17 C
Астана
18 июня, 2021
Image default

«Ни закон, ни органы не могут защитить, если президент не нравится людям». «Эффект» Жапарова и Центральная Азия

Сто­рон­ни­ки Сады­ра Жапа­ро­ва на митин­ге перед выбо­ра­ми. Биш­кек, Кыр­гыз­стан, 8 янва­ря 2021 года.

Досроч­ные пре­зи­дент­ские выбо­ры в Кыр­гыз­стане и рефе­рен­дум о смене фор­мы прав­ле­ния ста­ли пер­вы­ми шага­ми к леги­ти­ми­за­ции вла­сти Сады­ра Жапа­ро­ва. Что зна­чит для этой стра­ны и ее сосе­дей воз­вра­ще­ние к силь­ной пре­зи­дент­ской вла­сти 10 лет спу­стя после ее отмены?

Пре­зи­дент­ские выбо­ры в Кыр­гыз­стане 10 янва­ря и рефе­рен­дум о пере­хо­де от пар­ла­мент­ской к пре­зи­дент­ской фор­ме прав­ле­ния, похо­же, при­нес­ли Сады­ру Жапа­ро­ву двой­ную побе­ду. Из 17 кан­ди­да­тов Садыр Жапа­ров, изна­чаль­но счи­тав­ший­ся фаво­ри­том, полу­чил более 79 про­цен­тов голо­сов, при этом более 80 про­цен­тов изби­ра­те­лей под­дер­жа­ли отме­ну пар­ла­мент­ской фор­мы госу­прав­ле­ния. Это изме­не­ние пред­ло­жил Жапа­ров, заявив, что пар­ла­мен­та­ризм в стране «дис­кре­ди­ти­ро­ван».

52-лет­ний Жапа­ров — самый моло­дой пре­зи­дент в Цен­траль­ной Азии, где у вла­сти на про­тя­же­нии мно­гих лет пре­бы­ва­ют авто­ри­тар­ные руко­во­ди­те­ли. Но в реги­оне есть лиде­ры, заняв­шие пре­зи­дент­ские посты в еще более моло­дом воз­расте. Напри­мер, Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов, кото­рый стал пре­зи­ден­том Турк­ме­ни­ста­на в 49 лет.

Сто­рон­ник Сады­ра Жапа­ро­ва на митин­ге на пло­ща­ди Ала-Тоо. Биш­кек, 11 янва­ря 2021 года.

БРЕМЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Сто­ит отме­тить, что явка на этих выбо­рах в Кыр­гыз­стане была низ­кой. 10 янва­ря про­го­ло­со­ва­ло око­ло 40 про­цен­тов избирателей.

На пре­зи­дент­ских выбо­рах 2017 года этот пока­за­тель состав­лял 56 про­цен­тов. В пар­ла­мент­ских выбо­рах 2010 и 2015 годов участ­во­ва­ло око­ло 55 про­цен­тов изби­ра­те­лей. На пре­зи­дент­ских выбо­рах 2011 года про­яви­ли актив­ность 61 про­цент изби­ра­те­лей. На пре­зи­дент­ских выбо­рах 2009 года про­го­ло­со­ва­ло более 79 про­цен­тов избирателей.

Мис­сия по наблю­де­нию за выбо­ра­ми Орга­ни­за­ции по без­опас­но­сти и сотруд­ни­че­ству в Евро­пе (ОБСЕ) обра­ти­ла вни­ма­ние на низ­кую актив­ность изби­ра­те­лей и рас­кри­ти­ко­ва­ла выбо­ры за отсут­ствие рав­ных усло­вий для кан­ди­да­тов. Соглас­но отче­ту орга­ни­за­ции, была нару­ше­на про­це­ду­ра выбо­ров и име­ло место исполь­зо­ва­ние адми­ни­стра­тив­но­го ресурса.

