пи­сать сов­мест­ную декла­ра­цию, где гово­ри­лось об адрес­ной про­да­же двух этих стан­ций, плюс еще 49% акций «Самрук Энер­го» и 39% акций KEGOC – казах­стан­ской ком­па­нии по управ­ле­нию элек­три­че­ски­ми сетя­ми. В авгу­сте 2022-го это поста­нов­ле­ние было отменено.

На сним­ке: под­пи­са­ние мемо­ран­ду­ма меж­ду пра­ви­тель­ством Казах­ста­на и кон­сор­ци­у­мом инве­сто­ров из Объ­еди­нён­ных Араб­ских Эми­ра­тов о про­да­же Шуль­бин­ской и Усть-Каме­но­гор­ской ГЭС.

О.Е. Могу ска­зать, что сдел­ка, кото­рая пла­ни­ро­ва­лась — это абсо­лют­ный гра­беж казах­стан­ско­го наро­да и казах­стан­ской эко­но­ми­ки. Тем, кто вошел бы от име­ни это­го араб­ско­го фон­да в эти объ­ек­ты — там мно­го обя­за­тельств по стро­и­тель­ству воз­об­нов­ля­е­мых источ­ни­ков энер­гии и пр. — но при этом им бы доста­лись реаль­ные дей­ству­ю­щие акти­вы, на про­из­во­ди­мую кото­ры­ми элек­тро­энер­гию они бы смог­ли уста­нав­ли­вать дол­ла­ро­вые тари­фы с обес­пе­че­ни­ем 13% годо­вых. Я даже не пред­став­ляю эти цифры.

В.Б. С уче­том скач­ков кур­са валю­ты тари­фы мог­ли вырас­ти в разы. Объ­ем той сдел­ки, напом­ню, пред­по­ла­гал­ся в 6 мил­ли­ар­дов долларов.

О.Е. Да, это была обе­щан­ная сум­ма вло­же­ний в стро­и­тель­ство 5000 мега­ватт мощ­но­стей. Поэто­му это был такой божий дар, для кого-то в тот момент при­го­тов­лен­ный. И горе наше­го наро­да — январ­ские собы­тия — не поз­во­ли­ли это­му состо­ять­ся. 12 янва­ря эти доку­мен­ты были ото­зва­ны из пар­ла­мен­та, куда они были направ­ле­ны на ратификацию.

В.Б. При­чем пора­жа­ет сам факт, что на рати­фи­ка­цию отправ­лял­ся не дого­вор, не некая кон­вен­ция, а про­сто про­то­кол о наме­ре­нии. Как ска­зал Асет Науры­з­ба­ев, даже не мог­ли нор­маль­но при­ду­мать «схе­ма­тоз».

Эти станции – станки, печатающие деньги

В.Б. Какое отно­ше­ние ко всей этой исто­рии име­ет Евразий­ская груп­па (ERG)?

О.Е. В этой самой «Справ­ке на засе­да­ние Госу­дар­ствен­ной комис­сии по вопро­сам модер­ни­за­ции эко­но­ми­ки Рес­пуб­ли­ки Казах­стан» фик­си­ру­ет­ся, что в адрес пре­мьер-мини­стра РК посту­пи­ло обра­ще­ние пред­се­да­те­ля сове­та мене­дже­ров ком­па­нии Eurasian Resources Group S.a.r.l. (я пола­гаю, что это мате­рин­ская ком­па­ния «Евразий­ской груп­пы», заре­ги­стри­ро­ван­ная в Люк­сем­бур­ге) с прось­бой пере­дать им в дове­ри­тель­ное управ­ле­ние госу­дар­ствен­ную долю уча­стия в ТОО Усть-Каме­но­гор­ской ГЭС и ТОО Шуль­бин­ской ГЭС, на дол­го­сроч­ный период.

