26 C
Астана
23 июля, 2024
Image default

Нурсултан Назарбаев. Восхождение на вершину

Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву хва­ти­ло все­го лишь деся­ти лет пар­тий­ной карье­ры (1969−1979 гг.), что­бы при­бли­зить­ся к самой вер­шине. В воз­расте 39 лет он ста­но­вит­ся сек­ре­та­рем Цен­траль­но­го Коми­те­та Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Казахстана. 

…В этом году бес­смен­но­му пре­зи­ден­ту Казах­ста­на Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву испол­нит­ся 77 лет. В пред­две­рие этой даты мы нача­ли пуб­ли­ка­цию  его био­гра­фи­че­ско­го очер­ка  «Нур­сул­тан Назар­ба­ев. Эта­пы карье­ры, систе­ма инте­ре­сов и поли­ти­че­ская власть» (по ссыл­ке пер­вая  часть),  напи­сан­но­го  в 2005 году извест­ным казах­стан­ским уче­ным, док­то­ром исто­ри­че­ских наук, про­фес­со­ром Нур­бо­ла­том Маса­но­вым для акти­ви­стов гра­жан­ско­го общества.

В чем-то это воз­мож­но субъ­ек­тив­ный взгляд на лич­ность пер­во­го пре­зи­ден­та стра­ны, но, без­услов­но, заслу­жи­ва­ю­щий вни­ма­ния всех, кто инте­ре­су­ет­ся исто­ри­ей Казахстана…

Часть II. Нур­сул­тан Назар­ба­ев. Вос­хож­де­ние на вершину

Это был конец бреж­нев­ско­го застоя, когда по всей стране явствен­но ощу­щал­ся недо­ста­ток моло­дых энер­гич­ных руко­во­ди­те­лей. Осо­бен­но явствен­но это ощу­ща­лось в про­из­вод­ствен­ной сфе­ре, посколь­ку эко­но­ми­ка нахо­ди­лась в глу­бо­кой депрес­сии, повсю­ду был виден упа­док, и в стране рос­ло пони­ма­ние необ­хо­ди­мо­сти сме­ны пар­тий­но-совет­ской эли­ты, необ­хо­ди­мо­сти вдох­нуть новые силы в раз­ва­ли­ва­ю­щу­ю­ся эко­но­ми­че­скую систему.

Опыт Назар­ба­е­ва как пар­тий­но­го руко­во­ди­те­ля круп­ней­ше­го про­мыш­лен­но­го пред­при­я­тия Казах­ста­на – Кара­ган­дин­ско­го метал­лур­ги­че­ско­го ком­би­на­та стал его глав­ным козы­рем. Рабо­чий, казах, обла­да­ю­щий опы­том пар­тий­но­го руко­вод­ства завод­ским кол­лек­ти­вом – луч­ше это­го нель­зя было при­ду­мать ничего.

Назна­че­ние Назар­ба­е­ва логи­че­ски впи­сы­ва­лось в управ­лен­че­скую кон­цеп­цию того вре­ме­ни, когда Пер­вый сек­ре­тарь ЦК Ком­пар­тии Казах­ста­на Дин­му­ха­мед Куна­ев, боясь реаль­ных кон­ку­рен­тов, пред­по­чи­тал выдви­гать на пер­вые пози­ции либо моло­дых ком­со­моль­ских выдви­жен­цев, не про­шед­ших всех ста­дий роста, либо мало­ком­пе­тент­ных службистов.

Слиш­ком дол­гое пре­бы­ва­ние Куна­е­ва на вер­шине вла­сти при­ве­ло к тому, что поко­ле­ние 60-лет­них уже было на схо­де, а 50-лет­них он боял­ся как огня, видя в них опас­ных кон­ку­рен­тов, поэто­му он сде­лал став­ку на моло­дежь и тем самым пре­рвал пре­ем­ствен­ность поко­ле­ний. Стре­мясь запол­нить обра­зо­вав­ший­ся в пар­тий­но-совет­ской номен­кла­ту­ре ваку­ум, он на рубе­же 70–80 гг. выдви­нул на вер­ши­ну вла­сти целую пле­я­ду моло­дых соро­ка­лет­них выдви­жен­цев – Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва в 39-лет­нем воз­расте, Зака­ша Кама­ли­де­но­ва – в 44 года в 1980 году назна­чен­но­го сек­ре­та­рем ЦК Ком­пар­тии Казах­ста­на, Кене­са Аух­ади­е­ва – в 40 лет в 1978 году назна­чен­но­го пер­вым сек­ре­та­рем Алма-Атин­ско­го обко­ма пар­тии, и др.