В этих усло­ви­ях Садыр Жапа­ров был не толь­ко избран пре­зи­ден­том, но и добил­ся воз­мож­но­сти в буду­щем рас­ши­рить свои пол­но­мо­чия. Соот­вет­ствен­но, на него ложит­ся и боль­шая ответ­ствен­ность. По сло­вам кыр­гыз­ско­го поли­ти­ка Рав­ша­на Жээн­бе­ко­ва, участ­во­вав­ше­го в выбо­рах в каче­стве кан­ди­да­та, Жапа­ров взял на себя всю тяжесть уси­лий по сохра­не­нию ста­биль­но­сти в стране и реше­нию соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских проблем.

Садыр Жапа­ров: из тюрь­мы в пре­зи­дент­ское кресло?

ВОПРОСЫ, КОТОРЫХ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОТВЕТОВ

Пред­ло­же­ние о вне­се­нии изме­не­ний в Кон­сти­ту­цию, выне­сен­ное на повест­ку Жапа­ро­вым, с само­го нача­ла вызы­ва­ет спо­ры. Про­те­сту­ю­щие про­тив резуль­та­тов пар­ла­мент­ских выбо­ров 4 октяб­ря не затра­ги­ва­ли вопрос об изме­не­нии Основ­но­го зако­на. Одна­ко с при­хо­дом к вла­сти Сады­ра Жапа­ро­ва в каче­стве пре­мьер-мини­стра и испол­ня­ю­ще­го обя­зан­но­сти пре­зи­ден­та вопрос о при­ня­тии новой Кон­сти­ту­ции быст­ро вышел на пер­вый план.

Соглас­но дей­ству­ю­щей Кон­сти­ту­ции Кыр­гыз­ста­на, вре­мен­но испол­ня­ю­щий обя­зан­но­сти пре­зи­ден­та не может бал­ло­ти­ро­вать­ся в пре­зи­ден­ты. Одна­ко уже через месяц Жапа­ров пере­дал пост спи­ке­ру пар­ла­мен­та и полу­чил воз­мож­ность участ­во­вать в выборах.

Дей­ству­ю­щее зако­но­да­тель­ство не поз­во­ля­ет вре­мен­но испол­ня­ю­ще­му обя­зан­но­сти пре­зи­ден­та или пар­ла­мен­ту с истек­шим сро­ком пол­но­мо­чий пред­ла­гать кон­сти­ту­ци­он­ную рефор­му. Поэто­му про­ис­хо­див­шее в Кыр­гыз­стане в послед­ние меся­цы юри­сты, поли­то­ло­ги и поли­ти­ки под­верг­ли рез­кой кри­ти­ке. Одна­ко резуль­та­ты рефе­рен­ду­ма и побе­да Жапа­ро­ва, по-види­мо­му, про­ло­жи­ли пря­мой путь к кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­ме. Тем не менее Ада­хан Маду­ма­ров, при­шед­ший вто­рым в пре­зи­дент­ской гон­ке, заявил, что не при­зна­ёт результатов.

После выбо­ров Жапа­ров заявил, что Основ­ной закон будет дей­ство­вать до при­ня­тия новой Кон­сти­ту­ции, кото­рая, в част­но­сти, будет преду­смат­ри­вать, что избран­ный пре­зи­дент про­дол­жит испол­нять обя­зан­но­сти. Ины­ми сло­ва­ми, пре­зи­дент­ский срок Жапа­ро­ва, избран­но­го на шесть лет в соот­вет­ствии с дей­ству­ю­щим Основ­ным зако­ном, может быть изме­нен. Новый про­ект Кон­сти­ту­ции преду­смат­ри­ва­ет воз­мож­ность изби­рать­ся на два пре­зи­дент­ских сро­ка по пять лет.

Пожи­лая жен­щи­на голо­су­ет. Село Кой-Таш под Биш­ке­ком, 10 янва­ря 2021 года.

Еще один рефе­рен­дум, теперь уже по про­ек­ту новой Кон­сти­ту­ции, дол­жен состо­ять­ся к июню, после чего — прой­ти пар­ла­мент­ские выбо­ры. Но опыт­ные поли­ти­ки, такие как Феликс Кулов, счи­та­ют, что после при­ня­тия новой Кон­сти­ту­ции сле­ду­ет про­ве­сти еще одни пре­зи­дент­ские выбо­ры в соот­вет­ствии с новы­ми требованиями.