Более того: авто­ры справ­ки отме­ча­ют, что, посколь­ку ука­зан­ные акти­вы нахо­дят­ся в «Перечне стра­те­ги­че­ских объ­ек­тов», их мож­но пере­дать кому-то (в дан­ном слу­чае тем, кто обра­ща­ет­ся) без про­ве­де­ния тендера.

В.Б. Тогда была адрес­ная про­да­жа, сей­час — адрес­ная арен­да. То есть мы можем пред­по­ло­жить с доста­точ­ной долей веро­ят­но­сти, что груп­па ERG, кото­рой не уда­лось стать совла­дель­цем этих двух ГЭС, теперь соби­ра­ет­ся стать их дол­го­сроч­ным арендатором.

О.Е. Да, на 30 лет. Хочу оста­но­вить­ся на одном абза­це из сле­ду­ю­ще­го доку­мен­та – «Пере­да­ча акти­вов в опла­ту раз­ме­ща­е­мых акций АО «Самрук-Казы­на» госу­дар­ствен­ных долей уча­стия в ТОО «ШГЭС» и ТОО «УКГЭС»». Это вось­мой пункт в перечне меро­при­я­тий — «Опре­де­ле­ние усло­вий дол­го­сроч­ной арен­ды ERG», где в скоб­ках — срок арен­ды, раз­мер арен­ды, мини­маль­ные инве­сти­ци­он­ные обя­за­тель­ства и др.

Я так пола­гаю, в той сдел­ке, кото­рая пла­ни­ро­ва­лась в про­шлом году и сорва­лась, хоть что-то долж­но было быть опла­че­но, и там пред­по­ла­га­лись опре­де­лен­но­го раз­ме­ра инве­сти­ции. А соглас­но это­му доку­мен­ту две эти стан­ции, чьи мощ­но­сти вме­сте состав­ля­ют более 1 гига­ват­та (доста­точ­но боль­шая мощ­ность) пере­да­ют­ся в арен­ду на 30 лет с мини­маль­ны­ми обя­за­тель­ства­ми. Это означает…

В.Б. Без­воз­мезд­но, то есть даром.

О.Е. Да. Это божий дар. Это стан­ки, печа­та­ю­щие день­ги — обе эти станции. 

Себе­сто­и­мость элек­тро­энер­гии, выра­ба­ты­ва­е­мой на гид­ро­стан­ци­ях, очень низ­кая. Сего­дня она не пре­вы­ша­ет, навер­ное, 1,5 тен­ге за 1 кило­ватт — это себе­сто­и­мость. Стан­ции про­да­ют, одна – 1 кило­ватт в час за 3 тен­ге 40 тиын, дру­гая — за 2 тен­ге 80 тиын (до пер­во­го июля цены были несколь­ко ниже). Плюс есть тариф РЭКа (Реги­о­наль­ная элек­тро­се­те­вая ком­па­ния), и даже при этом, даже при доро­гом тари­фе 13 тен­ге — это один из самых мини­маль­ных пока­за­те­лей в целом по рес­пуб­ли­ке, здесь зало­жен боль­шой доход по срав­не­нию с дру­ги­ми теп­ло­вы­ми станциями.

В этом году минэнер­го уста­но­ви­ло отпуск­ные цены для двух стан­ций, как я уже ска­зал, 2.80 и 3.40, а в то же вре­мя Аксус­кая стан­ция самой Евразий­ской груп­пы про­да­ет, по-мое­му, за 6 тен­ге 17 тиын, и око­ло 5 тен­ге 40 тиын — дру­гая стан­ция, тоже при­над­ле­жа­щая Евразий­ской груп­пе. Раз­ни­ца — в разы.

В.Б. А в чем не финан­со­вый, а про­из­вод­ствен­ный инте­рес Евразий­ской груп­пы в при­об­ре­те­нии, точ­нее, теперь уже в арен­де этих двух ГЭС?