По мно­го­чис­лен­ным сви­де­тель­ствам оче­вид­цев Куна­е­ва и Назар­ба­е­ва свя­зы­ва­ли доволь­но близ­кие отно­ше­ния. Кто-то пыта­ет­ся объ­яс­нить это кла­но­вым фак­то­ром (оба были из Стар­ше­го жуза), кто-то лич­ной сим­па­ти­ей ста­ре­ю­ще­го пар­тий­но­го бон­зы к моло­до­му энер­гич­но­му сопле­мен­ни­ку, кото­ро­го он вос­при­ни­мал чуть ли не как род­но­го сына и наслед­ни­ка, кто-то лич­ны­ми каче­ства­ми само­го Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, кото­рый смог дока­зать Куна­е­ву свою пре­дан­ность, полез­ность, услуж­ли­вость и лояльность.

Без­услов­но, что Назар­ба­ев мно­го­му научил­ся у сво­е­го ново­го покро­ви­те­ля и опе­ку­на. Он вос­при­нял от него и ныне успеш­но при­ме­ня­ет такой инстру­мент, как выдви­же­ние моло­дых назна­чен­цев, неле­ги­тим­ных в обще­ствен­ном созна­нии, не обла­да­ю­щих боль­шим авто­ри­те­том и высо­кой сте­пе­нью ком­пе­тент­но­сти, а, сле­до­ва­тель­но, не спо­соб­ных к само­сто­я­тель­ной дея­тель­но­сти и не явля­ю­щих­ся рав­но­цен­ны­ми конкурентами.

Вос­при­нял  он от сво­е­го бос­са и патро­на мно­гие дру­гие хит­ро­сти пар­тий­ной «кух­ни», кото­рые ныне успеш­но исполь­зу­ет в сво­ей поли­ти­че­ской прак­ти­ке. В част­но­сти уме­ние лов­ко мани­пу­ли­ро­вать кла­но­вым и этни­че­ским фак­то­ра­ми, род­ствен­ны­ми свя­зя­ми, стал­ки­вать лба­ми сво­их оппо­нен­тов, при­ни­мать важ­ные реше­ния чужи­ми рука­ми, сто­ять над схват­кой, тобою же спро­во­ци­ро­ван­ной, и т.д.

Имен­но тогда Назар­ба­ев усво­ил глав­ное: что лич­ные свя­зи пре­вы­ше прин­ци­пов, про­фес­си­о­на­лиз­ма и дело­вых качеств, что любое реше­ние мож­но обос­но­вать и про­толк­нуть. Но самое глав­ное  — он научил­ся исполь­зо­вать людей в сво­их инте­ре­сах. Он при­об­рел бес­цен­ный опыт того, как бороть­ся и ней­тра­ли­зо­вы­вать сво­их кон­ку­рен­тов, как мож­но исполь­зо­вать в сво­их инте­ре­сах как выше­сто­я­щих (С.Абишев, Д.Кунаев, М.Горбачев и др.), так и ниже­сто­я­щих на иерар­хи­че­ской пира­ми­де ста­ту­сов. Он научил­ся гово­рить людям то, что они хоте­ли услы­шать от него, но вза­мен это­го уме­ло исполь­зо­вал их в сво­их интересах.

Подой­дя так близ­ко к самой вер­шине вла­сти, Назар­ба­ев начал борь­бу за выс­шее руко­вод­ство обсто­я­тель­но и систем­но. Он в отли­чие от сво­их кон­ку­рен­тов нико­гда не счи­тал, что власть сама к нему при­дет, пре­крас­но пони­мал, что миг уда­чи необ­хо­ди­мо еже­ми­нут­но при­бли­жать. И для это­го все сред­ства были хоро­ши. Он уме­ло и напря­жен­но рабо­тал на всех фронтах.

При­ход в нача­ле 80‑х гг. моло­дых пар­тий­цев в ЦК Ком­пар­тии Казах­ста­на вско­лых­нул боло­то куна­ев­ско­го окру­же­ния, погряз­ше­го в без­де­я­тель­но­сти, непо­тиз­ме, бла­те, беш­бар­ма­ках и засто­льях. Он при­вел к рез­ко­му уси­ле­нию кон­ку­рен­ции в сре­де пар­тий­ной номен­кла­ту­ры и обост­рил борь­бу за власть, посколь­ку уход Дин­му­ха­ме­да Куна­е­ва с поли­ти­че­ской сце­ны в пост-бреж­нев­ский пери­од был пред­ре­шен­ным и лишь тех­ни­че­ским вопросом.

На фоне излишне пас­сив­ных и неса­мо­сто­я­тель­ных К.Аухадиева, З.Камалиденова, Ш.Жаныбекова, М.Мендыбаева, не гово­ря уже о ста­рой номен­кла­ту­ре, Нур­сул­тан Назар­ба­ев рез­ко выде­лял­ся энер­ги­ей и бес­ко­неч­ным поис­ком новых под­хо­дов. Он не боял­ся рис­ко­вать и посто­ян­но искал под­держ­ку в крем­лев­ских каби­не­тах, све­дя зна­ком­ство и друж­бу со мно­ги­ми полез­ны­ми людь­ми на Ста­рой пло­ща­ди в Москве.