Дру­гое про­ти­во­ре­чие свя­за­но с тем, что после того, как Жапа­ров, при­го­во­рен­ный к 11 годам и 6 меся­цам лише­ния сво­бо­ды в 2017 году за похи­ще­ние чело­ве­ка, при­шел к вла­сти, Вер­хов­ный суд сра­зу напра­вил его дело на пере­смотр. Поз­же выяс­ни­лось, что уго­лов­ное дело пре­кра­ще­но коми­те­том гос­бе­зо­пас­но­сти «за отсут­стви­ем в дей­стви­ях Сады­ра Жапа­ро­ва соста­ва преступления».

Вла­сти сосед­них стран, по всей види­мо­сти, вос­при­ня­ли выбо­ры и рефе­рен­дум в Кыр­гыз­стане как «реше­ние» для поли­ти­че­ско­го оправ­да­ния Жапа­ро­ва. Как толь­ко были объ­яв­ле­ны пред­ва­ри­тель­ные резуль­та­ты, пре­зи­ден­ты Казах­ста­на и Узбе­ки­ста­на — Касым-Жомарт Тока­ев и Шав­кат Мир­зи­я­ев соот­вет­ствен­но — поздра­ви­ли Жапа­ро­ва по теле­фо­ну. Затем его поздра­вил пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин. Тогда же ста­ло извест­но, что Жапа­ров свой пер­вый офи­ци­аль­ный визит в каче­стве пре­зи­ден­та совер­шит в Казахстан.

Садыр Жапа­ров на митин­ге, орга­ни­зо­ван­ном в рам­ках пред­вы­бор­ной кам­па­нии. Биш­кек, 8 янва­ря 2021 года.

ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ

С избра­ни­ем Жапа­ро­ва неко­то­рые в обще­стве зада­ют­ся вопро­са­ми: как повли­я­ет воз­вра­ще­ние Кыр­гыз­ста­на к пре­зи­дент­ской фор­ме прав­ле­ния на его сосе­дей и не под их ли «вли­я­ни­ем» стра­на идет на такие рефор­мы? По сло­вам неко­то­рых экс­пер­тов, в кыр­гыз­ском обще­стве зна­чи­тель­ное чис­ло людей счи­та­ет, что в сосед­них авто­ри­тар­ных стра­нах с силь­ной пре­зи­дент­ской вла­стью суще­ству­ют «поли­ти­че­ская ста­биль­ность» и «согла­сие».

Неза­ви­си­мый кыр­гыз­стан­ский поли­ти­че­ский экс­перт Анар Муса­ба­е­ва гово­рит, что ситу­а­ция в Кыр­гыз­стане не ока­жет пря­мо­го вли­я­ния на Цен­траль­ную Азию, посколь­ку рез­кие поли­ти­че­ские изме­не­ния в этой стране боль­ше не несут «эффек­та неожиданности».

— Разу­ме­ет­ся, наши сосе­ди, осо­бен­но офи­ци­аль­ные вла­сти, все­гда насто­ро­жен­но отно­сят­ся к поли­ти­че­ской тур­бу­лент­но­сти в Кыр­гыз­ской Рес­пуб­ли­ке. Но если срав­ни­вать с поли­ти­че­ски­ми кри­зи­са­ми в Кыр­гыз­стане в 2005 и 2010 годах, прак­ти­че­ски исчез эффект неожи­дан­но­сти кыр­гыз­ских «рево­лю­ций». Хотя поли­ти­че­ский дис­курс о собы­ти­ях в Кыр­гыз­стане в сосед­них стра­нах всё еще оста­ет­ся про­ти­во­ре­чи­вым, так назы­ва­е­мо­го эффек­та «доми­но» (или соци­аль­но­го взры­ва) уже не так стра­шат­ся. Тем не менее Кыр­гыз­стан со сво­и­ми «рево­лю­ци­я­ми» про­дол­жа­ет исполь­зо­вать­ся как пло­хой при­мер неста­биль­но­сти, сла­бо­сти госу­дар­ствен­ных инсти­ту­тов и так далее, — гово­рит Анар Муса­ба­е­ва Азаттыку.