О.Е. Это доста­точ­но боль­шая про­мыш­лен­ная груп­па, в ее соста­ве ряд боль­ших пред­при­я­тий. Это ТНК «Каз­хром» (Дон­ской ГОК, Аксуй­ский и Актю­бин­ский заво­ды фер­ро­спла­вов, Рудо­управ­ле­ние «Каз­мар­га­нец»), «Алю­ми­ний Казах­ста­на», Соко­лов­ско-Сар­бай­ское гор­но­обо­га­ти­тель­ное про­из­вод­ствен­ное объ­еди­не­ние, Казах­стан­ский элек­тро­лиз­ный завод, АО «Шубар­коль комир» и т.д.

Ясно, что все эти про­из­вод­ства доста­точ­но энер­го­ем­кие. Но в соб­ствен­но­сти ком­па­нии так­же нахо­дят­ся уголь­ный раз­рез «Восточ­ный» и Аксус­кая ГРЭС, чья уста­нов­лен­ная мощ­ность — поряд­ка 2400 мега­ватт, это при­мер­но покры­ва­ет их потреб­но­сти. Там, где не хва­та­ло, они доку­па­ли у дру­гих теп­ло­вых станций.

Теперь, в свя­зи с пере­хо­дом к угле­род­ной ней­траль­но­сти, так назы­ва­е­мой декар­бо­ни­за­ции, те пред­при­я­тия, кото­рые не могут дока­зать, что их про­дук­ция — на чистой энер­гии, из воз­об­нов­ля­е­мых источ­ни­ков, обя­за­ны пла­тить так назы­ва­е­мый угле­род­ный налог. Навер­ное, для ERG это путь избе­жать это­го нало­га и полу­чить допол­ни­тель­ный бюджет.

В.Б. Пояс­ним для чита­те­лей, что это транс­гра­нич­ный зеле­ный пере­ход: когда про­дук­ция (металл) пере­се­ка­ет гра­ни­цу Евро­со­ю­за, то, если она про­из­ве­де­на на сжи­га­нии угля – нуж­но пла­тить огром­ные штра­фы. Если дока­за­но, что на сол­неч­ной или вод­ной энер­гии, то, зна­чит, они белые и пуши­стые А вот энер­гию Аксуской ГРЭС ERG может постав­лять внут­ри стра­ны — обыч­ным потребителям.

Это хитрый ход правительства – спрятаться за Фондом «Самрук-Казына»

В.Б. В дан­ное вре­мя вла­дель­цем двух ГЭС явля­ет­ся «Самрук Энер­го», и эти стан­ции явля­ют­ся по фор­ме соб­ствен­но­сти АО — акци­о­нер­ны­ми обще­ства­ми. В предо­став­лен­ных вами доку­мен­тах я читаю «ТОО ШГЭС» и «ТОО УКГЭС». Какая необ­хо­ди­мость изме­нять фор­му собственности?

О.Е. Эти стан­ции пере­да­ва­лись в арен­ду по так назы­ва­е­мо­му «Алтай­ско­му дого­во­ру» 1997 года аме­ри­кан­ской ком­па­нии AES. Его дей­ствие закон­чи­лось в 2017 году, и они были воз­вра­ще­ны в соб­ствен­ность Рес­пуб­ли­ки Казахстан.

В этой справ­ке гово­рит­ся о том, что теперь стан­ции пере­да­ют­ся в устав­ный капи­тал «Самрук-Казы­на». АО «Самрук-Казы­на» осу­ществ­ля­ет допол­ни­тель­ную эмис­сию акций, кото­рые будет при­над­ле­жать пра­ви­тель­ству. И пра­ви­тель­ство в опла­ту этих акций эти стан­ции пере­да­ет в «Самрук-Казы­на», где инсти­ту­ци­о­наль­ная струк­ту­ра внут­ри — это уже «Самрук Энер­го». И я здесь усмат­ри­ваю, ска­жем так, хит­рый ход пра­ви­тель­ства, кото­рое хочет спря­тать­ся за спи­ной «Самрук-Казы­на»…

В.Б. Зачем такие слож­но­сти? В чем хитрость?