Его уси­лия увен­ча­лись успе­хом – в 1984 году Нур­сул­тан Назар­ба­ев  стал пред­се­да­те­лем Сове­та Мини­стров Казах­ской ССР.

С 1979 по 1984 гг. – он сек­ре­тарь ЦК Ком­пар­тии Казах­ста­на. В 1980–1990 гг. – депу­тат Вер­хов­но­го Сове­та (ВС) 10-го и 11-го созы­вов Казах­ской ССР.  В 1981–1986 гг. – член Цен­траль­ной Реви­зи­он­ной Комис­сии КПСС. С мар­та 1984 по июль 1989 гг. Пред­се­да­тель Сове­та мини­стров Казах­ской ССР. 

С июня 1989 года – Пер­вый сек­ре­тарь ЦК Ком­пар­тии Казах­ста­на, а с фев­ра­ля 1990 года – Пред­се­да­тель Вер­хов­но­го Сове­та КазССР. 

24 апре­ля 1990 года на пер­вой сес­сии Вер­хов­но­го Сове­та КазССР был избран Пре­зи­ден­том КазССР.

1 декаб­ря 1991 года на все­на­род­ных выбо­рах на без­аль­тер­на­тив­ной осно­ве был избран Пре­зи­ден­том КазССР.

Посколь­ку уход Куна­е­ва был пред­ре­шен уже при Юрии Андро­по­ве, до кото­ро­го у мос­ков­ско­го бос­са про­сто «руки не дошли», ибо он был занят раз­го­ном ближ­не­го кру­га Лео­ни­да Бреж­не­ва – В.Гришина, А.Кириленко, А.Пельше и др., Назар­ба­ев искал высо­ких покро­ви­те­лей в Москве и нашел их в лице Н.Тихонова, М.Горбачева и др.

Борь­ба за пар­тий­ное руко­вод­ство Казах­ста­ном меж­ду моло­ды­ми выдви­жен­ца­ми Куна­е­ва рез­ко обост­ри­лась и, в кон­це кон­цов, при­ве­ла к пато­вой ситу­а­ции, когда мос­ков­ские бон­зы вста­ли перед дилем­мой выбо­ра меж­ду несколь­ки­ми аль­тер­на­тив­ны­ми фигу­ра­ми – Назар­ба­е­вым, З.Камалиденовым, Е.Ауельбековым и др. Выбор был сде­лан в поль­зу вре­мен­ной фигу­ры чужа­ка Ген­на­дия Кол­би­на, для кото­ро­го Казах­стан пред­став­лял­ся лишь сту­пень­кой в карьере.

Со вре­ме­нем Назар­ба­ев смог дока­зать Москве, что у него нет аль­тер­на­ти­вы в Казах­стане, про­де­мон­стри­ро­вав каче­ства вели­ко­леп­но­го дипло­ма­та и поли­ти­ка, полез­но­го и лояль­но­го парт­не­ра. К тому вре­ме­ни, когда Кол­би­на бро­си­ли на оче­ред­ную «бар­ри­ка­ду» – в каче­стве про­ти­во­ве­са Бори­су Ель­ци­ну на пост гла­вы Коми­те­та народ­но­го кон­тро­ля, в Казах­стане уже не было реаль­ной аль­тер­на­ти­вы Назар­ба­е­ву. Все его кон­ку­рен­ты выгля­де­ли несо­сто­я­тель­ны­ми и недо­ста­точ­но актив­ны­ми на фоне энер­гич­но­го, ком­пе­тент­но­го и дело­во­го руко­во­ди­те­ля Сове­та мини­стров, при­об­рет­ше­го боль­шой опыт рабо­ты на рес­пуб­ли­кан­ском уровне.

В 1989 году Назар­ба­ев нако­нец-то воз­гла­вил Цен­траль­ный Коми­тет Ком­пар­тии Казахстана.

Прак­ти­че­ски с пер­вых дней он начал «шер­стить» кад­ры пар­тий­но­го аппа­ра­та рес­пуб­ли­ки, ста­вить сво­их людей на все важ­ней­шие пози­ции и отправ­лять сво­их оппо­нен­тов в поли­ти­че­ское небы­тие. В сво­ей кад­ро­вой поли­ти­ке он все­гда делал став­ку преж­де все­го на сво­их сто­рон­ни­ков. Но здесь ему не все­гда вез­ло. Мно­го­крат­но став­лен­ни­ки Назар­ба­е­ва обма­ны­ва­ли, пре­да­ва­ли или разо­ча­ро­вы­ва­ли его сво­ей бес­по­лез­но­стью и некомпетентностью.