«Что каса­ет­ся офи­ци­аль­ной рито­ри­ки наших сосе­дей, я бы отме­ти­ла, что оцен­ки поли­ти­че­ско­го кри­зи­са в Кыр­гыз­стане ста­ли харак­те­ри­зо­вать­ся боль­шей выдер­жан­но­стью, чем в преды­ду­щие годы», — счи­та­ет эксперт.

По сло­вам Анар Муса­ба­е­вой, стра­ны Цен­траль­ной Азии заин­те­ре­со­ва­ны в уста­нов­ле­нии леги­тим­ной вла­сти в Кыр­гыз­стане. При этом пер­спек­ти­вы демо­кра­тии в реги­оне она назы­ва­ет «очень мрачными».

— Каж­дая из стран Цен­траль­ной Азии идет сво­им путем, в зави­си­мо­сти от мно­гих фак­то­ров, в том чис­ле и исто­ри­че­ских. В послед­ние годы гло­баль­ные трен­ды в отно­ше­нии демо­кра­ти­че­ско­го раз­ви­тия были доволь­но про­ти­во­ре­чи­вы­ми. Эти про­цес­сы тоже ока­зы­ва­ют свое вли­я­ние на раз­ви­тие наше­го реги­о­на. В любом слу­чае, в Кыр­гыз­стане в бли­жай­шее вре­мя поли­ти­че­ская ситу­а­ция оста­нет­ся дина­мич­ной, учи­ты­вая, что на повест­ке выбо­ры в пар­ла­мент и кон­сти­ту­ци­он­ная рефор­ма, — гово­рит Мусабаева.

ВЗГЛЯД ИЗ КАЗАХСТАНА

По сло­вам казах­стан­ско­го поли­то­ло­га Дума­на Кабды­га­ли­е­ва, воз­вра­ще­ние Кыр­гыз­ста­на к пре­зи­дент­ской фор­ме прав­ле­ния, про­су­ще­ство­вав­шей до 2010 года, укре­пи­ло уве­рен­ность дру­гих лиде­ров Цен­траль­ной Азии в том, что «пре­зи­дент­ская авто­кра­тия — един­ствен­ный пра­виль­ный путь». Тем не менее, счи­та­ет он, фор­ма пре­зи­дент­ско­го прав­ле­ния в Кыр­гыз­стане не озна­ча­ет уси­ле­ния пре­зи­дент­ской вла­сти до уров­ня, суще­ству­ю­ще­го в дру­гих стра­нах Цен­траль­ной Азии.

Мужи­на, про­те­сту­ю­щий про­тив изме­не­ний в Кон­сти­ту­ции Кыргызстана.

— Пото­му что мы зна­ем мен­та­ли­тет кыр­гыз­стан­цев. Если [лидер] не нра­вит­ся, люди про­те­сту­ют, и про­ис­хо­дит сме­на вла­сти. Пер­вый и вто­рой пре­зи­ден­ты Кыр­гыз­ста­на — Аскар Ака­ев и Кур­ман­бек Баки­ев — были сверг­ну­ты в резуль­та­те таких про­те­стов. То есть ни закон, ни пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны не могут защи­тить пре­зи­ден­та, если он не нра­вит­ся людям. В этом смыс­ле народ Кыр­гыз­ста­на отли­ча­ет­ся сво­ей актив­но­стью в Цен­траль­ной Азии. Пере­ход к пре­зи­дент­ской [фор­ме прав­ле­ния] не гаран­ти­ру­ет, что народ не отстра­нит пре­зи­ден­та от вла­сти, — гово­рит Думан Кабды­га­ли­ев Азаттыку.

ВЗГЛЯД ИЗ УЗБЕКИСТАНА

Узбек­ский поли­то­лог Камо­лид­дин Раб­би­мов, про­жи­ва­ю­щий за гра­ни­цей, гово­рит, что узбек­ское обще­ство сме­ну вла­сти в Кыр­гыз­стане осе­нью вос­при­ня­ло не как демо­кра­тию, а как про­яв­ле­ние неста­биль­но­сти. При­шед­ший к вла­сти Садыр Жапа­ров ока­зал­ся попу­ли­стом, счи­та­ет политолог.