О.Е. Я уже гово­рил: эти стан­ции — стан­ки, печа­та­ю­щие день­ги. Поэто­му, я думаю, за этим реше­ни­ем сто­ит кор­руп­ци­он­ный инте­рес, что­бы эти две стан­ции с мини­маль­ной деше­вой элек­тро­энер­ги­ей пере­дать в част­ные руки. При­том даже не про­да­ют, не про­во­дят тен­дер, а про­сто пере­да­ют опре­де­лен­ной оли­гар­хи­че­ской струк­ту­ре, состо­яв­шей­ся в нашей стране, с мини­маль­ны­ми обя­за­тель­ства­ми на 30 лет. Это же подарок.

В.Б. Ну а поче­му бы им не отдать в арен­ду — все-таки ERG опыт­ные про­из­вод­ствен­ни­ки, управ­ля­ли и управ­ля­ют в том чис­ле энер­ге­ти­че­ски­ми объ­ек­та­ми. Как это ска­жет­ся, гру­бо гово­ря, на кошель­ках граждан?

О.Е. Ска­жу так: в 2022 году на две стан­ции, по-мое­му, при­хо­дит­ся поряд­ка по пол­то­ра мил­ли­ар­да кило­ватт-часов выра­бот­ки. И эту элек­тро­энер­гию в прин­ци­пе потреб­ля­ет, в том чис­ле, насе­ле­ние Восточ­но­го Казах­ста­на. Если ERG сей­час забе­рут эти стан­ции, что­бы избе­жать от угле­род­но­го нало­га, они долж­ны будут пока­зать, что эту элек­тро­энер­гию они исполь­зо­ва­ли для про­из­вод­ства соб­ствен­ной продукции.

Тогда как быть с жите­ля­ми Восточ­но­го Казах­ста­на? Заме­стить дру­гим элек­три­че­ством, кото­рое, воз­мож­но, при­дет из той же Аксуской уголь­ной стан­ции, при­над­ле­жа­щей ERG, и эта элек­тро­энер­гия будет гораз­до доро­же для всех потре­би­те­лей Восточ­но­го Казах­ста­на. Эти изме­не­ния, в прин­ци­пе, ска­жут­ся на всех энер­го­по­тре­би­те­лях стра­ны. Хоро­шо, они хотят избе­жать штра­фов, ну пусть поку­па­ют элек­тро­энер­гию у этих элек­тро­стан­ций по рыноч­ной цене.

А поче­му надо дарить на 30 лет? При­мер­но 40% наших, воз­мож­но, даже боль­ше гид­ро­стан­ций нахо­дит­ся в Восточ­ном Казах­стане — им же никто не запре­ща­ет постро­ить такую же станцию.

В.Б. Ора­за­лы Сан­та­е­вич, кто дви­га­ет эту тему в правительстве?

О.Е. Мне слож­но ска­зать, кто пер­со­наль­но это дви­га­ет. Исхо­дя из это­го доку­мен­та, авто­ром пред­ло­же­ния явля­ет­ся мини­стер­ство финансов.

На сним­ке: Еру­лан Жамаубаев.

В.Б. Еру­лан Жамау­ба­ев, министр финан­сов, кото­рый явля­ет­ся чле­ном сове­та дирек­то­ров люк­сем­бург­ской ком­па­нии ERG S.a.r.l.

О.Е. Да, но, как быв­ший вице-министр финан­сов, могу ска­зать, что мин­фин к про­из­вод­ствен­ной элек­тро­энер­гии име­ет весь­ма отда­лен­ное отно­ше­ние. В дан­ном слу­чае, думаю, долж­ны были быть задей­ство­ва­ны мини­стер­ство энер­ге­ти­ки, мини­стер­ство инду­стрии, руко­вод­ство «Самрук-Казы­на», «Самрук Энер­го». А ини­ци­а­то­ром явля­ет­ся, как напи­са­но в этих доку­мен­тах, пред­се­да­тель сове­та мене­дже­ров ком­па­нии ERG.