Прой­дя через чере­ду обма­нов и жесто­чай­ших разо­ча­ро­ва­ний, Назар­ба­ев пере­стал кому-либо дове­рять и стал посто­ян­но «ждать уда­ра в спи­ну». Имен­но поэто­му он часто зло­упо­треб­ля­ет одни­ми и теми же кад­ро­вы­ми пере­ста­нов­ка­ми, гоняя по кру­гу сво­их выдви­жен­цев и пере­са­жи­вая их бес­ко­неч­но из одно­го крес­ла в другое.

Выбор у него не велик. Дове­рить стра­ну и госу­дар­ство незна­ко­мым ему людям он не хочет. Имен­но поэто­му ближ­ний круг Назар­ба­е­ва функ­ци­о­ни­ру­ет как ари­сто­кра­ти­че­ская систе­ма – все друг дру­га хоро­шо зна­ют, дру­жат дома­ми или состо­ят в род­стве и сва­тов­стве, име­ют общие инте­ре­сы и ком­мер­че­ские струк­ту­ры, их дети и вну­ки учи­лись или учат­ся в одних и тех же шко­лах и уни­вер­си­те­тах, хоро­шо друг дру­га зна­ют их род­ствен­ни­ки. Все зна­ют о поро­ках и недо­стат­ках друг дру­га и обла­да­ют соот­вет­ству­ю­щей инфор­ма­ци­ей. Как пра­ви­ло, боль­шая часть назна­че­ний выс­ше­го уров­ня вла­сти рекру­ти­ру­ет­ся людь­ми из это­го само­го ближ­не­го кру­га окру­же­ния президента.

Сле­ду­ю­щий уро­вень адми­ни­стра­тив­ных лиц – это, как пра­ви­ло, неле­ги­тим­ные в поли­ти­че­ском отно­ше­нии пер­со­ны. Неле­ги­тим­ные в том смыс­ле, что они либо не каза­хи (Маси­мов – уйгур, Школь­ник – рус­ский), либо не того пола (Кор­жо­ва, Айти­мо­ва, Кара­гу­со­ва, Бали­е­ва), либо про­сто испол­ни­те­ли, либо на них есть ком­про­мат, посколь­ку они заме­ша­ны в каких-то кор­руп­ци­он­ных дей­стви­ях или пре­ступ­ных афе­рах, либо они не из того рода – пле­ме­ни, либо у них нет соот­вет­ству­ю­щих качеств (напри­мер, хариз­мы) для само­до­ста­точ­но­го и неза­ви­си­мо­го уча­стия в поли­ти­че­ском про­цес­се, либо они про­сто слиш­ком моло­до­го воз­рас­та, либо они чужа­ки, от кото­рых все­гда лег­ко мож­но изба­вить­ся, и т.п.

Самый даль­ний круг вла­сти – это про­сто наем­ные леги­о­не­ры, кото­рых близ­ко не под­пус­ка­ют к верх­ним эше­ло­нам вла­сти, исполь­зу­ют для вся­ких гряз­ных дел. Они не само­сто­я­тель­ны, зави­си­мы, но самое глав­ное они нуж­ны и полез­ны. Сре­ди них есть тех­но­кра­ты, без кото­рых не может функ­ци­о­ни­ро­вать ни одна систе­ма, сре­ди них есть про­сто рабо­тя­ги, кото­рые тащат лям­ку, сре­ди них есть функ­ци­о­не­ры, мене­дже­ры-управ­лен­цы, «орго­ви­ки», прак­ти­ки, кото­рые «день и ночь пашут». Ими лег­ко, как пеш­ка­ми, жерт­ву­ют, посколь­ку леги­о­не­ров все­гда пере­из­бы­ток. Они все­гда поли­ти­че­ски лояль­ны и дисциплинированы.

Гово­рить о борь­бе за власть, раз­го­рев­шей­ся в 1984–1986 годах, слож­но – до сих пор неяс­ны мно­гие собы­тия, их при­чи­ны и след­ствия. Дале­ко не все герои того вре­ме­ни вели себя достой­но, защи­щая свое и захва­ты­вая чужое место под солн­цем. Дума­ет­ся, что когда архи­вы – госу­дар­ствен­ные и част­ные – откро­ют­ся (не сего­дня и не зав­тра, но откро­ют­ся), тогда мож­но будет узнать прав­ду или часть правды.

Про­дол­же­ние следует.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

архивные статьи по теме

Удали мои печали

Editor

Очередная ложь Назарбаева. Преследования нефтяников продолжаются

В Атырау пройдет разрешенный митинг в поддержку Арона Атабека