— Он хочет решить все соци­аль­ные про­бле­мы Кыр­гыз­ста­на за два-три года. Это вооб­ще невоз­мож­но. Жапа­ров дает невы­пол­ни­мые обе­ща­ния. Демо­кра­тия явля­ет­ся демо­кра­ти­ей толь­ко тогда, когда на посто­ян­ной осно­ве функ­ци­о­ни­ру­ют госу­дар­ствен­ные инсти­ту­ты. Меж­ду тем Кыр­гыз­стан пока­зы­ва­ет, что этих инсти­ту­тов нет или они вооб­ще не рабо­та­ют. Я рас­смат­ри­ваю это как еще один новый поли­ти­че­ский экс­пе­ри­мент в Кыр­гыз­стане, — гово­рит Камо­лид­дин Раб­би­мов Азаттыку.

По его сло­вам, в Цен­траль­ной Азии доста­точ­но нако­пив­ших­ся соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­блем, кото­рые необ­хо­ди­мо решать. Одна­ко в Кыр­гыз­стане ситу­а­ция отли­ча­ет­ся еще и нестабильностью.

— Для реше­ния соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­блем в Кыр­гыз­стане нуж­ны ско­рее спло­чен­ные эли­ты и госу­дар­ствен­ные инсти­ту­ты, спо­соб­ные про­во­дить рефор­мы, а не авто­ри­тар­ный чело­век, при­нуж­да­ю­щий к неко­му обще­ствен­но­му поряд­ку, — гово­рит экс­перт Камо­лид­дин Раббимов.

ВЗГЛЯД ИЗ РОССИИ

Рос­сий­ский экс­перт по Цен­траль­ной Азии Андрей Казан­цев гово­рит, что в Кыр­гыз­стане не полу­чит­ся «всё пере­вер­нуть» путем изме­не­ния Кон­сти­ту­ции, посколь­ку в стране раз­лич­ные груп­пы, будь то поли­ти­че­ская эли­та или народ, «при­вык­ли к само­сто­я­тель­но­сти». «При каж­дой ситу­а­ции народ выхо­дит, про­те­сту­ет; если меша­ют это­му, он берет кам­ни в руки… Сей­час очень силь­ный кри­зис, и нужен кри­зис-мене­джер. Жапа­ров вос­при­ни­ма­ет­ся как лидер попу­лист­ско­го харак­те­ра, понят­ный наро­ду, про­стой, кото­рый может поре­шать какие-то вопро­сы на местах. Но в усло­ви­ях отсут­ствия ресур­сов моно­по­ли­за­ция вла­сти — это нача­ло новых бес­по­ряд­ков. Жапа­ров будет про­сить помо­щи у Рос­сии и Китая. Воз­мож­но, и у меж­ду­на­род­ных инсти­ту­тов. Но они будут выстав­лять свои тре­бо­ва­ния, свя­зан­ные с демо­кра­ти­за­ци­ей, пар­ла­мен­та­риз­мом, что ему слож­но будет выпол­нить», — ска­зал Казан­цев в интер­вью Кыр­гыз­ской редак­ции Азаттыка.

Когда состо­ит­ся ина­у­гу­ра­ция Сады­ра Жапа­ро­ва, неиз­вест­но. Гла­ва изби­ра­тель­ной комис­сии Кыр­гыз­ста­на Нур­жан Шайл­дабе­ко­ва сооб­щи­ла, что цере­мо­ния прой­дет через месяц после объ­яв­ле­ния офи­ци­аль­ных резуль­та­тов. Ито­ги пла­ни­ру­ют огла­сить после рас­смот­ре­ния жалоб и воз­мож­ных судеб­ных процессов.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

«Столько «не жгло», к чему теперь спешка?»

ЕС мог предотвратить конфликт на Донбассе

Евгений Жовтис: «Ну очень творческий подход овбинения!»