На сним­ке: Алек­сандр Машкевич.

В.Б. Машкевич?

О.Е. Да. Полу­ча­ет­ся — не мытьем так ката­ньем. В про­шлом году пыта­лись — не вышло, зна­чит, теперь доби­ва­ют­ся по-дру­го­му, тем более что эти усло­вия даже гораз­до лучше…

«Обмен любезностями» фонда Elge Qaitaru и Евразийской группы

В.Б. Фонд Elge Qaitaru уже успел обме­нять­ся любез­но­стя­ми с ERG, кото­рая отре­а­ги­ро­ва­ла на пресс-кон­фе­рен­цию от 27 октяб­ря это­го года, посвя­щен­ную ей: 28-го вышло заяв­ле­ние ERG с недву­смыс­лен­ны­ми угро­за­ми рас­смот­реть вашу ответ­ствен­ность за рас­про­стра­не­ние таких сведений.

В свою оче­редь, вы выда­ли «ответ­ку» 4 нояб­ря, где поста­ви­ли целых 10 групп кон­крет­ных вопро­сов по дея­тель­но­сти груп­пы ERG, кото­рые каса­лись в основ­ном финан­сов. Ска­жи­те, пожа­луй­ста, была какая-то реакция?

О.Е. После той реак­ции дру­гой не было. Мы — обще­ствен­ный фонд, часть граж­дан­ско­го обще­ства, и в доку­мен­тах, пред­став­лен­ных на той пресс-кон­фе­рен­ции, мы обра­ща­ем­ся с эти­ми вопро­са­ми к руко­вод­ству нашей стра­ны, наше­му пра­ви­тель­ству и руко­во­ди­те­лям пра­во­охра­ни­тель­ных органов.

Мы там тоже ниче­го не утвер­жда­ем, но гово­рим: есть такая инфор­ма­ция, пожа­луй­ста, про­верь­те и дай­те ответ, мы гото­вы потом его озву­чить. А если Евразий­ская груп­па хочет, не дожи­да­ясь, сама отве­тить, мы точ­но так же гото­вы изу­чить их ответ и доне­сти до обще­ствен­но­сти. Поэто­му мы обра­до­ва­лись, когда уви­де­ли их реак­цию: если бы мы полу­чи­ли их ответ – это была бы уже обрат­ная связь, а это важ­но для всей нашей стра­ны. Акти­вы ERG в РК — это огром­ные пред­при­я­тия нашей эко­но­ми­ки. Там рабо­та­ют 60–70 тысяч наших граждан.

В.Б. В любом слу­чае подоб­ные сдел­ки, стра­те­ги­че­ски важ­ные для эко­но­ми­ки стра­ны и кри­ти­че­ски важ­ные для насе­ле­ния, не долж­ны быть закры­ты­ми. Они долж­ны быть пуб­лич­ны­ми, и обще­ство долж­но как-то на них вли­ять, по край­ней мере, выска­зы­вать свое мне­ние. Ора­за­лы Сан­та­е­вич, ваш фонд дей­ству­ет боль­ше трех меся­цев, вы обна­ро­до­ва­ли нема­ло любо­пыт­ных и досто­вер­ных фак­тов. Како­ва реак­ция госу­дар­ствен­ных орга­нов? Ведь вы после каж­дой пресс-кон­фе­рен­ции направ­ля­е­те туда обращения.

О.Е. Пись­ма, адре­со­ван­ные пре­зи­ден­ту и руко­вод­ству пра­ви­тель­ства, рас­сы­ла­ют­ся по раз­ным мини­стер­ствам. И если гово­рить об их реак­ции – допу­стим, если брать при­мер Кар­мет­ком­би­на­та, когда мы под­ни­ма­ли вопрос о том, что люди за бес­це­нок полу­чи­ли – фак­ти­че­ски укра­ли – этот флаг­ман казах­стан­ской про­мыш­лен­но­сти, когда мы писа­ли, что что там высо­кий уро­вень про­из­вод­ствен­но­го трав­ма­тиз­ма, что надо рас­смот­реть вопрос о его воз­вра­те – по край­ней мере, про­ве­сти серьез­ный раз­го­вор с теми, кто вла­де­ет Кар­мет­ком­би­на­том. И какой-то раз­го­вор, види­мо, состо­ял­ся, когда пообе­ща­ли мил­ли­ард дол­ла­ров. Но у меня есть инфор­ма­ция, сколь­ко там нуж­но вло­жить, что­бы дове­сти ситу­а­цию до нор­маль­но­го уров­ня — это мини­мум 3,5 мил­ли­ар­да долларов.

Дру­гая тема, кото­рую мы под­ни­ма­ли — это «Каза­хмыс». После это­го 200 чело­век из этой кор­по­ра­ции под­пи­са­ли откры­тое пись­мо пре­зи­ден­ту стра­ны о том, что­бы «Каза­хмыс» вер­нуть в соб­ствен­ность Рес­пуб­ли­ки Казахстан.

Что каса­ет­ся наших осталь­ных кей­сов, самый глав­ный — о Назар­ба­ев фон­де. Я думаю, что этот вопрос не полу­чит необ­хо­ди­мый тол­чок, пока не будет отме­нен закон о пер­вом пре­зи­ден­те (отме­нен в нача­ле 2023 г, — авт.).

И сей­час у меня есть дого­во­рен­ность о встре­че на этой неде­ле с пер­вым заме­сти­те­лем анти­кор­руп­ци­он­но­го агент­ства Дмит­ри­ем Мала­хо­вым: хочу задать вопро­сы о судь­бе наших обра­ще­ний, и у нас есть ряд пред­ло­же­ний по тому, как сде­лать дея­тель­ность этой комис­сии более эффек­тив­ной, и в целом по воз­вра­ту акти­вов и неза­кон­но при­ва­ти­зи­ро­ван­ных предприятий.

В.Б. Какой я вижу пара­докс: в госу­дар­ствен­ной комис­сии по воз­вра­ту акти­вов нет пред­ста­ви­те­лей граж­дан­ско­го обще­ства, но есть люди из пра­ви­тель­ства, и неко­то­рые из них, явля­ясь чле­на­ми этой комис­сии, дви­га­ют подоб­ные сдел­ки. Нет ли здесь кон­флик­тов интереса?

О.Е. Я думаю, есть. Пре­зи­дент, высту­пая на июнь­ском фору­ме в Санкт-Петер­бур­ге, начал с того, что в Казах­стане суще­ству­ет зре­лое граж­дан­ское обще­ство. Так пора дове­рять это­му обще­ству, пото­му что резуль­та­тов рабо­ты этой меж­ве­дом­ствен­ной комис­сии ждет весь народ — ждет вос­ста­нов­ле­ния справедливости.

P. S. 6 янва­ря 2023 г. было опуб­ли­ко­ва­но постановление

пра­ви­тель­ства о пере­да­че госу­дар­ствен­ных долей уча­стия в ТОО «АЭС Усть-Каме­но­гор­ская ГЭС» и «АЭС Шуль­бин­ская ГЭС» в опла­ту акций фон­да «Самрук-Қазы­на».

Источ­ник: YouTube-канал «Гипер­бо­рей»

архивные статьи по теме

Контрольный выстрел в Adam Bol

Editor

РОССИЯ ПРОТИВ КАЗАХСТАНА ведет информационную войну

Editor

Не прячьте ваши денежки по банкам